Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:








Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Публикации

Личность

«Господь доверил мне чудо...»

Интервью с хранительницей мироточивых и кровоточивых Державинских икон Ольгой Владимировной Ефимовой.

Интервью с хранительницей мироточивых и кровоточивых Державинских икон Ольгой Владимировной Ефимовой.

Перед Прощеным воскресеньем, на вечернее Богослужение 21 февраля в Кирилло-Мефодиевский собор города Самары были привезены из Минска известная святыня — Кровоточивый (Державинский) образ Спасителя и другие чтимые образа. Державинские чудотворные иконы пробыли в самарском храме до четверга первой седмицы Великого поста и задали особенную, постовую тональность для многих верующих, которые пришли в эти дни поклониться кровоточивым и мироточивым иконам. Святыни сопровождала хранительница Державинских икон Ольга Владимировна Ефимова, которая уже много лет живет в столице Белоруссии Минске. Ольга Ефимова давний друг нашей редакции, и потому мы пригласили ее в гости, на интервью.

На Державинской иконе лик Христа Спасителя весь залит кровью…

— Сколько лет ваши иконы не были в Самаре?

— Кровоточивого образа Спасителя не только в Самаре, но и в России не было уже 14 лет. Последний раз икона была здесь в 2001 году.

— Как пришла к вам мысль привезти иконы в Самару?

— Сначала я в декабре прошлого года по благословению Митрополита Самарского и Сызранского Сергия привезла в Самару мироточивые иконы. Многие люди меня тогда спрашивали, почему я не привезла Кровоточивый образ Спасителя. И вот к началу Великого поста я решила привезти именно эту икону для поклонения верующих.

Кровоточивый образ в Самаре встречали очень благоговейно. Настоятель Кирилло-Мефодиевского собора протоиерей Сергий Гусельников встретил меня на вокзале, икону Спасителя положили в киот. И мы поехали в собор святых равноапостольных Кирилла и Мефодия. Там иконы уже ждали. Люди вышли из храма нам навстречу с хоругвями, с храмовыми иконами. Мы обошли храм Крестным ходом, потом зашли внутрь и положили иконы на аналоях в центре храма. Я привезла четыре иконы: Кровоточивый образ Спасителя, мироточивую и кровоточивую икону Матери Божией «Взыскание погибших», мироточивую и кровоточивую икону святого Царя Николая II и мироточивую икону Святителя Николая Чудотворца. Образ Божией Матери «Взыскание погибших» я подарила самарскому храму святых равноапостольных Кирилла и Мефодия на молитвенную память о нашей семье. Самара для меня это вторая родина, можно сказать, мой родной дом. Этот дар я делаю из уважения к Митрополиту Сергию, из любви к Самарской епархии…

— Ольга Владимировна, к вам в Державино приезжал известный самарский молитвенник протоиерей Иоанн Букоткин… Вспомните, пожалуйста, об этой встрече.

— Да, отец Иоанн Букоткин приезжал к нам в Державино, я встречала его в своем доме. Был он уже старенький, больной. Священник Виктор Проничкин его привозил. Были с ними и другие священники. И когда отец Иоанн подошел к Кровоточивому образу Спасителя — его держали под руки, а тут он руки распростер и воскликнул: «Господи мой, Господи! Видно, фарисеи и книжники не распинали Тебя так, как мы сегодня Тебя распинаем своими грехами!» Отец Иоанн исповедовал священнослужителей у этих икон. И подарил мне горстку изюма, сказал: «Вот это к Пасхе тебе!» (Этот изюм у меня долго хранился, я вспомнила о нем, только когда батюшка Иоанн отошел ко Господу…) Потом отца Иоанна повезли в державинскую больницу, ему стало плохо с сердцем от переживаний, когда увидел кровотечение на иконе. И врач нашей больницы сказал ему: «Зачем вы все сюда едете, разве у вас в Самаре храмов нет?» Отец Иоанн ответил ему: «Вы сами не представляете, рядом с каким чудом живете, какое чудо Господь вам дает! Настанет такое время, когда чуда этого здесь не будет, и тогда вы, может быть, поймете, что у вас было и что потеряли…» Так оно и случилось.

— Ольга, как вы ответите тем людям, которые в недоумении вопрошают: почему именно ей такое чудо? Почему вам?

— Ну, это не ко мне вопрос. Очень трудно ответить… Мы не можем Господу указать, где именно явить чудо. Господь Сам указывает Своим перстом. Когда-то я жила с мужем-мусульманином. Это чудо и для исправления моей жизни было вначале дано. Потом по милости Матери Божией в мою жизнь вошел еще один мужчина, который любил меня, жалел моих детей, заменил им отца. Вот так и протекала моя жизнь перед этими иконами... Мама моя стала монахиней, потом я ее похоронила. Дети выросли. Мы самые обычные люди. Необычность моя только в том, что я уже в течение многих лет вожу эти иконы. С 2000 года я живу на колесах.

Протоиерей Сергий Гусельников принимает в дар храму от Ольги Ефимовой кровоточащую и мироточащую икону Божией Матери «Взыскание погибших».

Иногда и я думаю: почему мне выпал такой жребий, такой крест, а не кому-то другому? Ведь все женщины живут обычной жизнью, с мужьями, у них работа, дом, домашние дела. И у меня тоже так когда-то было. И вдруг это закончилось. У меня сейчас тоже есть дом, взрослые дети. И все-таки у меня особая миссия, я уже так привыкла к ней за эти годы, что уже не представляю для себя другой жизни. Раньше я даже обижалась: ну как же так, почему я теперь не могу жить как все… Но постепенно жизнь моя менялась в корне, это была такая долгая-долгая дорога к Богу, длиною в жизнь. Дома, в Минске, всматриваюсь порой в окровавленный лик Спасителя на Кровоточивой иконе и вспоминаю, где мы были с этой иконой, как через таможню проезжали, как нас встречали, какие Крестные ходы были, как благоговейно, под звон колоколов, икону заносили в храмы, в обители…

— Ольга, вы сильный человек?

— По духу, наверное, да. Но, как и все женщины, бываю очень слабой. Бывает, и плачу, но так, чтобы никто этого не видел. Бывают моменты, когда мне тяжело, грустно, но я стараюсь никому этого не показывать. Знаете, как бывает, когда едешь куда-то, где к тебе враждебно относятся, не надо показывать своих слабостей — тогда обязательно ущемят побольнее.

Я себя считаю счастливой — не потому, что я еще молодая и полная сил, не из-за того, что у меня, слава Богу, есть дети, а потому, что Господь доверил нашей семье чудо. Если и были на нас гонения, и попытки вывоза наших икон в 2001 году, — значит, так нужно было. У Бога ничего не бывает просто так.

В эти дни многие самарцы смогли поклониться Державинским кровоточивым и мироточивым иконам.

— О вас столько говорят, пишут, даже фильмы снимают… Это мешает вам?

— Мешает. Время от времени я где-то уединяюсь, чтобы отдохнуть от всего этого.

— Как вы сами думаете, почему произошло такое чудо, почему кровоточит икона Спасителя?

— Наверное, потому, что мы сами, Православные христиане, не живем так, как должно. Постоянно у нас зависть, ненависть… Друг друга ненавидим, сгрызаем… Вот на Украине теперь что творится. Мы с мамой Кровоточивую икону провезли по всей Украине, где Крестным ходом на машине, где Крестным ходом пешком. От Киева, Житомира и до Ужгорода прошли пешком с этой иконой, года за два. Кровоточение иконы — страшное чудо. Раньше иконы мироточили перед войной. А тут уже кровоточит…

Не берусь об этом рассуждать. Но смотрите, что происходит — Сербию бомбили, на Украине сейчас война, Православные убивают Православных… Что нам ждать? Надо на Бога уповать и все же верить в лучшее.

— Когда последний раз вы видели кровоточение на иконе?

— Честно скажу, я это не отслеживала. В основном кровь сразу сворачивается на Лике. Иногда вижу свежие пятнышки крови на марлечке, которой понизу обернута икона. Кровоточение продолжается, но сейчас уже редко. Обильное кровоточение, когда кровь капала, закончилось в 2007 году.

— В Писании сказано: «нет пророка в своем отечестве». Вы можете и к своему чуду отнести эти слова? Почему из Державино вы переехали в Минск?

— В Минске я оказалась по семейным обстоятельствам, мой муж был из этого города. И я, и мама моя, хоть она и приняла уже к тому времени монашеский постриг, мы не были приняты в «своем отечестве», в Державино, да и в целом в Оренбургской области. Точнее будет так сказать: чудо там приняли. Не приняли нас — из-за того, что мы не отдали эти иконы. А там хотели, чтобы не у нас, а у кого-то другого это чудо было…

— А как в Самаре верующие это чудо восприняли?

— Все эти дни, что Кровоточивый образ пребывает в Самаре, я стою в храме недалеко от аналоя, где лежат иконы. И ко мне подходят люди, говорят, что помнят меня, приезжали ко мне в Державино. Выражали благодарность, спрашивали, почему я уехала из России...

— А в Минске где хранится Кровоточивый образ?

— В моем доме. Соседи, прихожане ближайших храмов знают об этом. И когда праздники, воскресные дни, мы ездим с этими иконами по храмам Минска, Витебска, Гродно — по Белоруссии. Мои соседи относятся к чуду с уважением. Такого неприятия, как в Державино, там нет. Некоторые люди меня здесь спрашивали, не повезу ли я после Самары иконы в родное мое Державино, благословить мой бывший дом, где это чудо начиналось… А я скажу так: тот дом уже благословлен тем, что там произошло такое чудо. После Самары я отправляюсь в другие епархии, потом возвращаюсь с иконой в Минск. В Державино я не привезу иконы, наверное, никогда. Дом там остался за мной, но родственников там уже никого нет, и я не хочу туда возвращаться.

Сейчас моя дочь учится в России, и я приезжаю к ней, бывает, месяцами у нее живу. И вот как-то приехала я из Минска, доехала до поворота на Бугуруслан и села в рейсовый автобус, который шел из Державино. И один мужчина, державинский, смотрит на меня и громко, на весь автобус говорит: «Я бы уступил место вот этой даме, но я ее в упор не знаю». Какая-то зависть, перерастающая в ненависть, — вот с чем пришлось столкнуться. Помню, как мне вслед говорили с презрением: «Дамочка пошла…»

— Сколько лет вам было, когда начала мироточить первая Державинская икона, Святителя Николая Чудотворца?

— Мне тогда и тридцати не было, а сейчас мне 46 лет. В 1998 году в нашем доме произошло первое чудесное знамение — свет от иконы Николая Чудотворца. Я работала на почте, со всеми ладила, мы были для всех хорошие. А когда произошло чудо в нашем доме, для соседей мы стали вдруг очень плохие… Даже говорят иногда: а чего она опять приехала, чего ей здесь надо? В прошлом году я приехала в Державино перед Пасхой, навести порядок вокруг дома и в доме, на могилках мамы и папы. Сжигала сухую траву, листья, и разгорелся костер у меня довольно сильно. Соседи, ни слова не говоря, сразу вызвали МЧС. Работники МЧС тут же уехали, потому что я быстро всё потушила. Но очень обидно из-за такого отношения соседей.

А в Минске ко мне относятся по-другому. В Белоруссии в годы войны многие были партизанами, натерпелись всякого. Поэтому люди там более добрые.

Хранительница Державинских икон Ольга Ефимова в Самаре.

— Свое молитвенное правило вы дома у себя совершаете перед чудотворными иконами?

— Да, я молюсь перед всеми своими иконами. Есть у меня мироточивые иконы, есть и те, которые никогда не мироточили. Заметила, что продолжают мироточить или кровоточить только те иконы, которые замироточили с самого начала. Другие иконы у меня не мироточат. Когда я в 2001 году перевезла иконы в Минск, то думала, что чудо на этом закончится. Ведь мироточения там не было полгода. А потом иконы снова стали мироточить. Как будто эти полгода они, как живые, тоже привыкали к новым условиям. Я всегда молюсь за себя, за своих детей, перед всеми иконами — и мироточивыми, и другими. Читаю утренние или вечерние молитвы по молитвослову, а потом молюсь своими словами.

— Вы ведь не монахиня, мирской человек, тяжело ли вам жить рядом с таким чудом, постоянно находиться в духовном напряжении? Можно ли заниматься обычными мирскими, домашними делами в доме, где находится Кровоточивый образ Спасителя?

— Тяжело бывает от моей известности. А делать какие-то домашние дела в присутствии Образа я как-то привыкла. Как будто Кто-то живой в доме, дышит, все время присутствие ощущаю. А святыни как будто живут своей жизнью, — пока я копаюсь в огороде, клубнику собираю или еще что.

А когда утром вижу на иконах свежие следы мира, воспринимаю это спокойно, словно так и должно быть. К этому я привыкла.

— Правильно ли мы говорим сейчас: «Державинское чудо», «Державинские иконы»?

— Не совсем, ведь они с 2001 года — Минские, Белорусские. А та икона, которую я передала в Самару, пусть так и называется — Самарская мироточивая и кровоточивая икона Божией Матери «Взыскание погибших».

— Почему мироточат у вас не какие-то большие, старинные, а порой совсем простые образа?

— Среди моих мироточивых икон есть одна старинная — Святителя Николая, с ней еще мои бабушка и дедушка венчались. Эту икону я тоже сейчас привезла в Самару, вы могли ее видеть. Господь, если захочет, то и на картоне, и на камне, и на двери покажет Свое знамение.

— Вы когда-нибудь чувствовали в себе нечто необычное?

— Нет, до чуда я жила обычной жизнью. Из необычного — бывали сновидения, в которых я видела Божию Матерь, Ее Покров, Николая Чудотворца, блаженную Матронушку…

— Чудо мироточения икон в вашем доме сделало вас материально богатой?

— Богатой духовно сделало. А материально состоятельной меня сделал муж. Он был поляк, его звали Людвиг. Он услышал о чуде, что произошло в нашем державинском доме, проникся им, приехал посмотреть. Потом он принял Православное крещение с именем Леонид. И сколько я жила до встречи с ним, и шесть лет я уже вдова — такого человека не встречала больше, не могу представить рядом с собой кого-то другого. Девять лет счастья было у нас.

— А дочки ваши как росли рядом с чудом?

— Дочери мои Фаина и Нонна сейчас уже взрослые. Дочек я крестила, когда им было три и четыре года. Претерпела, конечно, за это от своего первого мужа — он сдернул с них крестики тогда. Но все-таки они у меня остались Православными, чего я и добивалась. Дочки видели не только чудо — они видели и гонения, которым наша семья подвергалась из-за чуда. И у них была какое-то время обида на жителей Державино, случился даже на некоторое время отход от Церкви. Они верят в Бога — когда куда-то идут, обязательно молятся, всегда крестятся. Но в то же время в них некая гордость возникала из-за того, что их мать — хранительница святынь. Это было и еще чуточку осталось. Я молюсь, чтобы это исправить. К счастью, я для них самый большой авторитет и по сей день.

— Кто из известных людей Белоруссии молился у ваших икон?

— Галина Лукашенко, жена президента Белоруссии, молилась перед нашими иконами в Бобруйске. Она очень благоговейная женщина, помогает храму в Бобруйске. И как раз в этом храме прикладывалась к нашим иконам.

С большим благоговением к иконам отнеслись монахи Жировичского монастыря. Они мне даже стихотворение посвятили, оно на белорусском языке, в котором желают мне духовной крепости, чтобы я жила, подражая моей Небесной покровительнице святой равноапостольной княгине Ольге…

— За последние годы были какие-то необычные случаи около икон?

— Приезжаю я в 2010 году в один украинский город с Кровоточивой иконой Спасителя. Это было на юго-востоке Украины, но не там, где сейчас воюют. Архиерей этой епархии благословил меня пожить в их городе с иконами две недели, выделил мне комнату на втором этаже архиерейского дома и сказал: «Если что будет нужно, вон видишь, в арочке вторая дверь слева, обращайся!» — то есть чтобы я могла прийти за помощью, если возникнут какие-то вопросы. Только Владыка ушел, заходит ко мне женщина с блокнотиком и авторучкой и спрашивает каким-то металлическим голосом: «Фамилия, имя, отчество…» Понятия не имею, как она вошла ко мне и как вообще попала в архиерейские покои. А это, оказывается, бес пришел ко мне вместе с этой несчастной женщиной. Выглядела женщина интеллигентно, была хорошо одета. Я подумала, что это администратор Владыки, и только потом уже подумала: какой же это администратор, они в гостиницах бывают, а в архиерейском доме откуда? Итак, спрашивает она у меня фамилию, имя, отчество, и я покорно отвечаю, не зная, что это вопрошает меня бес. Она дальше спрашивает: «Точная дата вашего рождения». Я про себя думаю: а что, бывает еще не точная дата? Следующий вопрос: «Цель вашего приезда?» Отвечаю, что приехала с чудотворными иконами… Она говорит: «Это не ответ». Ну ладно, говорю, напишите, что я приехала в паломничество. А дальше было очень страшно. Она как зарычит на меня! — подошла ко мне вплотную и укусила за кончик носа, до крови укусила, и говорит: «Давай мне твой домашний адрес, я к тебе в гости приеду». Я поняла, с кем имею дело, и так испугалась, думала, что всё, жизнь закончилась. Но Господь меня спас, я вырвалась от нее и побежала по коридору. Она бежит за мной и кричит: «Домашний адрес, домашний адрес…» В это время я вспомнила слова Архиерея: «Если что, в арке вторая дверь слева…» Я залетаю в эту дверь, к Владыке, кричу: «Владыка, помогите!» А я была прямо в халате… Владыка очень удивился моему виду и осуждающе посмотрел на меня. Но тут же всё прояснилось. Эта женщина залетела за мной следом в дверь, и сразу она потеряла ко мне интерес, увидев Владыку. Стала уже ему истошно кричать: «Домашний адрес...»

Владыка взял со стола крест, осенил ее с молитвой «Да воскреснет Бог», и тогда она упала на пол, пена стала идти у нее изо рта. И постепенно она перестала кричать, встала и ушла.

Видимо, она раньше работала администратором гостиницы, и когда стала болящей, у нее в голове вертелись такие дежурные вопросы, она на них была зациклена. Только непонятно, как она сумела пройти в Архиерейские покои. Владыка меня защитил своей Архиерейской благодатью!

Был и такой случай. Ехала я с Кровоточивой иконой Спасителя в поезде из Киева в Кишинев. Меня провожала в Киеве на вокзал одна монахиня и пожелала мне: «Счастливой веселой дороги!» Почему она мне именно так сказала, я не могла понять. Видимо, она что-то предвидела. И когда я вошла в поезд, мне досталось в купе место рядом с одним очень пьяным молдаванином. Он был гастарбайтер, ехал с работы из Москвы домой в Кишинев. Он был уже настолько невменяем от выпитого, что глаза его стали как будто неживые, стеклянные. Он смотрит на меня и спрашивает: «Каким образом вы вошли в мою квартиру?» Я поняла, что это искушение, и вежливо отвечаю: «Когда это вагон стал вашей квартирой?» Тогда он стал говорить, что меня «узнал»: якобы я — частный детектив, которого наняла его жена следить за ним. Ну, думаю, надо его сразу на место ставить, иначе дальше еще хуже будет. Бесноватые не могут спокойно выносить святыню. «Молодой человек, — говорю ему, — вы давно на себя в зеркало смотрели? Ну не стоите вы того, чтобы нанимать из-за вас частных детективов…»

— Есть ли у вас духовный отец?

— Да, есть такой священник. Его зовут отец Сергий, он живет на Карпатах, в Гуцульских горах, больше ничего не буду о нем говорить. Он окончил Московскую Духовную Академию. С ним я советуюсь во всех трудных ситуациях, звоню ему по телефону. Если есть время, езжу к нему. Он большой молитвенник. У него своя пасека, с ним живут шесть монахов, у них небольшая община.

— Были ли исцеления от икон?

— Были, но большинство людей предпочитают об этом молчать: исцелились — и слава Богу! В Молдавии я наблюдала, как люди подходят к иконам и прямо вслух говорят примерно так: «Господи, исцели мою семью, у мужа нога болит, а у дочери — сердце болит…» И многие получают исцеления. Мальчик в Бресте исцелился — это уже известный случай, после того как он приложился к Кровоточивому образу Спасителя через стекло, у него на рубашечке кровь осталась. Маму мою исцеляла эта икона: у нее инфаркт случился на Карпатах, и после этого рак у нее обнаружили в поджелудочной железе. Врачи сказали нам, что она проживет не больше полугода, а она — слава Богу! — четыре с половиной года еще прожила с нами.

— Вы объездили уже немало стран. Где ваше сердце больше всего ликовало?

— Если считать и маленькие республики, я объездила 48 стран. Но не хочу выделять никакую страну. Все страны очень хорошо принимали — взять Белоруссию, Украину, Молдову, Румынию, Венгрию (я все же особо выделю Венгрию, потому что мама моя там была как духовной мамой для монахов), даже в Лондоне мы были за полгода до смерти мамы. И везде икону встречали очень благоговейно, со страхом Божиим. Встречались мне, конечно, люди завистливые, которые говорили: почему ей такое чудо, почему не мне? Но гораздо больше людей добрых, искренних.

Однажды я задумалась: хранитель Иверской-Монреальской мироточивой иконы Божией Матери Иосиф Муньос был убит 30 октября 1998 года. А ведь первое знамение — чудесный свет от иконы Николая Чудотворца — произошло у нас тоже в 1998 году, 23 октября. То чудо мироточения как бы перешло к нам. Я ничего не утверждаю, просто однажды так вот задумалась над этим. Один священник всё спрашивал меня, как же я так долго, уже больше пятнадцати лет, вожу эти иконы. Может, стоило кому-то другому передоверить эту миссию, кто-то другой попробовал бы меня заменить… Но это же моя семейная реликвия, кому я могу ее передоверить?

Подготовил Антон Жоголев

P.S. Настоятель Кирилло-Мефодиевского собора протоиерей Сергий Гусельников сообщил нашей редакции, что в киоте, где в эти дни находился Кровоточивый образ Христа Спасителя, остались сгустки крови. Ольга Ефимова посоветовала настоятелю собрать эту кровь в марлю, что и было сделано. Теперь эта марля с запекшейся кровью будет положена в киот к постовой храмовой иконе Спасителя, и прихожане смогут молиться у этой святыни.

См. также...

Дата: 6 марта 2015
Понравилось? Поделитесь с другими:
-1
18





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru