Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

События

И звенели песни родины далекой…

В Самаре прошел XXII Фестиваль украинской культуры.

В Самаре прошел XXII Фестиваль украинской культуры.

В воскресенье 22 марта в самарском окружном Доме офицеров прошел необычный праздник: XXII Фестиваль украинской культуры «Шевченковская весна». В этом году фестиваль был посвящен 70-летию Великой Победы. Праздник был организован украинским национально-культурным центром «Проминь» (что переводится как «Луч») при поддержке Администрации города Самары. И не только. Для украинских беженцев, живущих в самарских пунктах временного размещения (ПВР), по распоряжению Губернатора Николая Ивановича Меркушкина были выделены автобусы — чтобы каждый, кто захочет, смог побывать на этом празднике, пообщаться с земляками, услышать любимые песни.

Председатель национально-культурного центра «Проминь» Иван Каплиенко открывает фестиваль украинской культуры.

И уже в фойе гостей охватывала неповторимая атмосфера праздника. Великолепные вышивки, резные изделия и другие сувениры, и выставка-продажа многих сортов меда, и звуки вальса, закружившего десятки пар в вечерних нарядах и праздничных национальных одеждах. И не было диссонанса в том, что здесь же, на стендах, горькие цифры наших потерь в Великой Отечественной войне. Ведь совсем скоро мы будем отмечать великий всенародный праздник — юбилей Победы. И нынешний фестиваль в Доме офицеров тоже пройдет под знаком 70-летия Победы.

С радостью вижу в толпе знакомое лицо: Светлана Михалюк из новокуйбышевского ПВР. Двое смышленых мальцов возле нее… — а, нет, Стасика рядом с бабушкой не удержать — он так и норовит потрогать лежащую на стенде резную казацкую булаву, полюбопытствовать, что за ордена-медали на груди у старенького ветерана, поплясать, путаясь под ногами у взрослых танцоров… Молодой мужчина, хмурясь, ловит его за руку, не дает убегать. А Светлана, светящаяся от счастья, показывает мне на мужчину и сообщает:

— Это мой сын! Отец Стаса и Саши. Приехал наконец-то! И вообще всё в жизни семьи понемногу налаживается.

Еще в ноябре она с тревогой говорила мне о том, что хоть и удалось вывезти внуков из-под обстрелов и бомбежек, здесь им грозит другая беда: могут разлучить с бабушкой. Ведь законный их представитель, родной отец, сейчас в Донбассе, и уехать оттуда очень непросто. И вот он — здесь.

— Для нас это великая радость, а сын чувствует себя чуть ли не отщепенцем. Оставил друзей-ополченцев, уехал к детям. Но нам без него никак не обойтись.

От Светланы узнаю, что в их ПВР от прежних жильцов, о которых писала осенью прошлого года в статье «Беженцы с Украины», почти никого не осталось, все разъехались. Как ни трудно, находят себе какую-то работу, обустраиваются в этой новой для себя жизни. На их место приезжают другие.

— А вообще, затосковали многие, как только повеяло весной. Особенно те, кто жил в частных домах, на земле. Знаете, как птицы по весне тянутся к родным гнездам, так и они — полетели бы через всю страну к своим милым хаткам, к тому, чем жили раньше. Руки тоскуют по земле, по привычному труду. Я-то жила в городе, так что хоть этой тоски у меня нет. А так — в родные края тянет, конечно, ой как тянет… Но там — пепелище…

Скучаем по нашему украинскому борщу. Здесь нас постоянно кормят щами, это вкусно — но совсем не то, что наш знаменитый борщ! Такой, как дома, борщ повара здесь не сварят, а нас на кухню ПВР кто ж допустит.

Я пожалела, что раз уж не испекла, так хотя бы не купила жаворонков из теста для Светланы и ее внучат. Оказывается, на Украине и не слыхали о таком чудесном русском празднике, как Жаворонки — еще и так зовется в наших краях праздник Сорока мучеников Севастийских! И вкусных птичек из теста с глазками из изюма на Донбассе не пекут. Вот бы порадовались, отведав…

Под звуки танцевальной музыки трудно говорить о серьезном, но Светлана просит:

— Одной нашей, Наталии, очень нужна помощь! У нее астма, мучают приступы, и найти работу ей нелегко. Может быть, кто-то поможет ей с доступной по здоровью работой? Чтобы и жить было где…

Певицы из хора тольяттинского землячества «Днипро» перед началом концерта.

Обещаю: если кто-то захочет помочь и обратится ко мне, дам телефон Светланы Михалюк. Она как крепкое связующее звенышко между своими товарищами по несчастью и здешним самарским миром.

Но вот уже открыты двери зрительного зала, и вскоре в нем не остается ни одного свободного кресла. Садимся и мы вместе со Светланой и ее младшеньким внуком, Сашей. Пока есть несколько минут, подхожу наугад к некоторым из сидящих в зале. Прошу представиться, рассказать о том, что привело их сюда сегодня.

Откликнулась Татьяна:

— Несколько лет я откладывала поездку на родину своих предков. Хотелось пройти по Крещатику, помолиться в Киево-Печерской Лавре и в Почаеве, просто увидеть Днепр широкий… Теперь, наверное, не скоро можно будет туда поехать. Вот на таких праздниках хотя бы могу услышать любимые украинские песни…

— А я хоть и русская, тоже с детства люблю украинские песни, — сказала Наталья. — Помните, раньше всегда по радио и телевидению звучали и старинные, и современные песни, такие задушевные, добрые. И в школе мы на уроках пения разучивали эти песни. Я и сейчас помню «Рушничок»… А мой отец в войну освобождал Украину, сколько он повидал там горя, сожженных сел и деревень, убитых женщин и детей… Сколько боевых товарищей оставил там в братских могилах. Не любил он вспоминать об этом, не мог… Сразу слезы на глазах, и дышать ему становилось тяжело. До последних дней Украина была его любовью и болью. Сейчас ему было бы особенно тяжело узнавать из теленовостей о тех страшных событиях, что там происходят.

Слова, нетленные в веках

Тем временем председатель национально-культурного центра «Проминь» Иван Иванович Каплиенко без долгих речей объявил фестиваль украинской культуры «Шевченковская весна», посвященный 70-летию Великой Победы, открытым. Его активный помощник в «Промине» — автор трех книг серии «Украинцы Самарщины», главный библиограф Самарской областной научной библиотеки Александр Никифорович Завальный тоже обошелся немногими словами:

— Пройдет время, улягутся политические страсти, и уже не найдем разногласий. Сегодня мы хотим вспомнить те годы, когда вместе, плечом к плечу, сражались против общего врага. И пусть этот праздник станет залогом дружбы между всеми народами, живущими на Самарской земле!

В самую душу запало сказанное со сцены клириком Самарского Вознесенского собора протоиереем Дионисием Толстовым:

— Десять лет назад я был в Киеве, в Киево-Печерской Лавре. Там в Ближних пещерах лежат мощи Нестора Летописца, который оставил потомкам «Повесть временных лет». Правая рука летописца сохранилась нетленной. Вот этой рукой он написал слова: «Киев — мать городов русских». Тысячу лет назад были написаны эти слова нетленной десницей преподобного Нестора!
И слова эти — нетленны в веках!

Были и более пространные выступления, приветствия официальных лиц. Было награждение юбилейной медалью «70 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» тридцати ветеранов, живущих на территории Ленинского района Самары. И тронуло до слез, когда вместо ветерана, который сам не смог прийти на награждение, медаль получил его юный правнук. Мальчишка подошел к микрофону и радостно выкрикнул:

— Прадедушка просил передать: «Служу Российской Федерации!»

Вот так — и годы, и болезни не властны над старым солдатом. Он и сегодня душой своей служит Отчизне.

Мамина песня

Академический народный хор украинской песни центра «Проминь» пел:

— …Степом, степом — людям жито жати,
Степом, степом даль махне крилом...
Мати, мати жде свого солдата,
А солдат спить вічним сном!

— Любимая песня мамы… — у Светланы на глаза навернулись слезы. Ее мама, Зинаида, умерла без нее там, в далеком Кировске под Донецком, и несколько дней ее не могли похоронить из-за непрекращающихся обстрелов. Слава Богу, все-таки предали тело земле, ополченцы помогли. А она здесь плакала и молилась о любимой маме… — Только мама пела протяжнее, не так быстро. И я своим внукам пою эту песню вместо колыбельной. Они и сами просят: «Спой про солдата!»

Священник Дионисий Толстов приветствует участников фестиваля.

С молитвой и тяготы легче

Красиво спивают девчата и парубки — не только по-украински, но и по-русски, поют и песни военных лет. Другие артисты танцуют так, что любо-дорого посмотреть. Но мы почти и не глядим на сцену, где хористов из «Проминя» сменяют их коллеги из тольяттинского землячества «Днипро», юноши и девушки из самарского лицея № 131, женский ансамбль из Кинель-Черкасского района и детский — из села Николаевка…

— Всё и началось-то у нас на Украине с того, что пошли расколы, что по всей стране, как плесень, появились всякие секты, харизматы, какие-то мудреные проповедники, — приглушая голос, чтобы не мешать зрителям наслаждаться концертом, вспоминает Светлана. — Всегда у нас в открытую называли: Украинская Церковь Московского Патриархата. А в последние годы стали стесняться, что ли, или бояться. Скажут: «Блаженнейшего Владимира поминаем!» — весь ответ. Ну тут становится понятно, что Московского Патриархата, не денисенковцы и не униаты.

Моя сноха и слышать не хотела о Церкви. Нет, говорит, если и пойду спасаться от всяких вредных зависимостей, так только к харизматам. У них, слышала, можно исцелиться. Ну иди, только брось эту заразу. Двое ж деток… Пошла. Ой, рассказывает, ничего они и никого не спасают. Только и заботятся о том, чтобы побольше денег с людей сгрести. Если кому и помогли, так на месяц-другой только и хватило — а потом еще хуже беда. Не стала к ним ходить, но и в нашу Церковь так и не пришла. Оставила сыночков сиротками…

А меня саму наша Церковь от гибели спасла! Как получилось: вроде бы все в моей жизни после многих тревог и скорбей наладилось. Третьего ребеночка жду. И вдруг узнаю такое, что просто жизнь немила стала. И такая обида взяла, такая боль! Не стерплю, повешусь! И надумала я пойти к батюшке, взять на это благословение. Пришла, плачу и прошу: «Нет моих сил, батюшка, благослови повеситься!» А он так «благослови-ил»! «Ну ладно, — говорит, — ты сама в ад пойдешь — туда тебе и дорога, раз такая своевольная! А ребеночка-то своего ты за что на страшную смерть обрекаешь? Он ведь вместе с тобой умрет! И куда пойдет его душенька некрещеная, ты знаешь? А с твоими детками, которых сиротками оставишь, что будет?! Вот что, мать, иди-ка ты да помоги на кухне перебирать картошку!» Никаких проповедей мне не читал, не говорил, что это смертный грех. А меня до самого сердца прожгло.

Вот я и думаю. К нам теперь батюшка Андрей Полевой из новокуйбышевского храма «Умиления» по возможности приезжает, слава Богу. Как бы его попросить, чтобы он и в другой ПВР, где чуть ли не одни инвалиды и пенсионеры собраны, приезжал! Им бы, с помощью Божией, с общей молитвой, намного легче стало переносить все тяготы.

Отогреться душой

Длинные ряды кресел быстро пустеют, люди поднимаются и уходят целыми группами. Видимо, автобусы за ними пришли, вот и уезжают. А жаль, хотелось поговорить и с другими беженцами, не только со старыми знакомыми.

Но — видно, уж в другой раз. Не удалось даже спеть вместе со стоящими на сцене артистами и всеми оставшимися в зале:

Реве та стогне Дніпр широкий,
Сердитий вітер завива,
Додолу верби гне високі,
Горами хвилю підійма…

— Уходим! — тронули Светлану за плечо. — Автобус ждет, пора…

Елена с большим животиком поджимает губы от обиды: уж подождали бы несколько минуток!

Выхожу вместе с ними.

— Лена, а вы же недавно здесь?

— Недавно, — чуть задыхаясь от быстрой ходьбы, отвечает она. — Всё надеялась, что как-нибудь обойдется. А когда наш дом разбомбили, не посмотрела, что беременная — подхватила десятилетнего сына и поехала, куда уж вынесло. Без вещей, без ничего… Теперь живем тут, в ПВР, и не знаем, что с нами будет, куда деваться с детьми, да и где буду рожать. Сейчас бы хоть какую-то, но постоянную крышу над головой, ведь в ПВР долго не держат…

— Ну а вы рады, что побыли здесь на концерте? — спрашиваю, прощаясь, Светлану Михалюк.

— А как же! Конечно — отогрелись душой…

На днях мне позвонила другая, русская Светлана, певчая самарского храма и волонтер, добровольная помощница людям, бежавшим из донецкого огненного ада. Это она познакомила меня с беженцами новокуйбышевского ПВР, и на праздник в Дом офицеров тоже пригласила она. Светлана сказала:

— Недавно я зашла по делам в госуниверситет и увидела там выставку работ детей украинских беженцев. На детских рисунках — ужас пережитого, кровь и разрывы снарядов, разрушенные дома… И мирная жизнь, оставшаяся так далеко! Им бы, этим детям, пережившим войну, тоже отогреться сердечками, порадоваться Пасхе. Чтобы каждый получил пусть небольшой сладкий подарочек, с красивым пасхальным яичком, а то и не с одним — чтобы и маму могли порадовать… Давайте попробуем сделать хоть что-нибудь доброе для них!

Протоиерей Алексий Гладун, возглавляющий в Самарской епархии отдел социального служения и благотворительности, поддержал эту идею:

— Да, надо как-то порадовать этих детей, приехавших с Украины. Подумаем, посоветуемся, что можно сделать. Может быть, специально для них проведем пасхальный утренник — и обязательно вручим каждому по подарочку. Только надо узнать точно, сколько в Самаре сейчас этих детей и где они размещены. Чтобы никого не оставить без доброго сюрприза.

Ольга Ларькина.

Фото автора.

1002
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
18
Пока ни одного комментария, будьте первым!

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru