Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:








Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Публикации

Малая церковь

Письмо от мамы

Современная история.

Современная история.

Об авторе. Елена Валерьевна Бажова живет в столице Украины Киеве, прихожанка храма во имя Преподобного Сергия Радонежского. Замужем. Банковский юрист, в отпуске по уходу за детьми. Этот рассказ занял одно из первых мест на литературном конкурсе «Сделай свой выбор — сохрани жизнь» Духовно-просветительского центра Киевского Воскресенского собора.

Телефонный звонок в то утро изменил все планы Алины. Живая фантазия выпускницы театрального института сразу стала рисовать яркие и красочные картины.

Вот она, очаровательная ведущая новой детской развлекательной программы, мило и непосредственно общается с детьми в прямом эфире, профессионально и непринужденно держится перед камерами. Вокруг нее — красивые декорации, рядом целый штат обслуживающего персонала (гримеры, костюмеры, осветители, администраторы). Мамы юных участников доверительно советуются с ней, как лучше снимать их детей, на что обратить внимание в воспитании, как вести себя с детьми. Папы смотрят на Алину с восхищением. Дети тянут к ней руки, просят расписаться в их блокнотиках, говорят, что очень ее любят и мечтают быть похожими на нее. Личный секретарь принимает звонки с новыми предложениями, отсеивает явно неинтересные, принимает на рассмотрение перспективные. Может быть, роль в кино или качественном телесериале, может быть, интервью или участие в ток-шоу… Гонорары Алину не так уж интересуют. Нет, конечно, деньги нужны, очень нужны, и, может быть, большую их часть она бы жертвовала на нужды больных детей и сирот. Главное — говорить с экрана о чем-то важном и добром. О том, как не хватает современным детям любви и внимания, как важно понять каждого ребенка, заглянуть в его душу, услышать его.

Ком тошноты вдруг подкатил к горлу Алины и прервал радужные мечты. Пришлось выйти на балкон и сделать несколько глубоких вдохов. В желудке неприятно заныло, настроение резко испортилось. Алина снова вспомнила о проблеме, которую надо быстрее решать. Беременность наступила как-то совсем неожиданно и некстати. И сейчас еще больше «некстати», чем месяц назад, когда Алина поняла, что беременна. Тогда она вызывала у Алины в основном только недоумение и напряженность. И вопрос: как такая «ерунда» могла произойти, и хочет ли она связать свою жизнь с Максимом навсегда, и воспитывать вместе с ним ребенка, и быть его женой?

Насчет «быть женой» Алина почти не сомневалась. Максим давно любил ее и только тем и бредил, чтобы жить вместе, чтобы закончились эти поздние институтские репетиции, мероприятия и шумные компании. Максим — хороший, добрый парень, студент политехнического института. И может быть, когда-нибудь потом Алина и выйдет за него замуж (рядом с телезвездой должен быть красивый и интересный мужчина, это добавляет престижа и интереса публики), а пока достаточно просто встречаться, дружить, ходить вместе на вечеринки и в театр.

Хотя сейчас в их отношениях кризис. И неясно — вместе они или уже врозь. Последняя встреча закончилась конфликтом. «Это и мой ребенок. Ты не можешь решать все сама!» — говорил Максим и сам чуть не плакал. В тот момент он тоже был похож на ребенка. Алина, как могла, сохраняла спокойствие и пыталась объяснить, что никакой это еще не ребенок, что они сами как дети и что им надо повзрослеть, встать на ноги… Но Максим не соглашался и все больше раздражал Алину, пока она не взорвалась. Девушка основательно рассердилась, и хотя после этой ссоры в глубине души скребли кошки, но нужно было выдержать характер… Пусть пострадает, помучается… Особенно теперь, когда позвонили с телеканала и сообщили, что она прошла кастинг и ей нужно приехать в офис подписать контракт и обсудить предстоящую работу.

Тошнота прошла, нужно было срочно собираться и ехать по делам. «По делам» — это в частную клинику, которую Алине посоветовала подруга. Оля клинику хвалила, говорила, что аборты там делают аккуратно, не слишком дорого, наркоз дают хороший, боли не чувствуешь. Все чисто, красиво, лишних вопросов не задают. Подруга сама два раза пользовалась их услугами и осталась очень довольна. Хорошо, что без боли. Боли Алина боялась. И вообще не переносила больниц и всего, что с ними связано. Она бы давно уже избавилась от беременности, если бы не страх боли и жуткое нежелание переступать порог медицинского учреждения.

Мобильный телефон зажужжал. Пришло сообщение. Конечно, от Максима. Алина победно улыбнулась. Но Максим написал: «Разве хлебная крошка — это не хлеб?» «Удалить!» — подумала Алина и нервно повела плечом. Опять за свое. Хотела что-то ответить, но в голову ничего не приходило. Надо ведь ответить коротко и веско, в духе полученной эсэмэски. «Ладно, потом отвечу». Сейчас нужно было найти медицинскую карточку. Подруга говорила, что ее следует иметь при себе.

Алина редко бывала у врачей и понятия не имела, где лежит ее карточка. Подумав, открыла книжный шкаф и достала коробки из-под конфет, где хранились документы и разные нужные бумаги.

Неожиданно на глаза попались несколько старых фотографий. Алина улыбнулась. На фото — она, маленькая. На утреннике в детском саду, в костюме Снегурочки, рассказывает стихотворение (тогда уже было видно, что она — будущая актриса и телеведущая). Вот она сидит на скамеечке в парке, ест мороженое. Смешная, замурзанная. А вот она с мамой и папой. Еще вместе, еще счастливые и радостные. Мама — цветущая и молодая, страшная болезнь еще не тронула ее тихую красоту. Папа обнимает маму за плечо, его добрые глаза смеются. Горе в их семью придет еще нескоро.

Алина почувствовала, что ей снова становится нехорошо. На глазах появились слезы. Мама ушла из жизни четыре года назад. Сгорела за два месяца. И хоть Алине тогда уже было двадцать лет, она почти не помнила эти страшные два месяца и как жила полгода потом… Кажется, институт помог. Окунулась с головой в учебу, познакомилась с Максимом. Во что бы то ни стало хотелось доказать папе и всем, что она не сломалась, что она взрослая и сильная.

Под самыми фотографиями лежал двойной листок из школьной тетради. Алина сразу узнала почерк мамы, крупный и правильный, как у учительницы начальных классов. Это было письмо, написанное несколько лет назад…

«Доченька, дорогая, любимая. Мне так много надо тебе сказать. Настолько много, что не хватает слов и трудно смотреть тебе в глаза. Поэтому решила написать письмо. Я много лет носила это в себе, все ждала удобного случая, чтобы поговорить с тобой. Да и не была уверена, нужно ли тебе рассказывать всё. Но теперь, когда знаю, что жить мне осталось не много, чувство вины не дает мне покоя. Я не могу уйти с этим чувством. Надеюсь, что ты поймешь и простишь. У папы другая семья. Он — хороший человек, помогает нам и поддерживает. Я знаю, что он не бросит тебя и потом. Но все же покоя мне не дают мысли, что когда меня не будет, ты останешься совсем одна. Нет, конечно, есть папа и бабушка, тетя Люся и дядя Ваня. Но у них своя жизнь. Они любят тебя, но живут далеко. И я очень переживаю, как ты справишься со всем и как сложится твоя жизнь.

А ведь ты могла бы не быть одной. С тобой рядом могла бы быть сестра. Или брат. Я не знаю, кто это был, мальчик или девочка… Мы с папой только поженились, жить было негде, стипендия небольшая. Родители нам помогали, но было как-то неловко вешать на их шею еще и маленького ребенка. И уж конечно, надо было получить высшее образование, устраиваться на работу. А уж тогда — дети. Тогда мы сможем им все дать, обезпечить их счастливое детство. А то, что внутри меня, — это еще не ребенок, думали мы. Так, сгусток какой-то. Эмбрион. Словом, мы решили, что аборт — это единственно правильное решение в той ситуации. Тогда я и подумать не могла, как сильно буду жалеть и мучиться. Казалось, что вся жизнь впереди, что все в наших руках и мы — «кузнецы своего счастья». Так тогда говорили.

Через полтора года я снова узнала, что беременна. Беременна тобой. И снова быт был неустроен, и все шло не так, как хотелось, с папой ссорились. И я снова подумала об аборте. Подумать страшно, тебя могло не быть! Тогда казалось, что сейчас уж точно не до детей. Но папа неожиданно предложил оставить тебя. Не делать аборт. Он надеялся, что ребенок (то есть ты) спасет нашу семью, улучшит отношения. Я подумала и согласилась. Ты не смогла сохранить нашу с папой семью, но принесла в мою жизнь много того, о чем я и не подозревала. Доченька, спасибо тебе за это. И прости, что когда-то я могла тебя не любить, желать тебе смерти, допускать мысль, что тебя может просто не быть. (Написала это, и как гора с плеч.)

До годика ты все время плакала, была тревожной и безпокойной. Успокаивалась только на руках у меня. Мы показывали тебя врачам, все говорили — здорова. И я вдруг поняла, что ты тогда уже не чувствовала себя в безопасности. Переживала, что не нужна мне. Человек, который почувствовал хоть раз угрозу смерти, не забывает это никогда. Даже если эта угроза была еще до его рождения…

Благодаря тебе, родная, я поняла, что самое главное для меня в жизни — это ты. И что нет ничего более интересного и важного, чем видеть и участвовать в том, как появляется на свет новый человек, как он меняется и развивается, как чудесным образом переплетаются в нем мамины и папины черты и черты других родных — и при этом появляется совсем новая личность. Неповторимая. Которой раньше никогда не было и такой уже не будет. И это чудо… »

Алина дальше не смогла читать. От слез строчки расплывались, и ничего уже нельзя было разобрать…

Андрюшка уютно сопел в своей кроватке. Максим принимал душ, и было слышно, как он что-то напевает при этом. Алина включила телевизор: институтская подруга Оля (та самая, что когда-то советовала Алине клинику) попросила посмотреть один из выпусков детской утренней программы и сказать свое мнение о ее работе и о проекте в целом. На экране двое взрослых людей, одетых в нелепые костюмы белочки и зайца, сюсюкающими голосами разговаривали с детьми и объясняли им условия конкурса. Алина перевела взгляд на кроватку, где мирно спал маленький Андрей, и подумала: «А наш-то проект намного лучше».

Рис. Ильи Одинцова.

Дата: 15 октября 2014
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
15
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru