Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:








Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Публикации

Архипастырь

​«Утешу вас и помогу вам»

Члены Архиерейского Собора Русской Православной Церкви единогласно приняли решение о канонизации Архиепископа Богучарского Серафима (Соболева), почитаемого в Болгарии и в России.

Члены Архиерейского Собора Русской Православной Церкви единогласно приняли решение о канонизации Архиепископа Богучарского Серафима (Соболева), почитаемого в Болгарии и в России.

«Изучив жизненный путь и архипастырский подвиг Архиепископа Серафима, совершившиеся по его молитвам чудотворения и непрекращающееся всенародное его почитание, Освященный Архиерейский Собор Русской Православной Церкви единомысленно со Священным Синодом Болгарской Православной Церкви определяет причислить к лику святых Архиепископа Богучарского Серафима (Соболева, 1881 — 1950) для общецерковного почитания», — говорится в Соборном решении от 3 февраля. Собор отметил, что личность Архиепископа Серафима особым образом объединяет Русскую и Болгарскую Православные Церкви. Память Святителя Серафима определено праздновать 13/26 февраля, в день его преставления ко Господу. Честные останки Святителя Серафима считать святыми мощами и воздавать им достодолжное почитание, говорится в документе. Члены Собора пропели величание новопрославленному святому. Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл вручил Митрополиту Варненскому и Великопреславскому Иоанну образ Святителя Серафима, написанный в иконописной мастерской Санкт-Петербургской Духовной Академии, — для передачи в дар Болгарской Православной Церкви.

Архиепископ Серафим (Соболев) — многолетний настоятель патриаршего подворья Русской Православной Церкви в Софии. В течение почти 30 лет с 1921 года он являлся здесь настоятелем русской церкви. Приход объединял тогда представителей первой волны русской эмиграции. В 1950 году Владыка Серафим был похоронен в крипте этого храма, и сразу это место стало центром поклонения Православных христиан.

Осмысляя причины русской трагедии, Архиепископ Серафим пророчески писал: «Все русские несчастья начались с того, что мы удалились в своей жизни от Церкви, перестали руководствоваться Ее учением и уставом и положили в основу своей жизни и деятельности всевозможные еретические и богоборческие учения, а лучше сказать — свою греховную страстную волю, которая сделала нас по жизни хуже несмысленных тварей. Мы стали дышать грехом, ибо не захотели дышать веяниями благодати Святого Духа, мы стали пить грех, ибо не захотели пить от воды живой, возрождающей нас и обильно изливающейся на нас в Святой Церкви для нашей блаженной и вечной жизни. Надо опять всем русским людям Православным слиться с Церковью, строго держаться Ее устава как самого спасительного руководства жизни. Мы должны, подобно нашим предкам, иметь действенную, живую веру, и потому всегда молиться, чаще читать Слово Божие, творения Святых Отцов Церкви, Жития Святых, неуклонно соблюдать все посты и быть милосердными, чтобы вера наша не была мертвой, а живой и спасительной. Эта вера в жизни наших предков сделала Россию великой. Вера и в данный момент жизни нашей спасет Россию, возродит ее и опять сделает ее великой».

Николай Борисович Соболев — будущий Архиепископ Серафим — родился в Рязани 1 декабря (по старому стилю) 1881 года в семье мещанина Бориса Матвеевича Соболева и его жены Марии Николаевны. В семье Соболевых было 12 детей, семь из которых умерли в детском и юношеском возрасте. Николай был десятым ребенком в семье.

На могиле Владыки Серафима мы читаем слова Псалмопевца: «От чрева матере моея Ты еси мой Покровитель» (Пс. 70, 6). Слова эти оправдались в жизни Владыки с самого его рождения. Его мать в страшных страданиях не могла разрешиться от бремени, и по решению врачей требовалось приступить к операции — извлечению младенца по частям, для спасения жизни родительницы. В это время мать пришла в сознание и, узнав о решении врачей, с клятвою запретила мужу допустить убийство своего младенца. После ночи, проведенной в страшных муках, при первом ударе церковного колокола в пять часов утра младенец родился сам, без всякой посторонней помощи. Тогда мать попросила: «Покажите мне мое детище, от которого я чуть не умерла», и когда ребенка поднесли, то сказала: «Ах, какой серьезный мухтар родился!» Младенец был назван Николаем, в честь Святителя Николая Чудотворца. После этого в детстве домашние называли его порой «мухтаром», и это ему очень не нравилось. Уже через много лет, будучи в Болгарии, Софию посетил Епископ Маньчжурии Нестор. Он подарил Владыке Серафиму книгу своих воспоминаний, в которой в главе о посещении им Иерусалима говорится, что по-арабски слово «мухтар» значит «Епископ». Так, сама того не сознавая, мать сказала: «Ах, какой серьезный Епископ родился». И неизвестным словом предсказала судьбу новорожденного.

Когда Николаю было шесть лет, его отец перенес инсульт и 14 лет, вплоть до самой смерти, был прикован к постели. Большое влияние на будущего иерарха оказала его мать, она хотела, чтобы ее сын стал священником. Николай Соболев окончил Рязанскую Духовную семинарию и в 1904 году поступил в Санкт-Петербург-скую Духовную Академию.

В годы учебы будущий Архипастырь неоднократно посещал праведного Иоанна Кронштадтского. В 1908 году Николай Соболев, студент 4 курса Академии, был пострижен в монашество с именем Серафим и вскоре рукоположен в сан иеродиакона, а потом и иеромонаха. Ученый совет Академии постановил удостоить иеромонаха Серафима ученой степени кандидата богословия с правом получения степени магистра.

Иеромонах Серафим был направлен в Калужское духовное училище смотрителем. Большим утешением для иеромонаха Серафима стало посещение Свято-Введенской Оптиной пустыни. Близкие отношения сложились у него с преподобным Анатолием (Потаповым), который стал его духовником.

В 1912 году отец Серафим стал ректором Воронежской Духовной семинарии с возведением в сан архимандрита. «Вы назначены в наибезнадежнейшую и бунтарскую семинарию», — писал архимандриту Серафиму Архиепископ Антоний (Храповицкий). Но архимандриту Серафиму удалось улучшить положение. Он не стал наказывать воспитанников, стараясь понять их проблемы, главной из которых была бедность. Новый ректор добился открытия двух столовых для малоимущих студентов, открыл братство, помогавшее воспитанникам оплачивать обучение, лечение и поездки домой. Ситуация в Воронежской семинарии вскоре заметно улучшилась. В 1915 году Учебный комитет при Синоде признал семинарию одной из лучших в России.

В Воронеже архимандрита Серафима застала революция и гражданская война. В марте 1918 года семинария была закрыта большевистской властью, ее здание было занято красноармейцами.

В октябре 1919 года войска генерала Деникина взяли Воронеж, но вскоре были вынуждены отступить. Архимандрит Серафим не знал, как ему поступить — уйти на юг с белыми или остаться в Воронеже. За советом отец Серафим обратился к прикованному к постели старцу Аарону, который проживал недалеко от Воронежа. «Не безпокойся, ты попадешь в хорошую сторонушку», — сказал старец о дальнейшей судьбе архимандрита Серафима. «Как же мне понимать ваши слова?» — спросил архимандрит. «Попадешь — узнаешь», — был ответ старца. Архимандрит Серафим и его брат иеромонах Сергий покинули Воронеж в последний момент в открытом вагоне с углем для паровоза.

На юге России архимандрит Серафим вошел в подчинение временно независимого Высшего Церковного Управления (ВЦУ), образованного для самостоятельного решения срочных вопросов. 7 мая 1920 года архимандрит Серафим был назначен ректором Духовной семинарии в Симферополе.

24 сентября 1920 года ВЦУ вынесло решение рукоположить архимандрита Серафима во Епископа Лубенского, викария Полтавской епархии. 14 октября в симферопольском Александро-Невском соборе архимандрит Серафим был хиротонисан во Епископа. Хиротонию совершил сонм Архиереев во главе с Митрополитом Антонием (Храповицким). Вскоре Епископ Серафим вместе с остатками Белой армии покинул родную землю.

Весной 1921 года Архиепископ Евлогий (Георгиевский), управляющий русскими приходами в Западной Европе, назначил Епископа Серафима настоятелем Свято-Никольской церкви в Софии. 31 августа 1921 года ВЦУ за границей назначило Епископа Серафима управляющим русскими Православными общинами в Болгарии. Патриарх Тихон признал архиерейскую хиротонию Епископа Серафима и его назначение в Болгарию. В 1921 году Святитель Тихон изменил титул Епископа Серафима на Богучарский.

До конца дней своих Епископ Серафим оставался на должности управляющего русскими приходами в Болгарии, сначала в юрисдикции Русской Зарубежной Церкви, затем в юрисдикции Московского Патриархата. Местом служения Епископа Серафима стал храм Святителя Николая на бульваре Царя Освободителя Александра II. В подчинении Епископа Серафима оказалось еще несколько приходов и Спасский (Александро-Невский) монастырь в Ямболе. Архипастырь организовал комитет по сбору помощи в поддержку русских монахов Афона, которые после революции находились в бедственном положении, испытывали притеснения греческого правительства.

Епископ Серафим болел туберкулезом, но все равно регулярно совершал Богослужения. Большое внимание Владыка Серафим уделял церковному хору, который при его жизни стал одним из лучших в Болгарии.

Архипастырь занимался умным деланием — творил Иисусову молитву. Иерарх поддерживал тесные связи с монахами Святой Горы Афон. Особенно близким Епископу Серафиму стал афонский старец иеросхимонах Лот из Крестовоздвиженского скита. У него Архипастырь исповедовался в течение долгих лет.

В 1934 году Болгария установила дипломатические отношения с советским государством. Русские храмы в Болгарии перешли в ведение Болгарской Церкви, которая выделила русской общине другие помещения. Приход Никольского храма на бульваре Царя Освободителя перешел в Никольский храм на улице Калояна. На десять лет этот храм стал местом служения Владыки Серафима.

В 1934 году Архиерейский Собор Русской Зарубежной Церкви возвел Епископа Серафима в сан Архиепископа. Архиепископ вместе со своим братом архимандритом Сергием снимал очень скромную и лишенную элементарных удобств квартиру на улице Велико Тырново. Архипастырь старался избегать роскоши и пристрастия к вещам.

Владыка постоянно болел, в середине 1920-х годов находился на грани смерти от туберкулеза. Кроме того, Архипастырь всю жизнь ухаживал за больным братом.

Уже в те годы жители Софии видели в Архиепископе Серафиме угодника Божия. Многие считали его прозорливым.

Сам Архиепископ Серафим чувствовал близость Бога, Его присутствие. «Когда умрем, тогда поймем, насколько близки нам были Спаситель, Божия Матерь и все святые, как сходили к нашим немощам и как исполняли наши молитвы», — говорил Архипастырь. А вот еще любимая фраза иерарха: «Господь близко: позовешь Его, Он сразу откликнется».

С 1920 по 1945 годы Архиепископ Серафим подчинялся Русской Православной Церкви Заграницей. При этом Владыка Серафим был далек от крайностей и удерживал Зарубежный Синод от радикальных шагов. Так, в 1926 году он выступил против замены катехизиса Святителя Филарета катехизисом Митрополита Антония (Храповицкого). Иерарх заявил, что Зарубежный Синод не может брать на себя такие полномочия без разрешения Всероссийской Церкви.

Архиепископ Серафим воспринял «Декларацию» Митрополита Сергия (Страгородского) отрицательно. Но несогласие с Митрополитом Сергием не приводило Архипастыря к крайностям. Духовным чадам Владыка говорил, что не имеет права осуждать Митрополита Сергия, который оказался в условиях страшных гонений.

В 1920-1940-е годы Архиепископ Серафим выступил против спорных взглядов Митрополита Антония (Храповицкого) и протоиерея Сергия Булгакова. 1 января 1938 года за сочинение «Новое учение о Софии Премудрости Божией» он был удостоен ученой степени магистра богословия.

Государственному устройству России он посвятил книги «Русская идеология» и «Об истинном монархическом миросозерцании». Основой благополучия государства Архиепископ Серафим считал симфонию властей — Церковной и Царской. Архиепископ Серафим считал, что уничтожение этой симфонии и привело Россию к катастрофе 1917 года. Архипастырь был убежден, что в России необходимо восстановить монархическое правление. При этом он выступал против подчинения Церкви государству. С какой болью писал он о причинах крушения Российской Империи! «Если бы русские Православные люди имели веру в Богооткровенные истины о Царской власти, то они могли бы с успехом бороться с врагами нашей Родины, ее погубившими. Эти враги в своей неистовой борьбе с самодержавной властью Царя — Помазанника Божиего исходили из ясного, определенного учения диавольского — социализма, с его обманом о земном счастье, к каковому учению они относились как к непреложной истине, в которой были убеждены всем своим существом. Поэтому они знали, за что боролись, за что страдали и умирали. К великому нашему несчастью, русское общество не могло противопоставить бесовской силе врагов соответствующую могущественную силу, хотя таковая и была в России в лице Царской самодержавной власти. Русское общество не могло воспользоваться этою величайшею силою, по причине отсутствия веры в Богооткровенные непреложные истины относительно этой власти. А между тем за эту, как и вообще за Православную веру, Господь и ниспосылал русским людям благодать Святого Духа, несокрушимую Божественную силу в борьбе со всяким злом.   Да и о какой же вере можно было говорить у нас пред гибелью нашей Родины, когда русская интеллигенция в своем подавляющем большинстве стала неверующей и даже богоборческой или же совершенно равнодушной к самодержавной власти Царя-Помазанника?! Только самая небольшая часть русского общества сознавала значение самодержавия и готова была объединиться вокруг своего Царя как спасительной силы для России, как источника ее величия и славы. Но эта часть была незначительна и одинока, как одинок был и сам Государь наш среди моря бушующего либерализма в России, искоренившего в ней вместе с Православной верой и всякую мысль о Богоустановленности Царской власти».   

В годы Второй мировой войны Архиепископ Серафим не служил молебнов о победе Германии (Болгария была союзником нацистской Германии), а также отказывался благословить русских эмигрантов на борьбу против России, говоря, что воевать против своей родины — грех.

В сентябре 1944 года в Болгарию вошли советские войска. Начались аресты — как бывших участников белогвардейских формирований, так и непричастных к политике русских эмигрантов. В таких случаях к Архипастырю часто обращались за молитвенной помощью. Жена арестованного члена Епархиального совета слезно просила Владыку помолиться за него. После молитвы Богородице Архиепископ Серафим повернулся к женщине и твердо сказал, что с ее мужем не случится ничего плохого. Через два дня стало известно, что у генерала, который вел дело и считался очень суровым человеком, в России скоропостижно умер сын. Вместо вылетевшего в Москву генерала дело было передано другому следователю, более мягкому, который освободил арестованного.

Архиепископ Серафим 15 апреля 1945 года обратился к Святейшему Патриарху Алексию I с просьбой о принятии в Московский Патриархат. 30 октября 1945 года Архиепископ Серафим и семь русских приходов в Болгарии были приняты в юрисдикцию московской Церковной власти. Управление этими приходами поручалось Архиепископу Серафиму с непосредственным подчинением Патриарху Московскому и всея Руси. Весной 1946 года русская община вернулась в храм святого Николая на бульваре Царя Освободителя.

В мае 1946 года в Софию прибыла делегация Русской Церкви во главе с Патриархом Алексием I. Святейший Патриарх совершил Богослужение в Никольском храме. В своей проповеди Архиепископ Серафим сказал: «Двадцать пять лет мы были в разобщении с Матерью нашей Церковью Российской. Но это разобщение было чисто внешним, ибо в сердцах наших было полное единение с вами, со всеми братьями нашей родины, с теми, которые признают Патриаршую Церковь в России». Но, уйдя из Русской Зарубежной Церкви, Архиепископ Серафим всегда воздерживался от того, чтобы осуждать ее.

В 1948 году иерарх принял участие во Всеправославном Совещании в Москве. Архипастырь выступил с докладами об экуменическом движении и о новом календарном стиле. Архиепископ Серафим настаивал на том, что диалог с инославными должен быть серьезным и взвешенным. Он отрицал возможность компромиссов в догматических вопросах и выступал против вступления Русской Церкви во Всемирный совет церквей. Владыка Серафим писал: «Мы всегда должны помнить, что вероисповедные различия не являются только временными перегородками, не имеющими вечного значения и для нас, и для инославных христиан в отношении к вопросу о вечном спасении. Эти различия весьма и весьма для нас существенны, ибо только истинная Православная вера сообщает действенную спасительную благодать, в которой все наше спасение и здесь, и там, за гробом». Архипастырь был категорическим противником перехода Православной Церкви на новый календарь.

Архипастырь хотел создать в Болгарии монастырь. Его мечта осуществилась за несколько месяцев до смерти. Удалось получить разрешение от властей на открытие небольшой обители. Открытие нового монастыря благословил Святейший Патриарх Алексий I. Сам Архипастырь уже находился при смерти. Но даже будучи прикованным к постели, он продолжал руководить работами по обустройству обители. Говоря о монастыре, он точно описывал помещения, в которых никогда не был. А когда монахини спрашивали, откуда он это знает, Архипастырь улыбался и отвечал: «Да разве?»

Деятельность и взгляды Архипастыря вызвали крайнее недовольство в Совете по делам Русской Православной Церкви. В январе 1950 года в ведомстве Карпова был поднят вопрос об удалении Архиепископа Серафима с его поста. Но Архипастырь к тому времени уже не поднимался с постели.

Незадолго до смерти Архиепископ Серафим советовал духовным чадам: «Когда вам станет тяжело, вы мне напишите письмо и оставьте его у моей могилы. Если я получу милость у Господа, утешу вас и помогу вам».

В праздник Торжества Православия 26 февраля 1950 года, в 15 часов Архиепископ Серафим (Соболев) окончил свой земной путь в квартире на улице Велико Тырново. На следующий день тело усопшего Архипастыря было перенесено в храм Святителя Николая. До поздней ночи жители Софии шли проститься с усопшим иерархом. 1 марта Архиепископ Серафим был погребен в крипте Никольского храма.

Почитание Архипастыря началось почти сразу после его кончины. В августе 1950 года настоятельница Покровского монастыря монахиня Серафима (Ливен) писала Святейшему Патриарху Алексию, что во всех скорбях сестры обители получают невидимую помощь от Архиепископа Серафима. В 1952 году назначенный в Софию протоиерей Сергий Казанский засвидетельствовал, что место упокоения Архиепископа Серафима посещается его почитателями. Сразу же началась и запись чудес по молитвам Архипастыря. Зафиксировано более ста случаев посмертной молитвенной помощи Архиепископа Серафима.

Дата: 10 февраля 2016
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
5
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru