Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Святыни

Галопом по Европам

Западный Христианский мир глазами Православной самарской школьницы.

См. также

Западный Христианский мир глазами Православной самарской школьницы.

Нашим экскурсоводом по святыням и городам Западной Европы станет на этот раз 15-летняя девушка, ученица Православной школы № 54 города Самары Татьяна Шкуратова. Совсем недавно она со своими родителями — Сергеем Васильевичем и Ольгой Николаевной, а также с младшим братом Сергеем совершили необычное путешествие сразу по нескольким европейским странам. И какие святыни они увидели! Какие богатства европейской культуры перед ними открылись! Но сейчас уже ни поездками, ни даже паломничествами никого не удивишь. Важно другое. Это взгляд на Европу уже будто глазами следующего поколения россиян. Взгляд совсем еще юных, и потому таких цепких на детали глаз! Самое большое открытие для меня было не в том, о чем рассказала нашим читателям Татьяна, а как она это сделала. Открытием стал сам автор, ее глубокий внутренний мир, ее взгляд, ее устремленность понять и постигнуть увиденное.

Итак, в путь! Скучно не будет… Сегодня и правда нам повезло с экскурсоводом…

Антон Жоголев.

Кельнский собор

Наше путешествие продолжалось 14 дней, за которые мы проехали 5 стран и посетили 18 городов. Главной целью поездки было поклонение Хитону и Терновому Венцу Господа нашего Иисуса Христа (о Хитоне Господа в германском городе Трире читайте в № 13 газеты «Благовест»).

Первой страной, которую мы посетили, была Германия. После солнечной и теплой Москвы она встретила дождем и температурой +10 градусов. Сразу из аэропорта Дюссельдорфа нас отвезли в Кельн — один из старейших городов Германии. Паломничество началось с посещения храма святого Андрея Первозванного. В этом старинном католическом храме, основание которого относят к X веку, хранятся мощи семи святых мучеников Маккавейских. Братья пострадали в 166 году до Рождества Христова от нечестивого сирийского царя Антиоха Епифана. Все они с твердостью шли на мучения, и после смерти своих детей их мать, святая Соломония, скончалась от душевных страданий. Мощи находятся в большом золотом ларце, около алтаря.

Почти все католические храмы и соборы в чем-то похожи друг на друга — огромные, каменные, с разноцветными витражами и мощными сводами. Но во всех них, на мой взгляд, очень холодно, причем, и в прямом смысле слова тоже: из углов дует ледяной ветер. Даже на улице, под проливным дождем, было теплее, чем в соборах.

Рядом с церковью святого Андрея находится величественный Кёльнский собор — крупнейший католический собор Германии. Его строительство длилось более 600 лет, и когда в 1248 году архиепископ Кёльна заложил первый камень в основание Кёльнского собора, началась одна из самых длинных глав в истории европейского строительства. Да и сейчас его не перестают реставрировать и достраивать.

Главная реликвия собора — мощи трех волхвов, которые пришли поклониться Младенцу Христу и принесли Ему дары. Император Фридрих Барбаросса в 1164 году принес в дар кёльнскому архиепископу мощи, привезенные им из Милана. С тех пор в город начали стекаться паломники со всей Европы для поклонения святыням. Один из искуснейших ювелиров своего времени создал золотой ларь, в котором и по сегодняшний день хранятся высоко почитаемые реликвии. При его изготовлении использовались только самые драгоценные материалы. Ларь украшают 1000 драгоценных камней и жемчужин, он увенчан узором тончайшей работы в форме вьющихся растений. К сожалению, мы не смогли попасть к мощам волхвов — передняя часть собора, где они хранятся, была закрыта для посещения. Вообще, католики очень необычно относятся к своим святыням: они могут вынести их незнакомой группе, а могут и не пускать к ним никого. Часто требуется предварительная запись на поклонение реликвиям.

Помимо мощей святых волхвов — Гаспара, Мельхиора и Валтасара — из Милана в Кёльн было привезено резное изображение Мадонны, получившее название «Миланской». Оно считалось чудотворным и почиталось верующими, но в 1248 году было уничтожено пожаром. Уже через несколько десятков лет была создана скульптура Божией Матери, названная «Миланской Мадонной».

Кёльнский собор.

Римско-католический собор, остроконечные шпили которого словно упираются в небо, производит незабываемое впечатление. Несмотря на то, что Кёльнский собор построен из тяжелого темного камня, он выглядит невесомым, тянущимся вверх.

Прямо от площади перед собором начинается кёльнский «Арбат» — самая оживленная и шумная улица города. Здесь очень много кофеен и кондитерских, продающих традиционные немецкие соленые крендели, «берлинеры» — пончики с джемом, и многие другие вкусности.

С погодой нам не повезло: все дни в Германии было холодно, время от времени моросил дождь, дул пронизывающий ветер. А когда заходили в соборы, то там было даже холоднее. Единственным местом, где всегда было тепло, являлся большой и удобный автобус.

Ночевали мы в пригороде Беконда, маленьком городке Зальмтале. Живописное курортное место в нетуристический сезон даже очаровательнее. Быстрая извилистая речка, с шумом проходящая через пороги, миниатюрные дома, пестрые цветники, цветущие даже при такой низкой температуре.

С утра мы отправились в Трир, в храм святого Павлина. Святой Павлин был епископом Трира, учеником святого Афанасия Великого. Он участвовал в соборе епископов в Арле, проповедовал Христианство язычникам, был арестован и умер в тюрьме во Фригии в 358 году.

В крипте (подземное помещение, расположенное под алтарем) церкви святого Павлина хранятся мощи 7 000 трирских мучеников, пострадавших в гонения Диоклетиана. Храм стоит на месте их казни, однако посвящен он святому Павлину. Эти мученики малоизвестны в восточной традиции, хотя они принадлежат к эпохе единой Церкви и поэтому в равной мере почитаются на Западе как католиками, так и Православными. Мощи святого Павлина также покоятся в крипте. Отслужив молебен, мы поднялись наверх. Громкие звуки органа разливались по храму, сотрясая каменные своды. Органы в храмах обязательно огромных размеров.

Когда Иуда предал Христа и отпал от учеников Господа, на его место по жребию был избран Апостол Матфий, который потом проповедовал в Галлии. Мощи святого находятся в аббатстве святого Матфия, или, как его еще называют, Бенедиктинском монастыре. Он возник на месте римского кладбища. Когда при раскопках в 1127 году мощи апостола были вновь обретены, на этом месте возвели большой великолепный храм, который был освящен в 1148 году в честь святого Матфия. Интересно, что мощи этого апостола — единственные апостольские мощи, находящиеся севернее Альп. Перед церковью стоит памятный крест — Крест паломников, от которого были указатели на Рим и Сантьяго. Раньше паломники шли от мощей апостола Матфия к мощам апостолов Петра и Павла, а далее — к мощам апостола Иакова. Сейчас этот крест просто украшает монастырский двор в качестве фонтана, из его основания бьют тонкие струйки воды.

В крипте церкви находятся мощи двух первых епископов Трира Евхариуса и Валерия. Они хранятся в массивных каменных гробах. И здесь же, в небольшой нише, стоит каменный ларь, в котором и покоятся мощи апостола Матфия. Ларь сделан из серого тяжелого камня, его опоясывают позолоченные металлические ленты.

Вера, Надежда, Любовь

На следующий день, утром, мы пересекли границу и оказались во Франции. От границы — одно название. Так как эти государства входят в Евросоюз, то пересечь границу значит просто проехать условное обозначение.

Первая наша «французская» остановка была в бывшем аббатстве Эшо, сейчас это обычный кладбищенский храм. Здесь раньше хранились мощи святых мучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софии, пострадавших в Риме при императоре Адриане.

В 1792 году, спустя три года после французской революции, монастырские здания были проданы французскими «большевиками» с аукциона. В храме святого Трофима устроили трактир, а мощи безследно исчезли. Остался только саркофаг из песчаника, в котором хранились святыни. И только после того, как в 1898 году монастырская церковь была объявлена историческим памятником, началось ее постепенное восстановление. В 1938 году католический епископ привез в Эшо из Рима две другие частицы мощей святой Софии, одна из которых находится в саркофаге.

Множество паломников приезжает в Эшо, чтобы поклониться мощам святой Софии и приложиться к ковчегу, в котором хранились мощи трех святых мучениц.

В большом старинном храме святого Трофима не так холодно, как в других католических церквях. Слева от алтаря на белом постаменте стоит саркофаг из песчаника. На нем остались следы стершихся от времени рисунков и барельефов, повествовавших о жизни и подвиге мучениц. Над ковчегом, на стене, расположены цветные скульптуры мученика Христофора и основателя аббатства епископа Ремигия, а в центре — святой Софии и ее дочерей.

Почитание мучениц было широко распространено не только в Европе, но и на Востоке. Интересно, что на латинском языке имена святых звучат как Fides, Spes, Caritas et Sapientia, а на греческом — Пистис, Елпис, Агапи и София. При переводе на русский язык произошла замена, и мучениц стали называть как три Христианские добродетели: Вера, Надежда, Любовь. Лишь имя святой Софии осталось без изменений.

Возглавлявший нашу паломническую группу Православный священник отслужил возле ковчега молебен, после которого все смогли приложиться к святыне.

Церковь стоит посередине кладбища. Католики не делают помпезных надгробий, не ставят несуразные огромные венки. Все очень лаконично: простые каменные кресты, часто встречаются небольшие скульптуры ангелов или святых. Если цветы, то только живые, искусственные не приветствуются.

Небольшой дворик перед храмом утопает в пышной раскидистой ярко-пурпурной сирени. Оказывается, название города Эшо (Eschau) буквально переводится как «ясеневый остров».

Всего в 15 километрах от Эшо находится большой, космополитичный и небезызвестный город Страсбург. Он имеет несколько громких статусов: историческая столица Эльзаса, парламентская столица Европы и префектура департамента Нижний Рейн. Также Страсбург является символом примирения Франции и Германии. Город много раз менял свою принадлежность, переходя от одного из этих государств к другому, так как он стоит практически на границе. Сейчас это самый «немецкий» город Франции.

Кто же не слышал о знаменитом международном Страсбургском суде? Да к тому же здесь проходят заседания Совета Европы и Европейского парламента, несмотря на то, что Страсбург не является столицей.

Мы гуляли по самому красивому кварталу города — Маленькой Франции. Только тут можно ощутить в полной мере очарование французско-немецкого города, тесное сплетение двух культур. Узкие улочки и мощеные мелким булыжником мостовые, фахверковые дома и маленькие рестораны, стоящие непосредственно на берегу реки Иль — вот она, Маленькая Франция.

В церковь святого Фомы, которую часто называют сложным именем «кафедральный собор Эльзасского лютеранского протестантизма» мы попали случайно, отбившись от группы. Храм большой и просторный, построенный из красно-розового песчаника. Эта необычная расцветка притягивает массы туристов. Внутри же храм словно ледяной, как и многие другие в Западной Европе. Особая слава — большой орган, произведение признанного органного мастера Йохана Зильбермана. Орган был создан в 1740 году и представляет уникальный образец классического органа. Именно на этом инструменте играл Моцарт.

«Розовый ангел»

Издалека виден огромный кафедральный собор Страсбурга, называемый «Розовый ангел». Его остроконечный шпиль высоко возвышается над домами, а все наружные стены собора украшает лепнина и несчетное количество скульптур. Розовым ангелом его называют потому, что собор построен из вогезского песчаника насыщенного красно-розового цвета. Но если церковь святого Фомы больше розового цвета, чем красного, то Страсбургский собор, наоборот, более красноватого оттенка. И как ни странно, «Розовым ангелом» называют именно его.

Русский драматург Денис Иванович Фонвизин, проезжая через Страсбург в 1777 году, был впечатлен местным собором. Позже он написал: «Город большой, дома весьма похожи на тюрьмы, а улицы так узки, что солнце никогда сих грешников не освещает. Между прочими вещьми примечательна в Страсбурге колокольня, уже не Ивану Великому чета. Высота ее престрашная, она же вся сквозная и дырчатая, так что, кажется, всякую минуту готова развалиться».

Строительство собора длилось с 1176 по 1439 год, и на протяжении более 200 лет он был самым высоким зданием мира. Сейчас он принадлежит к крупнейшим соборам Европы и крупнейшим в мире постройкам из песчаника. Так же как и сам город, собор объединяет в себе немецкие и французские влияния. По проекту у собора должно было быть две башни, но, как часто бывало с храмами, строительство которых растягивалось на столетия, до полного окончания строительства не хватало ни воодушевления, ни денег. Поэтому до конца построена только северная, высотой 142 метра. Именно это придает ему известную асимметричную форму. Южный портал собора, выполненный в романском стиле, и западный фасад, украшенный тысячами скульптур, являются шедеврами архитектуры. Трудно отвести глаз от множества фигур, покрывающих все стены. Невозможно представить, сколько длилась эта кропотливая работа, ведь скульптуры самых разных размеров: от миниатюрных до фигур в полный рост.

Мы не смогли попасть в собор, потому что на площади перед ним снимался фильм, и вход был закрыт. Оставалось только любоваться снаружи.

Интересный факт: романский южный портал украшает статуя, которую искусствоведы справедливо считают шедевром готической скульптуры. Это фигура женщины с завязанными глазами, так называемая «Синагога», аллегорическое изображение иудейской религии, не принявшей Христианства.

На площади, которая находится в нескольких домах от Страсбургского собора, стоит памятник Иоганну Гутенбергу. Изобретатель книгопечатания жил и работал в Страсбурге в 1434-1444 годах.

Вокруг множество маленьких кафе и ресторанов, кондитерских и сувенирных магазинов, облепивших все площади и улицы. У Александра Сергеевича Пушкина в романе «Евгений Онегин» воспевается «Страсбурга пирог нетленный» — не что иное, как паштет из гусиной печени, запеченный в тесте. В пушкинские времена русская кухня не знала таких блюд, поэтому паштет-пирог привозили в законсервированном виде (отсюда эпитет «нетленный») прямиком из Страсбурга. Настоящий страсбургский пирог — это плоская лепешка со шпиком, луком и густой сметаной.

В «маленькой Франции» много «крытых» мостов. Когда-то они были деревянными и действительно крытыми, но за современными мостами, построенными на их месте в конце XIX века, сохранилось название «крытые» — Ponts Couverts.

Страсбург — очень живописный город, особенно его уголки, которые еще не облюбовали туристы. Ты как будто попадаешь в сказку: дома, оплетенные сиреневой глицинией, скамейки на берегу Рейна, утки, важно ходящие среди столиков в ресторане и выбирающие кусочки получше. Сочетание французской и немецкой культур, верность традициям и европейская современность — вот он, неповторимый Страсбург.

Утром мы покинули Эльзас-Лотарингию — самую маленькую провинцию Франции, столицей которой и является Страсбург. Именно здесь жила легендарная Жанна д’Арк, здесь уроженец предгорьев Юры Руже де Лилль сочинил слова и музыку «Марсельезы». Местные жители смеясь говорят, что произведение надо было назвать «Страсбургиной». Но о Марсельезе — отдельный разговор, поскольку ее название идет от названия города Марселя, в котором мы тоже побывали.

Базель

Наша дорога пролегала через предгорье Альп. Все чаще и чаще стали мелькать средневековые старинные замки на вершинах, а дома словно залезали все выше в горы. Бросался в глаза контраст между равнинной Францией и горной Швейцарией.

Мы посетили Базель — третий по величине город в Швейцарии, заслуженно называемый культурной столицей страны. Он стоит на Рейне, который разделяет город на две части.

На вершине Соборного холма расположен кафедральный собор Базеля. Он полностью выстроен из ярко-красного песчаника, а его своды украшены цветной черепицей, что нехарактерно для готического собора. Почитаемый швейцарцами Христианский мыслитель Эразм Роттердамский был похоронен в 1536 году в этом соборе, наверное, поэтому церковь всегда поддерживали в хорошем состоянии.

Мы прошли на внутренний двор собора. На обратной стороне, на стене, зияет большая звезда Давида. Эта тема тянется через всю историю кафедрального собора Базеля. На площади перед ним всегда открыто кафе Давида. Говоря простым языком — «еврейское» кафе.

Сзади собора находится панорамная площадка. Вид оттуда необыкновенный, просто захватывает дух: лазурные воды Рейна, на фоне которых цветет жемчужно-фиолетовая сирень, маленькие и разноцветные, тесно посаженные дома. Удивительно, что вода в Рейне не синего, не темно-голубого цвета, а именно лазурного, словно подсвеченного изнутри.

Как уже говорилось, Рейн разделяет Базель на две части. Издавна они враждовали между собой и всячески пытались «насолить» друг другу. И вот, в один прекрасный день, одна часть города додумалась и установила на Среднем Мосту (Mittlere Bruсke) статую в виде головы «короля — хулигана» с высунутым языком, дразнящую жителей другого берега реки. В ответ вторая сторона придумала что-то более обидное… К счастью, сейчас две части города не враждуют, но «король — хулиган» на мосту остался.

Трамваи в Базеле практически безшумные, похожие скорее на поезд, чем на трамвай. Безшумные они потому, что их колеса «обуты» в своеобразные резиновые чехлы. Жители тихого швейцарского города не знают, что такое просыпаться в шесть часов утра от дикого скрежета металлических колес о рельсы.

Итальянская Швейцария

И начался наш самый живописный переезд из Базеля в северную Италию, Милан. Вообще все переезды были легкими, интересными, но самыми красивыми были только два — из Швейцарии в Италию, и из Милана в Канны, на Лазурный берег.

В Швейцарии четыре официальных языка: немецкий, французский, итальянский и местный диалект. Мы ехали через Альпы по итальянской Швейцарии. Ту красоту, которая открывалась из окна автобуса, трудно передать словами: заснеженные верхушки гор, маленькие, словно «пряничные» домики у озер. Сами озера — бездонные, иссиня-черные, отражающие в своей тихой глади горы. Траву здесь как будто каждый день косят газонокосилкой — настолько все идеально, травинка к травинке. Пересекали мы Альпы под звучание классической музыки, что придавало переезду необыкновенный шарм.

Иногда дорога пролегала рядом с железнодорожными путями, и можно было увидеть небольшой альпийский поезд, неспешно идущий из одного тоннеля в другой. Часто мелькали горные речки — в апреле снег на вершинах только начинает таять и стекать вниз, образуя тонкие водопады.

Настоящее удивление вызвала «пробка» в Альпах. Машины стояли в заторе, как будто мы были не в живописных горах, а в Москве или в Самаре. Позже оказалось, что автобус «застрял» перед мостом, на который, из соображений безопасности, одновременно пускали всего по несколько машин. Так что даже в Альпах есть «пробки».

Встречались стада коров, в которые мы тщательно всматривались, пытаясь разглядеть фиолетовую корову из рекламы шоколада «Milka» (как там утверждалось, шоколад изготавливается из молока коров, пасущихся в Альпах), но таковой не обнаружили — все коровы были светло-коричневого или белого окраса. Тоже удивительно: в России коровы темные, коричневые или черные, а в Европе они все как на подбор цвета кофе с молоком, то есть бежевого.

Но не только коровами славятся Альпы. В монастыре на перевале Сен-Бернар в 1050 году была выведена известная порода собак, которые служили в горах спасателями — сенбернар. Эти огромные мохнатые псы благодаря своему необычайному нюху находили пострадавших людей, погребенных под снежными лавинами, и относили их в монастырь. Часто собаки сопровождали монахов, и их способность чувствовать приближение лавин спасала путникам жизнь. Самым знаменитым альпийским сенбернаром был Барри, который в период с 1800 по 1812 год спас жизни сорока человек. Однажды он вытащил из-под снега маленького мальчика и нес его на себе в монастырь 5 километров по глубокому снегу. Сейчас собаки-спасатели продолжают работать в Альпах.

Другой, не менее известный перевал называется Сен-Готард. Он считается самым важным горным перевалом швейцарских Альп и находится на высоте 2100 метров. Именно через Сен-Готард полководец Александр Суворов совершил свой знаменитый переход через Альпы, при этом русские войска с боем взяли Чертов мост (простите за такое название!) и разгромили французов.

Короткая остановка для отдыха была на территории итальянской Швейцарии, в придорожном кафе. Справа и слева возвышались горы, а их верхушки были покрыты кипенно-белым снегом. Погода была просто чудесная: светило яркое солнышко, было тепло. Пришлось даже снять куртки. Мы перемещались в направлении юга — появилось обилие южных цветов, яркие краски слепили глаза. Дорога со всех сторон была обрамлена пальмами. Необыкновенный вид, особенно в сочетании с горами. Обедали мы на просторной террасе, с которой открывалась панорама альпийского городка. Синее небо, белоснежные вершины, зеленые горы и цветы всех оттенков — чувствовалось приближение солнечной Италии. В кафе уже вместо привычного «Guten Tag!» или «bonjour» послышалось бодрое «buongiorno».

Как ни странно, жители европейских государств не любят английский язык и подчеркнуто принципиально начинают говорить с туристами на своем родном языке. Но из-за нашего полного незнания, к примеру, итальянского (кроме примитивных фраз), они, скрипя зубами, переходят все же на английский. Так что, «мировой» язык — это только условно.

Милан

Через некоторое время мы пересекли границу Швейцарии с Италией и подъезжали к окраине Милана — главного города северной части страны, центра Ломбардии. Старую часть города мы должны были посетить на следующий день, а пока созерцали лишь промышленный Милан, пыльный и грязный. Приехав в гостиницу примерно в 9 часов вечера, мы всей группой численностью более 40 человек пошли ужинать в местную итальянскую таверну, которая была заполнена местными жителями. Конечно, известно, что итальянцы народ экспрессивный и эмоциональный, но чтобы до такой степени… Нормальная громкость разговора для них, что рев реактивного самолета для нас. И в такой, мягко говоря, шумной обстановке приходилось есть. Да, о еде отдельный разговор: после такого ужина никто до конца поездки есть уже не хотел. Итак, сначала на стол подали фокаччо — итальянскую деревенскую пиццу, которая представляет собой большую лепешку из пшеничной муки, запеченную с пряностями, маслинами и оливковым маслом. Одним таким фокаччо уже можно наесться, но тут принесли знаменитые итальянские макароны. То, в чем их принесли, тарелками назвать можно было с натягом, точное определение — просто тазы. Макарон было два вида: одни с сыром, а другие с томатным соусом. Когда мы с трудом осилили это блюдо, то в этот же момент появились новые «тазики», но уже с огромными антрекотами и картошкой. Съесть все не представлялось возможным. Кстати, к концу ужина русская группа так освоилась в итальянской шумной атмосфере, что когда мы вышли, в таверне стало очень тихо.

Кафедральный собор Duomo в Милане.

Утро в Италии прекрасное. Оно пропитано ярким солнцем и погружено в полную безмятежность. Несмотря на то, будни ли это или выходные, миланцы спят вдоволь. До 10 часов утра мы не встретили ни одного человека на улице, хотя был обычный рабочий день.Обратно мы шли в отель глубоким вечером, по засыпающему Милану. Было очень тепло, пушистые пальмовые ветви мерно покачивались от дуновений ветерка. То и дело встречались компании гуляющих и что-то «отмечающих» молодых итальянцев.

От старинного замка Сфорца началась наша экскурсия по Милану. Этот величественный дворец являлся резиденцией миланских герцогов династии Сфорца и заслуженно считается самым роскошным замком на территории северной Италии. Он обнесен высокими стенами из ровно обтесанных камней. Центральный элемент фасада замка — башня Филарете, по обе стороны от которой располагаются две цилиндрические зубчатые башни, стены которых украшены фамильными гербами Сфорца и Висконти.

Многим бросилось в глаза явное сходство замка Сфорца с Московским Кремлем. И действительно, оказалось, что миланские архитекторы, выполнявшие проектные работы при строительстве нашего Кремля, взяли за основу Castello Sforzesco. Особенное сходство прослеживается в форме башен и «коронной» окантовке на стенах. Так что наш московский Кремль оказался родом из Милана.

Дальше мы прошли пешком от замка Сфорца до площади Кадорна. Здесь находится необычный памятник иголке, нитке и узелку. Ведь всем известно, что Милан — столица мировой моды. Как тут не воздвигнуть памятник главному «оружию» дизайнеров и модельеров? Скульптура в виде огромной стальной иголки с разноцветной ниткой из стекловолокна символизирует и транспорт города, так как нить раскрашена в три цвета: желтый, зеленый и красный. Это цвета трех линий миланского метро. Где же, вы спросите, узелок? А узел выглядывает из маленького фонтанчика, через дорогу. То есть иголка с ниткой словно сшивают две стороны улицы.

Покровителем Милана считается святой Амвросий Медиоланский. Он почитается и западными, и восточными Христианами. Святой был миланским епископом, проповедником и гимнографом, имел очень большой авторитет, тем самым оказывал влияние на политику Императора. После того как Феодосий Великий жестоко расправился с фессалоникийцами, Амвросий наложил на него епитимию и отлучил от Причастия. Императору пришлось публично покаяться на праздник Рождества Христова в 390 году, и только после этого он был допущен к Таинству Евхаристии. Блаженный Августин был обращен в Христианство и крещен Амвросием Медиоланским. Под руководством святого были построены две базилики — Амвросианская и Апостольская. Мы посетили Амвросианскую базилику, в которой хранятся мощи покровителя города, а также мучеников Гервасия и Протасия.

Как очарователен утренний Милан! Поднимающееся ласковое солнце, фонтаны, щебет птиц и абсолютно пустые дороги. Лишь иногда проедет какая-нибудь машина, а так можно даже гулять по шоссе. Люди встречаются редко, все магазины и рестораны закрыты. Большой город только утром становится тихим и спокойным.

Внутренний двор перед базиликой затененный, практически лишенный солнечных лучей. Зато утреннее солнце освещает красно-коричневые колокольни и фасад здания, согревая холодные камни. Базилика была построена в 379-386 гг. святым Амвросием Медиоланским, на месте захоронения раннехристианских мучеников, чьи мощи были найдены в 386 году. Это событие ознаменовало окончательное торжество Христианства над арианством в Медиолане (старинное название Милана). А несколько ранее, в 313 году здесь был принят Императором Константином Миланский эдикт, сделавший Христианство государственной религией Римской Империи.

Святые Гервасий и Протасий были братьями, сыновьями мученика Виталия Медиоланского и мученицы Валерии. После смерти родителей братья были заключены в темницу. Но и там, после бичевания и пыток, они остались верными Христу, за что были обезглавлены.

В 835 году миланский архиепископ Ангильберт II поместил мощи мучеников и святителя Амвросия в порфировом саркофаге. Сейчас они покоятся в открытом виде в крипте Амвросианской базилики, куда мы спустились. Крипта находится под алтарем, но через большие окна оттуда можно видеть весь храм. Когда наш батюшка служил молебен на мощах святых, наверху шло отпевание. Время от времени католический патер бросал косые взгляды в крипту, что выглядело несколько комично.

За обычным стеклом, в пурпурно-алом одеянии лежит Амвросий Медиоланский, а слева и справа от него, в белых одеждах — мученики Гервасий и Протасий. Но, как и везде, мощи находились за решеткой, так что мы стояли где-то в метре от святынь.

Очень необычно, что мощи выставлены на всеобщее обозрение. Редко где в Западной Европе я чувствовала такое соединение земного с небесным, как здесь.

Мы пели величание святым мученикам, а патер продолжал посматривать на наш молебен сверху. Был заметен уже в который раз интерес католических и протестантских священников к Православным обрядам. Где бы наш священник ни служил, всегда посторонние люди с интересом смотрели на наш молебен.

Над алтарем выложена огромная византийская мозаичная фреска — Господь Иисус Христос среди миланских святых. Нехарактерная для католических храмов особенность, когда вместо голых каменных сводов золотится и сияет мозаика.

Дальше пешком мы направились к базилике святого Лаврентия. Уже начали попадаться сонные туристы, хозяева открывали свои таверны и магазины. Милан стал оживать. А мы тем временем бодро подходили к базилике. Перед храмом, на площади, находится копия памятника императору Константину — первому Христианскому Императору Римской империи. Почему-то статуя сделана из камня светло-зеленого цвета.

Храм внутри огромный, и в нем очень холодно. Тут уже происходило венчание. Мы потом шутили, что на итальянском отпевании были, на венчании были, а на крещении побывать не пришлось. В небольшой капелле за алтарем хранятся мощи святой мученицы Наталии. Они хранятся в стеклянном ковчеге, практически на полу, и чтобы приложиться к ним, нужно присесть. Все знают, что чаще всего в храмах покоятся частицы мощей святых. Но в базилике святого Лаврентия находится абсолютно нетленное тело святой Наталии! Только на лице у нее по католическому обычаю серебряная маска, а руки — в белых ажурных вязаных перчатках. Одета мученица в белое платье.

Как святая Соломония, мать маккавейских мучеников, как святая София, мать мучениц Веры, Надежды и Любови, святая Наталия совершила подвиг духовного мученичества. Она жила в начале IV века в Никомидии, на берегу Мраморного моря, а мужем святой был богатый и знатный человек по имени Адриан. Сама Наталия была Христианкой, так как воспитывалась в благочестивой Христианской семье, но Адриан был язычником. Когда римский император Максимилиан начал мучить Христиан, муж святой был свидетелем этих мук и удивлялся твердости и непоколебимости мучеников. Вскоре он осознал Истину и уверовал во Христа. Тогда Адриана бросили в темницу. Узнав об этом, его молодая супруга преисполнилась радости, что ее мужу предстоит принять мученический венец, и поспешила к нему. Наталия просила мужа не предавать Господа и твердо стоять до конца. В акафисте святым есть поэтическое сравнение: «Адама супружница из Рая изгна советом змеиным; Наталия же Адриана в Рай премудро введе, священными беседами». После казни Адриана святая умерла от душевных страданий, также заслужив мученический венец. Она поддерживала своего мужа до самой смерти, укрепляя его в вере. Мощи святого мученика Адриана хранятся в Риме, а святая Наталия почивает в миланском соборе святого Лаврентия.

Православный священник отслужил молебен у этой чудесной святой, и мы двинулись к миланскому кафедральному собору Дуомо на Piazza di Duomo. Этот огромный собор производит невероятное впечатление. От такого произведения искусства трудно оторвать взгляд: построенный из белого мрамора в готическом стиле, собор словно парит над землей. В небо тянется целый лес остроконечных шпилей, а число статуй на здании превышает три тысячи. Среди них можно найти не только библейских персонажей, но и 96 химер (чудовища из греческой мифологии), боксеров в стойке, статую, которая, по мнению миланцев, стала прототипом Статуи Свободы в Нью-Йорке, маленький портрет Муссолини и даже Великого князя Киевского Владимира Мономаха. Но на крышу миланского собора, откуда прекрасно видно все скульптуры, мы не поднимались, а просто побывали внутри. Интересно, что сами итальянцы называют свой собор «свадебным тортом», намекая на излишнюю помпезность и вычурность. На мой взгляд, храм будто сплетен из ажурного белоснежного кружева. Он вы-глядит невесомым, хотя считается самым большим собором в мире, построенным из мрамора. Говорят, что в разное время суток Дуомо (так называют собор миланцы) меняет цвет — из-за того что мрамор способен отражать солнце. Особенно красивым собор выглядит вечером, на закате, когда он становится слегка розоватым, подсвеченным солнечными лучами.

Строительство началось в 1386 году, а закончилось только в 1964, спустя шесть столетий. Собор является символом Милана и расположен в самом его центре. В алтаре хранится один из гвоздей, которыми Господь был пригвожден ко Кресту. Но, как чаще всего в католических храмах, все святыни были закрыты. Мало того, гвоздь держат под самым потолком (а высота собора 160 метров) в драгоценной дарохранительнице. Лишь два дня в году миланский епископ поднимается наверх при помощи специального устройства, изобретенного Леонардо да Винчи, и вы-ставляет святыню для поклонения.

На острове Кипр есть колоритная деревня Лефкара, известная своими кружевами. В 1481 году Леонардо был заворожен мастерством лефкарских кружевниц и купил кружевные ризы на главный алтарь миланского собора. Да, миланский собор — это и есть Duomo Milano, который мы посетили. Здесь до сих пор хранятся кипрские кружева, принесенные в дар собору от Леонардо да Винчи. Кстати, его памятник находится совсем рядом, с обратной стороны галереи Виктора Эммануила II — огромного пассажа, соединяющего площадь перед миланским собором с площадью перед театром Ла Скала. Это самый старый пассаж в мире, построенный Джузеппе Менгони. Архитектор погиб незадолго до открытия галереи, упав со строительных лесов.

Галерея имеет форму латинского креста с восьмиугольным центром, ее характерная особенность — потрясающие мозаики. Мозаика не только на стенах, ею покрыт и весь пол пассажа. Под стеклянной крышей нашли приют такие знаменитые магазины, как Gucci, Prada, Louis Vuitton, многочисленные бары и рестораны. Своеобразными вратами в это царство бутиков является величественная триумфальная арка, откуда начинается «застекленная» аллея. Прямо через галерею мы вышли к знаменитому на весь мир оперному театру Ла Скала. Удивительно, но несмотря на громкое имя, на вид это самое обыкновенное здание, совсем не помпезное. Здесь проходили премьеры известных опер выдающихся композиторов: Россини, Верди, Пуччини. Во второй половине XIX века все чаще стали ставиться «Пиковая дама» Чайковского, «Борис Годунов» и «Хованщина» Мусоргского. В Ла Скала пели Федор Шаляпин, Энрико Карузо, Мария Каллас. За таким строгим внешним обликом скрывается богатая история, ярчайший «букет»театральных постановок.

Но все же некоторые «мелочи» спускают с небес на землю. Чтобы элементарно пройти по Галерее или погулять по площади перед миланским собором, нужно пробиться через целые толпы арабов (не итальянцев, а именно арабов!), пытающихся продать какие-то разноцветные веревочки, якобы «на счастье». Выглядят эти «амулеты» как обыкновенные нитки, надерганные из цветастого свитера, но вездесущие южане умудряются продать и их каким-нибудь зазевавшимся туристам.

Лазурный Берег

Едем дальше. Наш путь пролегал в сторону Канн, знаменитого курорта на Лазурном Берегу. Такое поэтичное название при-думал малоизвестный сейчас французский писатель Стефан Льежар. В 1870 году он издал роман, который назывался «Лазурный берег». По словам автора, это название пришло ему в голову, когда он увидел бухту города Йер — самого южного города Французской Ривьеры. А преданный сын Прованса поэт Фредерик Мистраль окрестил Лазурный Берег «империей солнца». Этот край во все времена вдохновлял художников своей красотой, и потому трудно остаться к нему равнодушным.

Башня на острове Сент-Онора.

Кроме того, Лазурный Берег неразрывно связан с русскими: Императрица Александра Федоровна, супруга Николая I, ввела моду у нашей аристократии на отдых в Ницце. Так, с 1856 года началось «русское нашествие» на французский курорт. Здесь лечился Цесаревич Николай Александрович, основал русскую библиотеку князь Петр Андреевич Вяземский, друг и собеседник Пушкина, бывали также Гоголь, Федор Сологуб, Тютчев, Лев Толстой. Чехов в шутку назвал курорт «Русской Ривьерой», когда встретил в Ницце множество знакомых. На вилле, расположенной на Лазурном берегу, жил Бунин. Именно здесь он узнал по телефону, что стал лауреатом Нобелевской премии. Иногда на Ривьере весьма комфортно проводил зимы безпощадный сатирик Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин.

Но мы проезжали мимо Ниццы и приближались к не менее замечательному месту — к Каннам. Дорога проходила по горам редчайшей красоты, на склонах которых рассыпались разноцветные, словно игрушечные домики. Вдалеке уже начало виднеться лазурное море, сливающееся с таким же по цвету ярким небом. Автобус ехал по горному серпантину, часто на большой высоте, и оттуда открывался прекрасный вид, от которого просто захватывало дух. Один раз мы проезжали по огромному длинному мосту, соединяющему две горы. Он был похож на тонкую серебряную нить, натянутую между холмами-великанами. Опоры моста уходили далеко вниз, к подножию гор. Именно там, буквально в воздухе, разворачивалась восхитительная панорама Лазурного Берега и на приморские городки. В один из таких мы приехали поздно вечером, когда курортный городок только начинал свою активную жизнь. Разместилась группа в самом колоритном отеле за всю нашу поездку, находящемся на территории Итальянской Ривьеры, но здесь все свободно говорят по-французски. Гостиница красноречиво называлась «Europe», а на входе гостей встречала неестественно огромных размеров, словно мраморная, орхидея. Думали, что она искусственная, но оказалось — настоящая. Небольшая семейная «Европа», густо заставленная экзотическими цветами, с массивными железными ключами вместо плоских карточек, открывающих двери (вот открывать двери эти ключи совсем не хотели, и процесс входа в номер занимал уйму времени) и деревянными жалюзи на широких окнах — именно она запомнится нам надолго, а не прочие безликие, хотя и комфортабельные отели.

До 1834 года Канны оставались небольшой рыбацкой деревенькой и даже не помышляли о статусе знаменитого курорта, но однажды здесь остановился английский лорд, который направлялся в Италию и был вынужден прервать путь из-за эпидемии холеры. Очарованный красотой поселения, его мягким климатом и ласковым морем, лорд решил построить дом в Каннах. Многие английские аристократы последовали его примеру, а вскоре и русская знать открыла для себя удивительное место. В 1879 году Канны посетила императрица Мария Александровна, супруга императора Александра II. Она побывала в Каннах вместе с сыновьями Сергеем и Павлом. Французский писатель Ги де Мопассан так описывал город: «Принцы, принцы, повсюду принцы».

Принцев мы так и не увидели, зато улицы были заполнены велосипедистами — в эти дни в Каннах проходил крупный марафон. В начале набережной Круазет находится старый порт, из которого на пароме мы поплыли на остров Сент-Онора, или по-русски остров святого Гонората. Этот небольшой остров, меньший среди крупнейших Леринских островов, расположенных в трех километрах от Канн, назван в честь Святителя Гонората Арелатского, основавшего здесь Леринское аббатство.

Остров очень невелик: всего 1,5 километра в длину и около 500 метров в ширину. Но на нем умещается целый монастырь с храмом и часовнями, полями и пасеками. Здесь до сих пор живут монахи и действует церковь. Сент-Онора можно назвать «средиземноморским Валаамом», потому что здесь монастырь очень строгого устава. Простые люди здесь не живут, только иногда приезжают паломники с берега и приходят экскурсионные суда. Остров очень красивый, даже как будто необитаемый. Асфальта нет, только песчаные дороги или тропинки, выложенные из мелкой гальки. Свежий запах хвои, морской ветер и 300 солнечных дней в году — не жизнь, а просто Рай.

Святитель Гонорат Арелатский является как католическим, так и Православным святым. Около 410 года он основал один из самых древних монастырей Галлии — Леринское аббатство, ставшее впоследствии духовным центром юга Франции. Святой был похоронен в городе Арле, а частица мощей была отдана в монастырь, где и хранится по сегодняшний день в золотом ковчеге.

Канны. Православная церковь в честь Архистратига Божия Михаила.

Святой Патрик, просветитель Ирландии, согласно преданию, обучался в этом монастыре на острове Сент-Онора. Сейчас на острове проживает около тридцати монахов, которые возделывают монастырские поля, выращивают виноград, апельсины, лаванду и розмарин, занимаются виноделием и принимают паломников. Но для посещения открыта только западная часть острова, а восточная, где находятся монашеские кельи, — полностью закрыта. Ее называют «зоной тишины».

Было воскресенье, около 9 часов утра. Мы попали на историческое событие: в католическом Леринском аббатстве впервые за 20 лет совершалась Православная Литургия. Клирос пел русские распевы на французском языке, священники были в облачениях, которые мы привыкли видеть в русских храмах. Выглядит это здесь очень необычно. На Литургии молились несколько батюшек, и вдруг один из них подошел к нам и на русском языке предложил приложиться к мощам святого Гонората. Получается, что они русские эмигранты, а не французы.

Мощи находятся на каменном престоле, в мрачной нише слева от алтаря, в небольшом золотом ковчеге. Тихо, стараясь не мешать службе, мы поклонились святыне и вышли во внутренний двор. Погода тем временем стала по-настоящему летней: прошел дождь, выглянуло яркое солнышко, повеяло жарой.

У моря вольготно живется не только людям, но и растениям: во дворе аббатства росли розы величиной с блюдце, а герань вымахала с добротный фикус. Светло-сиреневая глициния была похожа на гроздь крупного винограда, алоэ разрослось, словно наш куст смородины. И все это было настолько насыщенного цвета, как будто в каждый цветок вылили баночку гуаши. От такого буйства красок слепило глаза, но отвести взгляд было невозможно.

Мы поднялись на старинную башню, с которой открывается вид на весь остров. Она стоит практически в море, на самом конце мыса. Подниматься надо по крутой винтовой лестнице, на которой трудно разойтись и двум людям. Когда оказываешься на широкой крыше, служащей смотровой площадкой, то забываешь все тяжести подъема. Тут начинаешь понимать Стефана Льежара — море сверху ярко-лазурного цвета, как будто в него вылили цистерну зеленки и подсветили со дна лампочками, чистое и прозрачное. В пышной зелени утопают светло-оранжевые здания аббатства. С башни видно даже береговую линию и порт Канн, окутанные утренним жидким туманом, над которыми вдали возвышались горы. Казалось, что сейчас не конец апреля, а середина июля, настолько была теплая и солнечная погода.

Весь берег засыпан длинными бурыми водорослями, с виду похожими на кору деревьев. Около башни, на прибрежных валунах неизвестные активисты служили мессу прямо под открытым небом. Это действительно необыкновенный остров.

На пароме мы вернулись обратно в Канны и пешком, по знаменитой набережной Круазет, пошли к Православной Михаило-Архангельской церкви. Прямо в начале бульвара находится дворец Фестивалей и конгрессов, в котором ежегодно проходит международный каннский кинофестиваль. Не зря город называют кинематографической столицей Европы! Местные жители называют комплекс из стекла и бетона «Бункером». На главной лестнице горделиво развернулась красная дорожка, по которой режиссеры и актеры поднимаются в здание. В этот момент на ней только фотографировались туристы, но через месяц, в конце мая, сюда будет спешить совсем другая публика — сплошь «звезды» мирового кино. Довольно невзрачный «бункер» засверкает во всем своем блеске, став на мгновение подиумом славы. Зато, когда закончится суматоха с кинофестивалем, дворец превратится в казино Круазет. Вот такая интересная двуликость.

Ковчег с мощами святой Марфы, г. Тараскон, Франция.

Вокруг находится Аллея Звезд, на которой победители фестиваля, получившие золотую пальмовую ветвь (главную премию), оставляют отпечатки своих рук прямо на набережной, в золотом квадрате. Среди них можно найти «ладошки» Марины Влади, Жан-Поля Бельмондо, Жерара Депардьё, Шарля Азнавура, Татьяны Самойловой и многих других. В 1958 году пальмовую ветвь впервые получил советский фильм — «Летят журавли» режиссера Михаила Калатозова, а в 1986 году впервые в истории фестивалей один фильм был награжден сразу четырьмя премиями, и это был фильм Андрея Тарковского «Жертвоприношение».

На набережной уже вовсю царило летнее настроение: гуляло множество народа, светило яркое солнце, звучала громкая музыка. В воздухе летали мыльные пузыри, лазурное море немного штормило и набегало на песчаный берег огромными волнами. Некоторые люди уже купались, хотя вода в конце апреля еще прохладная.

До чего же прекрасна набережная Круазет! До самого горизонта простирается ее песчаная лента, окруженная высокими пальмами, посаженными еще в 1871 году. Множество небольших скульптур, фонтанов и «живых» статуй заполоняет бульвар. Публика здесь самая разнообразная, порой даже шокирующая, но это не затмило приятных воспоминаний о Круазет. Параллельно набережной проходит самая фешенебельная улица Канн Rue d’Antibes, усыпанная сплошь отелями с громкими именами, бутиками и ресторанами. Все здания преимущественно кремово-белого цвета, с причудливой лепниной на фасаде. Издалека видны синие купола Архангело-Михайловской церкви, расположенной на бульваре Александра III. Ее построили в 1886 году благодаря пожертвованиям Великого князя Михаила Михайловича, который в то время проживал в Каннах. Вскоре после освящения храма муниципалитет города принял решение переименовать улицу, где была возведена церковь, в честь Императора Александра III. Несколько Великих князей принесли в дар церкви священные сосуды, напрестольный крест, кадила, иконы. Главной святыней храма является ковчег с частицами мощей Иоанна Кронштадтского, Серафима Саровского и Симеона Верхотурского, а в крипте находятся захоронения представителей Династии Романовых.

Несмотря на то, что церковь построена в католическом государстве, далеко от России, в ней чувствуется настоящий дух Православия. Русский «островок» на Лазурном Берегу. Снаружи церковь светло-оранжевого цвета, а колокольню и сам храм венчают лазурные купола с золотыми Православными крестами.

Город святой Марфы

Мы переместились на север Прованса, в Тараскон — город святой Марфы. Согласно легенде, в водах реки Роны, на которой стоит город, обитал страшный дракон Тараск. Чудовище пожирало людей и скот, и никто не мог его побороть. Отчаявшиеся жители обратились за помощью к святой Марфе, которая известна каждому Христианину по Евангельскому повествованию. И вот она крестным знамением укротила Тараска, а дальше следуют две версии: по одной из них святая надела на дракона ошейник и привела в город, где чудовище стало добрым и беззлобным, словно домашняя зверушка. А по второй, разгневанные горожане насмерть забили зверя камнями. Святая Марфа является с тех пор покровительницей Тараскона. Мощи ее хранятся здесь же, в старинном католическом храме святой Марфы.

Так получилось, что мы попали в Тараскон на неделе святых Жен-Мироносиц, к которым причисляют сестер Марфу и Марию. Многие знают притчу: когда Иисус Христос остановился в доме у этих святых, в то время как Мария слушала слово Господа, Марфа заботилась об угощении и роптала на сестру, что та ей не помогает. Тогда Иисус сказал: «Марфа! Марфа! ты заботишься и суетишься о многом, а одно только нужно; Мария же избрала благую часть, которая не отнимется у нее» (Лк. 10, 41, 42). Кроме того, святые Марфа и Мария были сестрами Лазаря, которого воскресил Христос, и присутствовали при воскрешении своего брата.

В католической традиции Мария из Вифании отождествляется с Марией Магдалиной, что отрицает Православие. На Западе две абсолютно разные святые считаются одной и той же, и называются одним именем Марии Магдалины. Это вносит серьезную путаницу. Православная традиция ничего не говорит о последующей жизни святой Марфы. И нам остается только внимать красивому католическому приданию.

Как заметно отличаются здания, построенные в романском стиле, от готических построек. В первом случае — ничего лишнего, все просто и строго. А уж в готических церквях — буйство фантазии, многочисленные шпили и скульптуры, ажурные витражные розы над входом.

Церковь святой Марфы построена именно в романском стиле — большое здание без излишних украшений, все очень строго. Мощи святой Марфы хранятся в золотом ларе удивительной красоты. Его верх сделан в виде головы святой, увенчанной короной, а ниже, в ажурном ларце, находится частица мощей.

Татьяна Шкуратова, 15 лет,
ученица 10 класса Православной школы № 54, г. Самара.

Окончание следует.

3393
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
5
5
Пока ни одного комментария, будьте первым!

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть


Добавьте в соц. сети:





Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru