Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:








Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Публикации

Слово пастыря

Царица добродетелей — любовь

«Любовь — это всегда жертва. Если я люблю, то из-за меня никто не должен страдать...»

Пригласили на престольный праздник в другой город, где я иногда бываю, где у меня добрые, сердечные отношения со священством и прихожанами. Настоятель, как обычно, выделил комнатку, попросил принять исповедь — со словами: «Пускай народ Божий пообщается со «свежим» батюшкой». Да и мне в радость было пообщаться с людьми, многих из которых помню, молюсь за них.

Одна из кающихся после исповеди жалуется: «У нас в храме любви мало, а может, и вовсе нет». Через несколько исповедников опять жалоба: «Всё хорошо в нашем приходе, только любви мало». И еще несколько человек сказали то же самое, опечалив меня.

Вспомнилось, как много лет назад мы — пятнадцать человек из прихода максаковского храма во имя Преподобного Сергия Радонежского — ездили в паломническую поездку. Побывали в четырнадцати монастырях. При каждом удобном случае я спрашивал у их насельников: «Имеете ли любовь между собою?» Чаще всего отвечали: «Ищем». И лишь в одной женской обители мне сказали: «Да, имеем». Об этом свидетельствовал и свет, исходящий от их лиц, доброжелательность в голосе, готовность быть полезными и что-то такое, что не передать словами. Слава Богу, что есть такие места.

Одна супружеская пара посетила старца. Муж, далекий от Церкви, не хотел ехать, но жена настояла.
И рассказывала потом, как они, раздраженные многочасовым ожиданием, наконец попали к схимнику. Он расспросил, пожурил, дал советы, утешил, обнадежил и отпустил их. Когда вышли, муж, грубоватый такой человек, вдруг произнес: «Надо же, этот батюшка — сама любовь».

Апостол Павел наставляет христиан: «Не оставайтесь должными никому ничем, кроме взаимной любви». Из этого следует, что мы, христиане, должны струить, источать свою любовь постоянно, на всех окружающих. Но где же нам самим брать столько любви? Все христиане знают — Бог есть Любовь. Бог Отец, по любви к нам, на крестную казнь отправляет Своего Сына. Сын, по послушанию Отцу и по любви к нам, грешным людям, в Гефсиманском саду принимает решение взойти на Крест, испить чашу страданий. Распятый, мучаясь на кресте, Он свидетельствует о Божественной любви, молится за Своих распинателей: «Не вмени им во грех, не ведают, что творят». Этой молитвой Он спасает от справедливого гнева Отца мучителей Своих, которые требовали от Пилата: «Распни, распни Его». А потом было Воскресение. Господь укрыл всё человечество, преподав новую заповедь: «Возлюби ближнего твоего, как самого себя». Он призвал нас молиться за ненавидящих нас. И когда мы этому следуем, причащаемся, смиряемся, то соединяемся с неиссякаемым источником любви.

Кто так живет, получает во сто крат еще в земной жизни, тем более в жизни вечной. Мне бы хотелось сказать всем тем, кто в наших храмах не видит любви: сами последуйте Иисусу Христу, сами полюбите, станьте источником Христовой любви, и вокруг вас всё изменится, храмы наполнятся любовью. Не нужно ждать, что кто-то другой будет любить, — полюби первым. И так же с любовью к Отечеству. Думать нужно, что я могу сделать для него, а не что оно мне задолжало. Живущий духовной жизнью обязан сознавать, что он ученик Христа. Ведь сказано: «По чему узнают, что вы Мои ученики? Что вы имеете любовь между собою». А как иначе?

Однажды в прямом эфире на телевидении отцу Димитрию Смирнову позвонила девушка: «А вы знаете, что в комиссии по здравоохранению ООН занесли в список болезней любовь? Ведь её сопровождают навязчивые мысли, потливость и прочее. Батюшка, разве можно такое высокое чувство называть болезнью?» Конечно, речь шла не о любви, а о влюбленности, что далеко не одно и то же. Любовь — это всегда жертва. Если я люблю, то из-за меня никто не должен страдать. У нас же странные представления об этом. Нетрезвый муж тащит за волосы жену домой. На вопрос: «Что ты делаешь?» — отвечает: «А я её люблю». От жены ушел муж. Она, любящая сама себя, обличает его, что вот он такой-сякой. Спрашиваю: «Ну и зачем тебе такой нужен?» Отвечает: «А я его люблю». Это как любовь к игрушкам. Тот, кто Христов и любит Господа, готов всё перетерпеть: и поношения, и заушения, и оплевания, ведь сказано, что любовь долготерпит и не ищет своего.

Тревожные дни, опасность подступает к России со всех сторон, изнутри и извне. Хожу по лесу, думаю о том, что нашему скиту сейчас очень не хватает средств. Но если начнется война, что нам деньги? Больше понадобятся лопаты, пилы, топоры. В лес я хожу молиться, встав на лыжи, подбитые камусом — оленьим мехом. Вокруг бурелом, ветровал, перезрелые, огромные деревья лежат вповалку, только лешим здесь и жить. Но я ухожу сюда от суеты, от людей, чтобы помолиться о них. Делаю каждый раз четыре остановки, служу молебны, поминая ближних. Здесь, в чаще, как-то успокаиваешься, начинаешь понимать, что мы должны научиться любить и врагов наших, не оскорблять их, и тогда войны, быть может, удастся избежать.

Россия до начала гражданской войны веками была столь великодушна, что во врагах не видела врагов. И Суворов, и Кутузов называли их неприятелями, а это совсем другое. Неприятельство — состояние временное, неприятель — такой же служивый на той стороне, исполняющий свой долг. Оттого у нас и о плененных турках, и о французах, особенно если они были ранены, пеклись как о своих. Не было ненависти, потому и не возникали всякие синдромы вроде «афганского» или «чеченского». Не так важно, кто виноват в случившемся, всегда кто-то больше виноват, кто-то меньше, но нет весов, чтобы взвесить, поэтому и думать нужно о другом. О том, как не ожесточиться, не стать источником ненависти, вместо того чтобы быть источником любви. Если будем давать выход злости, так мы далеко не уйдем.

Попросим же Бога, чтобы Он даровал нам, россиянам, эту царицу добродетели — любовь. И тогда у нас будут крепкие семьи, никто не останется без попечения. И врагов сразу поубавится, и, Бог даст, рассеются грозовые тучи над страной.

Игумен Игнатий (Бакаев),
настоятель храма в честь Блаженной Ксении Петербургской п. Визябож, Республика Коми.

Дата: 27 января 2016
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
10
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru