Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:








Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Публикации

Личность

​Обыкновенный батюшка

«Мой дед протоиерей Назарий служил в Церкви в годы безбожного лихолетья».

«Мой дед протоиерей Назарий служил в Церкви в годы безбожного лихолетья».

В далеком 1954 году, 18 января, в Крещенский сочельник, умер мой дедушка протоиерей Назарий Ципуринда. Мне было тогда всего полтора года, и о нем знаю совсем немного от своей мамы Анны Назаровны (2008). Жалко, очень жалко, что мы с моим дедушкой так и не встретились во временной жизни сей. Но он молился за меня. Сохранилось одно письмо от дедушки Назария от 12 июня 1952 года. Фиолетовые чернила совсем выцвели, но прочитать еще можно.

«Здравствуйте, мои дети… Поздравляю вас с сыном Колей. Передаю вам родительский привет с наилучшими пожеланиями в вашей жизни и здоровье, молю Господа Бога, чтобы Он даровал вам здравия, благополучия вырастить вам сына Колю, а ему чтобы послал хороший возраст и счастливую жизнь…»

Тогда дедушке было семьдесят лет и служил он в городе Березовка Одесской епархии в храме Рождества Пресвятой Богородицы. Заступничество Царицы Небесной было отмечено во всей жизни дедушки-священника. Он жил и служил Господу в такие годы, когда за ношение нательного крестика могли быть неприятности, не говоря уже за крест наперсный. Его жизнь была похожа на жизнь многих других священников того времени — гонения, угрозы ареста, непередаваемая скорбь, когда безбожники закрывали храмы и разрушали их. Притеснения властей были, но до ареста дело не дошло, сохранил Господь. Когда церковь закрыли и сломали и служить было негде — одно время ему пришлось работать на Донбассе в шахте, шахтером.

Мама рассказывала, в их селе Яныч (теперь Ивановка, Черкасской области, Украина) был большой храм Покрова Пресвятой Богородицы. В детстве вместе с другими детьми она забиралась на колокольню… Помню, мама показывала то место, где раньше была церковь. Зеленая лужайка… А храма нет…

С малых лет дедушка Назарий посещал храм. Имея музыкальный слух и хороший голос, пел на клиросе, а затем стал регентом церковного хора. Когда по радио пел Козловский, мама говорила: «Вот такой же голос, тенор, был у твоего дедушки». Тогда-то, когда регентовал в храме, с клироса заметил он красивую девушку. Познакомился и женился на ней. Это была моя бабушка Епистимия (вот так раньше знакомились молодые благочестивые люди — в храме, а не на танцульках!). Маленькая ростом, работящая. Они создали крепкую многодетную семью. Две дочки и три сына. Это только те, которые дожили до взрослого возраста. Бабушка сама ткала, шила, готовила на всю семью.

Хочу рассказать, вернее будет, передать мамин рассказ об исцелении моей бабушки Епистимии по молитвам у иконы Пресвятой Богородицы. Этим чудом Господь укреплял их веру. Историю, которую я сейчас расскажу, я слышал от мамы много раз, но понять ее, осмыслить я смог только после того, когда начал ходить в храм.

Это было примерно около страшного 1917 года. Дедушка тогда был еще диаконом. Бабушка родила дочку, которая вскоре умерла. А сама бабушка тяжело заболела. Слабее становилась она с каждым днем. Дедушка начал возить ее по медикам. Ему прямо сказали: никуда больше не вози и готовься к худшему. Все шло к концу.

И вот в воскресный день бабушка встала очень рано, затемно, и стала собираться на службу в храм. Думала, в последний раз. Дедушка хотел было отвезти ее на повозке, у них была лошадка. Но она отказалась, решила потрудиться и дойти пешком. Кое-как добралась до храма. Всю службу просидела на скамейке. Стоять уже не могла. Когда служба закончилась и прихожане разошлись, дедушка побежал домой за лошадкой, а бабушка упала на колени перед иконой Божией Матери и начала молиться.

— Как называлась икона? — перебил я мать.

— Скоропослушница. Эта большая храмовая икона находилась в левой части храма.

Зашел священник, увидел супругу диакона, стоящую на коленях, сказал: «Молитесь, молитесь…» И вышел.

Слезно просила бабушка Епистимия Пресвятую Богородицу об исцелении и Божьей помощи, детки еще маленькие… И ее молитва была услышана. Когда бабушка склонилась в земном поклоне, она ощутила, вдохнула благоухание, такое, какого не бывает на земле. А когда подняла глаза — икона сияла, как солнце! Смотреть было невозможно! В ту же минуту она ощутила себя совершенно здоровой. И стала сразу же благодарить Божию Матерь за исцеление.

— А как же благоухание и сияние иконы? — опять не выдержал я.

— Благоухание и сияние иконы становилось все меньше и меньше, пока не исчезло совсем.

Затем она встала и легко пошла домой. А дедушка Назарий уже готовил повозку, когда видит — по тропиночке идет его жена быстрым шагом, как молодая.

А еще бабушка в годы войны усердно молилась за троих своих сыновей, ушедших на фронт. Просила Господа и Пресвятую Богородицу, чтобы вернулись они живые. А если кому-то предстояло погибнуть, то просила забрать ее, а сыновей пожалеть. Так и случилось. Все трое — Феодор, Симеон и Иоанн — хоть и с контузиями и ранениями, но вернулись с войны. А вот матушка Епистимия их не дождалась, умерла в 1944-м.

Но вернемся к рассказу о дедушке. Он имел разносторонние дарования. Как я уже говорил, имел музыкальный слух, хороший голос, играл на струнных инструментах, хорошо рисовал. Эти качества передались и моей маме Анне. Она работала в школе учительницей и воспитательницей младших классов. И всё время терпела упреки от начальства и коллег по работе: «попова дочка».

Дедушка Назарий был строгим отцом, но никто и никогда не видел его раздраженным, не слыхал от него грубого слова. Если кто-то из детей провинился, ощущал на себе его строгий, взыскательный взгляд. И этого было достаточно. Своих детей он учил любить Господа и наших ближних. Учил прощать человеческие слабости.

Когда дедушка окончил Духовную семинарию, его рукоположили во иерея. А уже в преклонных годах стал он протоиереем. Точных дат я не помню.

Дедушка не делал ничего особенного. Он был обыкновенным батюшкой, просто выполнял свои обязанности певчего, регента, диакона, священника. Служил церковные службы, крестил, причащал, соборовал, венчал. И всё это в безбожное время, когда государство боролось с Церковью. Сейчас многие его прихожане почивают на погостах под Православными крестами. Может быть, многие из них в Горних обителях у Господа.

Были нападения на дедушку священника и со стороны бесовских сил. Передаю об этом рассказ мамы. Как-то ночью увидел дедушка из дома, что светятся окна храма. Кто там? Почему ночью свет в окнах? Пошел туда. На дороге возле самого храма его закрутил вихрь с соломой. Бил в глаза. Еле дошел до храма. Дверь на замке. И света в окнах нет. А наутро — смотрит — нигде ни одной соломинки нет.

Еще одна маленькая история. Как-то дедушка решил покосить пшеницу. Взял косу, пошел в поле. А был небольшой церковный праздник. Зашел с одного угла, и только хотел было косить — увидел большую гадюку. Отошел на другой угол поля. И там гадюка, поменьше. Он зашел с третьей стороны. И там была гадюка, только маленькая. Всё, косить сегодня не буду, — решил дедушка. Так Господь уберег его от греха.

После чудесного исцеления бабушка родила еще двоих детей: Иоанна (1919 г.) и Анну (1921 г.) — мою маму. История рождения моей мамы тоже не совсем обычная. Дадут дедушке в храме платочек, он принесет домой: «Это будет нашей дочке Анне». Бабушка ему: «Да мы уже старенькие, какая там дочка!» Но дедушка протоиерей Назарий, наверное, усердно молился, и Господь послал ему последнего ребенка, дочку, мою маму. И в какой день! Мама родилась 21 сентября, в праздник Рождества Пресвятой Богородицы. Ее день рождения милостью Божией совпал с двунадесятым праздником, великим Богородичным днем. И последнее место службы дедушки-священника — в городе Березовка Одесской епархии, в храме Рождества Пресвятой Богородицы.

Мама последнее время жила в своем домике в районном городке. У нее было много икон. Некоторые остались от дедушки Назария. Мама горячо молилась и за нас, и за своих усопших любимых родителей. Так во время утренней молитвы в 2008 году она и умерла, сидя перед иконами. Было ей тогда 87 лет.

Проходят годы, я и сам уже немолод. Майор медицинской службы в отставке. Стоматолог. Пока еще работаю. А еще пишу Православные стихи. Жизнь занесла меня на Дальний Восток. А вот могилки моих родичей и родителей — на Украине, туда теперь и поехать непросто, да и небезопасно. Но поеду, найду время. Память о них, как и о моем дедушке протоиерее Назарии, с годами становится всё дороже.

Молюсь за своего дедушку, как и за других сродников, подаю в храмах записочки, заказываю панихиды. Помяни его, Господи, во Царствии Твоем!

Николай Капшитарь, г. Уссурийск.
Фото из семейного архива.

Великий пост

Великий пост. Канон Великий.
Тревожный колокольный звон.
И строгие святые лики
Взирают с храмовых икон.

В руке свеча дрожит, мерцает,
И ожила душа моя,
И тихо хору подпеваю:
Помилуй мя, помилуй мя…

И отступают мысли злые,
И покаянье, как слеза…
Постится, молится Россия —
И ближе, ближе небеса!

Николай Капшитарь,
г. Уссурийск. 

Дата: 27 февраля 2017
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
13
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru