Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Святыни

Остров Святителя Спиридона

Паломники из Самары побывали на празднике великого святого на греческом острове Корфу.

Паломники из Самары побывали на празднике великого святого на греческом острове Корфу.

   

В феврале позвонила Елена Плигина, бывший верстальщик «Благовеста». Ее муж Николай летом пчеловод, а зимой работает в архивах. И вот обнаружил он какой-то старинный документ, в котором есть сведения о моих далеких предках. «Если интересно — мы для вас этот документ отложили», — сказала Елена. Мне было интересно, и я пошел в архив. В самарском архиве меня ждала «крепостная справа о совершении купчей крепости на землю, проданную бароном Корфъ крестьянам Максиму Жоголеву со товарищи 19 сентября 1868 года». Земля эта находилась вблизи села Виловатое. А по имени моего предка Максима Жоголева получило название село Максимовка — «Коровьевка тож» — Бузулукского уезда. Село это сохранило свое название по сей день. В той самой Максимовке родился в начале ХХ века мой дед Николай Савельевич Жоголев.

И вот эта купчая попала в архив и по какой-то прихоти сохранилась до сей поры.

— Еду на Корфу! — решил я для себя уже окончательно. Посчитал, что в имени барона Корфа, лицейского приятеля Пушкина, содержится призыв отправиться в паломничество именно туда. Не зря же полтора века ждал меня этот документ. Такая неожиданная подсказка…

И вот я на Корфу, по-гречески — в Керкире. В Божьем мире не бывает случайностей! На этом небольшом чудо-острове сегодня находится более 400 храмов и часовен, 26 монастырей! На этом острове хранятся, как в золотой раке, нетленные мощи святой царицы Византийской Феодоры, некогда отстоявшей почитание икон; десница святой Параскевы, много чудес совершившей этой самой рукой, да все святыни и не перечислить…

«Ботанический сад под открытым небом» — из-за разнообразия флоры тут даже растут маленькие китайские апельсинчики, нигде больше в Греции не прижившиеся; «остров возвращений» — из-за стремления туристов приезжать сюда еще и еще… Как только не называют эту прекрасную землю с величественной и вдохновенной историей, в которую вписаны имена хитроумного Одиссея, то ли созданного могущественным воображением Гомера, то ли и правда совершавшего свое плавание по этим морям. Греческого дипломата и воина, горячего патриота Греции и сторонника сближения с Россией Иоанна Каподистрии, бывшего одно время даже министром иностранных дел России! Императрица Елизавета Баварская (принцесса Си-Си) еще при жизни стала легендой. Свои лучшие годы она провела в построенном по ее замыслу дворце на Корфу. И конечно же, святого праведного воина Феодора Ушакова. К его лику на памятнике в центре Керкиры я приложился как к иконе. Ведь он теперь прославлен в лике святых! Флотоводец, не проигравший ни одного сражения и отбивший Керкиру у французов в 1799 году почти без потерь. Но для тысяч русских паломников этот остров в первую голову — земля Святителя Спиридона Тримифунтского, мощи которого стали главным магнитом для многих из нас. И для меня тоже.

Праздник Святителя Спиридона

Раз уж решился я ехать в Керкиру, надо спланировать отпуск так, чтобы попасть на один из трех отмечаемых на острове праздников святого покровителя этих мест. 11 августа — самое удобное время, решил я.

Сюда, в столицу Керкиры, в этот день устремляются Православные со всего света. Плывут на теплоходах и катерах, летят на самолетах, едут на автобусах из других уголков острова — с Палеокастрицы, Беницеса, Ахарави… И зрелище это того стоит!

Раку с мощами Святителя Спиридона вынесли на улицы Керкиры.

Ранним утром прибываем и мы в храм Святителя Спиридона. Храм заполнен паломниками, то и дело слышна русская речь. Сначала совершается праздничная Литургия, потом после краткого молебна мощи Святителя помещаются в особый вертикальный ковчежец под стеклом. Святой словно на трон садится, чтобы объехать в почетном карауле моряков свой город. Крестный ход начался!

Когда-то давно в этот самый день керкиряне увидели с высокой крепостной стены в море возле своего города вражеский флот. Турецкие корабли подходили все ближе. Силы были
неравны, и гарнизон города готовился к битве, не слишком надеясь на благоприятный исход. Но во всех храмах Керкиры люди собрались на молитву! И их молитву услышал Небесный покровитель острова. На доселе тихом, спокойном море вдруг поднялась страшная буря, разметавшая неприятельские корабли. Враг без единого выстрела был отброшен от керкирских берегов. А турецкие моряки различили в облаках грозный образ старца в черно-желтой шапочке (не у него ли позаимствовала свой цветовой символ наша компания «Билайн»… Святой грозил захватчикам мечом и раздувал своим могучим дыханием ветер… Керкира была спасена! Этот остров — один из немногих в Греции, который так и не смогли захватить турки. Святитель Спиридон свои рубежи охраняет надежно!

… По какому-то счастливому наитию толпа нас выносит из храма и мы удачно занимаем место на улице Иоанна Каподистрии. Оказалось, весь ход проходит как раз здесь, и я получаю счастливую возможность, прежде чем раствориться в рядах крестоходцев, увидеть вблизи проплывающие мимо нас в полной выправке все двадцать оркестров Керкиры, вышедших на праздник. А потом в метре от меня пронесут в ковчеге и мощи Святителя Спиридона. Я увижу его лик так близко, словно он мне кивнул, разглядев в толпе, как кивают доброму знакомому. И даже остановился он на минуту в шаге от меня. Вот как он любит читателей «Благовеста», этот дивный святой покровитель Керкиры! Раз даже попозировал мне для снимка в газету.

Окна в домах по ходу движения колонны почти все разукрашены. Везде вывешены красные полотнища, флаги. Русских в Крестном ходе так много, что невольно забываешь, что ты в Греции, а не в России. Да и оркестры играют знакомые с детства марши. Кажется, вот сейчас — и это даже не удивит никого! — грянет «Прощание славянки». Так все по-русски, как-то по-нашему происходит. Даже небольшая давка в ходе, она понятная и своя. Но вот стали раздавать на одной из остановок Крестного хода веточки ароматного растения базилик. А под ногами стали мелькать лавровые листочки… Это уже чисто греческие особенности.

Улыбается нам и машет рукой самарский священник Алексий Агеев, приехавший на праздник со своими прихожанами. Он в красной пасхальной майке, в тон праздника. В толпе мелькают узнаваемые лица Народных артистов России Веры Алентовой («Москва слезам не верит»), Анатолия Лобоцкого («Зависть богов»).

Впереди Крестного хода идут оркестры Керкиры.

Во время остановки рядом со мной оказывается худощавый старик Костас Смирлакис с впалыми глазами много повидавшего на своем долгом веку мудреца. Он слегка размахивает руками в такт музыке. С ним русская женщина средних лет. Она давно в Греции, ухаживает за пожилым человеком, видимо, потом он оставит ей свое жилье.

Костасу 91 год, раньше он был дирижером главного оркестра Керкиры. И вот теперь, на закате жизни, смотрит он на своих бравых коллег уже из толпы, как рядовой, как зритель. Но ему нравится это знакомое зрелище, он рад за своих молодых товарищей. Мы уступили ему лучшее место в тени дома, и он каким-то наитием догадался, что мы русские. В этом доме, как оказалось, живет его дочь: он помахал рукой, когда увидел ее в окне.

— Россия, Путин! — говорит он нам с восторгом. В глазах его вдруг блеснули слезы. Он поднимает вверх большой палец на правой ладони. Этот интернациональный жест нам вполне понятен без переводчика. А женщина все же поясняет, что Костас — большой патриот России. Молится за русских и верит, что с Божьей помощью воссоздастся великая Россия.

Вот так! А вы говорите, какие-то «санкции Евросоюза»…

На праздник в Керкиру приехали высшие иерархи Элладской Церкви.

Мудрый Костас Смирлакис с Керкиры знает, о чем говорит!

Россия сегодня возвращает себе Святителя Спиридона. Когда-то у нас очень почитали этого кипрского святого (его мощи перенесли на Корфу в 1453 году). Об особом почитании этого святого у нас в стране напоминает фамилия Спиридонов (у кого нет знакомых с такой фамилией?
У меня так сразу несколько человек. Двое из них в разные годы работали со мной в «Благовесте»!), названия деревень — Спиридоновка… Но в вихре революций это почитание у нас почти прекратилось, и стали забывать в северных широтах простеца в черно-желтой «билайновской» шапочке, умевшего останавливать реки, воскрешать мертвецов и превращать змей в звонкие золотые монеты. Но вот теперь этот дивный старец вновь спешит к нам на помощь в Россию. Чтобы помочь с жильем, с выплатой кредитов, в поисках работы… Не всем же святым помогать нам исключительно в духовных вопросах! Кому-то же нужно заняться решением и бытовых проблем, от которых порой все мы столько страдаем.

В Крестном ходе видишь много русских лиц.

Ольга из Латвии, из маленького городка под Ригой, приехала на Керкиру в первый раз. Но эта немолодая женщина успела уже пять раз побывать у мощей святого Спиридона. Ходит в его храм каждый день, как на работу. «Вас как зовут?» — спросила меня, когда стоял впереди нее в очереди к мощам Святителя Спиридона. Я ответил. «Вчера стояла я за Ильей, сегодня стою за Антонием», — сообщила она. И добавила: «Я ведь сюда не на пикники приехала. Каждый день хожу к Святителю Спиридону и прошу его о помощи».

А ведь прийти сюда — это полдела. Надо еще суметь выстоять длинную очередь к его мощам. Где эмоциональные гречанки могут, если что-то им не покажется, «наградить» тебя и тумаком в спину. В этой очереди достанет времени обо всем как следует помолиться. Ну и посмиряться тоже.

— Моя соседка по лестничной клетке долго не могла поменять квартиру, — рассказывает мне все та же Ольга из Латвии. — И вот я ей посоветовала помолиться святому Спиридону. Попросить его своими словами. И что же? Через два дня нашелся хороший вариант обмена.

Таких случаев здесь могут рассказать сотни, если не тысячи.

Отправляла меня в Керкиру ведущий сотрудник самарского отделения греческой туристической фирмы «Музенидис тревел» Мария Калашникова. Нет, все же лучше назову ее полное имя, несмотря на ее юный возраст: Мария Витальевна Калашникова! Ведь ее отец бывший благочинный Самары, очень уважаемый и, к несчастью, умерший рано протоиерей Виталий Калашников. Упоминаю это имя отнюдь не случайно — и дальше поймете вы, почему. Так вот, Мария Витальевна (опять с радостью напишу ее отчество) за год до меня была на этом же празднике на Корфу. Она рассказала, как сразу после праздника, когда вот только отзвучали оркестры, когда мощи Святителя вновь возвратились в храм, она села за столик в каком-то маленьком кафе и… зарыдала. И это были слезы счастья, слезы непередаваемой радости. Духовного ликования.

Многие жители города вывешивают на своих домах флаги и так участвуют в празднике.

— Мне как-то почти не верилось, что может быть так радостно, так хорошо на душе, как в те минуты! — рассказывала мне Маша… нет, скажу вновь — Мария Витальевна. А я, грешным делом, тогда подумал: ишь, какая сентиментальная… даже слезу пустила…

И вот уже я сижу в маленьком кафе недалеко от храма и сам едва сдерживаю слезы радости. Ем мусаку, запиваю ее бокалом доброго красного вина. И как-то не верю еще, что настолько счастлив. Тут-то мне и вспомнилась Маша… Нет, все-таки Мария Витальевна.

Умеет утешить Святитель Спиридон!

«Греция — это нескончаемая радость!»

… Когда уже заканчивался Крестный ход, вновь около меня мелькнула красная майка отца Алексия Агеева. Священник вошел в какое-то помещение — я нырнул туда следом за ним. Оказалось, это был храм! Их тут много, храмов. Вот выставлены для поклонения частицы мощей каких-то греческих святых. Рядом с ковчежцем выставлены и тапочки кого-то из святых, по греческой традиции. И стулья в храме — помимо стасидий по стенам! — тут никого не удивляют. Прохладно и пусто. Идеальное место для интервью со священником! Вынимаю свой диктофон и прошу настоятеля самарского храма в честь святых Веры, Надежды, Любови и матери их Софии протоиерея Алексия Агеева ответить на мои вопросы.

— Отец Алексий, вы не первый раз на этом празднике. Скажите, в чем особенность греческих праздников, в отличие от наших?

— Если в России в церковных праздниках принимают участие только воцерковленные люди, то здесь, в Греции, в них участвует все население — и молодые, и старые. Вот оркестры вы видите, и военные, и скауты. Люди смотрят из окон, наблюдают из кафе. Все участвуют, все крестятся, все молятся. Такие большие празднования, когда весь город участвует в событии, можно организовать только при содействии Церкви и государства. А ведь в Греции Церковь от государства не отделена, и потому здесь проще создать особую атмосферу праздника для всех жителей города и гостей.

— Святитель Спиридон становится постепенно и русским святым тоже…

— Давным-давно на Руси Святителя Спиридона почитали наряду с Николаем Чудотворцем. Сейчас снова возрождается традиция почитания Святителя Спиридона. Это во многом связано еще и с экономическими трудностями в нашей стране. Ведь Святителю Спиридону многие молятся в финансовых затруднениях.

Святитель Спиридон в этот день обходит свой город и ограждает его от бед.

— Почему вы ездите в Грецию каждый год?

— Греция — это нескончаемая радость. Когда приезжаешь сюда, сразу заметно, что вокруг все люди — Православные. Приходилось мне бывать и в других странах, с другим населением, но душевно и духовно комфортно ощущаешь себя все-таки в Православной стране. Поскольку я здесь уже не первый раз, то когда прилетаю в Грецию, уже появляется мысль: я дома.

— И все же, чему русские могут поучиться у греков?

— Я бы не стал так ставить вопрос… Почему русские должны учиться именно у греков? И все же какие-то уроки этого Православного народа были бы для нас полезны. Греки ходят в церковь как домой. Храмы здесь объединяют людей. Каждый приход — это настоящая община, здесь все друг друга знают, в приходе всем очень хорошо. Если крестят младенца или венчается молодая пара, приходят все прихожане, весь приход в числе гостей. Прихожане искренне радуются, молятся за них. Приходской общинный дух здесь сразу заметен. Все друг друга хорошо знают, дружат семьями.

— На своем приходе вам удалось сделать что-то подобное? В ваш храм люди приходят как домой?

— Мне говорят, что да, приходят как домой. Мы стараемся перенять у греков умение отмечать церковные праздники. У них церковные праздники переходят в общее торжество, в застолье. Мы тоже устраиваем такие праздники, во дворе храма устанавливаем столы, готовим концертные выступления. Многие в Самаре об этом знают, на наши праздники приходят люди с других приходов. Народ радуется, многие бабушки со слезами говорили, что такой радости они не видели в своей жизни.

— Какой совет вы дадите людям, которые выбирают место для летнего отдыха и паломничества?

Греческие священники поклоняются мощам Святителя Спиридона.

— Корфу — достаточно дорогой греческий курорт. И, к сожалению, не так много самолетов из России сюда летает. В связи с этим путевки достаточно дорогие. Но те люди, с которыми я неоднократно ездил на Корфу, в один голос говорят, что все затраты с лихвой окупаются той радостью и благодатью, которые мы отсюда увозим домой. И что интересно, мы здесь из года в год встречаем одних и тех же людей, которые ездят на Корфу постоянно.

Если вы собираетесь ехать отдыхать на Корфу, надо обязательно постараться попасть сюда на Крестный ход. Это незабываемое торжество, ничего подобного вы еще не видели. В Керкире три Крестных хода, посвященных Святителю Спиридону. Первый проходит на Страстной неделе. Это, конечно, не лучшее время для паломничества и туристической программы. Есть праздник Святителя Спиридона в первое воскресенье ноября, он самый многолюдный. На нем я еще не был, к сожалению. Но удобнее всего попасть на Крестный ход 11 августа, в это время и самолеты сюда летают регулярно. А чтобы прилететь сюда в ноябре, придется делать несколько пересадок. Я бы посоветовал привязать свое паломничество на Корфу именно к 11 августа, к празднику Святителя Спиридона.

— Какие святыни вы советуете посетить на Корфу?

— В городе Керкира это храм святой царицы Феодоры, восстановившей почитание святых икон. Здесь находятся ее мощи, их открывают, к ним можно приложиться. Еще я советую посетить монастырь святой Параскевы и монастырь святой мученицы Кириакии. На острове много Православных гидов, совершаются поездки в эти монастыри. Там встречают очень хорошо, радушно, выносят на поклонение множество святынь.

— Как вы относитесь к греческой евхаристийной дисциплине? Она заметно отличается от нашей. Прихожане здесь исповедуются у своих духовников в удобное время. А перед Причастием обычно не исповедуются.

— Я нормально отношусь к этому, греки живут в такой традиции — пусть так и живут. А мы живем в нашей традиции — надо нам ее держаться. Она освящена веками, многими святыми, зачем перенимать что-то другое? Автоматически перенять греческую традицию невозможно, она тоже тут складывалась веками. У наших Православных народов был разный исторический путь, и это отразилось в различной религиозной практике, которая не затрагивает основ Православной веры.

Самарский священник Алексий Агеев на празднике в Керкире.

— О чем надо прежде всего молиться великому святому Святителю Спиридону Тримифунтскому?

— Святитель Спиридон был сначала простым пастухом, у него была семья, дети. Он хорошо знает нужды мирского человека. И поэтому сейчас ему молятся именно об этом — молятся о жилье, молятся в финансовых затруднениях. Но нельзя сказать, что тот или иной святой ответственен только за определенные прошения. Нужно просто обращаться сердцем к святому, и не только в материальных нуждах, но и в духовных. Он помогает, мы в это верим.

— Известны вам случаи чудесной помощи Святителя Спиридона вашим прихожанам?

— Точно были такие случаи. Полгода назад ко мне приходили люди и рассказывали, что у них очень остро стоял квартирный вопрос. Они помолились Святителю Спиридону, и буквально через два дня все решилось самым наилучшим образом.

— И последний вопрос. Что это за храм, в котором мы с вами сейчас разговариваем?

— Это храм Иоанна Крестителя, с приделами в честь святой Параскевы и Святителя Дионисия Закинфского. Частицы мощей этих двух святых выставлены для поклонения прихожанам.

Монастыри Керкиры

Мне довелось посетить несколько женских монастырей. Ведь по давней традиции греки-мужчины если постригаются в монахи, то обычно стремятся подвизаться на Святой Горе Афон. Так что монастыри на Керкире в основном женские.

Мощным потоком разлился Крестный ход по улицам Керкиры.

Монастырь святой преподобномученицы Параскевы Римской привлекает паломников со всего света. Игумения Нимфодора сейчас издает книгу, в которой будет рассказываться о современных чудесах от мощей святой Параскевы. И книга эта будет весьма большая!

В обители хранится десница святой Параскевы, самая крупная часть ее мощей. К ней-то, к святой Параскеве, и едут сюда паломники за исцелениями. Были случаи исцелений от рака, от других тяжелых болезней. Но чаще всего святая Параскева помогает в прозрении — как в духовном, так и телесном. Не зря же на ее иконе в чаше, которую держит святая, изображены глаза! Святую Параскеву пытались сварить в котле, но не смогли этим повредить ей. Зато от кипящих брызг был обожжен и ослеп ее мучитель, римский император Антонин Пий. Святая исцелила его от слепоты. И с тех пор на всех ее иконах изображены глаза. Выглядит это непривычно, таинственно. А объяснение простое, хотя и чудесное.

Игумения Нимфодора показала российским паломникам фотографию, на которой запечатлена греческая семья со слепорожденными детьми, которые исцелились, прозрели в этом монастыре. Судя по тому, что рядом с исцеленными стоит все та же игумения Нимфодора, произошло это сравнительно недавно, хотя точную дату мне не сообщили. Так что и в наше время происходят прямо-таки библейские чудеса!

… Вот монахиня выносит нам на подносе для поклонения руку святой Параскевы.

Какие дивные святыни хранит этот остров!

А напоследок игумения Нимфодора говорит нам, паломникам:

Праздник завершился под музыку, как и начинался. 

— Сейчас греческий народ переживает духовный кризис и кризис экономический. Многие живут под сильным давлением, от этого бывают и уныние, и даже отчаяние. Но у нас есть особые адвокаты пред Богом — наши святые! Они просят за народ, вымаливают нас. И одна из таких великих святых заступниц за людей — святая Параскева. К ней притекают за помощью в недугах, в житейских бедах, и она спешит нам на помощь!

Один из самых крупных монастырей на Корфу — монастырь Пантократор в Агиос Афанасиос, в нем
30 монахинь. Подвизается здесь даже монахиня-японка. Приехала сюда туристкой и поняла — здесь словно рай на земле! Осталась… Теперь вместе с сестрами пишет иконы — монастырь этот славится своей иконописной школой.

Главная святыня монастыря — частица мощей (ключица) преподобного Арсения Каппадокийского, который крестил и воспитал другого не менее известного на весь мир старца — схимонаха Паисия Афонского (его канонизацию собираются проводить этой осенью). Преподобный Арсений умер на Корфу, был похоронен на городском кладбище столицы острова, недалеко от аэропорта. В конце 1970-х годов сюда приехал старец Паисий Святогорец и откопал мощи своего духовного наставника. Перенес их в этот монастырь. А потом забрал мощи в монастырь Стомион близ Салоник, где сейчас и сам похоронен. Но часть мощей оставил обители.

Прикладываюсь в благоговении к мощам святого. Как все близко в духовном мире! Вот и старец Паисий считается одним из духовных покровителей этого монастыря.
А на его трудах воспиталось целое поколение Православных в России. И я в их числе…

Монастырь святого Димитрия Солунского (Агиос Димитриос в Агии Дули) — следующий в нашем паломническом маршруте. Этот монастырь очень древний. Но к концу XIX века он запустел, и только развалины напоминали о бывшем когда-то здесь благолепии.

Игумения Нимфодора тепло встретила русских паломников.

А тем временем уроженец этих мест иеромонах Феодулос (Красакис)  хотел уехать из Керкиры на Святую Землю и уже там подвизаться в каком-нибудь из монастырей. Когда он ехал на лошади к порту, на этом месте близ древних монастырских стен произошло чудо. Его нагнал всадник… спустившийся с неба… Святой воин Димитрий Солунский на коне подъехал к нему и указал на монастырские развалины. Сказал, что он будет нужен ему здесь… И стал невидим.

Иеромонах Феодулос, конечно, остался. Со святым ведь не поспоришь! Постепенно он восстановил монастырь, стал духовно окормлять монахинь. Вскоре к нему стали обращаться за помощью местные жители. Он помогал пастухам — кропил святой водой овец, и те исцелялись. Давал крестьянам духовные советы. А однажды он совершил великое чудо, о котором в этих местах до сих пор рассказывают с трепетом. Одна гречанка родила больного ребенка, и он был совсем слабенький. Больниц поблизости не было, ближайшая в столице Керкиры. И мать понесла своего ребенка туда, пошла пешком. Путь ее пролегал мимо монастыря. Когда дошла до монастырских стен, увидела, что ее ребенок уже не дышит. Тогда она стала горько рыдать. К ней подошел отец Феодулос и помолясь воскликнул: «Сам святой Димитрий будет врачом этого младенца!» Ребенок задышал…

Могила отца Феодулоса очень почитаема в монастыре. Паломникам раздают его фотографии. Старец умер 3 января 1945 года. Это был один из тех тихих праведников, которые всегда были и — верю! — будут всегда на земле Эллады.

В жизни отца Феодулоса есть один важный урок. Он хотел уехать за море, на Святую Землю. Казалось бы, что может быть выше такого стремления? Но Бог и святой Димитрий распорядились иначе. И он принес духовные плоды на родной земле.

… Прежде чем уезжать в заморские страны, сначала оглянись, подумай. Может, ты больше нужен здесь, где явился на Божий свет?

Зеркало принцессы Си-Си

Дворец австро-венгерской принцессы Си-Си — Императрицы Елизаветы Баварской (умерла в 1898 году) — одно из самых лакомых мест для туристов в Керкире. Прекрасный замок в горах с видом на море, скульптуры воина Ахиллеса в таком количестве, что все это место зовут Ахиллион. Романтические беседки, ванны прямо в саду, мраморные ступени, силуэты гор… Да и сама романтическая Си-Си волнует воображение праздных гуляк по мировым курортам. Зря, что ли, зарубежные кинематографисты удостоили ее целой кучей кинолент, из которых последняя (2009 г.) с легким, как былинка, названием — «Принцесса Си-Си». Была Си-Си красива и романтична. Была не слишком здорова, и от этого романтична вдвойне (потому и понадобился ей климат Керкиры). И никто ее, по-видимому, не любил. Во всяком случае, эта избалованная романтичная принцесса считала себя некрасивой и никому не интересной. И очень страдала от своей, как она считала, дурной внешности, — хотя все называли ее одной из первых красавиц Европы. Вот парадокс!

И тогда она придумала выход.

Заказала особые зеркала из венецианского стекла и установила их, по совету лучших инженеров, особым образом, чтобы и форма зеркал, и падающий на них свет из окон дворца давали необычное изображение. Отражалось в зеркалах не совсем то, что пред ними представало. Полные перед этим зеркалом становились стройнее, лысые, как бильярдные шары, головы вдруг как бы покрывались подобиями шевелюр. У старцев разглаживались морщины. Прыщавые юнцы, напротив, выглядели как «мужи, достойные вероятия». Чего только не придумают эти романтические принцессы! Не знаю уж, утешило ли это зеркало романтическую Си-Си. Как говорится, история умалчивает. Вроде бы она все-таки вышла замуж из династических соображений, но брак не был счастлив. Сын ее погиб, а вскоре и она умерла. Не помог и климат, когда в дело вступил нож. Какой-то гордец решил прославиться хотя бы тем, что зарезал «саму» принцессу Си-Си…

А эти зеркала остались как странный символ. Вот только чего?

Много было на свете романтичных принцесс. Были среди них красивые и не очень (впрочем, я как-то не слышал о некрасивых принцессах). Были из них счастливые и несчастные. Были здоровые и хворые. Но мало кому, как Си-Си, посчастливилось стать притчей!

— Смотри, смотри, какая я стройная в этих интерьерах! — несколько наивно и восторженно воскликнула жена, подзывая меня к большому зеркалу напротив окна, на первом этаже замка. Я подошел — и, взглянув на себя в зеркало, тоже едва не ахнул. Вместо тучного мужчины «под пятьдесят», с которым я уже вроде бы и смирился, и сжился, смотрел на меня из зазеркалья поджарый да стройный добрый молодец. Каким я был когда-то, уже не помню, когда.

Я ведь не сразу догадался, что это за зеркало такое. А когда понял, грустно улыбнулся оптическому обману.

— Ты и так стройная и красивая, — несколько дежурно сказал жене. Она ведь и правда стройная и красивая безо всяких там зеркал. Потом посмотрел в раскрытое окно. Керкира — особый край, чем-то похожий на рай сладости. Может, и эта невиданная красота острова только ловкий обман?

Если в «комнате смеха» искривленные зеркала уродуют, шаржируют изображения, делают облик несуразным, умело выпячивают малейшие недостатки оригинала, то тут, напротив, «комната грусти». Какими могли бы мы стать, но не стали…

… А лучше бы не заказывала в злокозненной Венеции этих хитрых зеркал печальная Си-Си! Лучше бы кто-нибудь полюбил ее, или, еще того лучше, она бы кого-нибудь полюбила. И тогда зеркала эти вовсе бы ей не понадобились. Ведь обман все равно ничего не исправит. А вот любовь — она и исправит, и помножит, и покажет нас такими, какие мы есть — на самом деле. Любовь исправляет хрусталик глаза куда лучше любых самых искусных зеркал. Не стирая при этом, не пряча никаких недостатков! И тогда видишь человека в истинном свете — каким он бы мог быть, какой он есть на самом деле. Каким его задумывал Бог. По Своему образу и подобию.

Мне кажется, Си-Си была несчастна, несмотря на свою красоту и все эти роскошные дворцовые залы. Потому и вошли в ее жизнь, вслед за этими зеркалами, антидепрессанты и алкоголь.

Загляните в ее зеркало, грустно улыбнитесь увиденному в нем и не переживайте уж слишком. Если вас хоть кто-нибудь любит, вам нечего опасаться. В любящих вас глазах вы еще краше, чем в зеркале принцессы Си-Си. А если не любит никто и вы никого не любите, — что же, тогда и смотритесь в зеркало лишь на себя одного всю жизнь. Пока сами себе не станете отвратительны.

Эллина из Самары

Какой же удивительный подарок мне приготовил в свой праздник Святитель Спиридон! После Крестного хода в Керкире отправились мы к автобусной остановке, чтобы ехать в поселок Беницес, в получасе всего езды от столицы острова. До автобуса (а они тут ездят по расписанию) оставалось еще минут десять. Стоим, переводим дух, делимся впечатлениями. И вдруг к нам подходит красивая гречанка и говорит на чистом русском:

— Вы ведь Жоголев? Антон Евгеньевич? Я вас узнала…

Елена Кузнецова и её дочка Таня приехали на Корфу из Сергиева Посада.

Оказалось, никакая она не гречанка (ну, или не совсем гречанка, ведь имя-то все-таки греческое!), а наша самарская «просто Эллина» (в крещении Елена) Кузнецова. Елена Кузнецова — читатель «Благовеста» уже со стажем. Много лет живет она в Сергиевом Посаде, иногда пишет в нашу газету. Мы публиковали ее стихи, какие-то случаи из ее жизни. До этой нашей встречи виделся я с Еленой всего один раз, и было это так давно, что вряд ли бы узнал в той заплаканной молодой женщине сегодняшнюю Елену.

— Было это 19 лет назад, — рассказывает Эллина Кузнецова. — У меня тогда только что родился Иван, больной ДЦП. Я переживала сильные страдания, жила в сплошной боли. И не могла понять, почему такая участь выпала мне. Да, грешница, но ведь как все! А у них, у всех-то, при этом рождаются здоровые дети… Тогда еще в храм я ходила редко. И вот мне сказали, что при самарской Петропавловской церкви живет блаженная Мария Ивановна. Потом уже она стала схимонахиня Мария (Матукасова), а тогда еще была просто блаженная Мария. Я пришла к ней со своей болью. Но встретила меня не Мария Ивановна, а ее хожалка Тамара Степановна (Царствие ей Небесное…) Строго посмотрела на меня и сказала, мол, нечего на блаженную «вешать» свои проблемы. Сказала, что Мария Ивановна отдыхает, и закрыла передо мной дверь (прости ее, Господи…) Тогда уже я пошла «куда глаза глядят», совсем раздавленная.

— Да, я помню нашу встречу! — вступаю в разговор уже и я. — Мы тогда шли из храма с Данилой. Ему тогда было лет десять всего. Увидели заплаканную молодую женщину, ну, то есть, вас. Я спросил, чего плачете. Вы рассказали. Пришлось вмешаться. Отвел вас к Марии Ивановне. Меня-то к ней всегда пускали.

— И как же меня утешила матушка Мария! — вновь с волнением говорит, словно захлебываясь в воспоминаниях, не то Эллина, не то уже все-таки Елена Кузнецова. — Как же она молилась за меня! Все мои дети потом рождались по ее молитвам, по ее благословению. Вся жизнь с той поры пошла по-другому. Потому и с тех пор молюсь за вас, Антон Евгеньевич. Только вот встретиться больше не доводилось. Но все же я узнала вас по фотографии в газете.

Тут подъехал автобус, и мы вместе с Еленой и ее девятилетней дочерью Татьяной отправились в Беницес. Ведь Елена Кузнецова жила в том же отеле «Потамаки», что и мы. И даже на одном с нами этаже, на четвертом. Только мы жили в номере 432, а она в 402-м. Вот так чудо!

А может, никакое и не чудо вовсе? Скорее, тот самый духовный реализм, который делает всю нашу жизнь чудом. Ведь Елена Кузнецова начинала свой духовный путь в самарском храме святых мучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софии, настоятелем которого был протоиерей Виталий Калашников. Он и привел в ту пору Елену в храм. Ну а его дочь Мария Витальевна выбирала нам отель и поселила нас в «Потамаки». Чему же тут удивляться? Просто Машин отец руководил с неба и Елены, и моим расселением на Керкире.

А тем временем Елена начинает свой рассказ…

— Елена — это мое имя в крещении. Мирское имя Эллина, а фамилия была Рожкова. Я родилась в Самаре, в роддоме «Красный Крест» в 1968 году. Когда мама мне давала имя, ей в загсе сказали, что такого имени нет, тем более в таком написании, с двумя «л». Но надо знать мою маму, она так ответила: «Нет — значит, будет». И всё! Маме очень нравилась Греция. Из-за этого она и дала мне такое имя.

Здесь, на Корфу, пришла я в греческий храм. Прихожанки меня спросили, откуда приехала, я им ответила. А когда назвала свое имя, они так растрогались, сочли меня за свою.
Но я родину люблю, не мыслю себя без России!

Крестилась я только в 19 лет. В пять лет мне было видение, я поняла, что Бог есть. Попросила маму меня окрестить. Она сказала, что да, Бог есть, но если окрестит меня, на работе могут случиться неприятности. Мне было так странно это услышать! Ведь Бог Всемогущий, и разве Он не заступится за мою маму? В пятнадцать лет я со школьниками поехала в Грузию. В те дни в Тбилиси проходил какой-то съезд комсомола. И нас отправили подальше из столицы Грузии, в Мцхету. Там хранится часть Хитона Господня. А еще там есть удивительная икона Спасителя — «Христос Моргающий». Когда я посмотрела на эту икону, со святого образа на меня посмотрел Сам Господь! Я ощутила на себе Его взгляд! И снова остро захотела креститься! Но прошли еще годы, прежде чем я пришла в храм. А приняла я крещение после экзамена по… атеизму! Просто поняла, что у меня нет никаких противоречий с тем, что (вполне отрицательно) говорил про веру и верующих преподаватель научного атеизма на юридическом факультете. Крещение я приняла в подмосковном поселке Андреевка. Привела меня туда сестра моей мамы Галина. Когда отец Петр смотрел мои метрики, у него очки на нос сползли. Покачав головой, он сказал, что такого имени в святцах нет. «Будешь теперь Еленой», — заключил он. Мне очень понравилось новое имя, гораздо больше, чем данное при рождении.

— Елена Прекрасная, Премудрая…

— Не знаю, как насчет прекрасной и премудрой — лучше вот так: «грешная раба Божия Елена».

— Как дальше складывалась ваша жизнь?

— Школу окончила с золотой медалью, Самарский госуниверситет — с красным дипломом. Пошла работать в адвокатуру, в первую юрисконсультацию Самары. Моя мама, Любовь Петровна Рожкова, — депутат Государственной Думы первого созыва. Сейчас она на пенсии, генерал-полковник юстиции, живет в Москве.

— Ее вхождение в политику как-то повлияло на ее духовную жизнь?

— Она была депутатом Госдумы в 1993-1995 годах. Это были для страны очень сложные годы, а еще это были годы войны в Сербии. Мама трижды посетила Сербию, и это было большим событием на пути ее духовного становления. Она встречалась с Патриархом Сербским Павлом, побывала на многих святых местах. Но самое главное — она попала в Иерусалим, причастилась в первый раз в жизни у Гроба Господня, и это перевернуло всю ее жизнь. Тогда ей было 47 лет. Она была председателем комитета по образованию, культуре и науке. Ей предложили на выбор командировку по культурной программе: в Америку или в Иерусалим. Она выбрала Святой Город!

Когда моя мама была депутатом, хотели развалить бывшую Ленинскую библиотеку. Но она и возглавляемый ею комитет Госдумы по образованию не дали этому дикому плану осуществиться. В то время готовился закон о всеобщем частном образовании. Моя мама ходила на прием к Борису Ельцину с протестной петицией против этого законопроекта, и он принял ее, выслушал все аргументы. Мама потом рассказывала: «К нему я с букетом цветов пошла. Это его так удивило! С чем угодно к нему приходили, но чтобы с цветами… » Поговорила с ним, и Ельцин ей сказал: «Ну, купила… » И наложил мораторий на этот закон. Благодаря усилиям ее комитета сейчас наши дети имеют возможность безплатно учиться. А могло бы все быть иначе!

— Говорят, что у волевых родителей (а мама у вас депутат самого высокого уровня!) вырастают безвольные дети. Но по вам этого не скажешь, вы вполне самостоятельны…

— Мы с мамой совершенно разные. У мамы всегда было много работы, меня больше воспитывала бабушка. Мама человек жесткий, целеустремленный. Если она что-то решила, то пойдет до конца. Так и нужно для политика, а Господь ставит каждого на свое место. Папа у меня был совершенно другим человеком. Папа умер год назад. Иван Рожков, первый защитник «Крыльев Советов», — это мой дед. Его сын Борис Иванович — мой папа. Он был инженером, золотая голова. Легко мог перемножить в уме трехзначные числа. Но он всю жизнь посвятил маме. Помог подняться ей. Мама дала мне многое, но занимался со мной больше папа.
Я ему очень благодарна за это.

Два года я отработала в адвокатской конторе. Работала и преподавателем в пединституте, преподавала право. Меня взяли в аспирантуру в Казань, сдала все экзамены, но родила Ваню — и карьера моя закончилась. Иван прожил двадцать лет и умер два года назад. Мой первый муж тоже был юрист. Хороший, но, видимо, не мой человек. Ваня родился инвалидом из-за неправильного принятия родов, был задет спинной мозг. Он лежал двадцать лет, мучился. Девять с половиной лет за ним ухаживала я, десять с половиной — мои родители. Иван объединил нас всех. Страдалец наш, мы немножко несли с ним его крест. А мой муж сына в глаза не видел. Он ушел сразу, как только узнал, что я беременна. И потом уже так и не появился. Ваня не разговаривал. У него было очень красивое лицо, не такое, как у большинства людей. Даже в гробу он лежал беленький, еще красивее, чем был при жизни. Ваня был крещен сразу же, как мы его забрали из больницы.

Я пришла к блаженной Марии Ивановне 7 января, на Рождество. Только выдержала первый в своей жизни пост — и Господь мне сразу послал встречу с Марией Ивановной. После вашего, Антон Евгеньевич, ходатайства она меня приняла сразу. Но когда я начала спрашивать про Ваню, она ответила: «Вези его ко мне». Она назвала мои грехи. Это было для меня неожиданностью. Я еще не понимала, за что мне такой крест. Никак не могла понять, ведь вокруг люди совершают те же грехи, смертные, страшные грехи, но никто от этого не страдает. И вдруг на меня свалилось такое. Когда мы с Ваней пришли к Марии Ивановне, она встала, поцеловала его правую руку. Говорит: «Херувимы, серафимы… » И у меня было прозрение: чтобы вернуться туда, получить на небе ангельский чин, что же надо пройти здесь… Я упала на колени, стала плакать. На меня сошла благодать, слезы лились рекой. До этого казалось, что все так плохо и некуда идти со своим горем. А тут стало так хорошо. И это хорошие были слезы, несмотря на то, что я с таким горем пришла.

И тут мне Мария Ивановна сказала: «Матерь Божия свечку зажгла за тебя». Когда я это услышала, мое состояние не описать словами. С одной стороны, это великая милость, Матерь Божия заступилась за меня. С другой стороны: что нам здесь нужно пройти? Нет спасения без скорбей.

Мария Ивановна мне очень помогала. И дала мне молитвенное правило. После ее ухода ко Господу уже можно сказать об этом. При ее жизни я никому об этом не рассказывала. «После 12 часов ночи встаешь на молитву, делаешь 40 поклонов — а потом зови меня в голос».
Я так и делала, и ответ приходил. Или решение, или помощь на следующее утро. Я делала так, когда она была жива, делаю так и сейчас. И помощь всегда приходит. Моя Таня рождена по ее молитвам.

— Первый брак неудачный, ребенок родился больной, вы несете свой крест. А дальше как потекла ваша жизнь?

— Мама мне помогала с Ваней, несмотря на свою загруженность. Когда он после родов лежал в реанимации, мама пошла в церковь, дерзновенно, едва не с упреком сказала Богу: «Если Ты есть, внук мой выживет, а если он умрет, то больше я никогда порог храма не переступлю!» Прости ее, Господи, за эти сорвавшиеся с ее уст слова в минуту отчаянья… Мама была крещеная, но в церковь тогда еще ходила редко.

Через некоторое время я поехала в паломничество, попала к старцу схиигумену Иерониму Санаксарскому, потом к отцу Илию в Оптиной пустыни — всего за несколько дней произошли две эти встречи. Мне старцы сказали: «Тебя Ваня водит, вот и иди». И блаженная Мария Ивановна, и отец Иероним, и отец Илий, и отец Иоанн Букоткин говорили мне: «Молись о замужестве». А я всем им отвечала: не хочу. Не готова я к этому, мне не надо. Я посвятила жизнь Богу и ребенку, а на себе поставила крест. И у меня не было внутренней потребности как-то устраивать свою семейную жизнь. Тогда был жив еще отец Виталий Калашников, я с его помощью воцерковилась.

Отец Виталий сказал мне, что раз все старцы благословляют выйти замуж, другого пути у меня нет. Ведь старцы то говорят, что им Бог открывает. И я стала привыкать к мысли о предстоящем замужестве. Я была прихожанкой Николо-Софийского храма.

Отец Виталий был строгий батюшка. Многому он меня научил, поблажек не делал. Поскольку я жила до этого в безбожной среде, мне надо было как-то вырываться из этих пут.

В нашем Николо-Софийском храме чудо было, на стене проявился образ Николая Чудотворца. Протоиерей Иоанн Букоткин велел мне молиться Николаю Чудотворцу. Пришла я к батюшке Иоанну с вопросами все о том же — надо ли мне молиться о замужестве. Он отвечает: «Молись кому молилась». Я стою и думаю про себя: «Как будто он знает, кому я все время молюсь». А батюшка внимательно так на меня посмотрел и говорит: «Нашему Николаю Чудотворцу даже татары дары несут». Я рот открыла от удивления… Батюшка мысли мои читал. Мне тогда было 27 лет, Ване было три года. И я стала еще горячее молиться Николаю Чудотворцу. Раз у нас храм в честь этого святого, раз его образ проявился… У меня на фотографии этот образ проявился за спиной Вани. Образ Николая Чудо-творца проявился на венчании моих друзей. И еще несколько раз проявлялся. Отец Виталий вывешивал эти фотографии в храме.

Я стала молиться о замужестве. Нехотя, а все же молиться. И даже не знала, что наш храм казачий.
У меня предки казаки, и вот теперь муж у меня казак. Вскоре Николай Чудотворец дал мне мужа. Мы с мамой поехали к отцу Иерониму, и мама ему говорит: ну как же она выйдет замуж, она скована железными цепями, которые называются «Ваня». Она никуда не ходит, нет возможности, больной ребенок не отпускает от себя ни на шаг. Отец Иероним ответил: «Если надо, Бог жениха на дом пришлет». Так все и получилось. Буквально! Ване было шесть лет, когда я вышла замуж.

Я уже тогда жила у мамы в Москве. И Мария Ивановна, и отец Иероним благословили нас с мамой ездить к подмосковному батюшке, отцу Никите, приехавшему со Ставрополья. Он жил в Сергиевом Посаде. Отец Никита был гонимый. Он был очень старенький, прошел две мировых войны, еще в Первую мировую воевал! Он умер вскоре после моего замужества. Умер мученической смертью. Его избили, и он умер в реанимации. Глаза открыл, всех простил — и ушел. На его могиле в подмосковной Ивантеевке происходят исцеления.

Мы к нему ездили втроем — я, мама и Ваня. Причем у меня было благословение ездить к нему каждый день. Но в один из дней отец Никита вдруг отменил нашу поездку к нему. Именно в этот день к нам в квартиру позвонили.

… Муж у меня очень высокий, как я говорю — «два метра без двух сантиметров». А моя мама называет его «русский эталон». Он на Царя Николая немного похож. Но это все еще впереди. А вот стук в дверь, открываю — стоят двое мужчин. Лампочки в подъезде не было, темно. Один из них очень высокий — он мне показался «всадником без головы», выше дверного проема, так что и лица не разглядела. Я тут же дверь закрыла. Они снова стали стучать, говорят: мы к Рожковым, от отца Иеронима. Они пришли к маме с поручением по какому-то делу, в котором она как политик могла им помочь. Так и познакомились.

Мамы дома не было, потом она пришла, усадили мы их за стол, стали угощать. Они приехали из Дивеева. А для меня Дивеево было волшебным словом. Потом я к Матронушке поехала, поставила ей свечу. И странно получается: свеча какие-то облачка пускает, не молчит свеча! Вспомнились слова старцев, что ко мне «муж домой придет». Мне так сказали и отец Иероним, и Мария Ивановна, и отец Иоанн Букоткин. И вот Матронушка какой-то особый знак дает… Поняла я: есть воля Божья на продолжение знакомства.

Его зовут Сергей Борисович Кузнецов. Я тоже Борисовна. Пошутила: у тебя отец не Борис ли Иванович? Он странно так на меня посмотрел: оказалось, что у него отец Борис Иванович — так же, как и у меня.

Муж меня на четыре года старше. Ему 50 лет сейчас. Тогда я не смотрела ни на рост, ни на возраст, ни на красоту, ни на бороду — меня это все не волновало. Жить надо с человеком. Мне запало в душу, что он Православный. Потом восемь месяцев он всё ездил и ездил в паломничества через Москву и у нас останавливался — покушать, переночевать и ехать дальше. Мама к нему привыкла.

— А он знал, что у вас ребенок больной?

— Конечно, он все это видел. Понимал, что в случае нашей свадьбы этот крест и ему тоже достанется.
А я понимала, что и Ване добавляется, кого отмаливать — ведь и мой Сергей не без проблем… Всё это связано. Вдруг он мне говорит: я поехал к отцу Иерониму за благословением. Вот так просто, без предложения. Поехал он к отцу Иерониму, говорит: «Я был у Любови Петровны Рожковой, приехал к вам за благословением… ». Батюшка с юмором был, говорит ему: «Она же старая!… » — «Да я о дочери ее, Елене». И батюшка даже не спросил, на что благословение, на брак ли, сразу сказал: «Благословляю». Сергей приехал ко мне и говорит: «Всё, нас благословили». Вот так, без объяснений в любви, без предложений руки и сердца. Всё по Божьей воле.

— Как вы переехали в Сергиев Посад?

— Нас благословил переехать туда отец Иероним. В нашей семье сложились очень непростые отношения: у меня был конфликт со свекровью (мама Сергея сейчас схимонахиня в Дивеево), у него сложные отношения с моей мамой. А муж ведь Сергей! Ему старец и говорит: езжай поближе к своему Небесному покровителю. Под покровом Преподобного Сергия не пропадешь… Когда мы переехали в Сергиев Посад, муж Сергей работал в Лавре, пек хлеб. И нас буквально кормил Преподобный Сергий. Зарплаты сначала у него не было. Преподобный Сергий дал нам где жить. Мы приехали в Сергиев Посад и сразу пошли к Преподобному Сергию с больным Ваней. Нас приютили на два дня добрые люди. И до сих пор живем под молитвенной защитой Преподобного Сергия!

Сергей сначала работал в пекарне, потом разнорабочим. Семью кормить надо, а у него ничего не складывалось. То фирму организовал с друзьями, а один из них забрал все деньги и ушел… Сейчас мой муж занимается молочным бизнесом. Их фирма поставляет корма колхозам, взамен они у колхозов забирают молоко и продают крупным молокоперерабатывающим предприятиям — «Данон», «Вимм-Билль-Данн». Они сами проверяют качество и продают только качественное молоко. Сквашенное молоко отдают на производство творога. Сергей в этой фирме заместитель директора. А директор — наш друг, крестный отец Тани. Их фирма называется «ВДВ» — потому что они оба служили в десантных войсках.

— Ваш муж был десантником?

— Да, он прошел Афганистан, в Карабахе был.

— Теперь материально ваша жизнь наладилась?

— После четвертого ребенка Бог дал нам какой-то достаток. А до этого пришлось испытать нужду.

— Ваш сын Иван где похоронен?

— В Деулино, это необычное место на северной окраине Сергиева Посада. Там же похоронен игумен Борис (Храмцов), удивительной доброты был батюшка и праведной жизни. Он восстанавливал храм Святителя Иоанна Златоуста в Годеново, где пребывает Животворящий Крест Господень. К могилке отца Бориса приходят люди, там происходят исцеления. Я не была с ним знакома, но на могилку к нему мы тоже ходим. Ваня умер 21 ноября 2012 года, на Архангела Михаила. Мама моя очень была привязана к нему, так хотела, чтобы он жил.

В 16 лет Ваня уже умирал. Одна блаженная предсказала, что он умрет в 16 лет. И вот пришел срок, он лежал в реанимации. Мои родители приехали, их вызвал отец Наум, сказал мне: «Если бабушка с дедушкой хотят, чтобы он жил, пусть приедут ко мне». И они приехали к отцу Науму. Такие искушения были, мама сначала ничего не хотела слышать, уехала. Но потом по молитвам Преподобного Сергия, по молитвам отца Наума вернулась. И они очень долго у отца Наума пробыли. Он им сказал: «Господь Ваню уже забрал. Только по вашим молитвам он еще побудет здесь, на земле».

— Расскажите и о других своих детях.

— Я сразу решила: детей будет столько у нас, сколько Богу угодно… Николай родился 28 ноября, в первый день Рождественского поста. Он чудом спасенный. Больше двух суток он у меня находился в утробе без вод, и никто об этом не знал. За три дня до родов поставили капельницу, и околоплодные воды потихоньку сошли. Слава Богу, Коля вырос, занимается рукопашным боем, боксом, английский учит. Он алтарничает с восьми лет в храме в честь Преподобного Сергия Радонежского в Сергиевом Посаде. Расскажу про него один случай. Этим летом он с другими мальчишками поехал в военно-патриотический лагерь под руководством священника, инструкторов. И вот так получилось: им в палатку — не то для испытания, не то просто из шалости — кинули… гранату! Конечно, граната была учебная. Но сразу ведь не разберешь. Все мальчишки попадали на пол, попрятались. А мой Николай (тут Елена заплакала)… он собой эту гранату накрыл… Думал, вдруг взорвется. И чтобы ребят не покалечило… Мне потом священник благодарность объявил за то, что воспитала такого сына.

Первым родился у нас Коля — мы назвали его в честь святого Царя Николая. А через год и пять месяцев родилась дочь Александра — мы назвали ее в честь Царицы Александры Феодоровны. Саша отличница, красавица. Саша — моя отдушина после страданий с Ваней и после того, как Коля чуть не умер при рождении. И вообще после двух мальчиков девочка — это моя радость. Она очень старательная, с семи лет поет на клиросе. Не в шутку думает стать актрисой. Я в самолете сюда на Корфу летела вместе с актрисой Верой Алентовой. Смотрю, рядом с ней место свободное. Набралась храбрости, подсела к ней и говорю: «Я автографов не беру, но не мне — дочери что-то доброе напишите!» Показала ей фотографию дочери. И протянула листок. Актриса на нем написала, что все у моей Сашеньки сбудется.

И потом еще родилась у нас Таня. Ее вымолила для нас Мария Ивановна, вы даже писали в газете об этом. Я не знала, что беременна. Была Пасха. И ко мне во сне пришла Мария Ивановна. У нее же день рожденья к Пасхе близко, в апреле. Она пришла ко мне во сне в схиме и водила меня по коридорам нашей ЦРБ — Центральной больницы Сергиева Посада. Это было уже после ее смерти, девять лет назад. Последний раз я благословлялась у Марии Ивановны, когда Колю носила. И она мне все-все про него рассказала, такие вещи, которые я пока никому говорить не решаюсь. Одно только расскажу, она про него говорила: «Красивый, хороший!» Я спрашиваю: «Матушка, да разве мне красивый нужен?» — а келейница Марии Ивановны матушка Евгения мне шепчет: «Перед Богом, перед Богом красивый будет».

Вообще после Вани врачи не разрешали мне рожать. У меня резус отрицательный, еще что-то нашли. Ну а я решила: на всё воля Божья!

Так вот, приснилась мне Мария Ивановна, водит меня по больнице и показывает: гинекология — нельзя (и складывает крестом руки), хирургия — нельзя, реанимация — нельзя… Спрашиваю:
«Матушка, ты чего меня по больнице водишь? Я заболеть должна?» А она говорит: «Ничего не делай. Молись и слушайся своих врачей». И дальше меня водит, всё показывает, вплоть до того, что у нас в больнице в хирургии баптисты работают. Я ей говорю опять: «Матушка, я ж безтолковая, не понимаю, что ты мне хочешь сказать». И тогда она достает мешок… Она же в мешках грехи наши носила, я так понимаю. И вот достает мой мешок. Я вижу, что там грехов не так уж и много, но все равно достаточно набралось. И она со дна этого мешка достает розовую распашонку и протягивает ее мне. Я испугалась: «Не могу!» Не потому, что детей не хотела, а потому что после Вани, потом Коли и Саши такая больная была, анализы плохие… И отношения с родителями тогда были сложные, да и окружающие на нас знаете как смотрели… Сейчас же как: третий ребенок появляется — все знакомые уже пальцем у виска крутят. Чего только мы не наслушались: «Плодитесь, как крысы… » Мне-то все равно, пусть говорят, я-то понимаю: если Бог детей дает — надо рожать. А тут что-то совсем нет сил. Так и говорю во сне Марии Ивановне: «Не могу, нет сил… » А она мне опять: «Это Божия воля. Молись и слушайся своих врачей». Просыпаюсь, думаю: еще одну девочку родить придется. Я не знала тогда, что уже почти месяц Таню в себе ношу.

Я тогда в Казанский монастырь в Вышнем Волочке послала просьбу помолиться обо мне и будущем ребенке на гробнице Марии Ивановны. И мне из монастыря прислали в благословение Казанскую икону Божией Матери. Икона была на оливковом дереве, из Иерусалима.

Рожаю хорошо, без осложнений, здоровую девочку на три с половиной килограмма. А в месяц она у меня заболевает. Ставят диагноз пневмония, мы попадаем с ней в ту самую ЦРБ, по которой во сне меня Мария Ивановна водила. А я не вспомнила про свой сон…

Четверо суток как солдатик оловянный стою, смотрю за капельницей. Дела до нас никому особо и нету. Тяжело было, месяц ведь только после родов прошел, но ради ребенка стоишь и терпишь всё. Потом на пятый день Тане поставили катетер. И как потом я узнала, медсестры проговорились, ей ввели повышенную дозу гепарина. И это стало для нас роковым моментом. Гепарин разжижает кровь. А я уснула, на пятые сутки уже не выдержала непрерывного дежурства. Я была готова к тому, что от лекарств у Тани будет увеличена печень, что придется лечить желудок. Но я предположить не могла, что через дырочки, которые остались от уколов, у нее может сочиться кровь. Мы с ней спали, и за ночь она потеряла больше половины крови. У нее развилась сильная анемия, недостаток гемоглобина мы восстанавливали два года. И конечно, всё это не осталось без последствий.

Сейчас Таня окончила первый класс, она хорошо читает, пишет, но отстает в развитии речи. Таня у нас чадо Марии Ивановны, она на нее даже внешне похожа, это замечают все. Мы с мужем темные, смуглые, кареглазые, а Танечка у нас беленькая, голубоглазая. Она у нас очень хорошая, послушная, самая спокойная из всех детей. Одни врачи говорят нам, что отставание в речи Таня нагонит. А другие врачи в Москве к нам придрались, хотели поставить Тане психиатрический диагноз и положить в больницу на неделю, да еще без меня. Мы с мужем категорически отказались. Таня у нас ведь знаете какая… она в храме руки на плечи крестом сложит и стоит, разговаривает с Богом по-своему, глядя в купол. И наши лаврские старцы: и отец Наум, и отец Лаврентий, и отец Захария, и мой духовник отец Александр — все сказали: оставьте ее в покое. Бог хочет ее подольше в ангельском состоянии подержать… До сих пор девочка причащается без исповеди — какие у нее грехи? Так нас лаврский старец отец Наум благословил. Вот такую девочку нам Мария Ивановна прислала. Конечно, мы должны ее лечить, учить. Вот такой Промысл Божий.

— Остались в Самаре люди, которые вам дороги?

— Ой, много. Это Лидия Николаевна Булкина, бывший директор школы № 54, мы дружим очень давно. Она помогала мне, когда Ваня родился, — и морально, и материально. Лидия Николаевна очень добрый, отзывчивый человек. И в паломнических поездках она мне помогала. Ее заслуги для Самары очевидны — поднять такую школу, построить при ней храм во имя Царственных Страстотерпцев — это великое дело для Самары и для всей России. Ей надо низко поклониться и спасибо сказать. Тепло вспоминаю и Тамару Павловну Самсонову, завуча 54-й школы, она мне много добра сделала, это очень отзывчивый человек.

Еще люблю я семью Шориных — Ирину Петровну и Виктора Николаевича. Часто останавливаюсь у них, когда приезжаю в Самару.

Ирина Петровна построила часовню на Рубежном кладбище Самары в память о воинах, погибших в Афганистане, Чечне. Ее старший сын в «горячей точке» погиб…

Уже шестнадцать лет живу в Сергиевом Посаде, и это очень хорошо. Но я всегда говорю: у меня две родины. Самару забыть не могу, не хочу и не собираюсь. По духу я самарская… Словами не объяснишь, что такое самарский дух. Мы выросли на Волге, она наша матушка и кормилица, а наши необъятные просторы, природа необыкновенная, широта души, доброжелательность… Москвичи — совсем другие люди. В Сергиевом Посаде нам все трудности компенсирует Лавра. Мы уже четвертый раз сменили там квартиру. Когда дети маленькие были, мы жили в десяти минутах ходьбы от Лавры. И я каждый день могла ходить их причащать — Колю до трех с половиной лет, Сашу — до двух. Дети выросли в Лавре. Помню, как Коля зимой перед храмом закопался по уши в снег. Я ему кричу: «Вылезай, простудишься!» — а он мне: «Мама, ты что! Это же Лавра, тут ничего плохого быть не может!»

— К мощам Преподобного Сергия часто ходите?

— Раньше ходила каждый день. Последние года четыре мы живем на краю города, от Лавры далековато. Но все равно не реже раза в неделю бываем у мощей. Второе обстоятельство — дети наши Коля и Саша несут послушание в храме Сергия Радонежского рядом с нашим домом, в храме есть частичка мощей Преподобного Сергия. Я слышала, кто-то говорит: тяжело жить рядом со святыней, очень много искушений… Может, это и так, но у всех ведь по-разному. Мы тоже начинали жить в Сергиевом Посаде с больших трудностей. Но вот сходишь к Преподобному, помолишься ему — и всё выправляется.

В конце разговора Елена протянула мне мятый листок, исписанный ее рукой. Оказалось, это ее стихи…

Колыбельная Николушке

Развернулся из пеленок,

Показал свой кулачок.

Спи, родной ты мой ребенок,

Маленький мой казачок.

Что же снится тебе, милый?

Чему ты улыбаешься?

Будто смелый ты и сильный,

На коне катаешься.

Может, бегаешь по полюшку,

Может, песенки поешь.

Может, ты за ручку, Колюшка,

С мамой в храм идешь?

Все у тебя еще будет

В жизни твоей большой:

Радости, скорби, родные люди…

Лишь бы Господь был с тобой!

Перед расставанием, перед отъездом в аэропорт Елена, сияя глазами, сказала:

— Уже началось!… Пошла помощь от святого Спиридона… Я ведь на празднике положила к его мощам три записки с просьбами. Подруга уже нашла работу… Слава тебе, Святитель Спиридон!

Антон Жоголев

Фото автора.


«Остров Святителя Спиридона»

По благословению Митрополита Керкирского Нектария (Элладская Православная Церковь) самарский Православный режиссер Александр Безуглов в августе 2013 года снял фильм о святынях греческого острова Керкиры (Корфу) и о празднике Святителя Спиридона Тримифунтского. В документальной ленте показаны уникальные кадры, запечатлевшие святыни острова Корфу. А это мощи святой Параскевы, святой Кириакии и, конечно, мощи Святителя Спиридона. Вы увидите в фильме Крестный ход по улицам Керкиры с мощами Святителя Спиридона, услышите мудрое слово греческих священников и монахинь. Игумения Нимфодора (монастырь святой Параскевы) рассказывает о чудесных исцелениях и помощи святой Параскевы Римской. Аромат и благоухание дивного острова запечатлены в этом фильме. Тем, кто по разным причинам не может поехать в Керкиру, фильм станет утешением и принесет духовную радость. А тем, кто уже там побывал, вновь доставит радость еще раз прикоснуться к святым местам и вспомнить о своем паломничестве на дивный остров.

Фильм этот не выложен в интернет, его нет в продаже в церковных лавках (кроме самарского храма святых Веры, Надежды, Любови и матери их Софии, приход которого оказал режиссеру помощь в съемках).

Фильм можно приобрести в Православном магазине на Радонежской. Магазин работает ежедневно с 10.00 до 20.00 по адресу: г. Самара, ул. Радонежская, д. 9. Вход с улицы Радонежской, в районе Семинарии. Телефон для справок в Самаре: (846) 334-69-28.

Редакция может выслать этот диск почтой. Для этого вам нужно позвонить по телефону редакции (846) 932-78-06 и сделать заказ. Или направить заказ письмом на почтовый адрес редакции: 443010 г. Самара, а/я 243. Диск можно заказать и по электронной почте:blago91@mail.ru Заказанный диск будет выслан вам наложенным платежом. Цена диска без учета почтовых расходов — 230 рублей. 


3645
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
10
5 комментариев

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru