Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Слово пастыря

Быть вместе

Протоиерей Игорь Макаров из самарского поселка Прибрежный пишет своим прихожанам…

Протоиерей Игорь Макаров из самарского поселка Прибрежный пишет своим прихожанам…

См. также

Об авторе. Протоиерей Игорь Анатольевич Макаров родился в 1967 году в городе Потсдам, Германия, в семье военнослужащего. Окончил Благовещенское высшее военное командное училище, служил офицером-танкистом в г. Тоцке Оренбургской области. С 1991 до 1995 гг. работал заместителем редактора Православной газеты «Благовест». С 1995 года работал редактором журнала «Духовный собеседник». В 1996 году 27 сентября рукоположен в сан диакона, а 14 октября рукоположен в сан священника в Покровском кафедральном соборе г. Самары. Настоятель храма во имя Новомучеников и Исповедников Российских поселка Прибрежный Красноглинского района Самары.

Письмо пятое.

Здравствуйте, мои дорогие!

Быть вместе — самое сильное желание человека… Эта мысль прозвучала в прошлом письме и никак не дает мне покоя. Почему человек не способен быть просто один? Почему мы так зависимы друг от друга? Где обещанная свобода?

Быть вместе — это желание, с которым человек рождается и умирает, которое приносит самую сильную радость и самую сильную боль.

Первоисточник всех человеческих связей — это, конечно, семья.

«Семья — ближайшее и самое дорогое для нас отечество; пространственно — это место самых горячих связей; духовно — это место совершенного идеализма… » — писал русский философ Василий Розанов. Только в семье мы можем позволить себе (и вправе ожидать в ответ) совершенный идеализм. Безкорыстие веры, безсмертие любви, безграничие надежды… Эпитеты в этих словосочетаниях можно свободно менять местами. Безграничие веры, безкорыстие любви, безсмертие надежды… И это не игра слов. Самые высокопарные эпитеты должны легко подходить ко всему, что имеет отношение к семье. Семья — это святое, и все в ней должно быть возвышенно, истинно и красиво!

Многие на этих словах с грустью вздохнут: «А у нас все не так».

Когда дело касается семейных проблем, часто спрашивают: «Надо ли это терпеть?» Всегда отвечаю: «Надо!» А потом сомневаюсь, переживаю… Надо ли терпеливо смотреть на поругание святыни? Что бы я делал, если бы на моих глазах рушили наш храм, топтали святые иконы? Сам себе отвечаю: а разве не эту муку терпели наши новые мученики?! Все святое, что мы теряем на земле в муках, остается с нами навсегда. Это наше духовное богатство. Рушились храмы на русской земле, а в душах русских страстотерпцев созидались нерушимые храмы… И если семья, наша малая церковь, на наших глазах оскверняется — не участвуйте, не враждуйте, свято терпите. В этом терпении — залог семейного счастья ваших детей.

Да, терпение терпению рознь. Ради счастья детей мы готовы терпеть многое, даже собственное несчастье. Но почему так часто дети повторяют нашу судьбу и так же терпят несчастье ради своих детей? Из поколения в поколение передается это несчастье, как какое-то «родовое проклятие». Есть терпение доброе, деятельное (подставить щеку, понести крест), а есть терпение злое (роптать, проклинать, ненавидеть). Последнее и делает нас проводниками несчастья для наших детей. В злом терпении — вся сила «родового проклятия». За нами всегда остается выбор — либо нести свой крест до конца самим, либо оставить его нести своим детям.

Храм Новомучеников и Исповедников Российских в поселке Прибрежном.

Недавно я проводил беседу со студентами. Было поднято сразу две темы: «Как правильно выйти замуж?» и «Моя семья». Вопрос женитьбы/замужества интересовал всех. Да к тому же, женитьбы «правильной». А вопрос относительно семьи буквально повисал в воздухе. Не то чтобы это совсем никого не интересовало, просто в том месте, где должны были находиться знания и опыт семейной жизни, у молодых людей была пустота. Пустота зловещая… Чьи это дети?… Почему они не могут сказать ничего хорошего о своих семьях?… Стандартное описание родной семьи молодым человеком: место работы родителей, жилье… и всё! Неудивительно, что и свою будущую семью они рассматривают лишь как площадку для устроения личной жизни.

Немного о «правильном» выборе. Чтобы увидеть главное, нужна голубиная простота. А змеиная мудрость нужна, чтобы различать детали. Но змеиная мудрость может задушить мелочностью и преувеличениями, а с высот голубиной простоты — все видеться в голубой дымке. И сердце, и разум (и плоть, и душа) должны быть в согласии. Нужно целомудрие!… Как трудно современным молодым людям сделать правильный выбор!

Есть веками проверенный метод — семейный совет. Молодые часто не доверяют мнению родителей относительно своего выбора. И правильно делают. Мнение родителей — змеиная мудрость… Родители часто не доверяют выбору своих чад. И тоже правильно делают. Выбор детей — голубиная простота… Не только детям, но и родителям не стоит доверять только себе. Должно быть доверие!

Мы ищем святость в дальних строгих монастырях, где-то там, за морями, в пещерах отшельников, а она совсем рядом. Ее образы — в наших семейных альбомах, в наших сердцах, хранящих светлую память о близких… Очень советую почитать искренние книги о семейных ценностях Наталии и Софии Самуиловых «Отцовский крест», Наталии Соколовой «Под кровом Всевышнего», дневники и письма Сергия Фуделя.

Несвободны от стремления быть вместе и те, кто не связан узами брака. Узы Христовой любви крепче всех прочих. Жить в монастыре и при этом никого не любить — большое несчастье. И даже не любить всего одного человека — большое несчастье. Эта нелюбовь способна опустошить душу, незаметно, как зловредная моль, уничтожить все, что было накоплено за годы духовной работы. Келья — не убежище от людей, а жертвенник, на котором неопалимым огнем веры горит сердце монаха. Этим огнем «ненавистную рознь мира сего» монах переплавляет в любовь. Это его работа.

В любом отречении есть небезосновательная надежда получить именно то, от чего отрекаешься, но с приростом и обновленным. Поэтому отрекаться нужно от того, что имеет большую, непреходящую ценность. Обет безбрачия — это не ненависть к семье и браку, это тот самый совершенный идеализм: неудовлетворенность земной любовью, стремление к высшему идеалу единства.

Первый симптом семейного разлада — отсутствие радости. Касается это и семьи монастырской. Нет радости в одиночестве. Ад — это одиночество, одиночество — это ад… Ангедония — психологический термин, означающий неспособность испытывать радость, «хроническое горе». Ангедония — страна одиноких людей… Одинок не тот, у кого нет никого рядом, а тот, у кого нет никого в сердце.

Быть вместе — спасение!

Цена человека равна количеству людей, которые не могут жить без него — мысль Святителя Николая Сербского. Можно сказать иначе — цена человека равна количеству людей, без которых не может жить он!… О скольких способен я плакать? Сколько тех, без которых меня просто нет?!

Прошу прощения и молитв.

20 июля 2014 года. 

См также

2096
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
10
4 комментария

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru