Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Цыганское счастье

Непридуманная история.

Непридуманная история.

Об авторе. Мария Георгиевна Сараджишвили родилась в Тбилиси в 1969 году. Получила образование в Санкт-Петербурге по специальности инженер-технолог. Живет в Грузии, работает репетитором по русскому и английскому языкам. С 2005 года пишет рассказы на духовные темы. Мы публикуем новый рассказ грузинской Православной писательницы.

Тот суматошный день Лали Буадзе запомнила до мелочей только потому, что он от начала и до конца прошел под знаком цыганского счастья.

Дело было так. С утра Лали, 40-летняя домохозяйка, пошла к Боржомскому вокзалу за новой красивой юбкой. Именно там кучковались продавцы контрабандного товара.

Прибыв на место, она тут же была окружена тетками с внушительными мешками и оглушена хоровой рекламой:

—...Кеды, кеды за 15 лар. За 10 отдам...

—...Трусы! Мужские трусы! И на тебя тоже хорошо будет...

—...Лайкра-калготка за три лара. Дешевле не найдешь...

Лали шла под этим словесным градом, ища глазами среди тюков заранее намеченное. Сзади, как приклеенная, тащилась старая цыганка с волнистым попугайчиком и гнусаво долдонила:

— Боря-гадаит! Боря-гадаит!

Откуда-то снизу к ней тянулась рука (вторая при этом держала преспокойно спящего ребенка):

— Памагите хоть десять тетри...

Лали наконец-то увидела то, что искала — необъятный мешок с разноцветными юбками, а над ним не менее габаритную торговку, которая выкрикивала соответствующее:

— Юбки, фирма... За 20 лар. За 15 отдам. Иди, иди сюда — сипта (1) будешь!

Пока Лали рассматривала так и этак облюбованную юбку, прикидывала на глаз, ее ли размер, по ряду волной пронеслось:

— Идут! Идут!

В мгновение ока все похватали свои мешки и кинулись врассыпную. Лали повернулась в противоположную сторону и увидела источник паники. Где-то вдалеке показались двое патрульных. Они вышли ловить уличных торговцев. За такое штраф — 50 лар.

Потянулась к выбранной юбке — ни цыганки, ни ее мешка. Уже исчезла. Да еще прихватив Лалины два лара, которые уже были даны за покупку.

Вот и не злись на эту «борьбу с коррупцией». Ведь спугнутые полицией мешочники снова вернутся на свои места через какое-то время (а два лара уже не вернутся). Людям тоже надо как-то существовать. Полгорода только и выживает за счет такой вот уличной нелегальной торговли.

В итоге Лали вернулась домой злая, уставшая и с почти пустой сумкой. Цены высокие. Всё есть, но реально купить можно только вот у таких лоточников, в магазинах все дорого.

Ее тбилисский двор жил обычной жизнью. Из открытых окон доносился запах борща, а сверху шли еще какие-то запахи — опять, видно, у тети Дуси подгорело лобио.

Из окна Мзии слышались надоевшие всем гаммы. Ученики у нее с утра до вечера мучат Шопена с Моцартом. Соседи хоть и устали от безконечной классики, но относятся с пониманием. Надо же Мзии содержать трех внуков и сына-художника, прозванного Рубенсом. Картины пишет — уже складывать некуда, а никто не покупает. Лали зашла к себе. Муж был дома, смотрел по телику новости. Диктор сообщал об очередной утечке бюджетных денег в неизвестном направлении. На экране мелькали озабоченные лица министров, сыпавшие экономическими терминами. Хотя и так все ясно, без терминов. Были деньги — и нет их. Уплыли. А оставшиеся всё падают в своей «покупательной способности». Лали занялась готовкой.

Параллельно новостям из окна рядом доносилась какая-то занудная говорильня:

—...Passive Voice образуется при помощи вспомогательного глагола «быть» и смыслового глагола в третьей форме.

Лали усмехнулась безсмысленности услышанного.

Это ведь Ленка, Эльвирина дочка, грызет гранит науки. И тут тоже идет своя «борьба с коррупцией». Раньше Эльвира одной бонбоньеркой в конце учебного года решала все Ленкины проблемы в школе, а теперь не то. Каждый учитель за свое место трясется, никто на шоколад уже не клюет. Эльвире теперь тройной хардж (2). Математичку-репетитора найми, англичанку тоже, а Ленка все равно программу не тянет. Такая вот она отстающая, что тут сделаешь.
Сейчас, по всему видно, английский зубрят.

Лали не утерпела, взглянула из-за занавески на это мученье... Ленка сидела за столом, подперев голову руками, и смотрела немигающим взглядом в рот учительнице.

А молодая учительница наконец-то закончила теорию и перешла к практике. Она спросила внимательную ученицу:

— Леночка, вопросы есть?

Та мигнула и робко выдавила еле слышное:

— Есть.

— Ну, задавай, — расплылась практикантка.

— Если летучей мышке ножки-ручки оторвать, летать будет?

— Ты издеваесся, да? — раздался трагический шепот учительницы, а следом неожиданно резко, будто кто в телевизоре звук прибавил — заголосила Эльвира!

Мать выскочила из кухни, спешно вытирая о передник руки в муке. Видно, очередной торт на заказ печет.

— Вы слышите, что она вытворяет?! Я ей полчаса объясняла, аж горло пересохло. А она... — сообщила ей учительница.

Эльвиру прорвало сразу на нескольких языках:

— Гого, шен ра, гагижди? («Ты что, с ума сошла?» — груз... В кого такая анграгетка («глупая» — армян.) уродилась? Какая еще летучая мышка? Я тебе сама сейчас руки-ноги ремнем отпорю! — и мать едва не вцепилась в Ленкины волосы.

Горе-ученица заплакала, оправдываясь:

— Вы же сами сказали: «вопрос задай». Я и задала. Я все это время про мышку из мультфильма думала...

Эльвира отпустила Ленку, рухнула на диван и заголосила:

— За что мне такое наказание, а? Шестой класс кончила, а до сих пор по пальцам считает. Что с ней потом делать, а? Кто такую замуж возьмет? А тут еще этот английский на мою голову...

Эльвира вдруг перестала голосить и уставилась на англичанку:

— Манан-джан, ты что ей объясняла?

— Passive Voice.

— По-русски это что?

— Страдательный залог.

— Чего? — у Эльвиры вытянулось круглое лицо с двойным подбородком. — Этим англичанам совсем делать нечего, да? Моя жизнь и так вечный страдательный залог. Моя Ленка этого в жизни не поймет.

Рубенс подал голос из своего окна:

— Не волнуйся, Эльвира, у нас у всех тут жизнь — страдательный залог. Ты не одна такая! Я всем сердцем с тобой!

Заплаканная кондитерша выглянула на зов. Она пыталась улыбнуться.

— Мне от этого не легче...

В общем, было все как всегда.

И вдруг...

Во двор разноцветной толпой вошли пять цыганок с разнокалиберными детьми. Одна цыганка юркнула в туалет, пихнув кому-то своего завернутого в тряпки младенца. Цыганята, привыкшие ко всему, по очереди пили воду и громко переговаривались между собой.

Тут у ворот притормозила полицейская машина. Цыгане в спешном порядке бросились ко второму выходу из двора.

— А-а, видно, дело нечисто! — комментировала Дуся. — Наверно, уже украли что-то.

— Может, даже наркотики, — выдвинул свою версию кто-то с третьего этажа.

— Сколько раз я говорила: надо на туалете повесить замок, чтоб чужие не ходили! — возмущалась толстая Кето с третьего этажа, любившая собирать дворовые деньги, составлять списки на похороны: кто сколько дал.

— Ой, смотрите! — закричала Лали. — Они ребенка забыли!

И правда, около зеленой кабинки лежал сверток в неопределенного вида тряпках.

Последовал новый взрыв эмоций.

— Ую-ю-юй! Что делать?

— Надо полицию звать!

— Нет, лучше цыган подождем! — советовала Дуся. — Они вернутся за ребенком.

Тут младенец заплакал. Лали, которая оказалась ближе всех, взяла ребенка на руки.

— Люди, что делать? — спросила она. — Малыш, наверное, голодный.
Подождали немного, но цыган не было видно. Пришлось искать по соседям молоко, чистую детскую одежду и послать за памперсом Лашу, сына Лали Буадзе.

Потом общими усилиями младенца накормили и выкупали. Лали брезгливо отбросила тряпки в сторону. Теперь ребенок был чистенький и ухоженный — хоть ставь его фото в рекламу в глянцевый журнал.

Через несколько часов появилась та самая пестрая крикливая компания. Одна из цыганок стала стучать во все окна подряд и кричать:

— Где мой ребенок?

Все соседи снова вылезли на балконы. Лали вынесла ей ребенка. Как-то даже было немного жаль с ним расставаться. Такой хорошенький! И почти не плакал... Цыганка выхватила младенца и, что-то весело выкрикивая, выбежала за ржавые фигурные ворота. За ней потянулась и вся гоп-компания.

Все это произошло настолько быстро, что соседи слегка оторопели.

— Какие наглые! — первая опомнилась Нана. — Даже спасибо не сказали!

Об инциденте уже успели забыть, как вдруг во дворе появилась та самая непутевая цыганская мамаша. Она стремительно вбежала в открытую дверь на кухню к Лали.

— Эй, сестра! — заговорила она без всякого смущения, поблескивая белоснежными зубами. — Я подарок тебе принесла.

—...Пусть твой сын носит, не снимая, — стрекотала девчонка, по ходу дела извлекая из-за пазухи какую-то штуку на шнурке. — Это талисман.

— Да ничего мне не надо! — пятилась от нее Лали, брезгливо косясь на подношение.

— Возьми, возьми, это крест — не бойся, — не отставала цыганка, — и будет тебе щастье! Он освященный. Я его в церкви... купила.

Как тут откажешь? Пришлось взять. Еле ее Лали выпроводила под шуточки соседей, мол, теперь в лотерею выиграет миллион лар или машину мазду на худой конец.

Прошло несколько месяцев, никаких чудес на ровном месте не произошло, и суматошный день с предсказанием «щастья» постепенно забылся.

И вот однажды вечером пришел ее сын Лаша домой с порезанной курткой и стал возбужденно рассказывать, как привязались к нему на улице двое, затащили в темный подъезд и стали требовать деньги. Тут один мужик, проходивший мимо, почуял неладное и кинулся на помощь. Амбалы быстренько испарились. Только вот куртка немного пострадала.

Лали разрыдалась. На шум тут же возникли соседи. А среди них Рубенс, имевший привычку любоваться вечером на звезды — ждать свою безденежную музу.

Он-то и подвел под происшедшее мистическую основу:

— Это, Лали, тебе обещанное цыганкой «щастье» привалило! Помнишь? А что? Недаром говорят: «Сотвори благо, положи его на камень, а оно все равно встретит тебя впереди!»

— Тот крест на тебе? — спросил у сына Лали художник.

Лаша в ответ кивнул. Тогда Рубенс продолжил расспрос:

— Лаша, а тот мужик, твой защитник, как выглядел?

— Да обыкновенно, — растерялся герой происшествия, — я не запомнил. Кажется, сумка клетчатая через плечо была.

— Все совпало, — обрадовался Рубенс. — Это был муж той цыганки!

Среди соседей спор пошел. При чем тут та старая беготня с цыганами? И вообще неизвестно, как выглядит муж той цыганки, никто ведь его и в глаза-то не видел. Может, это просто совпадение. Но горе-художник упорно стоял на своем.

Так к консенсусу и не пришли и разошлись мирно спать. Потому как про технологию процесса воздаяния ничего точно не известно. А есть просто призыв к действию: «Сотвори благо, и будешь жить вовек...» (Пс. 36, 27).

Рис. Ильи Одинцова.


1 Первый клиент, которому продают товар дешевле, чем другим. По торговому обычаю, он должен обезпечить удачную продажу в течение дня.

2 Траты (груз.)

1027
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
6
1 комментарий

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru