Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:








Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)


​«Автор сам выбирает поле битвы...»

Окончание переписки известных Православных писателей протоиерея Николая Агафонова и Юлии Вознесенской.

Переписка известных Православных писателей протоиерея Николая Агафонова и Юлии Вознесенской. Окончание.

См. начало...

2 августа 2011 г.

С праздником, отец Николай! Ильин день!

Интересно, будет сегодня гроза?

Из монастырских воспоминаний. Помню, была засуха в Нормандии, перед зданием монастырским газон пожух. И поливать запрещено. Я прошу матушку накануне Ильина дня: «Благословите хоть немножко полить — жалко газон!» А она мне отвечает: «А зачем поливать? Завтра дождик будет, он и польет». После службы выхожу из храма, а над монастырем небольшое такое облачко висит в полинялом небе, и вдруг как громыхнет! Сестры до трапезной добежать не успели, всех вымочило. Ну и мой газон соответственно. Работать в этот день нельзя, решила я в город сходить зачем-то. Вышла из посвежевшего мокрого монастырского сада, а в округе как была сушь, так и стоит, ни дождинки кругом не выпало.

Как Вы поживаете? Что пишете сейчас?

Ваша ЮНВ.

2 августа.

Добрый день, дорогая Юлия Николаевна!

Вы мне прислали чудесную миниатюрку об Ильином дне. Я только что вернулся из села Брусяны, где служил Литургию. Вот и Вам миниатюрка и от меня.

Сегодня на исповеди спрашиваю одного старичка, у которого был очень грустный вид:

— Нет ли у Вас греха уныния?

Он отвечает:

— Как же нет, есть.

— Чего же вы унываете?

— Сам не знаю, — отвечает старичок.

Я ему говорю:

— Уныние — это смертный грех.

А он подумал, что ему скоро умирать, и заплакал. Но я разъяснил, что смертный грех — это просто очень опасный для души грех, когда человек уже не надеется на Бога.

— На кого же еще надеяться, как не на Бога? — удивился старичок.

— Тогда у вас все в порядке и нет у Вас уныния, а просто у вас настроение плохое, — говорю я ему.

Он обрадовался, весь просветлел ликом, даже на вид помолодел и сказал, что теперь настроение у него хорошее.

Вот такая миниатюра о грустном старичке.

Сижу у себя в квартире и пишу Вам письмо, а за окном дождь. Вчера была гроза. Вот уже два месяца почти ни строчки не написал. Опять ступор. Сегодня решил просто отложить, что пишу, раз не пишется, а писать что-нибудь другое.

Ваш прот. Н. Агафонов.

Юлия Николаевна Вознесенская в последние годы жизни.

3 августа.

Милый какой старичок!

А вообще старикам свойственно переживать находы уныния просто потому, что они мало бывают на солнце и у них плохо вырабатывается серотонин — гормон спокойствия и радости. От этого есть прекрасная и простая защита: природный антидепрессант зверобой. Эта травка растет повсюду по лугам и даже в парках: ее надо сушить и пить вместо или вместе с чаем. Из нее делают антидепрессант гелариум, легкий и без побочек. Впрочем, зверобой и во всяких других видах продается в аптеках: сушеный, в таблетках, в капсулах.

Да, наше дело такое — периодическое: то все так и катит, вынужденные остановки только раздражают, а то вдруг полный «паралич мастерства». Я держу файл со всякими планами и набросками, с которыми можно возиться в «сухие периоды». Легче всего, по опыту, перебираться через эти отмели с помощью небольших рассказов: они и сил забирают немного, и всегда могут понадобиться к случаю. А еще можно писать эссе по ассоциациям: ведь память наша переполнена разными картинками, открывающимися по слову: ткни в словарь наугад — выпадет слово — а слово вытянет воспоминание, садись и пиши. А уж у вас, у священников, которым приоткрыта тайная жизнь души человеческой лучше, чем любому психологу, должно быть такое богатство накоплено! Недаром при чтении «священнической прозы» первое чувство, которое возникает — это чувство абсолютной достоверности. Удивительное у вас призвание! А уж два в одном, священство и писательство, — это вообще что-то.

Счастливого творчества, отец Николай!

Ваша ЮНВ.

2 ноября.

Я Вас прекрасно понимаю (со сценарием). У самого кровью сердце обливалось, когда переделывали мои произведения под сценарии. Умом-то понимаю, что фильмы по произведениям только те получились, где не старались зеркально отобразить литературное произведение автора, а наоборот, меняли его, иногда до неузнаваемости. Но это только умом, а сердцу не прикажешь. У меня друг писатель Александр Сегень, написавший роман «Поп». Ему тоже пришлось пройти через это, когда он создавал сценарий вместе с известным режиссером Хотиненко. Но он сумел перешагнуть через свои писательские переживания, и получился неплохой фильм. Это, правда, не всем дано.

От всей души желаю Вам успехов в написании сценария и, конечно, нисколько не обижаюсь, так как понимаю Вас как никто другой.

Ваш протопоп Николай Агафонов.

2 ноября.

Вы дружите с Александром Сегенем?! Потрясающий писатель! И конечно же, книга гораздо глубже и лучше фильма. Но это просто замечательно, что фильм «Поп» вышел на экраны, нам так нужен настоящий Православный кинематограф, а фильм получился все-таки настоящий. Но у Сегеня потрясающий роман «Господа и товарищи» — вот бы что снять! Такая щемящая российская тема, такая боль... Вот Вы бы ему подсказали и помогли написать сценарий. Поклон ему от меня. Я горжусь, что была вместе с ним номинантом Патриаршей премии, и всем об этом рассказываю.

Всё, полетела в Питер... Буду там почти до конца месяца. А Вы помолитесь за меня и мою бедную тетушку, чтобы Господь открыл ей глаза хотя бы под конец. Как странно: последний неверующий человек в нашей семье — это самый старый наш человек. Какое же нелепое время мы все пережили... Если уже пережили.

Храни Вас Господь, дорогой отец Николай!

Ваша ЮНВ.

21 июня 2012 г.

Дорогой о. Николай, помолитесь обо мне, грешной — рак. Завтра решается вопрос об операции.

Ваша ЮНВ.

21 июня.

Дорогая Юлия Николаевна!

Буду молиться сугубо на каждой Литургии за болящую рабу Божию Юлию и, конечно, надеяться на благую помощь Божию в проведении операции, если она действительно необходима.
Терпения Вам, дорогая Юлия Николаевна. Верьте в благой Промысл Божий, и Господь Сам все управит.

Ваш искренний друг и молитвенник прот. Н. Агафонов.

P.S. Сегодня дописал свой исторический очерк о Патриархе Ермогене. Поставил последнюю точку и не выдержал, заплакал. Очень трудно шла эта книга, два года. Сообщайте, как у Вас все пройдет, я буду ждать.

16 июля.

Дорогая Юлия Николаевна!

Каждый день вспоминаю о Вас и молитвенно, и просто как замечательную писательницу. Всё не доходило время прочитать Вашего «Ланселота», а тут начал читать и зачитался. Изумительная книга. Все в ней гармонично — и захватывающий сюжет, и раскрытие перед читателем красоты Православной веры, и образы героев такие искренние и яркие, полные жизни и правды. Если будет возможность, напишите пару строчек: была ли операция и как все прошло?

С любовью о Господе Ваш прот. Н. Агафонов.

16 июля 16:31.

Спаси Господи, мой дорогой отец Николай, за утешение!

Вот ведь кажется, почти помирает старушонка, в чем душа держится — а похвалил книжку достойный и любимый человек — она и в пляс от радости! Ну если не телесно, так душевно. Вот уж такие мы, писатели, что с нами поделаешь... Я думаю даже, о. Николай, что вот эта жажда одобрения и похвалы, особенно от собрата, это не гордыня, а что-то более простительное. В конце концов, и ребенок ждет похвалы и радуется ей, и это совсем не раздражает, верно?

Операция прошла более-менее благополучно, и даже заживает на мне все как-то даже не по возрасту — уже гуляю самостоятельно по улице, хотя и недолго, не более получаса. А вот ездить на транспорте не могу пока. Вообще сидеть тяжелее, чем ходить.

Сегодня опять делали МРТ, все с метастазами определиться не могут. А я и рада: время идет, а люди-то молятся! Чем больше молитв уйдет к Богу, тем больше у меня шансов еще пожить.

Хотя если честно, то я и не знаю, хочу я долго жить или нет. Андрюшку боязно оставлять, он такой больной у меня и одинокий. Хотелось бы дописать начатую книгу о молодых, которые борются за своих ровесников, спасая их от суицида. Это фэнтези. Детская книжка для малышей не закончена. Мечтала написать книжку о послевоенных девочках под названием «Счастливые девочки после войны». Книга для избалованных подростков, которая научила бы их ценить простые радости жизни, ценить свое детское рукоделье и понимать, какое это счастье — возможность открыто ходить в Божий храм. Ну как Бог даст, уж Ему точно виднее, а я в руках Его.

Прислали бы книжку о Патриархе Ермогене почитать, батюшка! Писать я сейчас пока не могу, а читать — очень даже, хоть и не обещаю прочесть скоро, потому как сидеть мне трудно, я уже писала, а лежачий компьютер пока рано устраивать.

Обнимаю Вас и прошу Ваших святых молитв.

Ваша ЮНВ.

Протоиерей Николай Агафонов с иконой Патриарха Ермогена, подаренной ему старцем схиархимандритом Власием.

16 июля.

Милая моему сердцу Юлия Николаевна!

Как я был рад получить от Вас весточку, для меня утешительную. Моя похвала Вашему Ланселоту — это не желание поддержать товарища в трудную минуту, а потрясение, какое я испытал от чтения этой книги. Книга захватывает с первой страницы и уже не отпускает до последней, а я такие книги люблю. И сейчас отстаиваю перед своими коллегами-писателями необходимость писать интересно, чтобы книга захватывала и уже не отпускала читателя. Чтобы читатель начал сопереживать героям книги и проходить вместе с ними путь от лжи к правде, от смерти к ЖИЗНИ, тогда книга написана не напрасно. Тогда писатель помог и сам себе, и своим читателям. Ведь писателю на том свете воздаяние не может быть определено сразу, как простому человеку. Потому что он ушел из этой жизни, а книги-то его продолжают жить здесь на земле и продолжают творить добро или зло. Они, его книги, работают на писателя и спасение его души или на погибель. Так вот, дорогая Юлия Николаевна, я Вам заявляю со всей ответственностью человека, прослужившего у Престола Божия 35 лет: Ваши книги работают на спасение душ Ваших читателей, а значит, и Вашей души. Мне пока еще 57 лет, но уже все чаще задумываюсь о предстоящем переходе в мир иной, называемый у нас, христиан, — успением. И я молю Бога не о продлении своих лет, а о том, чтобы их хватило для написания задуманных мною книг. Что это? Тщеславие или желание сделать как можно больше доброго и хорошего? Я сам не знаю, наверное, и то и другое, но надеюсь, что последнее все же перевешивает в моей душе.

Господи, дай рабе Божией Юлии исполнить ее творческое желание, если это будет угодно Твоей Всеблагой Воле.

В Боровском монастыре (Калужская епархия) живет чудный старец — архимандрит Власий. Признаюсь Вам как на духу, что, когда ехал к нему, был настроен скептически, но вышел от него со слезами. Никакого «кликушества», это реалист в самом высоком духовном смысле. Я ему в конце общения пожаловался, что трудно идет книга о Патриархе Ермогене, а он тут же достает из завалов своей кельи большую, писанную на золоте икону священномученика Патриарха Ермогена и вручает ее мне со словами: «Ничего в жизни случайного не бывает, и эта икона предназначалась для вас». Привез икону домой, поставил ее перед компьютером и дописал книгу в десять дней. Пусть кто-то из Ваших друзей, может быть с издательства «Лепта», съездят в Боровск к отцу Власию, к нему трудно попасть, но они попадут и попросят его молитв.

По поводу онкологии расскажу случай из моего ближайшего окружения родственников. У зятя моей жены (муж ее родной сестры) заболела мама (рак молочной железы), и врачи сказали, что больше года не проживет. Она была женой священника, и за нее многие стали молиться и по монастырям. Так она после приговора медицины прожила еще девятнадцать лет, родила и вырастила за это время сына, а умерла только в этом году.

Посылаю Вам «Адаманта», это не художественное произведение, а исторический очерк, потому будет читаться неинтересно, но Вам и нельзя пока помногу читать.

Любящий Вас о Господе прот. Н. Агафонов.

17 июля.

Милый, дорогой отец Николай, какие замечательные и утешительные слова для моей души Вы написали! Я все время со страхом отношусь к самому факту моего творчества: а вдруг я «прячусь» от Господа за свои книги? Книжки-то я стараюсь писать хорошие, а вот себя в хорошую не стараюсь перевоспитать, только грехами богатею. Но люди мне часто говорят и пишут, что книги мои помогают, направляют, а главное — к вере приводят. Так получается, что если они другим помогают, то и мне помогут в будущей жизни? Это такое великое утешение, батюшка! Вы священник, я Вам верю. И знаете, мне сразу же захотелось написать хотя бы еще одну книжечку, которая «поработает на меня» в будущем. Спаси Господи, дорогой мой друг, за утешительные эти слова!

А о. Власия я, кажется, видела прямо на службе. После смерти моего мужа в 1996 году мы поехали с подругой и братом на машине помолиться по уже открытым русским монастырям. Причем поехали почти наугад — от одного к другому. Спросим: «Какой ближайший открытый монастырь?» — и едем туда. А вот к Пафнутьево-Боровской обители приехали почти случайно, монастырь еще фактически не был открыт, хотя службы уже шли. Красоты он даже в полуразрушенном виде был несказанной! Обязательно попытаюсь через кого-нибудь из друзей попросить у старца святых его молитв.

Как хорошо, что Бог послал мне тогда в «Слове» такого друга, как Вы, батюшка!

Ваша н. р. Б. Иулия.

1 августа.

Дорогой отец Николай, вот и закончила я чтение Вашей книги. Поздравляю от всей души — книга очень и очень удалась! Догадываюсь и восхищаюсь глубиной и обилием исследованных материалов, скрупулезно изученных Вами «преданий старины глубокой». Великий это был труд, но и результат немаленький!

Но повесть о святом Патриархе Ермогене — это не только церковная и российская история, эта книга еще и весьма современна и нужна, ибо повесть Ваша недвусмысленно предупреждает: независимость и крепость Российской державы напрямую связана с крепостью Православной Церкви, ее служителей и иерархии, и всякий патриотически мыслящий и чувствующий читатель закроет книгу именно с этим убеждением.

А вот врагов России и Православия книга Ваша определенно напугает, если только они до нее доберутся! Они смутно чувствуют, что угроза их желанному «новому миропорядку» исходит именно от Православия, и потому так автоматически ненавидят Церковь и Патриарха! То они упрекают Церковь в аполитичности и нежелании влиять на власть, то обвиняют Ее же в политизации и сращении с властью, не поймешь, чего и хотят. Но на самом деле не хотят, а боятся, понимая, что с Православием ни дружить, ни торговать не получится, и безполезны все переговоры, потому как общего языка для переговоров нет и безполезно его искать, их об этом еще Самюэль Хантингтон в «Противостоянии цивилизаций» предупреждал. Ну вот и пусть боятся, глядишь, и наглости поубавится.

Зато искренним патриотам и истинным Православным книга Ваша послужит к великому утешению и духовному укреплению.

Она и меня укрепила накануне нового испытания: послезавтра иду на вторую операцию. Помолитесь обо мне, дорогой Вы наш писатель и пастырь!

Ваша почитательница ЮНВ.

1 августа.

Спасибо, дорогая Юлия Николаевна!

Я молюсь за Вас на каждой Божественной литургии. Вынимаю частицу из просфоры и поминаю на Литургии. Да и всякий раз мысленно обращаюсь к Богу за болящую рабу Божию Юлию. Сообщите потом, как прошла операция.

Ваш прот. Н. Агафонов.

1 февраля 2013 г.

Добрый день, дорогой отец Николай!

Спешу Вас обрадовать хорошими новостями: по молитвам молящихся за меня Господь даровал мне ремиссию: все анализы показывают, что признаков рака в организме нет. Чувствую себя хорошо, но несколько ошарашенно, поскольку ничего подобного не ожидала.

С уважением, любовью и просьбой о молитве Ваша ЮНВ.

1 февраля.

С чувством глубокой радости приношу Благодарение Богу за Ваше выздоровление, дорогая Юлия Николаевна!

Хотя я и переживал за Вас и молился, но в Вашем выздоровлении не сомневался. Вы еще нужны Богу здесь на земле, чтобы писать Ваши дивные книги, помогающие людям укрепляться в вере.

Остаюсь всегда Вашим другом и поклонником,

недостойный прот. Н.А.

29 апреля.

Дорогой отец Николай! Помолитесь ради Христа о моем скоропостижно скончавшемся брате р. Б. Борисе: несколько часов назад умер от инфаркта.

Ваша н. р. Б. Юлия.

16 августа.

Дорогой и незабвенный мой отец Николай! Поздравляю Вас с приближающимся праздником Преображения Господня: а яблоками пахнет все ближе и вкуснее!

Как поживаете, как здоровье, как творческие успехи?

Я все еще жива, как видите, хотя и не очень здорова. Но уж как Господь ведет, Ему виднее.

Начала новую повесть о ленинградских девочках после войны, об их заштопанном счастье. А ведь бедное наше детство все равно было счастливым!

А пишу Вам не просто так, но по серьезному поводу. На нашем антисуицидном форуме «Победишь» появился довольно сложный парень Константин, пишет под ником Bear, «Медведь». Он довольно-таки поломан Чечней. И вот вчера он вдруг слегка оттаял и поведал замечательную историю. Вот она:

«Вспомнил случай, который произошел со мной, когда я служил в Чечне. Иначе как вмешательством Бога или судьбы я его объяснить не могу. В общем, решили мои однополчане надо мной подшутить и запихнули в бронежилет второй комплект пластин. И как раз в это время случилась «заваруха». Ну, когда стреляют, думать особенно некогда, накинул я этот броник (а он почти в два раза тяжелее), но на нервах или адреналине не почувствовал. Вот, значит, бегу я со своей СВД, и вдруг бах!!! Ударило в спину... Упал мордой в грязь, отряхнулся, поматерился — и дальше. Уже потом, когда вернулись, я обнаружил, что пуля от такой же СВД застряла во ВТОРОЙ пластине моего броника. То, что стрелял снайпер — это без вариантов, и не будь второй пластины, я бы получил пулю под левую лопатку в сердце.

Вот такая шутка друзей получилась. Тут явно есть какой-то умысел Того, Кто предопределяет судьбу».

Автор разрешает мне передать сюжет в Ваши умелые руки.

С любовью и великим уважением Ваша ЮНВ.

17 августа.

Милая и добрая Юлия Николаевна!

Только вчера вернулся из отпуска, последние дни которого посвятил паломничеству к святым мощам Святителя Белгородского Иоасафа. Мощи этого святого до революции были всегда теплыми (36.6), большевики этому очень досадовали и вырезали у святого сердце, после этого теплота прекратилась, но помощь святого людям не иссякла.

Когда большевики случайно отыскали где-то на болоте неразложившееся тело разбойника, то стали утверждать, что оно сохранилось благодаря природным условиям места его погребения. Они положили найденное тело рядом со Святителем Иоасафом, чтобы все приходящие убедились, что в сохранении тела нет никакого чуда. Однако вскоре посетители стали замечать тленный запах от тела разбойника и благоухание от мощей Святителя Иоасафа, так и пришлось посрамленным безбожникам похоронить свое «доказательство», а мощи св. Иоасафа лежали в местном музее[1], пока их в 1990-е годы вновь не вернули в собор.

Случай, рассказанный Константином, для человека верующего несомненное чудо Божие, для неверующего в Промысл Божий всего лишь случайное счастливое совпадение. Помню, что, когда я делал только первые шаги к вере — это были годы моей службы в армии, — меня потрясло прочитанное у Достоевского в «Братьях Карамазовых» следующее рассуждение, которое я привожу по памяти: «Реалист не поверит и чуду, а если чудо станет перед ним неотразимым фактом, то он скорее не поверит своим чувствам, чем допустит этот факт, а ежели допустит, то как факт естественный, но доселе ему неизвестный. В реалисте вера не от чуда рождается, а чудо от веры. Если реалист раз поверит, то допустит и чудо...» С тех пор я, всегда считающий себя реалистом, к чуду относился как к реальности явления в нашей действительности Высшего Божественного мира. Тогда же меня поразила мысль, насколько бедны в своей жизни люди, далекие от Бога, потому что их жизнь лишена чуда. Мне стало жаль безбожников, так же как жаль, например, калеку — слепого или глухого. Чувство одиночества проистекает не от отсутствия людей (друзей), а от отсутствия в твоей душе Бога. Вы прекрасно показали в своих книгах «Юлианна», что у любого человека есть самый близкий ему друг, друг на всю жизнь до гроба и за гробом, это Ангел-Хранитель. Это он руками сослуживцев надел второй броник на Константина, и он сейчас в нем пробуждает воспоминание об этом чуде, чтобы помочь своему другу обрести опору в вере и радость общения с Богом в Церкви.

Тема подлинного чуда (а подлинное чудо — это преображение души человека) является главной темой всех Православных литераторов. Потому я верю, что Ваша новая книга о блокадных девочках будет исполнена чудом добра среди ужасов войны, добра, способного привести человека к преображению и обновлению. Бог в помощь Вам, дорогая Юлия Николаевна. Я начал работу над повестью о чуде, произошедшем в 1956 году в Куйбышеве. Это знаменитое Стояние Зои.

Многие о нем знают, но мне интересно проследить реакцию на это чудо ее современников: милиции, охранявшей дом, в котором стояла Зоя, Архиерея и священников, уполномоченного по делам религии, КГБ, партийного руководства, самого Николая, не пришедшего к Зое на вечеринку. Вот, собственно, о чем книга. В ней я буду описывать не само чудо, а то, как его увидели современники. Сегодня заступаю служить свою чреду в храме. Вас в своих молитвах я не забываю, и надеюсь, Вы тоже.

Неизменно с любовью во Христе прот. Н. Агафонов.

17 августа.

Спаси Господи за теплое и такое глубокое письмо, дорогой о. Николай!

Стояние Зои — это воистину чудо именно нашего времени: резкое, убедительное, отрезвляющее, в чем-то даже жестокое, чудо-урок, чудо-упрек, чудо-предупреждение! Мы, наверное, как-то больше привыкли замечать радостные, спасающие, утешающие, исцеляющие чудеса, а чудеса суровые, назидающие — это как-то непонятно... непривычно... оно нам не надо!

Может быть, вам пригодится для книги, расскажу очень простой самарский эпизод того времени. У меня три года назад умерла в Берлине от рака глубоко верующая, очень близкая мне подруга Нина, мать еще более давней моей подруги еще по диссидентству, родом из Самары. Крещена Нина была с младенчества, но о вере очень, очень долго даже не задумывалась. На меня, когда мы познакомились, даже с некоторой опаской смотрела: экая чудачка!

Она на пять лет старше меня, и когда произошло чудо с Зоей, жила где-то на окраине Самары. Ездили они с подружками на танцы как раз почти мимо Зоиного дома, по соседней улице, кажется. И в те дни трамвай был заполнен людьми, ехавшими к месту чуда, причем часто люди говорили о Зоином стоянии вслух, делились своими мыслями, ужасались, выходили на остановку-две раньше, чтобы пробиться к дому Зои через кордон. А Ниночка с подружками только удивлялись: какой ерундой люди занимаются, в трамвай набились и едут смотреть неизвестно что. Вот они с подружками времени не теряют, пустяками не занимаются — на танцы едут! Потом народу в трамваях поубавилось, но все равно люди ехали и разговоры продолжались, а подружки только переглядывались и фыркали. Им-то что! Мало ли какие странные болезни существуют на свете... Наука еще не все открыла...

А к вере Ниночку привело все-таки тоже чудо. И тоже простое и суровое. Она долго вдовствовала, потом вдруг вышла замуж за какого-то местного пожилого красавчика. Дочь им купила двухэтажную дачу на берегу Волги, они там жили летом со своим «молодым» мужем и младшим сыном Георгием двадцати лет. Это был тихий, добрый и невероятно скромный мальчик, у него не было ни шумных компаний, ни девушки, учился, работал и жил при маме. И вот однажды местные хулиганы поздно вечером подловили Геру с работы и потребовали денег на водку; у него денег не было, тогда они потребовали, чтобы он попросил у соседей в долг бутылку. А он, по скромности своей, даже и не мог этого сделать. Они его таскали от дома к дому, добиваясь своего, и избивали. Потом, избив до безсознания, бросили в Волгу. Он, как показала экспертиза, утонул еще живой. Ниночка, естественно, сходила с ума от горя и ужаса и почему-то, будучи якобы совсем неверующей, кричала: «Да есть ли Бог? Как Он это допустил?» Мужа новоиспеченного она бросила вместе с дачей и уехала жить в Мюнхен к старшей дочери. Я пыталась с ней заговорить о Боге — глухая стена. Но однажды она сама пришла ко мне: «Возьми меня в церковь! Я знаю, что Бог есть!» Оказывается, на днях она сидела в кресле, вроде даже ни о чем не думая, возможно, задремала. И вдруг перед ней появился сын и сказал: «Мама! Бог есть — живи с Богом!» И все, началось скорое и полное воцерковление. Умерла Ниночка через двадцать примерно лет после этих событий, похоронена в Берлине на русском кладбище в Тегеле, отпевали ее три священника из трех берлинских приходов, народу была масса, мест на поминках не хватало. Ее внучка — моя крестница, так что мы с Ниночкой теперь родня.

Ну вот вам немножко о Зоином стоянии, упокой, Господи, ее бедную душу и светлую душу подруги моей Нины!

А теперь я возьму сумку-коляску и побреду на наш крестьянский субботний рыночек, купить настоящие крестьянские яблочки на праздник: крестьяне даже белый налив продают, настоящий, не пластмассовый, не мутантный, с червоточинками, но без химии и генетики. Правда, торговать им разрешают только два дня в неделю по три часа — государство охраняет интересы сельскохозяйственных монополий! Поскольку совсем запретить торговать крестьянам нельзя, ходят слухи, что им законодательно запретят выращивать «ненормированные» овощи и фрукты, чтобы не создавали конкуренции тем, кто захватил торговлю ими в свои руки. Жуть что за мир!

Светлого вам праздника, дорогой мой друг!

Ваша н. р. Б. Иулия.

Юлия Николаевна Вознесенская умерла 20 февраля 2015 года в возрасте 74 лет и похоронена на Православном кладбище Тегель в Берлине. Протоиерей Николай Агафонов служит клириком самарского храма в честь святых Первоверховных Апостолов Петра и Павла. В 2014 году стал лауреатом Патриаршей литературной премии имени свв. Кирилла и Мефодия. В 2015 году на Пасху он отметил свое 60-летие. Недавно в издательстве московского Сретенского монастыря вышла его новая книга — повесть «Стояние». В ней рассказывается о чудесных событиях в Куйбышеве на Чкаловской улице в 1956 году.


[1] Мощи Святителя Иоасафа до 1991 года находились в Ленинградском музее истории религии и атеизма, располагавшемся в здании Казанского собора. 

Дата: 27 июня 2016
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
7
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru