Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Взгляд

«Скорбь моей души… »

Это полное отчаяния письмо учительницы из Уфы пришло к нам незадолго до страшной трагедии в московской школе…

Это полное отчаяния письмо учительницы из Уфы пришло к нам незадолго до страшной трагедии в московской школе. 3 февраля ученик десятого класса школы № 263 открыл стрельбу, убил учителя и полицейского, тяжело ранил второго полицейского. Эти события всколыхнули всю страну. И вновь взоры всего общества обращены на школу. Надеемся, что эта дискуссия покажет нам пути преодоления проблем и выхода из «школьного тупика».

Здравствуйте, уважаемая редакция! Пишу вам в ответ на статью «За нравственный подвиг учителя» (№ 24 за 2013 год) . Писать не люблю, а тут вынуждает скорбь моей души.

Увы, я тоже учитель. Двадцать лет отработала в начальной школе. А теперь не знаю, куда убежать. Профессию выбирала по призванию. Она всегда была нелегкой, и зарплата всегда была маленькой. Но шли и работали. А сейчас мое состояние можно назвать не просто профессиональным выгоранием, а умиранием. В вашей статье учитель музыки обмолвилась, что учителей душат бумагами. Это очень мягко сказано. Всю систему образования свели к тому, что на каждый свой шаг учитель должен предоставить тонну планов, отчетов и т.д. Создается впечатление, что систему образования на протяжении десятилетий тщательно, планомерно и методично разваливают.

А как изменились дети, мы, наверное, знаем лучше всех. Достаточно сказать, что каждый день я иду на работу, как на войну. Молюсь, крещусь и взываю: «Господи, помоги и укрепи!» И всё равно временами охватывает чувство безысходности. 80 процентов детей не слушают, не обращают внимания на учебный процесс. Убедить, вразумить почти невозможно. Сквернословят повсеместно. Ведут себя нагло. По школе ходить страшно. Многих детей родители не контролируют, не заставляют делать домашние задания.

А мы, учителя, ни на что не имеем права. Не имеем права оставить на второй год. От нас требуют, чтобы 60-70 процентов детей учились на «4» и «5». А если не так, значит, учитель работать не умеет. Для нас же это плохо закончится. Вот и рисуем липовые «четверки», а кому и «тройки». Как говорится, «три» пишем, «два» в уме. Любое замечание или неправильное (с точки зрения ученика и его родителей) действие учителя может стать причиной анонимки на сайте Министерства образования. И эту анонимку будут рассматривать, создадут комиссию… И иди потом оправдывайся. Наверное, немало этому поспособствовали передачи «Пусть говорят» и им подобные. Мы стали просто ничто, ни уважения, ни авторитета. А если уважение и есть, то до первой плохой отметки. А потом отношение резко меняется.

Конечно, не все дети и родители такие. Но с каждым годом их всё больше. Вот в этом году у меня первый класс. 80 процентов детей не имеют внимания. Считаю, что это последствие компьютерных игр. Читать их не заставишь, многие сквернословят, агрессивно дерутся. Сами же родители на них жалуются.

Вы скажете, что так было и раньше. Так, да не так. Мой двадцатилетний опыт работы в школе позволяет судить. Я вижу журналы и игрушки, которые приносят дети, и ужасаюсь. Кругом нечистая сила, прямо с рогами, хвостами… Дети говорят на такие игрушки: вот эта -­ моя любимая… Говорят, что у них у всех есть такие журналы. А вот недавний пример. На новогоднем утреннике девочка заявляет: «Я буду демоном». Надевает рога, берет в руки «вилы»… Я спрашиваю: «Кто тебе придумал такой костюм?». Отвечает: «Мама».

Дети стали очень избалованы, хотят только получать удовольствие и совершенно не хотят трудиться. Считают, что все им должны. Родители многим дают довольно большие для их возраста деньги, даже по пятьсот рублей, когда мы едем в театр или в цирк. И редко можно увидеть ребенка с чистыми глазами, любознательного, непосредственного, желающего учиться.

Конечно, всё описать невозможно. Терплю, потому что некуда уйти. До выслуги лет осталось три с половиной года, это даст мне право на досрочную пенсию, примерно шесть с половиной тысяч рублей. Содержать меня некому, я одинокая и больная. Перемогаюсь через силу.

Может, я очень мрачно смотрю на вещи. И где­-то всё совсем не так.
У нас в Башкирии нет Православных гимназий. Те родители, которые и хотели бы выбрать Основы Православной культуры, не имеют такой возможности. В прошлом году родителей моих четвероклассников всех заставили написать заявление, что они выбирают светскую этику. На весь город у нас шесть­-семь Православных храмов.

Может, и даже скорей всего, моя вина, мои грехи привели к тому, что я разлюбила свою профессию. Наверное, я не имею терпения и смирения и ошибаюсь. Но многие мои коллеги говорят, что, если бы только была возможность, сразу бы ушли из школы. Молодежь работать в школу почти не идет. Остались люди честные, добросовестные, другие просто не удержатся. Но и те готовы бежать. Заявления, что зарплата у нас 25 тысяч, ­ обман. Да и не только в зарплате дело. Мы и до этого трудились за маленькую зарплату…

Очень прошу ваших молитв. Фамилию мою прошу не указывать…

С уважением к вам

Татиана, г. Уфа.

«Школа для меня -­ и любовь, и жизнь… »

Мы попросили ответить на это письмо опытного самарского педагога, давнего друга нашей редакции Лидию Николаевну Булкину.

Об авторе. Лидия Николаевна Булкина родилась в городе Инза Ульяновской области. В 1969 году окончила Ульяновский пединститут (физмат) . Преподавала в Ульяновске, затем в Инзе. Восемь лет преподавала в пос. Тихоокеанский Приморского края. С 1979 года живет в Самаре. Три года была завучем, а с 1983 по 2013 годы ­ директором школы № 54. По ее инициативе при школе был построен Православный храм в честь Царственных Страстотерпцев, а школа получила статус единственной в губернской столице Православной школы «Воскресение». Сейчас Лидия Николаевна ­ заведующая лабораторией духовно-­нравственного воспитания Центра развития образования города Самары. Отличник народного просвещения РФ. Удостоена Патриарших наград ­ медали Святого Даниила Московского, ордена Святой Ольги.

Прочитав письмо Татианы, я задала себе вопрос: «Что же для меня школа? Я наивна и слепа? Я идеалистка?»

Школа для меня ­ — моя любовь, моя жизнь. Я с детских лет мечтала быть учительницей. Еще до школы мечтала учить детей, потому что учительницей была Нина, моя тетя по отцу. Наверное, больше я хотела быть на нее похожей, потому что Нина была умной, красивой и очень образованной. И я тоже очень хотела учиться. Поступив в школу, я полюбила свою первую учительницу, а потом и других учителей, так как с учителями мне очень повезло. Это были Учителя с большой буквы, очень много знающие, увлеченные своим делом, многому нас научившие. А самым замечательным, самым лучшим, таким, которые редко встречаются, был учитель музыки Роман Эммануилович Руш. Он был музыкантом и композитором, сам играл на разных инструментах. Все, что есть хорошего во мне, ­ — это от моей семьи и от школы. Став учительницей, я хотела быть достойной тех, кто дал мне знания, путевку в жизнь, кто отдал мне частичку своей души. Проработав в школе много лет, я ни на минуту не пожалела, что я учитель. Конечно, не все и не всегда было легко и просто, так как я много лет проработала еще директором школы. Но труднее всего мне было, когда первого сентября мне уже не надо было идти в мою школу…

Одна из наших молодых учительниц, бывшая выпускница школы, сказала после поездки в Санаксарский монастырь на прославление преподобного Феодора Санаксарского: «Я только сейчас поняла, как велика наша Россия, и ее не сломить никому. Я увидела, сколько красивых, образованных людей стали монахами. Сколько молодых людей пришли в церковь со своими детьми. Некоторые отцы привели своих детей за ручку, кто­-то принес на руках, а кто-­то привез самых маленьких на колясочках. Но всем это было нужно. Всех собрал старец Феодор Ушаков. Я теперь по­-другому смотрю на жизнь».

И действительно, после паломничества в ее жизни многое изменилось. Воцерковилась, вышла замуж за Православного человека. В семье родился ребенок. Наш школьный храм стал их семейным храмом, причащаются и исповедаются всей семьей.

Лето. Ване вот­-вот исполнится семь лет, и первого сентября он пойдет в школу. Ко мне обращается соседка по даче: «Ваня никак не хочет читать, а ведь совсем скоро в школу. Ходили в класс дошкольника весь год, но читать так и не научился. Помогите, пожалуйста, может, у вас получится». Я в полном недоумении. Как не умеет читать? Ваня ­ — ходячая энциклопедия, он столько всего знает, он буквы знает с пеленок, считает лучше любого взрослого. Складывает и вычитает многозначные числа. Как помочь? Ведь я не учитель начальных классов. Но что делать?

Какое­-то время спустя тихонько зову Ваню, предлагаю почитать. «Да не люблю я ваши книжки», ­ — слышу в ответ.

Как не любит? Ему же столько читают! Он «Незнайку» почти наизусть знает, да и еще много чего.

Храм святых Царственных Страстотерпцев при самарской Православной школе № 54.

­ — Тебе же скоро в школу!…

Тоненькие ручки сжимаются в кулачки, на тоненькой шейке проступают синенькие жилки, тельце напрягается: «Да зачем мне эта школа! Не хочу… » Это семилетний мальчик!

Ничего себе! Кто же так напугал мальчишечку? И смех, и слезы.

Вспоминаю, что у одной из наших учительниц, работавшей в классе с детьми с задержкой психического развития, учащиеся к концу первого класса читали никак не хуже, чем дети в других классах. Кроме того, все дети очень красиво и грамотно писали. Каждый слог они пропевали до тех пор, пока его не пропишут. Ну что делать? Попробуем… Главное ведь увидеть слог!

Предлагаю поиграть в слова. Обещаю, что читать не будем. Но для игры нужны бумага, ножницы и фломастеры. Ваня все быстро приносит, и мы начинаем работать. Вырезаем несколько окошечек и на двух полосках бумаги пишем буквы: на одной гласные, на другой согласные. Ваня все это хорошо знает. Вот все готово. Можно начинать. Но в игре есть одно условие ­ гласные мы пропеваем. Ваня согласен.

Игра начинается. В первое окошечко вставили Б, во второе А. БА. Старательно пропеваем: Ба-­а­-а. Далее: бе­-е­-е, би­-и. И так перебрали все гласные. Переходим к следующей согласной: ва, ве, ви… Теперь будем искать спрятавшиеся слова. Теперь у нас четыре окошечка, в них два слога: ба-ба. Мы их старательно пропели вместе. А теперь еще раз пропоем: ба­ба. Может, оно нам знакомо, это слово?

­ — Баба? ­ — на личике такое недоумение! Как так просто нашли такое знакомое, такое родное слово? Придумываем слова, где первый слог ба: банан, баран, барабан… Находим родные и теплые слова: мама, папа. Ваня.

Вижу, по виноградному листику (мы играем в беседке) ползет жук. Ваня его не видит.

­ — Ваня, давай пожужжим.

Жужжим: «Ж­-ж­-ж, ж­-ж­-ж, жу­-жу­-жу».

­ — Кто это жужжит?

­ — Это жук.

Вставляем буквы в окошечки. Чего-­то не хватает? Конечно! Вставляем к. Читаем: жук. Придумываем еще много разных слов. Ваня уже год посещал школу искусств, и мы нашли нотки: до, ре, ми, фа… Правда, соль искали дольше, чем остальные. Ваня радостный убегает домой, забрав с собой все наши нехитрые инструменты для игры и предварительно взяв с меня слово завтра продолжить игру. Весь оставшийся день он с бабушкой азартно играет в слова. Назавтра мы повторяем пройденное, ищем новые слова. Да еще какие слова! Первый слог ди: ­ дирижабль, дирижер. Вот это да!

Теперь у нас в окошечке первой стоит гласная… Сейчас у нас первой стоит и: ива, Иван, иголка… ипподром, иллюминатор! Не перестаю удивляться, сколько знает ребенок! Он даже слова правильно произносит. Нам хватило двух дней, чтобы Ванечка начал читать. Проблема разрешилась сама собой. Просто ни мама, ни бабушка, ни опытная учительница предположить не могли, что всё знающий Ваня не понял самого элементарного ­ образования слога и слияния слогов. В связи с этим появилась проблема дисциплины уже в классе дошкольника. Ребенку стало неинтересно. Но вот поняв слоговое чтение, Ваня был на седьмом небе от счастья, потому что он из «знаек», ему все надо знать. Он про своих любимых рептилий к концу первого класса все, что было можно, прочитал сам. Научившись читать, он радостно говорил своим близким: «Если бы я учился у Лидии Николаевны, я бы учился на одни пятерки». Теперь у нас шутка такая: «Если бы я учился у Лидии Николаевны… ». Мы так шутим при встрече друг с другом и весело смеемся. Это вроде пароля, понятного только нам. В том, что Ваня прекрасно учится и продолжает многим интересоваться, с удовольствием ходит в школу, никакой моей заслуги нет. Это заслуга его замечательных родителей и бабушки, постоянно развивавших его живой интерес к тому, что его окружает, читавших ему лучшие книги, воспитавших его добрым, любящим и очень наблюдательным. А у нас с ним просто было лето, солнце и время для игры.

Перемена. В школе шумно. Иду по коридору первого этажа. Навстречу бежит мальчишечка­-первоклассник. Увидев меня, громко кричит: «Лидия Николаевна, помогите, пожалуйста». Берет меня за руку и тянет в класс.

У меня ноги леденеют. Что­-то случилось.

­ — У нас девочка на уроке ругалась и еще учительнице говорила ­ «ты». Мы очень сильно испугались.

За все годы моей работы в школе это был второй такой случай. Впервые я услышала, как ругается ребенок, в раздевалке. Не зная ничего о ребенке, молодая, ответственная учительница в грубой форме сделала замечание резвившемуся в раздевалке мальчишке, уже уронившему не одно пальто. В ответ на замечание учителя мальчик огрызнулся, но ни одного пальто не поднял. Учительница продолжала отчитывать и настаивать, чтобы все было поднято. Но не тут-­то было! Стычка закончилась грязной руганью Игоря.

Оба его родителя были глухонемыми. Отец пил. Мальчик болезненный, ранимый. Когда спокойно стали разбираться в том, что произошло, Игорь горько рыдал, долго не мог успокоиться. Знай учительница слабые стороны ребенка и историю его семьи, она никогда бы не стала так с ним разговаривать. К сожалению, она ничего не знала. Она была лишь дежурным учителем, требующим соблюдения порядка.

И вот новая проблема.

Ну что же, надо разбираться.

Вхожу в класс. Все возбуждены. Учительница что-­то начинает говорить. Я почти ничего не слышу. Вижу нахохлившегося, готового клюнуть любого, «воробышка». Взгляд настороженный, недовольный. Ему страшно, но он готов и к нападению… Спрашиваю, как зовут.

­ — Вероника, — недовольно отвечает ребенок.

Вместе с учителем успокаиваем класс, и мы с Вероникой уходим. Девочка красивая, чистенькая, хорошо одетая.

Выясняю, что дома вот так же ругается папа, а еще папа пьет.

К сожалению, в некоторых наших семьях сейчас грязно ругаются не только папы, но и мамы. Естественно, многие из наших детей не раз слышали эту грязь и знают грязные слова. Но вместе с тем они их не произносят, тем более не произносят их в школе. Вика же сделала это намеренно! В чем тут дело?

Как выяснили позже, семья Вики состоит из четырех человек. Папа не работает, часто выпивает, с мамой в разводе, но живут все в одной квартире. А маме приходится работать за двоих. Большую часть дня девочка находится с отцом, со школы забирает ее также отец, часто даже в подпитии.

Уважения со стороны отца ни к учителю, ни в целом к школе нет никакого. Ему все обязаны. Все во всем виноваты. Ребенок все это видит и ведет себя соответственно. Поведение учителя всегда на повестке дня. Из ребенка выуживается весь негатив. Все недостатки и промахи учителя обсуждаются с ребенком. Вот как ребенку с этим жить? Ведь в первом классе авторитет учителя непререкаем. Дети любят своих учителей. Но только не этот ребенок. Папа еще не понимает, что, настраивая своего ребенка против учителя, он тем самым готовит почву для отрицательного отношения к себе. По­-другому не бывает. Девочка озлоблена, она никому ни в чем не уступает, ни с кем ничем не хочет делиться. Ей очень трудно в классе. Дети ее не воспринимают. Чтобы помочь ребенку, нужен тесный союз родителей и школы, много любви и много терпения. Здесь одной семье не справиться. Нужно очень много терпения и любви со стороны учителя. Ведь иногда наш задиристый, драчливый, нахохленный «воробышек» превращается в красивую девочку, радостно шагающую по школе за руку с учителем. Значит, сегодня у Вики все хорошо. А от семьи всего­-то так мало надо. Полюбите учителя своего ребенка и окружающих его людей, проявите уважение к ним и к школе, и все будет хорошо. А нам его тоже надо полюбить, ершистого, несговорчивого, упрямого. Надо разговорить, когда он замкнулся в себе. Ведь иногда за этим скрывается трагедия его семьи.

В истории с Викой виноваты были и семья, и учитель. Семья виновата в том, что не научила своего ребенка уважать старшего, уступать ему и быть вежливой со своими сверстниками. Родители не научили ребенка любить мир. А учителю не хватило терпения, она требовала немедленного неукоснительного подчинения. Девочка должна была подготовить учебник и тетрадь еще перед уроком, чтобы не терять на уроке время, но она по какой-­то причине не сделала этого. Не сделала и тогда, когда учитель потребовала вынуть учебники и тетрадь на уроке. Можно было не зацикливаться на этом, сделать замечание через какое­-то время, отвернуться на время от упрямицы. Учитель же требовала неукоснительного исполнения немедленно, сопровождая свое требование высказываниями, обращенными к ребенку. В результате -­ срыв у ребенка, у всех детей в классе, да и у самого учителя.

Еще в первые годы моей работы в школе, присутствуя на экзамене как ассистент, я заметила, что ребенок продолжительное время ничего не пишет, лишь что-­то чертит в своем черновике. Экзамен перевалил за середину, а у мальчишки ничего решенного нет. Подхожу к его парте, тихонько спрашиваю, почему не пишет. Ребенок поднимает на меня полные слез глаза и шепчет: «Нас папка всю ночь гонял». Ну что тут сказать? Папка не помнил, а может быть, и вовсе не знал, что у его ребенка первый в его жизни экзамен.

А вот другой пример.

Вовка две недели лежит на парте, ни на кого не реагирует. Он не хочет отвечать, у него уже куча двоек. Все учителя жалуются, что он грубит. С детьми он тоже не разговаривает, может подраться. Как выяснилось потом, из семьи ушел отец, оставив двоих мальчишек. Вовка семиклассник. Ему больно и обидно. Его мама быстро утешилась. У нее уже новая семья, но Вовка не принимает нового человека. Он плачет злыми слезами. Ему нужен его отец. Он так ждал его из его длительной командировки… Но Вовка не пропускает занятий. Он так хорошо раньше учился. А сегодня для всех он грубиян и очень плохой ученик.

Кто поможет такому ребенку? Школа должна быть в курсе всех дел. Учителям до всего должно быть дело. И неважно, много или мало бумаг у учителя, — жизнь идет своим чередом, вносит свои коррективы.

Улыбнувшись и поздоровавшись, прошел Павлик. Он очень сильно вырос за лето. У него дружная семья. Младший брат Сережа в этом году пошел в первый класс. Его семья многому его научила: уважать старших, быть внимательным к тем, кто тебя окружает, любить Родину. Но самое главное в том, что это дружная Православная семья. Они все вместе каждую субботу и воскресенье посещают храм при школе. Павлик служит в алтаре, а Сережа, пока был маленький, играл в игрушки вместе с другими, такими же детьми, на коврике, который им постелил батюшка. В воскресные дни родители причащают своих детей, а по праздникам они причащаются все вместе. Это ли не счастье?

А какое счастье иметь храм при школе! Наш школьный храм во имя святых Царственных Страстотерпцев, построенный и открытый в 2003 году, стал сердцем школы. Он незримо работает, посылая всем учащим и учащимся свою благодать.

Павлик очень обязательный человек, ответственный и старательный. Он с первого класса служит в алтаре школьного храма и очень трепетно относится к своему служению, а учится Павлик все годы на «пять». Он очень внимательный и заботливый сын и брат. Раньше я думала, что Павлик никогда не смеется, только улыбается тихонечко. Оказалось, что Павлик умеет шутить и громко смеяться. В паломничестве в Иерусалим он открылся нам с другой стороны. Фотографировали все и много, но фотографии Павлика были лучшими. Он внимательно выбирал объект, не торопился, всегда знал, что хочет получить.

Мы в Галилее. Ночь. Тишина. Сидим на открытой веранде нашей гостиницы. Тихонько разговариваем. Каждый о чем-то рассказывает. И, о чудо! Павлик шутит. У него тонкий юмор. Мы счастливо смеемся. Никому не хочется уходить. Но уже очень поздно. Завтра мы уезжаем.

Павлик старательно грызет гранит науки, особое внимание уделяет истории и иностранным языкам. Возможно, он будет дипломатом, наш Павлик, а может, священником (в его роду были священники) . Но что он будет хорошим и добрым человеком, в этом сомнения нет.

Какими вырастут наши дети, зависит и от нас, учителей, воспитателей, педагогов дополнительного образования, с которыми ребенок проводит шесть или даже семь дней в неделю.

Я учитель, я командир на своем уроке. У меня столько возможностей.

В руках школы есть очень важное средство, способное помочь педагогу предотвратить развитие нравственных пороков, ­ — это содержание учебного материала, художественные произведения, пронизанные чувством любви к Родине, героической историей народа, патриотическими мотивами. Через тексты учебных книг проходят идеи добра, осуждается зло, даются примеры нравственных поступков.

При отборе содержания школьных дисциплин будем руководствоваться выбором тех текстов, того материала, которые развивают мировоззрение и действуют не только на увеличение запаса знаний, но и на убеждения человека. Хорошо продуманное и организованное обучение поможет достичь целей нравственного развития ребенка. Жизнь же общества дает ребенку не только примеры истинной нравственности, но и совсем другие, отрицательные примеры.

И никакой проверяющий не сможет мне запретить расширить или углубить содержание изучаемого материала.

Рассказать о Преподобном Сергии Радонежском или о святом князе Димитрии Донском чуть больше, чем написано в учебнике. От этого все только выиграют.

Или мы с детьми сегодня будем писать замечательное слово ­ Богородица. Мы неправильным написанием этого великого слова не должны Ее оскорбить. Ведь Богородица ­ Матерь Божия! Она родила Бога Иисуса Христа, Она из рода Давидова. Сколько раз за время обучения в школе мы можем возвращаться к этому слову! Мы с первого класса должны научить ребенка правильно писать это слово. Сколько правил выучат дети на разных уроках, сколько важного узнают. Что не тронет их сердце, то будет забыто, но Богородица всегда будет рядом, к Ней всегда можно обратиться в молитве.

А вот еще одно слово, которое знакомо всем детям, крещеным и даже некрещеным. Это слово ангел. Познакомим же детей с четверостишьем поэта Евгения Санина, и ребенок навсегда запомнит его, а также и то, что Ангел Хранитель всегда рядом с ним:

Ангела Бог при крещенье мне дал.

Пусть я его никогда не видал,

Знаю и верю, что день изо дня

Он от врагов защищает меня.

Когда я говорю о семьях учащихся, я всегда вспоминаю свою семью. У меня были строгие родители. Я с малых лет усвоила, что только сделав дело, можно гулять смело. Меня научили любить свой дом, где всегда было чисто, уютно, где каждая вещь была на своем месте. Мы вместе очень любили читать. В моем детстве не было телевизоров. Мы с упоением читали вслух замечательные книжки, плакали, жалея Серую Шейку. Удивлялись подвигу Зои Космодемьянской. Родители научили меня сопереживать чужому горю, радоваться успехам другого. От них узнала, что жаловаться плохо, надо самой решать свои проблемы, что нельзя спорить по любому поводу и без повода. Такие споры превращаются в выяснение отношений, и это плохо. Я столько раз сказала родителям спасибо за науку. В нашем доме никогда не говорили громко, уважительно относились друг к другу, уважали старость. Но, к сожалению, не у всех в семье хорошо, особенно сейчас. Поэтому мы, учителя, которым доверили на время занятий детей, должны вложить частичку своей души, полюбить и сделать все возможное, чтобы дети стали настоящими людьми, гражданами, патриотами своей страны. Будущее страны в наших учительских руках.

Православная гимназия ­ — это, конечно, хорошо, там своя среда, которая воспитывает. Там многое можно сделать. Но одна маленькая школа, какой бы хорошей она ни была, не решит проблем всего общества. Менять надо обычную школу! Надо выходить на содержание образования.

А своей коллеге Татиане я хочу сказать: вы, Танечка, просто немного устали. Из письма видно, что вы очень ответственный человек. Переключите свое внимание на что-­то другое. Расскажите о том, что мучает вас, вашему духовнику. И вам будет легче.

1162
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
5
5 комментариев

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть


Добавьте в соц. сети:





Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru