Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:








Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Публикации

Личность

​«Поклонимся великим тем годам…»

Прихожанин самарского Петропавловского храма полковник Виктор Дробышев рассказывает о своем отце, погибшем на фронте танкисте Федоре Дробышеве.

Прихожанин самарского Петропавловского храма полковник Виктор Дробышев рассказывает о своем отце, погибшем на фронте танкисте Федоре Дробышеве.

В Безсмертном полку

Петропавловская церковь у Бога на особом счету. Раньше это был один из всего двух действующих в Самаре храмов. И хотя вокруг теперь уже открыли много церквей, Петропавловский приход, недавно отметивший свое 150-летие, и сегодня считается одним из самых крупных. А приход — это прежде всего прихожане. Только как их разглядеть в толчее «захожан»? А в Петропавловском храме вновь прибывших, а то и просто случайно зашедших, наверное, больше, чем в других церквях. Но способ такой все-таки имеется. Нужно прийти в воскресный день на раннюю обедню. Тогда-то и собирается, можно сказать, настоящий Петропавловский актив. Заметишь сразу в дальнем углу грузную, величественную фигуру Художника. Справа, скрестив руки на груди, молится, чуть сутулясь, Редактор. Сзади от него, всегда на своем месте у иконы Святителя Спиридона, облокотившись о пристенок, погрузился в молитву Врач. Скромная Учительница застыла в полупоклоне возле иконы… Кого только нет… А если повнимательнее приглядеться, в самом центре храма увидишь Полковника. Только молится он в скромном гражданском пиджачке.

Виктор Дробышев с фотографией своего отца в редакции «Благовеста».

Наверное, на сегодняшний день Виктор Федорович Дробышев, которому в этом году исполняется 80 лет, и есть самый пожилой прихожанин Петропавловского храма.

Когда мы с ним познакомились лет восемь или десять тому назад, я уже знал, что он вышел в отставку в звании полковника. Мне, старшему лейтенанту запаса, хотелось как-то подчеркнуть уважение к старшему по званию.

— Здравия желаю, товарищ полковник! — однажды вот так вот чеканно обратился к нему, передавая свечу.

— Сегодня полковник, а завтра… покойник, — ответил он мне с мягкой улыбкой много повидавшего на своем веку человека.

Так мы с ним познакомились. А вскоре я узнал, что полковник в отставке Виктор Дробышев — сын геройски погибшего на фронте танкиста…

Каждый год теперь в День Победы Безсмертный полк собирает под свои необычные знамена своих людей — как живых, так и умерших. И портрет его отца-танкиста Федора Алексеевича Дробышева тоже выносят на это торжественное шествие.

— В Вологде фотографию моего папы несет в этом шествии моя двоюродная сестра. Ей самой-то уже за шестьдесят, но все равно не первый год с его фотографией выходит… В Перми с портретом своего дяди выходит его родная племянница. А здесь у нас, в Самаре, с портретом прадеда идет мой внук Данила, — рассказывает Виктор Дробышев.

В этом году перед Днем Победы я пригласил Виктора Федоровича в гости к нам в редакцию. Признаюсь, немного волновался: найдет ли пожилой человек Крестовоздвиженский храм? И — точно, пришлось ему несколько поплутать. Оказался почему-то сначала перед воротами храма «Умиления» (свечу там поставил). Но и тут не подвела армейская смекалка. И вот уже я встречаю дорогого гостя у кабинета редакции. И уже вскоре мы начинаем разговор.

Подвиг танкиста

— Папу забрали на фронт на четвертый день войны, — рассказывает Виктор Федорович Дробышев. — Мне тогда было всего четыре годика. А брат мой Геннадий и вовсе еще не родился. Ему не повезло, он так и не увидел отца. Когда папа уходил на фронт, сказал жене: «Если родится девочка, назови, как сама хочешь, а если сын — то только Геннадием». А у меня все-таки осталось несколько теплых воспоминаний о папе. Вот он сажает меня на лошадь. Поддерживает меня за ногу и потом ведет лошадь под уздцы. С отцом так спокойно, надежно, радостно! А еще… еще помню, как он кормил меня не то сушками, не то печеньем. Всё.

Но и это совсем не мало. Ведь, главное, чувство осталось, что вот он — отец!

…Похоронка пришла всего через несколько месяцев. Но какие это были месяцы! Самые тяжелые для нашей армии, для всей нашей страны! Время горьких поражений, отступления, плена. Это потом враг на себе в полной мере ощутит несокрушимую силу русского оружия, силу русского духа. А тогда… Тогда надо было держать фронт. Во что бы то ни стало. У рядового Федора Дробышева уже был за плечами армейский опыт: срочную службу он проходил в танковых войсках в Чите. Ему, командиру танка Т-34, и дали это задание — на танке ворваться в захваченное фашистами калужское село Уколицы. Подавить вражеские огневые точки. Командир танка Дробышев с заданием справился. Ценой собственной жизни.

Надпись на обороте фотографии: «На добрую и долгую память Лене! От вашего Друга Ф.А. Дробышева. Снимок в Р.К.К.А. Фото в ЗабВО (Забайкальский военный округ). 21/X 1939 года».

…А в самарском селе Патровке Алексеевского района Самарской области еще долго заходилась в рыдании над похоронкой его вдова Елена Никитична, только что родившая второго сына. Теперь ей предстояло растить сыновей одной. Замуж она больше не вышла. Мужу ее погибшему было целых двадцать три года! Ей — всего двадцать пять...

Наверное, никогда бы не узнали родные о подвиге танкиста Дробышева, если бы не одно, но отнюдь не случайное, обстоятельство. Вместе с ним служил, но в пехоте, его земляк Иван Андреевич Шиндряев. И вот спустя годы в одном из номеров газеты Алексеевского района «Степная правда» за 1974 год появилась его статья-воспоминание. Оказалось, до войны Шиндряев работал с Дробышевым в совхозе «Авангард». Они вновь встретились на передовой, в деревне Сорокино, как раз перед последним боем танкиста Федора Дробышева за село Уколицы. После той схватки с фашистами Шиндряев стал искать своего земляка, но среди живых уже его не нашел. Тогда он расспросил боевых товарищей о последних минутах жизни земели, как тогда, да и сейчас еще, ласково называли в армии земляков.

В статье ветеран Великой Отечественной войны, майор в отставке Шиндряев рассказал о том, как самарский танкист Дробышев, словно заправский лихач, на кураже врубился в немецкую оборону. Как подавил огнем Т-34-го вражеский дот, стер гусеницами с лица земли две пушки и блиндаж. И как потом после прямого попадания у его танка заглох мотор… После короткого боя перестало биться и сердце солдата… Вскоре после выхода той статьи с заголовком «Подвиг» Иван Шиндряев умер. Но успел выполнить свой долг памяти перед погибшим товарищем.

…Слушал я рассказ сына о своем танкисте-отце, о его последнем бое, и в душе вспыхивали, оживали полузабытые слова некогда известной песни:

Поклонимся великим тем годам!
Тем славным командирам и бойцам,
И маршалам страны, и рядовым,
Поклонимся и мертвым, и живым…

На казенных харчах

Сыновей танкиста Дробышева крестили в Михаило-Архангельской церкви самарского села Малая Малышевка. Ведь в их родной Патровке большой и красивый храм в честь святых Космы и Дамиана был закрыт и начал разрушаться. Мама ездила на службы в ореховскую церковь. Бабушки тоже были строгими в вере. Без молитвы дети за стол не садились. Не вступали ни в пионеры, ни в комсомол.

Виктор в 1954 году окончил десятилетку и стал… учителем. Его учительница в селе Корнеевке Алексеевского района Мария Кирилловна предложила выпускнику остаться в их школе учителем.

— Так я же не педагог?! — удивился Виктор.

— Будешь с детишками на физкультуре бегать и еще рисованию учить.

Согласился — и целый год вчерашний ученик проработал в школе. А что, дети его любили… Он старался ставить им одни пятерки. А потом встретил районного военкома. Тот в коротком разговоре обозначил всю дальнейшую судьбу безотцовщины:

— Надо тебе, Виктор, на казенные харчи, — сказал он. Только объяснить забыл, что это такое, «казенные харчи». Но жизнь подсказала. Направила…

Виктор поступил в Алма-Атинское высшее военно-десантное училище. С его ростом 172 сантиметра сделать это было непросто. Но парень был боевой. Если надо, то и по-драться мог… И смышленого парня оценили отцы-командиры. Ну и еще немножко помог ему недобор.

— Всего у меня за плечами 87 прыжков с парашютом, — рассказывает Виктор Федорович. — Вы к этой цифре, пожалуйста, не прибавляйте (это он меня просит). Не очень-то любил я прыгать с парашютом. Ноги дрожали перед каждым прыжком. Но — шептал молитву и прыгал.

Офицерские погоны вручил ему сам легендарный командующий десантными войсками Герой Советского Союза Василий Маргелов. И все же при первой возможности, уже после многих лет в десантуре, свернул Виктор Дробышев с этого пути. Поступил в Военно-инженерную академию в Москве. Конкурс был 12 человек на место, но наш паренек из самарской глубинки и тут не подкачал. И вскоре сменил бравую форму десантника на скромный мундир военного инженера. Тут и ждало его стремительное продвижение по службе. Просто нашел себя.

Золотая свадьба

Уже капитаном, в 31 год, сделал предложение девушке из Борского села Вере Медынцевой. В отпуске с ней познакомился. А до этого мама его давно уже дергала за рукав: пора тебе, сын, жениться. А он отмалчивался, все суженую искал… Вскоре у них родился сын Михаил.

Свою жену Виктор Федорович называет необычно: «Хозяйка».

— Хозяйка довольна будет... Хозяйке сказала… Надо у Хозяйки спросить…

Скоро уже — через год всего — будет у них золотая свадьба. Прожили полвека душа в душу.

— Вы когда-нибудь ссорились с супругой? — не удержался я и все же полюбопытствовал.

— Ну, как сказать… Какие-то трения бывали, наверное. Однажды вот, когда служил в Смоленской области, решил пойти за грибами (а там, доложу я вам, ох и грибные места!). Хозяйка была против: смотри, мол, вымокнешь, простудишься, неровен час дождь пойдет… Я ни в какую, все же хочу идти. Слово за слово, и я на нее телогрейкой замахнулся… Она мне кричит: «Ты ж меня ударить хотел!..» Я ей по-армейски четко отвечаю: «Никак нет! — разве же телогрейкой можно ударить?» — и с обидой ушел за грибами. Прихожу с полной корзиной белых грибов. Пожарили мы их вместе. Я выпил рюмочку — и сразу прощения попросил. На следующий день даже и не вспоминали о нашей размолвке. Пожалуй, это у нас и была самая сильная ссора.

…Всем бы в семьях такие вот «разногласия», — подумал я. Но ничего не сказал. Все-таки ведь замахнулся же. Хоть и мягкой такой телогрейкой. Вот и не верь после этого классику: «Все счастливые семьи счастливы одинаково».

Крестик в гимнастерке

— В армии у меня все складывалось как-то очень легко. Ровно 33 года прожил я «на казенных харчах», как мне наш райвоенком и предсказывал. И всегда меня Бог хранил! Крестик мой со мной по всем гарнизонам путешествовал. Я его в те атеистические годы никому не показывал: и в шинель прятал, и в гимнастерку вшивал, и даже — прости, Господи! — в нижнем белье приходилось закреплять, всякое было. Но никогда, ни дня не прожил я без креста! И все время тихонечко, про себя, шептал молитвы. Вот и помиловал меня Господь: ни в Афганистан, ни еще в какую «горячую точку» меня так и не направили. Командовал ротой — и тоже ни одного серьезного ЧП. А мелкие шалости подчиненных спускал на тормозах. Был я строгим, но не въедливым командиром. И подчиненные меня уважали.

А в 1988 году полковник Виктор Дробышев в 51 год вышел в отставку (мне, пишущему эти строки, сейчас вот ровно столько же, сколько ему тогда, — но я на «дембель» не хочу еще. И не собираюсь!). Время было перестроечное. Пошел он по месту регистрации — и отдал свой партбилет: «Больше он мне не нужен». Поставил точку. И спорить тоже не стал.

Самарский Батюшка

В том же году начал ходить в Петропавловский храм. Там его встретил не кто иной, как сам Самарский Батюшка — протоиерей Иоанн Букоткин.

— Товарищ полковник! — так к нему уважительно обращался отец Иоанн. Он ведь фронтовик! Знал цену офицерскому званию.

Но отдыхать, пока силы были, товарищ полковник не собирался. Устроился охранником на мебельный комбинат. И опять удача! В ту пору работал на комбинате зять отца Иоанна Букоткина, Сергей Корнеев. Они познакомились, стали общаться. Сергей как-то пригласил Виктора Федоровича в гости к себе домой (верующие Самары хорошо знали тот, увы, недавно снесенный дом Самарского Батюшки!). И там он уже мог вволю побеседовать с отцом Иоанном. Сколько он ему рассказал тогда о вере Православной! Так начиналась словно бы вторая уже, гражданская жизнь бывшего офицера. Впрочем, бывших офицеров не бывает.

Дробышевская роща

Парадный военный мундир пылится в шкафу полковника в отставке Виктора Дробышева. Есть и знаки отличия на нем. Просто прихожанин Петропавловского храма не любит козырять своими армейскими регалиями. Ходит себе и в будни, и в праздники в скромном пиджаке. «Сегодня полковник, а завтра покойник», — отшучивается иногда в ответ на расспросы. И даже в День Победы не надевает парадную форму. Но всегда идет с любимой своей супругой сначала в Храм Всех Святых. Эта церковь находится около городского кладбища. Там в храме он записывает на листке длинный список усопших — и первым в этом списке значится убиенный воин Феодор, его отец. Потом они с женой идут на кладбище поклониться могилкам родных. А дома… раньше он позволял себе на праздник рюмку-другую. Теперь только разве что полрюмочки себе позволит. Годы не те, да и никогда не был он большим любителем «этого дела». И конечно же, вспоминает свою юность, маму, бабушку, брата. Вспоминает и тот залитый солнечным светом день в самом начале лета. В самом начале его жизни… 21 июня 1941 года, за день всего до начала войны, отец легко подхватил его, мальца, своей твердой рукой посадил на лошадь. «Скачи, сынок…» Разве такое забудешь?!

— До войны мой папа окончил лесомелиоративный техникум в Воронеже, — говорит напоследок мне Виктор Федорович Дробышев. — Мне потом довелось побывать в тех местах.
И старожилы говорили, показывали: «Во-он там, видишь, зеленеет вдали, это Дробышевская роща… Ее твой отец когда еще посадил…»

Должно что-то непременно остаться после каждого из нас.

Роща, сын. Родина...

Антон Жоголев

Дата: 12 мая 2017
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
2
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru