Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:








Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Публикации

Слово пастыря

Бог простит…

Протоиерей Игорь Макаров из самарского поселка Прибрежный продолжает писать письма своим прихожанам.

Протоиерей Игорь Макаров из самарского поселка Прибрежный продолжает писать письма своим прихожанам.

См. начало...

Об авторе. Протоиерей Игорь Анатольевич Макаров родился в 1967 году в городе Потсдам, Германия, в семье военнослужащего. Окончил Благовещенское высшее военное командное училище. С 1991 до 1995 года работал заместителем редактора Православной газеты «Благовест». В 1996 году рукоположен в сан священника. Настоятель храма в честь Новомучеников и Исповедников Церкви Русской поселка Прибрежный г. Самары.

Письмо тридцать второе.

Здравствуйте, мои дорогие!

Сегодня утром я сильно разгневался. Причина — ничтожная, а внутри всё горит... Вспоминая святоотеческие слова, что «начало безгневия — молчание уст», упрямо молчу. Помогает, постепенно огонь этот гаснет... Но внутри — пепелище…

И — молчи не молчи — в какой-то момент по упрямой душе что-то чиркнет и вновь разгорится…

«Гнев — это качество сильной души. Это наше оружие... Гневом надо уметь управлять». Эта мудрая мысль — из какой-то давно прочитанной книжки. Впрочем, это даже не мысль — это опыт. Опыт и мысль — совсем разные вещи. Мысль приходит извне. Приходит — как помощь, как указание. Не ты её «автор», и «хозяин» её тоже не ты. Ты можешь её кому-то открыть, или можешь припрятать на время. Но помни: она не твоя! А если присвоишь её — станет ложью... Умрет! «Мысль изреченная есть ложь» — это не просто поэтическая строка Тютчева, это покаяние автора, который всю свою жизнь только и делал, что изрекал «свои» мысли. Вот и я, мои дорогие, искренно каюсь. Всё, что пишу, говорю — только мысли... Помните это!.. Буду помнить и я...

Опыт — это другое. Это твой капитал, твое духовное богатство. Ты можешь им одарить, оказать реальную помощь... Святоотеческие слова — это опыт! Но как трудно бывает его воспринять... «Гневом надо уметь управлять!» Это верно, но как?..

Недавно в лондонском метро задержали обезумевшего террориста, который набросился на людей с огромным ножом. Он успел ранить двоих, сотни людей испытали сильное психическое потрясение... Скольких ранит наш гнев?! Раздражительность, злоба?! Из года в год, почти ежедневно, мы набрасываемся на людей... Гнев — оружие очень опасное. Этим оружием мы раним невинные души. А еще мы калечим себя... Как же сильно мы можем себя ненавидеть!..

Фото Екатерины Жевак.

Он успешен, ухожен, самовлюблён. А на контрасте со мной так и вовсе как «белый воротничок» с Уолл-стрит... Я давно замечал, что священник одним лишь присутствием пробуждает вокруг себя боль. Оголяются раны, снимаются маски, под которыми — скорбь. Зная это, я частенько держусь на дистанции, обхожу людей стороной. Ведь не всякая боль утолима… Но здесь другой случай. Он — политик и меценат, помогает строительству нашего храма, и поэтому приходится часто общаться. Наш разговор как всегда переходит на личные темы, и я наблюдаю, как сходит с него деловая напыщенность и неприступность... Только снова у нас ничего не получится... Он замолкнет на полуфразе, испугавшись своей неожиданной искренности, и мы продолжим говорить о делах... Нераскаянная душа. Сколько в ней боли!.. Да, ему есть за что себя не любить. Но зачем же так сильно себя ненавидеть?! Больше всех на всем белом свете этот бедный богач ненавидит себя!.. И с этим ничего не поделаешь. Только милосердие Бога может унять эту боль. Но он в милосердие Бога не верит, а значит — не знает его…

Я уже сотни раз говорил, что нет более безжалостного судьи над человеком, чем сам человек. Мы никогда и ни в чем себя не сможем простить. Будем мучить себя, истязать, заглушая боль новой болью... И вечные муки вряд ли нам станут сюрпризом. Всё, что уже никогда не закончится, — начинается здесь...

Для многих исповедь — это самое трудное таинство, самое непонятное. Одни говорят: «А зачем?..» Другие годами «мычат» одни и те же слова... Я сам из последних… Но есть и такие, которые никогда, никого не поставят выше себя. Сам себе бог!

То, что не всякая исповедь есть покаяние, — это понятно. Непонятно другое: почему наши исповеди (пусть неумелые, с детской шпаргалкой, — но ведь искренние, от сердца!) не только не приносят нам облегчение, а приводят в уныние! Как священник я часто чувствую себя виноватым. Но, опять же, что я могу?.. Одни лишь слова...

После моей робкой исповеди мой духовник всегда снимает епитрахиль и протягивает её мне со словами: «Теперь и меня разреши». Раньше я немного этим смущался: все-таки Старец!.. Теперь — дорожу! Каждая исповедь — безценный урок! Во-первых, я понял, как надо каяться. А во-вторых (и это важнее всего!), я понял, как надо принимать разрешение. Для исповеди — как и для молитвы — нужна обратная связь, нужен отклик, ответ. Безответная исповедь — как любовь безответная: одна только грусть. Вот и уходим мы после исповеди с опущенной головой. Словно всё было зря... «Никому не нужна наша исповедь…» Без ответа, без радости — всё в пустоту!.. Да, к сожалению, бывает, что — в пустоту. Только вот пустота эта — не где-то на Небе. Она — в нашей душе. Мы — как сумасшедшие люди, сами с собой разговариваем. Это какое-то помутнение, раздвоение личности. У меня бывает такое ощущение, что на исповеди, у аналоя нас не двое, а как минимум трое. И я здесь как будто бы лишний. А этот невидимый третий — не Ангел, не Бог, а ваша гордыня. Она тут — и судья, и ответчик, и невинная жертва, и жестокий палач... Да, гнев тут бы точно не помешал. Но я всё терплю... Только слова... — это всё, что имею...

Да, гнев — настоящий огонь. Но есть огонь злой, всепоедающий, — а есть огонь добрый, святой, благодатный. От которого свет и тепло. Который из руды выплавляет металл. Из металла выковывает мечи. А мечи перековывает в орала… Без такого огня — мир не знал бы пророков, апостолов, мучеников за Христа… Не было бы огненных слов пророка Илии, мужества Крестителя Иоанна, чудотворных молитв Кронштадтского пастыря…

Недавно один молодой человек мне признался: «Я долго на вас обижался за то, что однажды я просил у вас извинение, а вы мне сказали: «Бог вас простит». Вы как будто от меня отмахнулись…» Я, как смог, объяснил. А сам призадумался: кажется, мы не вполне понимаем смысл многих прекраснейших слов, к которым привыкли. Мы роняем их на бегу, небрежно разбрасываемся… «Бог простит!» Мы не просто прощаем обиды — мы как священники Богом данной нам властью отпускаем грехи! Примиряем наших обидчиков с Богом. Благодатная, страшная власть!

…Уже Рождество. Пришел в мир Спаситель! Праведный Гнев — на всеобщую Милость... Не справедливость, не честь, не заслуги... Только Милость! И только Любовь!.. Бог нас прощает!.. В это трудно поверить! Но иначе — никак…

Простите. Бог вас простит.

Протоиерей Игорь.

Дата: 27 января 2016
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
14
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru