Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Знамение времени

​Приговором суда назначено…

Священник и редактор газеты «Православный Симбирск» Константин Пашин осужден за «незаконное распространение порнографических материалов».

Священник и редактор газеты «Православный Симбирск» Константин Пашин осужден за «незаконное распространение порнографических материалов».

17 января Засвияжским районным судом Ульяновска был вынесен обвинительный приговор священнику и главному редактору газеты «Православный Симбирск» Константину Пашину. Его обвиняли по статьям «незаконное распространение порнографических материалов и предметов», «изготовление и оборот материалов или предметов с порнографическими изображениями несовершеннолетних» и «Развратные действия». Приговором суда назначено 6 лет лишения свободы.

Священник Константин Пашин.

Теперь уже безполезно спорить: было или не было, ведь суд есть суд. До Божьего суда, возможно, еще не так близко, а земной суд свой окончательный вердикт уже произнес. И мы должны по крайней мере принять к сведению решение фемиды. Тем более что следствие шло почти полтора года, и совсем уже на пустом месте все это не могло появиться. К тому же обвиняемый частично признал свою вину. В отличие, скажем, от другого, этими же днями вот так же обвиненного в похожих преступлениях питерского священника Глеба Грозовского. Тот своей вины так и не признал и получил 14 лет заключения.

Для меня случай в Ульяновске, вообще говоря, не такой нашумевший, как питерский, гораздо болезненнее и ближе. Произошло это в соседней с нами Ульяновской области, которая не так уж и давно (в 1970-х годах всего-то) входила в нашу тогда еще Куйбышевскую епархию. Но не только в географии дело. Я, хотя и шапочно, но лично знаю отца Константина Пашина, встречался с ним на фестивале Православных СМИ «Вера и слово». Личное впечатление о нем скорее положительное. Помню, как мы остановились с ним где-то на улице, в перерыве между мероприятиями форума. И он рассказывал о том, с каким умилением встречает в своем храме на каждой воскресной обедне большую семью первого редактора «Православного Симбирска» Сергея Вячеславовича Серюбина. Особенно его радовало как пастыря, что и дети бывшего редактора причащаются вместе с родителями каждое воскресенье.

Но главная причина моего интереса к этому делу еще и в том, что газета «Православный Симбирск» своим «генезисом» связана с газетой «Благовест». Можно сказать, это издание и создавалось-то хотя и совершенно автономно от нас, но в чем-то следуя примеру нашего более зрелого, старшего годами издания… Все это не дает мне права молчать о случившемся.

Вот что написал нам по горячим следам сразу после оглашения приговора суда, 17 января, давний друг «Благовеста» и первый редактор многострадальной газеты «Православный Симбирск» (сейчас давайте и это произнесем!) Сергей Серюбин. Ведь и он завершил свою деятельность на посту редактора «Православного Симбирска» более пятнадцати лет назад тоже находясь под следствием (конечно же, статья была совсем другая, его пытались обвинить в экстремизме. Но Сергея удалось тогда отмолить, и дело закрыли). А теперь вот новый и уже совсем шокирующий поворот…

Читаем мнение первого редактора «Православного Симбирска» Сергея Серюбина:

— С отцом Константином знаком с 1997 года. Тогда газета «Православный Симбирск» только родилась на свет, и Костя, тогда еще школьник старших классов, с огромным энтузиазмом приносил мне свои новые и новые материалы. Знаю его как очень хорошего человека, старательного, талантливого. Его мама с детства приучала его к Церкви, старший брат — прекрасный программист, выпускник МГУ, связал свою жизнь с монашеством. Сейчас он занимает важную должность в Московской Духовной Академии. И я был очень рад за Константина, когда он после окончания УлГТУ также принял сан Священства. Много раз я исповедовался у него и причащался Святых Таин из его рук. Слушал его проповеди в ульяновском храме Иоанна Предтечи. Это был самый настоящий труженик Церкви. И то, что огласили в суде — абсолютно не вяжется с его обликом. Есть суд людской — а есть Суд Божий. И эти два суда периодически не совпадают в оценках… Время всё расставит на свои места…

Время, да, расставит. Это уж конечно. А нам пока остается лишь гадать, как такое могло случиться. Пастырь Церкви, как утверждает следствие и как то признал суд, ночами скачивал по интернету порнографию с участием несовершеннолетних и рассылал ее малолетним девушкам. А потом шел в храм, читал замечательные проповеди, давал пастве духовные советы. А после храма шел в редакцию и готовил выпуски Православной газеты, писал статьи на нравственные темы… Как говорят молодые, полная жесть. По-другому-то как тут скажешь? В телефонном разговоре со мной, конечно же, никакой юридической силы не имеющем, Сергей Серюбин высказал свое предположение. И скорее не предположение даже, а свою робкую надежду на то, как могли развиваться события. Вот что он сказал:

— Хотя на заключительном этапе следствия и появилась статья «развратные действия», но началось дело с того, что в компьютере отца Константина нашли всякие порнографические непотребства. То есть преступление открылось в виртуальной сфере, где все так двусмысленно и неочевидно… С интернета и стала раскручиваться вся эта печальная история. Выскажу свою версию (не знаю уж, насколько она соответствует фактам, будем считать ее лишь моим предположением). Быть может, сын отца Константина (не дай Бог, конечно!) — а у него двое сыновей-подростков — по детскому неразумению кому-то там какие-то пакости отправлял по интернету. Залезал и на запрещенные сайты, копировал их. А отец Константин так был загружен делами, что и не успел проконтролировать интернет-активность своего сына. А когда уже завели дело, было поздно лезть с нравоучениями, и священнику Константину пришлось взять всю вину на себя, чтобы выгородить самых близких ему людей…

Не знаю, насколько это предположение оправданно. Но Сергей Серюбин гораздо более меня осведомлен о происходящем в Симбирске. И кое-что действительно ему виднее. И еще одно слово важное прозвучало в нашем телефонном разговоре: «У нас, на родине Ильича», — походя произнес Сергей Вячеславович.

Мне кажется, это замечание нам кое-что приоткрывает. Священника Глеба Грозовского осудили в Ленинградской области, которая до сих пор еще не скинула с себя имя «вождя пролетариата». Священника Константина Пашина осудили в Ульяновске, бывшем Симбирске, на родине Ульянова-Ленина, все еще не захороненного, возлежащего в мавзолее на самом сакральном месте нашей страны — на Красной площади столицы. Ульяновск тоже до сих пор еще не вернул своего исторического имени. И все это в год 100-летия революции (формально суд произнес свой вердикт в самом-самом начале года 2018-го, что, конечно же, не суть).

Эти суды и эти приговоры (будем считать, что они справедливые — мы просто не имеем права по-другому считать!) свидетельствуют о том, что духовная брань в нашей стране усиливается. Ставки в этой брани поднимаются выше и выше. Каждая наша слабость, каждая ошибка, каждое духовное падение отслеживаются соглядатаями очень и очень внимательными — темными духами преисподней. И раздуваются ими как только возможно... И пощады от них не жди! Отвечать придется по всей строгости духовной войны.

В этом раунде битвы пострадали, быть может, даже и не самые худшие. А в чем-то лишь оступившиеся. В чем-то заблудившиеся. Чуть-чуть расслабившиеся. Возмечтавшие о себе. И незаметно для них самих враг повлек их дальше и дальше вниз, уже за ту черту, когда отвечать приходится не только перед судом своей совести, но и перед судом нашего государства.

Задача-то стояла не только сломать судьбу двум этим пастырям нашей Церкви, а гораздо шире. Осмеять, опозорить Церковь и священство, осрамить всех верующих, бросить пятно на каждого из нас. Чтобы родители боялись отдавать своих детей на попечение пастырей. Чтобы при слове «священник», а то и «поп», на лицах у обывателей появлялась недобрая усмешечка… Отчасти это и удается. С помощью пропаганды и СМИ о духовном падении каждого конкретного священника узнает все общество. И тень ложится на всех сразу. Таков печальный закон восприятия. «Кому многое дано, с того многое и спросится».

А ведь священство, помимо всего прочего, еще и сословие. То есть это весьма большая группа людей, связанных общей бытовой культурой, этикой, обиходом, даже внешними какими-то вкусами и привычками. Целое сословие просто не может состоять из сплошь святых людей. Раз уж за столом во время Тайной вечери нашлось место и для Иуды, то как же не найтись людям падшим и случайным среди тысяч современных служителей алтаря? Они и находятся. О них и трубят все СМИ. Зато вот о пастырях добрых, которых подавляющее большинство, стараются умалчивать.

На недавнем епархиальном собрании у нас в Самаре я, пожалуй, был единственным из трех сотен участников собрания пришедшим на него в пиджаке (пиджачник, как таких вот, как я, спокон века называют в духовных школах). Я хорошо знаю духовное сословие, наблюдаю его, почитай, третий десяток уж лет. Но сам к нему все-таки не принадлежу и могу как-то судить о нем хоть немного отстраненно, объективно. И что я вижу? Это самое лучшее, самое живое и чистое большое сообщество людей в современной России. Значительная нравственная сила. Высокая культура и даже особенная какая-то красота внешняя отличает сегодня представителей духовного сословия. И только слепец может этого не замечать.

Позволю себе здесь высказать еще одну мысль-чувство. В последние годы на наших епархиальных собраниях проходит фотографирование священнослужителей. И вот что я себе в связи с этим представляю. Если бы, скажем, техническими средствами наложить один на другой сразу все эти фотографии — таких разных, таких похожих и таких не похожих друг на друга священников, от этого наложения в результате, наверное, получился бы… ЛИК ХРИСТА!

Уже сегодня священники русские светят всему обществу. А завтра их влияние на общество и государство станет и вовсе неотразимым. Это просто диалектика: количество непременно перейдет в качество, ведь вы этому же нас учили в советские годы? Так почему же вы, называющие себя материалистами, этого так боитесь?

Вот почему враг общий наш духовный и те, кто ему служат, так хотят бросить грязь, навести тень на плетень, измазать и опорочить именно людей в рясах. Давайте спокойно и сдержанно отнесемся к случившейся беде. Да, кто-то пал в борьбе, не выдержал духовной брани. Но на войне как на войне, и без жертв не бывает. Не время нам посыпать голову пеплом, надо сплотиться и дальше делать дело Христово. На место двух падших, оступившихся завтра придут десятки сильных, смелых, честных и, главное, чистых людей.

Ни священный сан, ни декларируемая вера, ни духовное образование, ни даже духовный опыт не всегда помогут в этой жестокой духовной брани. Не избавят от падений и порой даже от суда. Только живая, личная, сердечная связь со Христом поможет устоять и пройти через все сциллы и харибды тернистого нашего земного пути. Только следуя за Ним, не преткнемся…

Падение двух пастырей, призванных вести за собой людей, — печальный, но важный урок для всех нас. Давайте будем жить так, чтобы их скорбный пример не был для нас напрасным.

Антон Жоголев.

454
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
-1
6
10 комментариев

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru