Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:








Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)


Небесный Ангел

Рассказ-быль.

Рассказ-быль.

Об авторе. Галина Николаевна Николайчук родилась и выросла в Приморье, в поселке Кавалерово. Живет в городе Уссурийске. Автор трех поэтических сборников, песен и романсов на собственные стихи, а также на стихи известных приморских поэтов. Публиковалась в столичных и региональных литературных журналах и поэтических сборниках. Занимается просветительской деятельностью среди школьников и студенчества Приморья. Руководитель музыкального салона «Лира», г. Владивосток.

Майская ночь была звездной, тихой, прохладной. Анна стояла у окна. Сияние звезд делало тьму не такой устрашающей на фоне высоких мрачных сопок. Они упирались своими острыми вершинами в небесную твердь, похожую на самотканое бисерное покрывало. Анна могла часами смотреть на звездное небо: эти далекие миры виделись ей свободными и счастливыми, лишенными зла, болезней и смерти. Казалось, что только здесь, на земле, присутствуют боль и страдание, а там, на небе, есть истинная Божья справедливость. Несмотря на то что в послевоенное время о Боге не принято было говорить вслух, Анна была человеком верующим. В своей родной белорусской деревеньке она еще в детстве крестилась и от веры никогда не отступала. Сберегла старинную иконочку Божией Матери, которую ей однажды передала мама перед дальней дорогой из родных мест, и никогда уже с ней не расставалась. В трудную минуту своей жизни всегда обращалась к Божией Матери на иконе с молитвой. Она чувствовала неведомую силу, исходящую от древнего образа, дарующего ей поддержку и облегчение. Словно кто-то невидимый указывал единственный путь к спасению в минуты отчаяния. А таких горестных минут у Анны было предостаточно. Часто болели дети: корь, скарлатина, дифтерия. Поэтому прежде всего Анна молилась о здоровье детей, которых у нее к двадцати пяти годам было уже трое.

Анна оглянулась, с нежной теплотой посмотрев на спящих детей: на широкой железной кровати пятилетний Андрейка спал в обнимку с двухгодовалым Игорьком. За них Анна не безпокоилась. Мальчики переболели корью и сейчас были уже здоровы. Вдоволь набегавшись по двору, они безмятежно спали, досматривая свои детские сны-раскраски. Оба светловолосые, с синими ясными глазами, веселые и подвижные, сыновья были похожи на Анну. А в кроватке, что стояла у дальней стены, безпокойно спала дочка, за жизнь которой так опасалась Анна. На девочку тяжелым камнем навалился коклюш. Он с трудом поддавался лечению, и дети от него нередко умирали в младенчестве.

Анна часто оставалась с детьми одна, муж-шофер был в дальних рейсах. И в этот раз он обещал вернуться не позднее чем через неделю. Поэтому было так тревожно одной в этой далекой приморской глубинке. Дом стоял на окраине молодого рабочего поселка, фактически за его чертой, здесь и свет-то еще провели не везде. Ночи пугали своей непроглядностью. И только звездное небо было для Анны отдушиной в эти тревожные часы. Анна пристально вглядывалась в него, словно там, среди многочисленных звездных скоплений, мог быть начертан ответ на извечный вопрос: как облегчить и пережить безконечные страдания, посланные людям?

Дочка росла пытливой, веселой и очень развитой девочкой. В десять месяцев она встала на ножки. Анна хорошо помнила день, когда ее Леночка, которая до этого привычно ползала по коврику, вдруг поднялась и сама, без чьей-либо помощи, неуверенно пошла по комнате. Сделав несколько первых шагов, малышка потеряла равновесие и упала. То ли от неожиданности, то ли от испуга, что в ее маленькой жизни произошло что-то новое, важное и неведомое, она голосисто и горько заплакала. Так, что во дворе молодой пес Каштан начал жалобно скулить. А мальчишки, шумно игравшие на поляне, примчались в дом: не случилось ли чего? Анна сначала поддерживала дочку. А потом малышка стала ходить самостоятельно, слегка держась за детский стульчик. При этом она заливалась ликующим смехом.

Ангел Хранитель оберегает детей. Старинная открытка.

Страшная болезнь пришла неожиданно. Высокая температура, озноб и жар. Неутешительный диагноз: коклюш. Девочка слегла и часто металась в постели. Более всего ее мучил изнуряющий продолжительный кашель, от которого кроха багровела так, что матери казалось: малышка вот-вот умрет. Анну охватывало отчаяние, ей тяжело было смотреть на страдания дочери, ведь помочь ничем она ей не могла. Уколы, которые прописал врач, оказывали очень слабое и медленное действие. Организм должен был сам перебороть коварную болезнь, чтобы обрести иммунитет. Анна каждый день молила Бога о спасении своего ребенка. Брала в руки икону Божией Матери и подходила к окну, обращая свой взор к небу.

Анна проживала в Приморье уже пять лет, но она все никак не могла привыкнуть ни к сопкам-исполинам, закрывающим небо, ни к воздуху, который, как ей казалось, был терпким, тягучим и тяжелым, как судьба.

Память, выуживая из своих тайных запасников яркие воспоминания, упорно и настойчиво возвращала ее в далекое белорусское Полесье. Душа осталась там, где росно звенели заливные луга, уходящие в безконечность горизонта. Ее изнывающее сердце хранило незабываемую красоту величавых дубрав и высокого простора. Когда Анне снился родной дом, она всегда просыпалась окрыленная и счастливая. При этом пела белорусские народные песни и весело говорила: «Я сегодня побывала дома, как хорошо, ведь я сегодня опять побывала дома!» В эти дни Анне хотелось горы свернуть, у нее все спорилось и ладилось.

На Дальний Восток Анну позвала не романтика, а нужда, голод и отчаяние. Когда после освобождения родной Белоруссии от фашистов люди вернулись в родное село, его было не узнать: многие некогда богатые и добротные деревенские дома были разрушены и сожжены. Без дома осталась и семья Анны, а также многие ее соседи. Некоторое время люди жили в землянках. А у ее матери на руках осталось пятеро малолетних детей. Отец Анны был партизаном и геройски погиб, защищая родную землю от захватчиков. Девушка была вынуждена работать с малолетства, зарабатывая на жизнь, заботясь о братьях и сестрах как старшая сестра. Жизнь была безпросветная. После войны многие деревенские девушки, покинув родные места, разбрелись по огромной стране в поисках лучшей доли. Анна не стала исключением.

Она приехала на Дальний Восток по вербовке. Группу белорусских ребят и девчат направляли на строительство нового большого завода в Амурской области. И осталась она в этих местах по воле судьбы. На пересылочном пункте в одном из поселений познакомилась с молодым фронтовиком, который предложил ей руку и сердце. Любовь была взаимной, и Анна вышла замуж. Здесь родила своего первенца, а затем переехала в Приморье, к родственникам мужа, в уютный и красивый поселок, широко раскинувшийся среди просторной долины. Окруженный со всех сторон высоченными сопками, он походил на картинку из сказки: внизу бежала полноводная река с многочисленными говорливыми ключами, у подножия сопок высились крутые скалы, на которых тихо дремали пышные облака...

В Приморье Анна родила второго сына, а затем еще двух дочек...

Она долго стояла у окна, глядя на звезды, и только захлебывающийся кашель малышки заставил ее отпрянуть. Анна зажгла керосиновую лампу, подошла к кроватке, напоила Леночку теплым чаем, постояла у изголовья, подождала, пока пройдет очередной мучительный приступ. Ребенок успокоился и вновь уснул. Анна, держа в руках икону, устало прилегла на постель.

Ей снился необычный сон. Она увидела Ангела, который воздушным крылом указал ей на дверь, приглашая выйти. Повинуясь неведомому зову, Анна поднялась с кровати и пошла вслед за таинственным спутником. Впереди она увидела яркий свет и пошла навстречу ему. Она шла босая вглубь леса, где шумела бурная горная река. Подойдя к реке, Анна услышала, как мягкий, но настойчивый голос сказал: «Носи ребенка к реке десять дней подряд на заре, ни одного дня не пропуская. Тогда он скоро поправится».

Анна проснулась на рассвете с новым, ранее неведомым чувством. Голова была ясной и светлой. Долго не могла понять: то ли явь была, то ли сон. Она хорошо помнила слова: «Носи ребенка на заре к реке десять дней подряд...»

Молодая женщина встала, быстро завернула дочку в одеяльце и вышла из дома. Было тихое раннее утро. Только-только занималась заря. Вокруг — непроходимая тайга с богатыми кедровниками, пышными орешниками, сочным разнотравьем. По сопкам клубился густой туман, словно добротное парное молоко у заботливой хозяйки. Его хотелось пить глотками, ощущая вкус ароматного майского утра. Всюду слышалось негромкое пение птиц, душу завораживали мелодичные переливы горных ключей. Анна посмотрела вокруг и уверенно отправилась по небольшой узкой тропке к реке. Под ногами стелилась густая росная трава, она орошала ноги, приятно их щекотала, даря чувство легкости и свежести. Казалось, что идешь не по траве, а по воде. Река была недалеко от дома, но Анне было тревожно: в тайге водилось много дикого зверья, в том числе опасного, хищного. Но она шла с молитвой на устах, с надеждой и верой в Небесную помощь. Дойдя до реки, Анна слегка развернула одеяльце и повернула ребенка так, чтобы малышка могла свободно дышать утренней речной влагой. Стояла долго-долго, пока кашель у ребенка не затих, и дочка, успокоившись, заснула.

Так и носила ее десять дней на рассвете к реке, в любую погоду. Коклюш отступил. Леночка начала поправляться.

Уже после, на приеме у врача, Анна осторожно спросила: «Правда ли, что речная вода помогает при коклюше?»

«Правда, — ответила врач. — При данном заболевании речная вода благоприятно действует на организм, и быстрее наступает выздоровление. Ваш ребенок пошел на поправку. А кто вам посоветовал ходить к реке?»

Анна только слегка улыбнулась: «Да так, сама...»

На десятый день Анна привычно вернулась с речки. Быстро освободила дочку из одеяльца и опустила на пол. Неожиданно Леночка поднялась с коленей, распрямилась и вновь пошла. Еще не совсем окрепшая, держась за мамину руку, радостно улыбаясь, дочурка сначала неуверенно, а затем все смелее и смелее пошла по комнате. Сама.

«С Божьей помощью будет жить», — подумала Анна и тихо заплакала от счастья.

Ночью, когда дети крепко спали, Анна вновь всматривалась в ночное небо. Но уже по-другому. Ей казалось, что она слышит и чувствует, как дышат звезды. Теперь они не казались ей глухими и безмолвными. Она мысленно поблагодарила Бога за Его милость.

От автора.

Этот рассказ основан на реальных событиях. Он посвящен моей маме, которая выхаживала от коклюша маленькую дочку — меня, когда мне было одиннадцать месяцев от роду. Только имена в рассказе изменены. И икона Матери Божией у мамы всегда была с собой. Мама приехала в Приморье из далекой Белоруссии, в родной деревне Короватичи она крестилась, и там иконы были в каждом доме. Мама верующая. Она за меня много молилась, так как я росла болезненным ребенком после перенесенного коклюша. Может, поэтому я стала писать песни, в том числе на духовную тему. А в советское время икону в доме открыто опасно было хранить. Иконы у нас стояли в родительской спальне, было несколько старинных, правда, потом они куда-то делись. Возможно, их забрали мамины внуки. Не знаю. Такая вот история.

Хочу поделиться с читателями и своими стихами.

Купола над Уссурийском

Посвящается Свято-Никольскому храму.

Свято-Никольский храм в г. Уссурийске.

Сопок четкая линия,
Даль прозрачно-светла.
Небо синее-синее,
А под ним — купола.

Величавыми птицами
Проплывают окрест
И крылами лучистыми
Достают до небес.

И над миром обыденным,
Над земной суетой
Сверху кто-то невидимый
Дождик льет золотой,

Чтобы в сердце прибавилось
И любви, и добра,
И молитвою славилась
Всепрощенья пора.

В ликах — радость нежданная,
Свет Небес — на челе,
Благодать несказанная
Уссурийской земле.

Небо синее-синее,
Даль прозрачно-светла...
Пусть над всею Россиею
Расцветут купола.

Маме

Пусть над миром кружится снег,
Или ливень стучит по крышам,
Мама, светлый мой человек,
Я тебя и в метель услышу.

Я услышу и я приду,
Прилечу на твой зов, конечно,
Разделю с тобой грусть-беду
И утешу тебя сердечно.

Самый нежный букет цветов
Соберу для тебя с любовью
И веночек из чудных снов
Приколю к твоему изголовью,

А когда ты начнешь хворать,
Помолюсь за тебя украдкой.
Буду руки твои целовать,
И глаза, и седые прядки.

Даже в небе звезду зажгу,
Вот увидишь — я все сумею!
Только старость не отведу:
Перед ней я сама робею.

Детство

В ситцевом сарафанчике,
Да в голубой цветочек,
Из солнечных одуванчиков
Детство сплело веночек.

Со мною присело рядышком,
Глаза-васильки нараспашку.
Мы поиграли в ладушки,
Ну а потом — в пятнашки.

Повеселились вволюшку,
Вечер зарделся розовый,
Ночь уронила в полюшко
Звезд золотые россыпи.

И на прощанье ласково
Мне помахав ручонкою,
Детство ушло за сказкою — 
Но для другой девчонки.

Галина Николайчук.

Памяти мамы

Стихи на Радоницу
Пусто в сердце моём -
Одиночество там поселилось.
И грустит старый дом,
Даже, кажется, дверь покосилась.
Без заботы твоей
Поросли все дорожки травою.
И седой воробей,
Может, тоже ждёт встречи с тобою.
А берёза стоит -
Опустила печальные ветви.
Всё как будто скорбит,
Что не все тобой песни допеты.
Лишь красавец-каштан
Головою кудрявой качает -
Добрый твой талисман -
Благодарно тебя вспоминает.
Я с берёзой в саду
Погрущу и тихонько поплачу,
А к каштану пойду,
Слёзы я за ладонями спрячу.
Всё же в сердце моём
Одиночеству места не будет.
Мы не вечно живём,
Близких сердце пусть помнит и любит.
Галина Филиппова, г. Оренбург.
Дата: 28 апреля 2017
Понравилось? Поделитесь с другими:
-1
9
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru