Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Публикации

Взгляд

Как живете-можете, женщины-голубки?

Записки нашей читательницы из Тамбова Елены Юдаковой.

Записки нашей читательницы из Тамбова Елены Юдаковой.

См. также...

Об авторе. Елена Александровна Юдакова живет в Тамбове, окончила Государственный педагогический институт (теперь Тамбовский университет имени Г.Р. Державина) по специальности немецкий и английский языки, работала в лингво-математическом лицее № 29 г. Тамбова. Работает с детьми с ограниченными возможностями здоровья. Прихожанка храма святых первоверховных Апостолов Петра и Павла в Тамбове, преподаватель воскресной школы. Замужем, мама четверых детей, старшая дочь уже замужем.

В Новый год. Дети спрашивают, когда наступит Новый год. Понимаю, что речь идет о том, когда закончится учеба и начнутся долгожданные каникулы, все же спрашиваю — а вы как думаете? Церковный год уже наступил 14 сентября, а раньше Новый год отмечался и 1 марта, и 1 сентября. По указу Петра Первого празднования перенесли на 1 января, скорее приучали народ к празднованию. Начнется новый отсчет, начнется новый год гражданский, а 14 января вспомним гражданский Новый год по старому стилю, а Рождество у нас наступит 7 января, а на Западе Рождество отпразднуют раньше, уже 25 декабря, и только потом будут они вместе с нами встречать Новый год! Глаза у детей огромные, в голове — каша. Смеемся. Мне так хочется уберечь их от очевидных ошибок! Всякий раз, когда я возлагала на Новый год надежды, старалась как-то необычно и отлично его встретить (ведь «как встретишь…»), все заканчивалось таким крахом, забыть трудно.

Елку нарядим, угощенье, конечно, поздравим родных, подарки будут, послушаем Президента обязательно, вот и встретим. Утром 1 января вставать рано, память мч. Вонифатия (в каждой семье есть о ком помолиться ему), преподобного Илии Муромца (были у него в селе Карачарово, в источнике купались, сил и крепости просили). Дел еще много, скоро родится Младенец Христос! Его ждем! Вот это будет праздник, вся природа ликует и радуется!

Идея. Хороший способ приучить детей самостоятельно убирать за собой вещи. Говорю — «Мне что ли убрать за вами? А то я уберу, мне не трудно». И это работает, а то просишь, просишь, сердишься.

Не мелочи. Не доели корочки, в тарелках еда осталась, разве не в силах доесть? Знаю, что в некоторых странах даже неприлично оставлять тарелку пустой, считается, что хозяин не накормил досыта, но к нам-то это отношения не имеет. С этого и может начаться воспитание дурного тона. Привычки питания закрепляются очень прочно, упражняемся в них часто. В воскресные дни и праздники рано не кушали, пока не отойдет обедня, так бабушка учила.

Дальше больше: стираем в праздник — не я ведь стираю, машинка, телевизор включен, да я и не смотрю, просто фон идет, в работе помогает, разве это грех? А после вечерних молитв так и хочется что-то сжевать или попить, а ведь до молитв и сил не было. И каждый раз вопрос — а у вас пост? Разве сосиски есть нельзя, какое же в них мясо? А праздники в пятницу?

Что же это, как не лукавство?

Надо научиться отпускать детей, отпускать от себя, не бояться. Доверять Богу и людям, позволить посещать детский садик, школу, да не одну, в одной скучно будет (такой выбор: музыкальная, художественная, спортивная, воскресная и др). Если только в одной занят будет, в конце концов и с ней не справится. Да и кто знает, что в жизни пригодится? Только бы о золотой середине помнить и главное обозначить. Отпускать взрослых детей еще труднее, но ведь не только наши они, понимаете?

Учиться особенно за них молиться, подружиться с их святыми, одним нам не справиться. Раздумываю, купить ли книгу «Каноны ко Пресвятей Богородице пред Ея чудотворными иконами». Домашняя библиотека есть, акафисты, молитвы. Да ведь это прошения к Матери Божией! Купила, разве нечего мне у Матери Божией просить?

Научимся обязательно, особенно если практика есть, у меня, например, с первого раза вообще ничего не получается.

Как хорошо ездить за рулем в платочке, не раз убеждалась, для многих водителей, да и пешеходов уже все ясно, стиль езды довольно предсказуем, да и не заметно, что блондинка.

Покупаю часто для друзей и знакомых к зимним праздникам православные календари-книги, выбирала раньше долго, выбор огромный, с каким чтением выбрать, кому лечение, кому рецепты, кому для детей. Для себя случайно в прошлом году купила календарь-Тропарион «Дивен Бог во святых Своих», да как рада! Теперь ежедневно читаю тропари святым, призываю на помощь, запоминаю потихоньку. Теперь и для подарков такие куплю.

Спектакль. Оказывается, то, что происходило с нами в детстве, всё имеет значение, во всем смысл. Есть и свои утешения и скорби. А запоминается на всю жизнь на первый взгляд совсем неважное, но это только на первый…

Играла я в школьном музыкальном спектакле «Кошкин дом» кошку, получилось, роли я запомнила все. В летнем лагере уже пробовали повторить, никто не хотел быть козой, играла я. В жизни прямо как в спектакле потом получилось, только дом сгорел в переносном смысле. Жить пришлось сначала, по-другому. Сама виновата — и кошкой была, и козой.

Теперь бы послушной овечкой быть и эту роль выучить. Сейчас слышать приходится: «За что мне это все?» — это о трудной жизни. Что ж, высказывание нравится, верное предложение, только интонация должна быть другая, благодарная.

Услышала в Москве слова прохожего: «Рад стараться», — давно забытые слова, я же их знала! Спрашиваю себя: когда стараюсь, радуюсь ли? Так вот эти слова меня нашли, прямо из сердца России. Запомнила их, теперь часто вспоминаю.

Как слышится, так и пишется? Дети часто спрашивают, почему пишется не так, как слышится? Что тут скажешь? Чтобы каждый раз думать, мозг тренировать, тело-то мы тренируем, мозг тоже надо. И правила запоминать, и читать, и тренироваться, и слова подбирать. Иначе как образованного человека от необразованного отличить? А так внимательный человек сразу отличит. Да и слышим мы все по-разному.

Мой! Почему-то стало нормой обсуждать мужей. Помню, как в деревне мужей называли, да и сейчас называют — мой. «А мой-то… Мово-то не видели?» Если мой, разве я плохое что о нем сказать смогу? Ничего особенного и не говорилось, и о детях тоже. Понимаете, они ведь как-то о наших пересудах узнают, и здоровье у них от этого портится, и настроение.

Гармония. «Мама, умер твой любимый Михаил Задорнов», — это мне дочка по телефону сказала. «Знаю, — ответила я. — Мне уже папа вечером сказал».

«Любимый…», разве я об этом кому-то говорила? Слушала его, видела — болеет за людей, тревожится. Умел выбить из привычного круга, прямо все с ног на голову. Да он и заканчивал концерт, помните, когда моложе был? Уходил со сцены на руках. Вижу, что гармония есть между ним и тем, что делал, его дело, трудный хлеб. Фамилия у него самая подходящая, разве мог он иначе? Мне очень жаль, и хорошо, что почти сразу мне мои родненькие сообщили.

Заветный узелочек. Студентами были мы в Германии, все отлично так, восторг, а мы все-таки взъерошенные какие-то, обидчивые, даже и без повода совсем, чувствуем, на чужой земле — и вдруг в Дармштадте привезли нас в церковь, которую построил наш Царь Николай Второй для принцессы Аликс — своей будущей супруги Александры. Церковь небольшая, освящена во имя святой равноапостольной Марии Магдалины, в русском стиле с куполами-луковками, служат по-русски. По распоряжению Государя привезена была из России земля, на ней и стоит церковь. Необыкновенное спокойствие там, внутри мы недолго были (к моему великому стыду, ничего оттуда не привезла на память, тоже не задержалась). Ходили мы, бродили возле церковки, уходить не хотелось, думаю, у всех такое чувство было. Это не обсуждалось, да и слов бы не хватило. Не напрасно, видно, есть обычай у нас — с собой узелочек с землей родной иметь особенно на чужбине и как великую святыню хранить.

Церковь Марии Магдалины в Дармштадте, Германия.

Похожее чувство было и на русском кладбище, где захоронены после Великой Отечественной
войны солдаты русские. Земля тут не наша, но останки наши. Тихое святое место. «...бренные останки всех христиан именуются мощами, тем же словом, которым обозначаются тела усопших святых, потому что все христиане освящены Духом Святым, потому что в них обитает Дух Святой, потому что должны они быть храмами духа Святого…» Свт. Лука (Войно-Ясенецкий).

Золушки. — «Девчонки, принцессами быть хотите?» Странно, но хотят не все, ну да ладно, многие хотят, и даже очень.

— «А помните сказку о Золушке, как она стала принцессой, вот самый надежный путь».

И для нас есть вопрос.

— «Рабами Божьими быть хотите?» Наверное, тоже не все захотят, но надежда есть всегда. Если так и будем думать: «Когда же все это кончится!» — то как подготовимся, ведь работа может и непосильной оказаться, если привычки нет. А так что? Знай свое дело делай, упражняемся пока.

Доброе слово. Директор нашей воскресной школы, видя, что подослабли мы в рвении, энтузиазм пропал, — сказала нам однажды так проникновенно: «Девочки, ведь воскресная школа — это же благословение христианским семействам!» Ошарашили нас слова, у меня они вообще в памяти отпечатались. А главное, как будто не ее это слова, она так не говорит, совсем не ее стиль. Может, батюшка ей их сказал нас подбодрить, может, родились и так вот и появились эти слова. Давно не она у нас уже директор, сама отпросилась по состоянию здоровья, а слова те с нами. Правдивые слова, ведь, несмотря на очень сложные обстоятельства, живем, и неплохо. Одна молодая преподавательница у нас замуж вышла и с мужем и сыном в Питере теперь живет и о нас у питерских святынь молится, обещали нас навещать. Другая третьего ребеночка ждет, и мы все с ней ждем, переживаем. У кого мужья смирились с нашим делом, сами другими стали, терпеливыми, помогают. Меньше, правда, нас стало, всего трое, и всё на нас. Но и тут нам приходской священник помог, пригласил к нам новую семью в помощь. В этом году и благотворительница у нас появилась. К каждому воскресному дню пиццы нам с доставкой в школу присылает горячие. И вместе с прихожанами на подарки к Рождеству и Пасхе жертвует.

Ее мы редко очень видим, в другой храм ходит, а к нам такая милость. Просто никаких слов от радости нет. А сколько бы хороших песен мы с детьми нашими не спели!

Как свекор невестку экономии учил. Вышла бабушка моя замуж на девять человек детей, муж ее самым старшим сыном был, мама их к тому времени умерла. И стала моя бабушка Анна сразу и невесткой, и многодетной матерью. Жалко мне, говорит, сироток было, бывало, идешь за водой, а они сидят мал мала меньше… По семь хлебов больших через день замешивали, свекор учил и сам помогал. Варили ежедневно по большому чугунку картошки. Свекор накладывал чугунок доверху, потом пару картофелин откладывал. Им, говорит, сколько ни дай, все сметут, и ты так делай, к концу недели у тебя целый чугунок картошки наберется.

Я, признаться, такой экономии раньше не понимала, удивлялась, картошка же своя, зачем ее экономить, всем хватит — и людям, и скотине. Теперь понимаю так: привычка нужна была, ежедневное упражнение. А учиться и надо ведь прежде всего на том, что под рукой, не страшно и ошибиться. Упражнение хорошее, регулярное получается, и привыкаешь потихонечку. В ее-то семье только трое детей было, и она одна дочка. Бабуля моя хорошей ученицей была, разумно хозяйство вела, все необходимое было, и людям займет. Бабушки это вообще умеют.

Эх, о многом бы я ее сейчас расспросила, записала бы, например, как хлеб печь. Столько раз пробовала, не выходит пока.

Бабушки. Ни в одной стране не видела я таких — это не пожилые женщины, а самые настоящие бабушки в платочках, со сказками, умелыми, натруженными руками, добрыми глазами и необыкновенно добрым сердцем, нестандартной неспешной речью.

Вижу недавно, стоит одна моя знакомая бабушка, вернее, еле стоит у подъезда, за стенку держится. Болеет, живет на первом этаже, и спуститься для нее — подвиг.

— Вы чего здесь?

— Да вот, караулю, — говорит она шепотом. — Кошечек сейчас покормлю, в подвал их пустила, пусть покушают да погреются, я их потом выведу. А то ругаются у нас тут…

У меня одноклассница, теперь уже и родственница — крестная наша, — кошек и домой приглашает. Сколько их у нее, я даже не знаю. Частный дом, сад, огород, жить можно всем. Они с мужем любят их, а те прямо липнут: и сами находятся, и подкидывают. У нас однажды котенка взяли.

— Куда вам, — говорю, — у вас своих столько!

— Такого красивого нет.

Бароном назвали. Добрые люди они, простые, а в гости к себе не особенно любят приглашать. Понимают — это «нестандарт», осудят еще.

19 декабря, «Микола Зимний» — так в народе праздник Святителя и Чудотворца Николая называют. Сколько людей пришло в храм, почти у всех с этим святым что-то личное, пережитое связано. А у нас в этот день такая непогода была — всё словно в ледяном плену. Дорога — как стиральная доска (дети радуются — волнистая такая), машина — как в броне. Еду, на остановки поглядываю, нет ли знакомых. Бабулю незнакомую посадила. Попутчица Анна в дороге рассказала, что ее Николай Чудотворец от смерти спас, всю свою долгую жизнь об этом помнит, благодарит. А Святитель Николай разве в долгу останется, на платочки наши белые поглядел, умолил Господа — вся земля снегом белым укрылась, и снег всё идет, идет…

Дата: 4 января 2018
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
8
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru