Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:








Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Публикации

Малая церковь

​Претерпевшая до конца

«Мне хочется поведать о благочестивой сестре во Христе, которая достойно выстрадала тяжелейшие болезни, оставаясь покорной Богу до последнего дня».

Святые отцы не раз говорили о том, что христиане последних времен будут спасаться скорбями и болезнями. Это Божия епитимия за наши грехопадения, и поэтому нам надо стойко и безропотно терпеть. «Потерпи Господа, мужайся и да крепится сердце твое» (Пс. 26, 14). Но не всем нам удается претерпеть до конца. Мне хочется поведать о благочестивой сестре во Христе, которая достойно выстрадала тяжелейшие болезни, оставаясь покорной Богу до последнего дня.

Познакомились мы с ней в санатории в Ессентуках двенадцать лет назад. Звали ее Валентина, переехала в Ростов из Ташкента, когда там стало тяжело жить русским, вместе с сыном, дочерью, зятем и двумя внучками. Как только обосновались в Ростове, начали искать могилу отца, погибшего на фронте. Искали неотступно, долго, и только за три года до смерти Валентины узнали, что он захоронен в братской могиле в Белоруссии. Всей семьей ездили поклониться.

Вскоре после переезда Валентина тяжело заболела, у нее обнаружили рак, ампутировали сначала одну, а потом и вторую грудь. И начались в течение десяти лет профилактическая химиотерапия и санаторное лечение. Все это она нам рассказывала спокойно, ровным голосом, без саможаления.

В первое же воскресенье нашего лечения в санатории Валентина собралась поехать на могилку преподобного Феодосия Кавказского. К ней присоединилась одна женщина. Вернулись в добром, приподнятом настроении. Запомнились ее слова, что каждый год, когда она шла по тропинке к часовне, голуби выстраивались вдоль дорожки и не двигались с места, пока она не подходила к могиле святого. Когда прикладывалась щекой к могильному холмику и слезно молилась — земля колыхалась. Так батюшка Феодосий проявлял к ней сочувствие.

Перед отъездом мы с Валентиной обменялись адресами, стали переписываться. Я написала ей о том, что в Самарской области в селе Ташла есть явленная икона Пресвятой Богородицы «Избавительница от бед» и святой источник. Летом она приехала ко мне, ездили в Ташлу, искупались в источнике, приложились к иконе. Валентина рассказала, что много ездит по святым местам.

Запомнился один ее рассказ. Возвращались из Воронежа, от Святителей Митрофана Воронежского и Тихона Задонского. Проезжали мимо Долбенкино, бывшей усадьбы Великого Князя Сергея Александровича и преподобномученицы Великой Княгини Елисаветы Феодоровны, где сейчас открыт женский монастырь в честь Блаженной Ксении Петербургской, и сопровождавший паломническую группу священник предложил заехать туда. Уже смеркалось, и Валентина невольно вскрикнула: «Как же ночью домой добираться будем?!» Батюшка тут же согласился в монастырь не заезжать. Когда Валентина приехала домой, опомнилась, начала плакать и просить прощения у Блаженной Ксеньюшки. Чувство вины не покидало ее всю зиму, и летом она поехала в Петербург. Стояла у гробницы Блаженной Ксении на коленях, плакала, но облегчения не чувствовала. Вышла из часовни, прислонилась к стене и снова начала просить прощения — и вдруг услышала: «Иди, иди с Богом, я тебя давно уже простила!» Зарыдала от радости: услышала Ксеньюшка, приняла ее раскаяние.

Когда Валентина приехала ко мне, я предложила ей спать на моей кровати. Но она отказалась: «Я могу и на полу». Согласилась спать на раскладушке. На ночь пила настойки болиголова и чистотела, читала вечерние молитвы. Утром просыпалась раньше меня и после утренних молитв вставала к плите, как и дома. Старалась мне услужить. В их семье был заведен христианский обычай: накормить каждый день хоть одного голодного. Сначала внучки приводили из школы проголодавшихся одноклассников, а потом из институтов — голодных студентов. У меня в гостях Валентина повела себя так же: стала приглашать к обеду мою приятельницу-пенсионерку. Я удивилась: у нее же своя семья большая, шесть человек. Но заповедь Божия для нее была превыше всего.

Она погостила у меня дней десять, пришло время уезжать. Когда приехали на вокзал, у кассы произошел курьез: плацкартные билеты до Ростова кончились, остались только купейные. Стоящие впереди нас муж с женой стали возмущаться: на купейные у них не хватало денег. Валентина тут же вынула кошелек, спросила, сколько им нужно, и протянула нужную сумму: 450 рублей. Тогда, десять лет назад, это была довольно крупная сумма. Подала мне пример — не скупиться на милостыню.

Лет пять назад Валентина неожиданно прислала мне две с половиной тысячи рублей. Я с недоумением спросила: зачем? «На помин моей души», — спокойно ответила она. Я возмутилась и предложила ей заказать на эти деньги Неусыпаемую Псалтирь о здравии ее и ее родных. Еле-еле уговорила ее. На оставшиеся деньги купила духовные книги и отправила ей по почте. Книги не дошли. Я расстроилась, а она утешает: «Не переживай, Господь знает, кому нужнее эти книги, мне или кому-то еще». А через месяц она купила эти книги на Православной выставке в Ростове. На следующий год снова прислала деньги «на помин», я молча приняла.

На самочувствие Валентина никогда не жаловалась, хотя одышка и удушье мучили без конца. Врачи-онкологи каждый год удивлялись, видя ее живой. Только молитвы, дела милосердия и травы спасали ее в течение 12 лет. Но за два года испытания приумножились: начался лейкоз крови. Безропотно она ложилась на химиотерапию каждый квартал. «Ты бы меня сейчас не узнала, голова, как арбуз, блестит, ни единого волоса, на улицу выходить и посещать церковь не могу — задыхаюсь», — рассказывала мне по телефону слабым голосом. Она звала батюшку домой, чтобы исповедаться и причаститься, передавала пожертвования церкви.

Весной второго года безропотных страданий неожиданно свалилась новая скорбь: Валентина резко упала в коридоре больницы, сломался позвонок и впился в позвоночник. От боли она кричала на всю больницу. На носилках ее привезли домой, все лето она пролежала, малейшее движение тела причиняло острую боль. Дважды в день ей кололи обезболивающие уколы, Валентина пила таблетки, потихоньку молилась. Но на Бога не сетовала, во всем винила себя: «Это я виновата, про одного врача плохо сказала, Господь теперь и очищает меня от этого греха». Дети наняли для Валентины православную сиделку, которая не только кормила ее, но и читала, сидя рядом с ней, утренние и вечерние молитвы, Псалтирь, готовила ее к Причастию.

К августу сломанный отросток позвонка прижился, Валентина начала потихоньку ходить по дому. Позвонила врачу узнать, стоит ли ей снова ложиться на химиотерапию. Врач велел ложиться. Отвезли ее в больницу. В первый день после системы у нее начался отек легких, на второй день — отек сердца. Сердце остановилось. Похоронили Валентину по-христиански, по благословению батюшки заказали о ней сорокоуст в пяти церквях.

«Претерпевый до конца, той спасен будет» (Мф. 10, 22). Выстрадала спасение, как я надеюсь, и Валентина.

Позже я вспомнила, как она говорила, что в одной церкви на святом месте за нее молятся. Решила позвонить туда и сообщить о ее смерти. «Поминали и будем поминать, — ответили мне, — ведь она крупную сумму прислала на строительство храма». Сотворила себе вечное поминовение. Слава Богу за всё!

Упокой, Господи, душу усопшей рабы Твоей Валентины и сотвори ей вечную память!

Татьяна Кузовова, г. Самара.

Дата: 12 мая 2017
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
6
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru