Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Взгляд

Картина маслом

Капельки вечности.

Капельки вечности.

Бог не оставляет нас и в самых обыденных делах, можно сказать, профессиональных. Надо только учиться слышать Его голос.

Весной 2012 года я начал работу над своей книгой «В тихом дворе» — второй из серии «Капельки вечности». Начал с заглавия, а потом стал думать над обложкой. Когда представлял себе внешний вид книги, в памяти всплыла картина одного современного художника. Видел ее я в Москве, в Манеже, на выставке Православных живописцев где-то лет пять-семь назад. Мне этот художник — священник А. — на всей выставке больше всего понравился. Я даже взял у него небольшое интервью и потом в статье назвал его творческий метод «исихастской живописью». Ему этот термин пришелся по душе. Еще бы!…

Тот художник был немолодой, служил и жил в Подмосковье. И вот спустя столько лет мне припомнилась одна его картина — город-храм, город-видение, словно бы сотканное из тонких предутренних снов… Вот какую работу хотел бы я видеть на обложке своей книги!…

Тут же залез в интернет и через пять минут уже нашел и сведения о художнике, и репродукции его работ. Вот и ее нашел — ту картину, она называлась «Вечерняя молитва». Картина, в общем, не разочаровала. И я уже хотел передать ее дизайнеру Владимиру. Как вдруг…

Издатель книги, Максим А., никогда раньше не давал мне советов. Но тут вдруг тревожно спросил:

— А вы заручились согласием художника?

— Нет… А надо? — замешкался я с ответом. Оказалось — необходимо! Ведь все-таки есть же авторское право. Должно быть. А книгу не спрячешь, какой бы ни был ее тираж. Я призадумался. Не люблю, вообще говоря, когда лезут в мои дела. А книга — это ведь «мое дело». И при чем здесь авторское право художника? Но я был настолько очевидно не прав, что все же решил исправлять ситуацию.

И снова стал шевелить интернет. Стал искать, как иголку в стогу сена, — художника А., священника из Подмосковья. В этом мне помогала сотрудница редакции Наталья.

Вскоре я уже получил телефон автора картины. Позвонил ему, представился. Художник меня припомнил. Поблагодарил за то давнее интервью. Поздравил с Пасхой. И конечно же, дал разрешение использовать в книге его работу. Всё!

Можно честно приступать к оформлению обложки.

Но в этот самый момент пришла Наталья и сообщила, что с художником не все гладко.

Как так? — изумился я. Одно препятствие устранил, и вот вылезло новое. Оказалось, она только что дозвонилась до школы искусств, в которой до недавнего времени преподавал художник. И директор сказала, что, да, знает такого — очень талантливый мастер и педагог хороший. Но уже два года у них не преподает. А еще… Она что-то такое слышала… Ну, словом, что-то по духовной линии… Не совсем хорошее. Но точно ничего не сказала. Словно бы пожалела его. Только намек дала.

Я разозлился от этого всё усложняющего известия. И зачем только она туда звонила? И зачем я кому-то звонил? Но раз стало известно что-то непонятное, надо проверить. Хотя — скорее всего, клевета. И даже непременно клевета на хорошего, на духовного, на талантливого человека. И вообще… Какое это имеет отношение к картине? И к моей книге, состоящей из опубликованных в газете «Капелек»?

Оказалось — имеет!

Мы продолжали искать. Наталья вскоре дозвонилась до главы администрации того поселка, где живет художник.

И все, к сожалению, подтвердилось. Уже больше года назад этот отец А. ушел в раскол. Разорвал отношения со своим Архиереем. Стал служить у каких-то не то катакомбников, не то и вовсе «самосвятов».

И это уже не сплетни, а горькие факты.

В смутное время живем, раз даже с лучшими из нас бывают такие падения… А ведь кому многое дано, с того многое и спросится.

И я стал думать, как теперь быть. С одной стороны, какое мне дело до того, в какой церковной юрисдикции находится художник? Я ведь не его взгляды пропагандирую, а только картину на обложку ставлю. Тем более что картина эта писалась им до — а не после ухода в раскол. С другой стороны, что-то такое во всем этом все равно напрягало. Человек по каким-то причинам (каким — не знаю, и потому не берусь его строго судить, Бог ему судья) ушел из Церкви. Пусть не совсем ушел, а в какую-то другую юрисдикцию, может, к старообрядцам, может, к отколовшейся части «зарубежников». Может, он еще покается и вернется.

И тем не менее. Книга-то не для раскольников предназначена. И зачем мне людей вводить в соблазн? Если бы еще не знал я об этом, тогда простительно. Но ведь знаю.
И — главное — вижу ясно, что и не мог не узнать! По Промыслу Божию все мне открылось… То-то мы так легко до всех дозванивались. И цепочка сразу из нескольких человек (Максим, Наталья, директор школы искусств, глава администрации) выстроилась не случайно.

Но картина тут при чем?

… Как это при чем? Прав ведь наш Гоголь (смотри его «Портрет»), прав даже сомнительный англичанин Уайльд («Портрет Дориана Грея»). Полотно все-таки связано с тем, кто его написал. Часть своей души оставил художник на холсте. А ведь уже тогда, наверное, было в душе отца А. и что-то такое, что позднее привело его туда, куда привело…

Мы ведь и к тем романам Льва Толстого относимся подозрительно, которые он еще до отлучения своего от Церкви написал… А не только «после». Человек — един. И все, что с ним происходит, — меняет все в нем. Даже его прошлое. Окрашивает его в новые тона. Это для нас есть время, но нет его для Бога и святых Его. Или мы считаем, что такая огромная сфера жизни, как прошлое, не «подчиняется» Богу? Еще как подчиняется! То-то мы то и дело переписываем заново учебники такой «науки о прошлом», как история! А наши возможности разве можно даже сравнивать с возможностями нашего Творца! Еще отец Павел Флоренский писал, что, например, в сновидениях время иногда течет в обратную сторону!… Оно вообще не линейно, если разобраться. И бывает во сне — целая длинная романтичная история с похищениями, свиданиями, пиратами, но кончающаяся обязательно каким-нибудь выстрелом пушки с пиратского фрегата! А это всего-навсего хлопнула форточка в твоей комнате. А все остальное дорисовалось в обратном направлении… Время, так вот, бежит назад.

Но и покаяние исправляет, в том числе и прошлое!

А ведь я взял уже у автора и благословение на то, чтобы поставить на обложку его картину. С этим как?Но благословение пастыря, ушедшего в раскол, более чем сомнительно.

А люди, а читатели… Они на это благословение отнюдь не брали. Как они бы отреагировали на это, если бы узнали то, что теперь знаю я? Плохо бы отреагировали — не сомневаюсь. И книга с картиной на обложке, писанной раскольником, разошлась бы по домам не ведающих ничего об этом Православных людей. Вряд ли им на пользу!

Вот почему мне и стало известно о духовном падении художника. Бог любит нас до ревности — и опекает даже и в таких вот вроде бы мелочах.

В общем, после каких-то недолгих колебаний я решил не мудрствовать лукаво. А просто отказаться от использования этой картины. Да, талантливо, да, подходит по теме. Но — другую найду. Более каноничную картину. А священнику А. желаю покаяния и возвращения. Он настолько талантлив, настолько духовно зрел, что сам всю пагубность своего решения со временем поймет.

Кстати уж, припомнилась мне одна притча, которую он сказал мне во время того давнего интервью. Речь шла о художниках. Об искусстве. Жил человек, молился, и вдруг увидел в откровении, что горы — это не совсем горы, и люди — не только люди, а нечто еще и иное, освещенное потусторонним светом… Открылся для него за видимым миром Божественный план! И вот он снова молится несколько лет и вдруг видит: те горы и те люди, которых он для себя открыл несколько лет назад, оказались не те — а за ними скрываются ранее для него незримые Ангелы! А через несколько лет он в молитве постиг, что выше Ангелов — Херувимы, Серафимы, Престолы, Господства… И проходит еще время, и он зрит Сияние Божества. И еще остается какое-то время ему пожить на земле. И вдруг он видит, наконец, что горы — это горы. Люди — это люди, Ангелы — Ангелы, а Бог — это Бог! Тогда он только и пришел в то состояние, которое угодно Богу. За давностью времени мог я что-то в притче напутать, но смысл такой вот, ручаюсь.

Он в простоте!

Надеюсь, со временем поймет художник: раскол — всего лишь раскол. И более ничего. За ним — пустота и ослепление. Вражеская «прелесть».

Вскоре остановился я на другой картине на ту же тему. Может, не такая она изысканная, попроще, реалистичнее. Но зато уж радостная, ясная, Православная!… Вот какая картина мне нужна!

Писал ее московский художник Игорь Георгиевич Фролов. Слава Богу, жив он и здоров. Значит, и к нему можно обратиться за разрешением. Я было заколебался на мгновение: а вдруг и с ним что-то такое… не совсем хорошее… Но отогнал эти мысли. Вскоре уже дозвонился до него. Интернет и в этом помог… Телефон дали в уважаемом месте — в Глазуновской академии живописи и ваяния. Художник там преподает.

Представился ему, объяснил, зачем звоню. Сразу получил согласие немолодого уже, весьма заслуженного мастера.

На этом бы и поставить точку.

… А он мне вдруг с такой болью, с такой надеждою говорит:

— Берегите Россию! Мы — старые. Мы свое дело уже сделали, как могли. Теперь ваш черед ее беречь…

Как рад я, что именно этот художник связал свое имя с моей новой книгой.

Я это все к чему рассказываю?

Вся эта маленькая история произошла в пределах моего кабинета. Сегодня все можно выяснить, все решить — не выходя из-за стола…

Проверять надо! Не лениться. И заручаться согласием. Все надо делать правильно. И если что-то мучит, какая-то не вписывающаяся в общую картину деталь — остановись. Проверь себя еще раз. Или вовсе откажись от задумки. Их ведь много. Одна ушла — другая придет. Это враг внушает, что нет других вариантов.

А Бог поможет, если доверишься Ему.

P.S. «Мораль сей басни» еще и в том, чтобы еще раз предложить читателям приобрести мою книгу — «В тихом дворе. Капельки вечности». Думаю, книга вас не разочарует.

Антон Жоголев

Книгу Антона Жоголева «В тихом дворе» можно приобрести в Православном магазине «На Радонежской». Магазин работает ежедневно с 10.00 до 20.00 по адресу: г. Самара, ул. Сергия Радонежского, д. 9. Вход с улицы Сергия Радонежского, в районе Семинарии. Телефон для справок в Самаре: (846) 334-69-28. Редакция может выслать эту книгу почтой. Для этого вам нужно позвонить по телефону редакции (846) 932-78-06 и сделать заказ. Можно направить заказ письмом на адрес редакции: 443010 г. Самара, а/я 243 — или по электронной почте: blago91@mail.ru Заказанная книга будет выслана вам наложенным платежом. Цена книги без учета почтовых расходов — 350 рублей. По согласованию с редакцией книга может быть выслана с автографом автора.

1203
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
6
1 комментарий

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть


Добавьте в соц. сети:





Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru