Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Публикации

Чудеса Божии

​«Это вам, боец!..»

Маленькое чудо в Богучарах, связанное с именем недавно прославленного в лике святых Архиепископа Богучарского Серафима (Соболева).

Маленькое чудо в Богучарах.

Так уж вышло, что в многодетной семье Борис оказался первым отправившимся на срочную армейскую службу. Старшего сына почему-то не призвали сразу по окончании университета, а когда о нем наконец-то вспомнили в военкомате, оказалось, что в молодой семье вот-вот должен появиться второй ребенок (в те годы это было уважительной причиной для отсрочки), а там и возраст призывной вышел. Второй сын с детства мечтал об армии. И когда ему до окончания медицинского колледжа оставалось меньше полугода, заявил родителям о намерении бросить учебу и уйти в армию. Слава Богу, благословения отца не получил, внял доводам: через несколько месяцев он станет дипломированным медработником и принесет гораздо больше пользы армии в «горячих точках», да и в любом другом месте службы. Однако человек предполагает, а Бог располагает. Едва получив «красное» свидетельство об окончании медколледжа, Максим ринулся в военкомат. Но там, просмотрев его документы, заявили: «Не морочь нам голову. С твоим зрением ты не годен к строевой. Что смотришь, будто в первый раз слышишь? Астигматизм у тебя». А он и вправду считал себя совершенно здоровым: окулист на медкомиссии почему-то не сказал ему о диагнозе. Так и этот сын получил «белый билет». И вот подошла очередь третьего.

Архиепископ Богучарский Серафим (Соболев). Русской Православной Церковью причислен к лику святых в 2016 году. 

Борис тоже призывался после университета. И так же, как старший брат, успел жениться. Здоровье не ахти… Но и не настолько плохое, чтоб освободили от призыва. В военкомате пошли навстречу, подобрали место службы по специальности, полученной в вузе. Но…

Атеисты бы сказали: вмешался его величество случай. А Православные знают: ничего не происходит просто так, случайно. Главное — не забывать об этом, стараться и в радости, и в неприятности, и даже в горе видеть Божью волю, пусть и непонятную сейчас — когда-нибудь в будущем откроется. Нужно только верить Богу, как верим мы самым близким и родным людям.

Он сидел в военкомате и ждал, когда приедет «покупатель» — так в шутку называют представителей воинских частей, приезжающих за новобранцами. Он уже прошел все предварительные согласования и точно знал, что вместе с несколькими другими призывниками его отправят в элитную часть. Вот уже приехавший за ними лейтенант просматривает папки личных дел. И — одну отодвигает в сторону. «Вы что? — говорит он работнику военкомата. — Вы что, забыли? Женатых мы не берем».

И снова потекли дни томительного ожидания. И снова повестка: в военкомат с вещами. Куда теперь? Вторые сутки на исходе. Терпеливо ждут родители на небольшом «пятачке» у входа. Выводят и увозят одну группу, вторую, третью… Летнее солнце вот-вот коснется горизонта. Ворота военкомата распахиваются; последние на сегодня новобранцы — Борис впереди всех — бросаются к родным с радостной вестью: их оставили служить в родном городе. Борису — радость двойная: и родители, хоть и в соседней области живут, но все же недалеко, будут навещать, а жена — и вовсе рядом, хоть каждое воскресенье может приезжать. Лишь бы служил без нареканий.

Так оно и было. Ровно два месяца. И вдруг (этот всегдашний вдруг!) — как в песне: «звучит другой приказ, и почтальон сойдет с ума, разыскивая нас». И все они, весь местный призыв, уже подпрыгивают на ухабах разбитых дорог и ошарашивают родных смс-ками с невиданным-неслыханным доселе наименованием: Богучар. Борис держит двойной удар: через пару дней — годовщина свадьбы, и командир уже пообещал ему на этот день увольнительную. Вот так подарочек жене!

О себе он вспомнил только следующим утром. Ночью их быстренько высадили и отправили спать в какую-то казарму. Наутро оказалось, что жить предстоит в палатках, потому что новая часть — огромная стройка. И потянулись будни. Степной ветер не прекращался ни на минуту, забивал глаза, нос, рот песком и пылью, а как-то раз, разбушевавшись, сорвал с опор и перевернул одну из палаток. Строительная техника ревела днями и ночами, не давая уснуть. Словом, после двухмесячной службы в образцовой части родного города новое место показалось ребятам страшным сном, воплотившимся в явь. Впрочем, у Бориса было целых два преимущества: во-первых, возраст (как-никак не вчерашний школьник), а во-вторых, воспитанный в Православной семье, он привык к послушанию и дисциплине.

Ближе к зиме стало полегче: отстроили казармы, палаточные тяготы прекратились. А нашего героя быстро «вычислили» по документам и забрали на работу в штаб (хотя он предпочел бы остаться со своими друзьями).

Подступал Новый год, а за ним и Рождество. И конечно, на душе у солдата скребли кошки. Впервые в жизни придется встретить праздники не в кругу семьи, не в храме, а… «Служба есть служба, — отгонял от себя подступающее уныние. — Не маленький, чтобы ждать чудес под елкой».

Но чудо все-таки случилось. Совершенно неожиданное. И — совершенно православное.

Незадолго до праздников Бориса отправили в город за бумагой, карандашами и еще какой-то канцелярской мелочью. Едва он с покупками вышел из магазина, грянул колокольный трезвон. На площадь у находившегося неподалеку храма стали выходить священнослужители. Опытным глазом церковного пономаря Борис сразу определил Епископов, Архиепископов и даже двух Митрополитов. И конечно же, подошел поближе, тем более что среди выходящих из храма людей были и военнослужащие. Правда, одет он не совсем по уставу: за плечами — любимый синий рюкзачок, наполненный канцтоварами, — единственная домашняя вещица, своего рода талисман. Ну в самом деле, не в пакетике же солдату нести покупки? Сегодня утром он уже нарвался с этим легкомысленным рюкзачком на самого командира полка — жутко строгого человека, который не принимает никаких объяснений. Бориса спасло лишь то, что командира вовремя отвлек телефонный звонок. Ну да, говорят же, что бомба в одну воронку дважды не падает, — успокоил себя солдат. И тут же услышал, как рассказывал потом сам, «до боли знакомый голос прямо над ухом»: «Боец!» «Вот тебе и бомба! — успел подумать, разворачиваясь на негнущихся ногах. — Сейчас припомнит утреннюю встречу».

Командир полка смотрел на него и… улыбался. Борис еще не успел ничего подумать про эту улыбку, как командир протянул ему большой пакет: «Это вам, боец». И быстро зашагал, догоняя удаляющихся Архиереев, священников, военных и гражданских начальников. У всех них в руках были такие же пакеты. Осторожно заглянув внутрь, Борис увидел какую-то коробку, книгу и шоколад. И тут же помчался «домой», в штаб, где ждала его груда неразобранных бумаг. Только вечером смог как следует рассмотреть содержимое пакета. В коробке оказалась большая икона благообразного старца с золотым надписанием: «Святитель Серафим, Архиепископ Богучарский». А книга «Пламень огненный» имела подзаголовок: «Жизнь и наследие Архиепископа Серафима (Соболева)».

Уже после, когда он сначала расскажет родным по телефону, а затем и отправит им посылкой икону и книгу, все станет на свои места.

В тот декабрьский день в Богучаре отмечали торжественным Богослужением 135-летие со дня рождения Владыки Серафима (Соболева), который долгие годы после вынужденной эмиграции жил в Болгарии в подчинении Русской Православной Церкви Заграницей, однако не прекращал молитвенного и личного общения с Архиереями Московского Патриархата. А в апреле 1945 года направил только что избранному на должность Предстоятеля Русской Православной Церкви Патриарху Алексию I прошение о принятии в Московский Патриархат. 30 октября 1945 года Архиепископ Серафим и семь русских приходов в Болгарии были приняты в Московский Патриархат, а управление приходами поручено Владыке Серафиму. Архиепископ Серафим к тому времени уже приобрел огромное уважение и доверие не только русской, но и болгарской паствы и священнослужителей. Он был великим молитвенником, которого Господь отметил даром прозорливости и чудотворений (исцелений безнадежно больных). Поэтому христолюбивые болгары, включая поместную Болгарскую Церковь, и даже некоторые атеисты считались с мнением русского Владыки. А он выступал на различных совещаниях с докладами о новом и старом стиле в Церкви (оставаясь приверженцем последнего), об отношении к экуменизму (которое у него было отрицательным), против модернистских тенденций в Болгарской Церкви. Во многом благодаря ему Болгарская Православная Церковь избежала в те годы раскола и обновленчества и осталась верна Православию.

За год до кончины Владыка Серафим начал готовить своих духовных чад, советуя после его кончины писать ему письма как живому: «Если я получу милость у Господа, утешу вас и помогу вам».

26 февраля 1950 года, в день Торжества Православия, он отошел в Горняя. 1 марта в соответствии с решением Синода Болгарской Церкви тело Архиепископа Серафима было погребено в крипте Никольского храма, принадлежавшего Московской Патриархии. Вскоре Владыка явился во сне одному из священников (архимандриту Александру) и сказал: «Хотя я и умер, но для вас всегда жив буду». А простые люди несли к гробнице Архипастыря записки со своими просьбами, опускали их в специальные отверстия и получали помощь еще не прославленного официально святого. Попытка запретить это паломничество привела к массовым протестам.

В 2002 году Русская Православная Церковь Заграницей внесла имя Святителя Серафима в свои святцы. А в феврале 2016 года состоялось официальное прославление Архиепископа Серафима (Соболева) в Русской Православной Церкви Московской Патриархии и в Болгарской Православной Церкви.

Тут самое время поставить точку в моем затянувшемся рассказе. Но внимательный читатель обязательно спросит: а при чем же здесь маленький затерявшийся на границе Воронежской и Ростовской области городок Богучар? И будет прав. Потому что Святитель Серафим никогда в нем не бывал, хотя и носил его титул — Епископ, а затем Архиепископ Богучарский.

До революции тогда еще архимандрит Серафим был ректором Воронежской семинарии. В 1919 году он покинул Воронеж с отступающими войсками генерала Деникина. В 1920 году Временное Церковное Управление приняло решение о возведении архимандрита Серафима в сан Епископа, а саму хиротонию намеревалось провести позже, в Полтаве (когда та будет освобождена от большевиков), с наречением во Епископа Лубенского (город Полтавской губернии). Однако ввиду ухудшающихся обстоятельств в сан Епископа Лубенского его возвел в Симферополе Митрополит Антоний (Храповицкий), будущий глава Русской Православной Церкви Заграницей. Когда, уже из Зарубежья, Митрополит Антоний смог связаться с Патриархом Тихоном и сообщил ему о назначении Владыки Серафима управляющим приходами в Болгарии, Святейший Патриарх согласился с этим назначением, однако изменил титул Епископа Серафима на Богучарский.

По человеческому разумению — простая формальность, случай. Вероятно, Святейший (ныне святой!) Патриарх Тихон руководствовался тем соображением, что к Полтаве (Лубнам) Владыка Серафим не имеет никакого отношения, а город Богучар принадлежит Воронежской епархии, где архимандрит Серафим занимал должность ректора семинарии. Скорее всего, так оно и было. Но… «Кто верит в случай, тот не верит Богу» — замечательное православное изречение. В свете нынешней политической ситуации на Украине вряд ли там могло состояться торжественное прославление русского святого, твердо защищавшего Православие. И уж тем более не состоялось бы празднование 135-летия со дня рождения теперь уже официально прославленного святого с участием болгарских священников и иерархов.

А о том, что Святитель Серафим любит и считает своим его «титулярный город» (официальное церковное название) Богучар, говорит, как мне думается, маленький эпизод… нет, маленькое чудо Рождественской радости, которое Владыка Серафим подарил православному солдату-срочнику, а теперь уже сержанту-дембелю Борису. А ведь это только одно чудо, о котором, волею Божией, стало известно автору этих строк.

Свои вечерние и утренние молитвы теперь я заканчиваю словами: Святителю отче Серафиме, моли Бога о нас.

Об авторе. Матушка Марина Захарчук живет в селе Новенькое Ивнянского района Белгородской области, где служит в Михаило-Архангельском храме ее супруг, протоиерей Лука, они воспитали пятерых детей. А еще матушка пишет глубокие и поэтичные рассказы, воспоминания…

Дата: 21 августа 2017
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
9
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru