Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Личность

Монахиня из Гагры

Матушку Ларису знают во всей Абхазии, потому что она молится о своих земляках.

См. также

Матушку Ларису знают во всей Абхазии, потому что она молится о своих земляках.

«Только поторопись»

Ей многие предсказывали монашество. А она не знала, куда идти и что делать. В эти непростые для нее дни отец Григорий дал ей книгу одного афонского старца.

— Ночью я решила ее почитать, — вспоминает матушка Лариса. — А хотела спать, уже открыла книгу, а все раздумываю: почитать — не почитать? Читаю — автор пишет кому-то о принятии монашества. Но он как будто говорит это мне и все написано словно про меня. Меня это так потрясло! Я поехала к отцу Григорию, он ответил: «Это воля Божия. Только поторопись, пока Господь дает шанс». Поехала к другим священникам, все в один голос: «Это воля Божия». И сочинский благочинный отец Иннокентий постриг меня в мантию.

До последнего я молилась: «Господи, если нет Твоей воли, отмени постриг. Уже стояла перед алтарем и все просила: «Если есть Твоя воля, помоги, если нет — отведи». Боялась не послушаться Господа. Мне Бог просто подарил монашество. Много в моей жизни слез, но и радости.

Тело после пострига сутки было какое-то невесомое. Мы, новопостриженные, сутки не выходили из храма, со свечами непрестанно молились. Потом, я замечала, день за днем тело становилось тяжелее.

Сорок дней провела в монастыре и возвратилась в Гагру (так называют город в самой Абхазии — не Гагры, а Гагра — прим. авт.). У меня тогда здоровье было очень плохое, я еле ходила. А потом мы стали восстанавливать церковь Покрова Пресвятой Богородицы в Гагре, и Господь укреплял.

Только я приняла постриг, моя дочь развелась с мужем. Говорят, когда кто-то в семье принимает монашество, сродники очень страдают: нападенье вражье очень сильное. Враг напал на дочку с зятем, разорвался брак, и так сложилось, что трехлетнюю внучку Софию мне пришлось взять к себе. Я монашествовала с ребенком на руках. Софийку надо было поднимать, учить, я ее везде таскала с собой. Она сейчас уже в девятом классе. Я на нее не давлю — она сама должна выбрать свой путь. Видимо, воля Божия была, чтобы она жила со мной. До четырех лет она видела Матерь Божию на небе.

Через несколько дней после пострига я взяла в руки свою пострижную икону, до этого я ее как бы видела и не видела. Смотрю — икона Божией Матери «Одигитрия»! «Надо же, — думаю, — наверное, буду много ездить. Ведь она в помощь путешествующим». И правда, я научилась водить машину, и сколько мне приходится ездить!

Меня благословили на постриг в честь святой Марии Египетской, в монашестве я должна была стать Марией. Но в день стояния Марии Египетской меня не постригли — видимо, не было воли Божией. Мое мирское имя — Людмила. А до этого у меня были такие детские мечты: «Ох, когда мне умереть, похоронили бы меня в храме Георгия Победоносца!» Как Людмила я «умерла» в день пострига в храме великомученика Георгия Победоносца. А мощи мученицы Людмилы покоятся в Праге в храме святого Георгия Победоносца. Умерла Людмила и родилась Лариса. Позже я узнала, что мощи мученицы Ларисы, царевны Готфской, которую сожгли в храме вместе с народом, были принесены в Херсонесе в дар святому Феодосию Великому, в день памяти которого 24 января я родилась. Когда я все это сопоставила, то была поражена — какой на все Промысл Божий!

Восстановление Покровской церкви

Мы едем с матушкой Ларисой на ее «Баргузине» по цветущим улицам Гагры. Своим острым хозяйским глазом она замечает отличные доски, которые кто-то выбросил на «мусорку», и говорит, что потом надо приехать за ними — пригодятся. Эта привычка собирать повсюду стройматериалы у нее осталась с того времени, когда она в должности старосты занималась восстановлением Покровской церкви.

На воскресной службе в этой небольшой белой церквушке довольно тесно и жарко. Уютно, все отремонтировано. На стенах множество икон — старинных и новых. О матушке Ларисе люди вспоминают добрым словом: «Была здесь такая матушка, ее поставили хозяйкой, она быстро восстановила храм, все сделала красиво».

Став старостой, матушка Лариса с энтузиазмом занялась восстановлением рушащейся церкви. Нужна была машина, и она сама выучилась водить. Благотворителей не было, и сами находили стройматериалы, строили. Приходилось нелегко. «Мне очень помогал отец Виталий», — сказала она. Известный старец схиархимандрит Виталий (Сидоренко) подвизался в Кавказских горах Абхазии под Каманами в 60-е годы прошлого века. Умер он в 1992 году. Матушка сказала о нем так, словно была лично с ним знакома. Но оказалось, при жизни она его не знала. Однако в ином, духовном смысле она с ним действительно знакома. «Помоги с кирпичом!» — усердно просила в ночной молитве отца Виталия. И буквально через сутки они нашли гору выброшенного кирпича. Из него построили трапезную, кухню, осталось всего три кирпича.

В церкви трудилось двадцать служащих — матушка Лариса старалась брать на работу пожилых людей, чтобы они получали добавку к пенсии. По благосостоянию церковь стала одной из лучших в Абхазии.

Вместе со строительством здесь создалась большая и дружная Православная семья.

— Надо было наших строителей кормить обедом, — рассказывает матушка Лариса. — А денег нет ни копейки. Иду, молюсь и прошу Матерь Божию — помоги! Смотрю — лежат пятьсот рублей. Оглянулась вокруг — никого нет, отдать некому. Брать — не брать? Решила, что это от Бога, поблагодарила, взяла деньги, побежала, накупила продуктов и накормила людей. Вскоре мы стали кормить уже всех, кто приходил на трапезу, — до восьмидесяти человек после службы каждое воскресенье. На пост солили огурцы и капусту, делали заготовки. Я приучила всех вместе перед трапезой молиться. Люди увидели, что возносится соборная молитва, и стали приносить продукты или деньги для помина их близких. Мы молились и о живых, и были поразительные результаты!

Ходили в тюрьмы к заключенным. Один парень сидел в Сухуме в тюрьме, и мы всей общиной ему помогали. Он вышел, приехал к нам в Гагру, крестился, воцерковился, женился на нашей прихожанке и стал близким человеком.

Нам приносили в церковь вещи — хорошо зная, кто как живет, мы раздавали вещи самым нуждающимся, бедным, многодетным.

Скольких бабушек мы похоронили! Провожали их по-христиански: красиво, со свечами, отпеванием, поминальной трапезой. Люди говорили, что они теперь спокойны, — уверены, что их по-христиански похоронят.

Ездили вместе по святым местам, вместе молились.

Я хотела показать городу, людям, что есть Бог, есть Православная Церковь, есть молитва. Церковь люди узнали. Она стала для них уважаемым местом. Но были и такие, кто завидовал, что нам так весело, хорошо вместе.

Начались большие искушения, и матушка Лариса была вынуждена из этого храма уйти. Вместе с ней ушли некоторые прихожане. Теперь они ездят молиться и причащаться в другие Православные храмы Абхазии. О том, как сложилась жизнь общины дальше, расскажу чуть позже.

Божественная заповедь любви

Матушку Ларису знает вся Абхазия. Она мать, духовная мать для многих, одно слово — «матушка»! Какая-то вся круглая, уютная, добрая и неравнодушная, со своим неизменным «простите-благословите».

Она знала и знает, что у кого дома, знает как своих детей, и ругает и утешает. Люди идут к ней как к последней надежде, рассказывают о своих проблемах, просят помощи, советуются. К ней идут наркоманы, алкоголики, когда им совсем плохо.

Один пришел: «Все, не могу, наложу на себя руки». Сколько она с ним бесед провела! Слава Богу, ничего с собой не сделал. Гуляет с женой, увидит ее: «Матушка, привет!»

Другой приходил: «Матушка, такое состояние, жить не хочется». Говорила-говорила, убедила бросить эти мысли. Этой весной получила от него смс-ку: «Матушка, поздравляю с праздником 8 марта!» Она посмеялась и порадовалась: такого праздника для Православных нет, но, главное, он жив, у него хорошее настроение.

Целый день с утра до вечера она ездит по многочисленным делам разных людей, возвращается домой, валясь от усталости. Она заходила к нам с дороги «на минутку» — и начинала с воодушевлением рассказывать про какого-то парня, который ушел в секту, а она ему полдня «говорила-говорила», чтобы он бросил это дело. Или про другого, который погибал, а сейчас возвращается к жизни.

— Я всех людей жалею: и русских, и узбеков, и абхазцев, Православных и даже не православных, — высказывает важную для нее мысль матушка Лариса. Она родилась и выросла на Кавказе, где разные народы живут как соседи, и они ей близки и дороги все. — Время тяжелое и жизнь тяжелая, не только сейчас — и была и есть. Главное, у всех нас — Бог, и как ты пред Богом стоишь.

Ко мне обращаются даже узбеки — продолжает она свой рассказ. — Они ко мне очень хорошо относятся, ведь и я к ним хорошо отношусь. Когда мы строили церковь, они нам помогали. А мы им помогали одеждой. У них своя вера, у меня — своя. Я не буду им свою веру навязывать, но, считаю, своей жизнью надо показывать нашу веру. Один узбек в больнице лежал — мы его навестили, копеечку ему дали. Он был рад — он ведь никому больше не был нужен. И абхазцы есть некрещеные, но сегодня он некрещеный, а завтра покрестится. Нам нельзя забывать, что Господь создал каждого человека по образу и подобию Своему. Просто мы избранники Божии, мы Православные.

Матушка Лариса часто общается с людьми, у кого сложные, изломанные судьбы. Кому надо помочь не откладывая. Она находит их, и они находят ее.

Она монахиня и казалось бы, должна уйти в свою келью, затвориться и молиться. А она все время среди людей. Уже много лет без отпуска, без отдыха от этой работы, которую она сама взвалила на свои плечи. Просто эти люди никому не нужны и нуждаются в ее участии. А для большого монашеского молитвенного правила есть ночь.

«Надо позвонить матушке»

— Года два назад уже поздно вечером мне позвонили, — вспоминает монахиня Лариса: — «Матушка, ты можешь срочно прийти ко мне?» — «Что случилось?» — «Мне плохо, срочно приди, я хочу к маме». Как только она сказала эти слова, я все поняла: мама ее уже умерла. Что брать с собой? Я взяла святую воду, молитвослов, церковную свечу и бегом к ней. Прибегаю — она лежит и плачет. Сказала, что в последнее время жизнь не ладится, стала выпивать и захотела «к маме». А ее дочка в этот день куда-то ушла. Она забила в косяк гвоздь, взяла веревку, поставила стул и уже встала на него. И вдруг подумала: «Надо позвонить матушке Ларисе». Спустилась со стула и позвонила мне. Я гвоздь и веревку забрала и давай окроплять дом. Поить ее крещенской водой. Читать подряд все молитвы: «Живый в помощи» и другие. Ее начало трясти, колотить. Но потом она успокоилась, лицо покраснело. Когда я пришла, лицо было черное. Когда я увидела, что она покраснела, глаза другие стали — от души отлегло. Сколько сидела с ней, говорила-говорила. Напоследок сказала: «А теперь обязательно покушай и оставь это дело». Сегодня видела эту женщину — она работает в хорошем месте, она симпатичная, хорошо выглядит, у нее девочка оканчивает школу, она живая и все у нее нормально.

«Не спеши разводиться»

— Одна наша прихожанка мне сказала: «Я буду расходиться с мужем, потому что он мусульманин, другой веры», — рассказывает матушка Лариса. — Я ей говорю: А ты давно стала Православная? Ходишь в храм всего несколько месяцев. Он у тебя пьет? — Нет. — Деньги из дома тащит? — Нет. — Изменяет? — Нет. — Почему ты должна разводиться? Дом у вас общий, ребенок общий. Как вы будете делить дом? Куда ты выкинешь своего мужа? Вы живете в горах, куда он пойдет? Ты молодая, тебе всего тридцать лет. Ты уверена, что не захочешь замуж? Свяжешься с кем-нибудь — это блуд. Ах, твой муж матюкается? Так молись, исправляй его. Плохо, что он другой веры. Да, плохо. Но ты молись. Бог в силах и это исправить.

Как дала ей хорошенько! Скоро ее муж пришел в церковь вместе с ней: «Буду креститься, будем венчаться».

«Стоит нянькаться, чтобы человек оторвался от ада»

— Вчера мальчика повезла на воскресную службу в храм в село Лыхны, — рассказала матушка Лариса. Всех молодых людей она ласково по-матерински называет «мальчиками». — Хороший, умный такой, но год сидел за компьютером день и ночь, ел в день тарелочку каши, не отрываясь от монитора. Библию знает чуть ли не наизусть, но иконы не признает, по интернету читает сектантские сайты против Православия. Такая каша в голове! Сколько с ним говорила! И год назад сколько его убеждала: «Ты не туда идешь, ты запутался, тебе нужно в Православный храм». Думала, не поедет. Утром выхожу, а он меня ждет. В храме перед иконами ходил и молился, свечки ставил. Вечернюю выстоял, помазал елеем его батюшка. А потом лицо у него стянулось, все волосы ушли назад, кожа на лице натянулась, глаза стали узкие, непонятно какие. Исповедаться не захотел, Литургия началась — ушел. Вернулся, когда она закончилась: «Ради вас, матушка, я сюда поехал и ради мамы».

Мы поехали домой, по дороге остановились покушать. Он захотел есть, впервые за много месяцев ел с таким аппетитом: «Матушка, как вкусно, у меня такое хорошее настроение. А можно, я с вами еще поеду?» И лицо у него совсем другое. Свечи взял с собой маме на могилку.

Это стоит трудов — нянькаться, чтобы человек оторвался от ада!

Соседям сообщил, что был в церкви. Соседи за него порадовались.

Батюшка Петр мне подарил большую просфору — я ему ее дала. Думаю, как убедить ее принимать? Сказала: «За маму молись об упокоении. Порежь просфору на частички и принимай утром со святой водой. Ты свою Православную мамочку и поминай по-православному. Почему ты должен какую-то секту слушать? Ничем ты маме не можешь помочь, кроме молитвы и помина. И крещенскую воду пей ». Обещал. До Причастия бы дотянуть, а там будет легче.

«Иди с повинной»

— У нас в церкви появился мальчишка из Уфы, — вспоминает историю еще одного своего подопечного матушка Лариса. — Вижу, он один, и я его пригласила помогать нам на огороде. Скоро выяснилось, что он в бегах. А тут абхазцы его «зажали» — и здесь что-то натворил. Я ему сказала: «Сережа, давай выезжать на ту сторону, здесь тебе оставаться нельзя». — «Я пойду в Грузию». — «Да ты что, если тебе тут трудно, где русских много, то там тебе гораздо труднее будет. Знаешь, милый, иди с повинной». Он: «Нет, нет!» А потом все же решил ехать в Россию. Отправились мы с ним к границе, я взяла его документы и деньги — он зарабатывал, и мы ему откладывали на дорогу. Если бы его забрали, они остались бы у меня. Он шел впереди, я сзади. Прошел благополучно пограничный контроль, я его отправила, посоветовала устроиться работать при храме. Год он пробыл в Анапе, мне звонил, я ему звонила, контролировала, ругала, что из церкви ушел сторожить лодки на пляже. В конце концов он потерял там паспорт, позвонил и плачет. Я ему посоветовала: «Поезжай домой, иди с повинной, отсиди свое время, хоть дома будешь». После этого он пропал, но я продолжала за него молиться. Через год мне пришла смс-ка от его мамы: «Матушка, благодарю вас за моего сына Сергея. Дали ему три года. Он сидит и очень просит, чтобы вы за него молились, не забывали его. Он очень любит вас». Все эти годы мы всей общиной за него молились. Он вышел на свободу, нам позвонил.

«Удачно попал»

— Один парень приехал к нам из России, пришел в нашу церковь, больной, без денег, — рассказала матушка Лариса. — Стал верующим, начал работать, землю купил, строиться начал. Срок у него уже кончался. Но кто-то его заложил, приехали с той стороны, забрали и посадили. Я ему все время говорила: «Роман, Роман, Бога за все благодари, Бога не забывай». Писала в суд ходатайство за него: он у нас пел и читал на клиросе. И его оставили в тюрьме в своем городе — Нижнем Новгороде. А там есть церковь. И он настоятелю отцу Павлу стал помогать на клиросе. Так удачно попал.

А этот батюшка раньше был разбойником! И в тюрьме к нему пришло покаяние. Он еще сидел, а начал строить в тюрьме храм. В четырех тюрьмах построил храмы! Заочно окончил Духовную семинарию, принял монашество и, не выходя из тюрьмы, стал священником. Роман мне звонил: «Как он нас учит, какой он умный. Я так рад, матушка, что к нему попал».

Когда иеромонах Павел отсидел свои положенные четырнадцать лет, он вышел из тюрьмы и ушел в монастырь. Но из монастыря приезжает в тюрьму на службы — не оставил свою церковь. Я звонила Роману: «Скажи отцу Павлу, если будет у него такая возможность, пусть приезжает к нам в Гагру в гости».

Еще матушка Лариса собирала бомжей. Людям, которые попали в Абхазию, оказались без документов и не могли вернуться в Россию, помогала уехать домой. Ей приходилось немало трудиться, чтобы им помочь. Но, слава Богу, люди уезжали на родину.

Как-то пришел на службу измученный мальчик — мама у него выпивала. Матушка тут же с ним познакомилась и стала его опекать. Он с мамой после войны в Абхазии жил очень бедно, и матушка давала ему на дорогу деньги. Мама сначала ехать на службу не хотела. Но однажды приехала и осталась в церкви.

— А теперь, слава Богу, — радуется за них матушка Лариса, — у них появилась копеечка, дома делают ремонт, сами ездят в церковь.

— Я заметила, — говорит она, — что когда начинаешь человеку помогать — а что там помощь, ты же не миллионы даешь, он быстро становится на ноги.

Она никогда не связывалась со спонсорами, у нее их никогда и не было. Обращалась «напрямую», как она говорит, к Господу и Матери Божией, и все устраивалось. Оказывается, не имея средств можно помогать людям в их нуждах. Для этого нужно просто их любить.

Мы идем с матушкой утром на автостоянку, чтобы поехать на ее «Баргузине» на воскресную службу в храм в Лыхны. Мы спешим, но она заботливо несет с собой в пластмассовой майонезной банке какое-то варево с косточками «братьям меньшим» на стоянке. Они ее уже ждут. Особенно радуется черный лохматый пес. Он всегда чинно провожает матушку от стоянки до ее дома. «Все бродячие кошки и собаки — мои», — улыбается матушка Лариса. Их «судьбы» она тоже устраивает: выхаживает, отдает в хорошие руки, кормит, возит лечить к ветеринарам. Христианская любовь — это любовь ко всем людям и ко всей твари.

«Огород»

— Пока церковь восстанавливали, мы приобрели себе землю в пригороде Гагры, — рассказывает матушка Лариса. — В церкви мало места, хранить инструменты, закрутки негде. А наша Православная семья разрасталась. Мы молились и почти купили землю, но ее у нас перехватили. Я подумала, что нет воли Божией покупать землю для общины, и оставила эту мысль. И вдруг Господь дал за копейки — просто подарил нам этот участок. Когда нам сказали, что землю без дома могут отнять, мы благословились и стали строить. Стройматериалы собирали где только можно. Построили сами дом, какие-то сараюшки. Много людей нам помогало. В доме сделали кухню, трапезную, свечную, кельи, поставили печку. Стали свечи делать, просфоры печь. Виноград свой выращивали и изготавливали вино для Таинства Евхаристии.

Наладилась такая полумонастырская жизнь. Мы как Православная семья. Вместе молимся, вместе работаем, трапезничаем. Друг друга в тяжелой ситуации мы поддерживали, укрепляли. Господь нас даже укрепил в вере, мы стали духовно более бдительны. Мы не закрываемся: к нам приезжают, приходят люди. Когда урожай большой, излишки раздаем тем, у кого маленькие дети или нет своих садов. Много вещей нам приносят на раздачу бедным и многодетным, мы их развозим по городу и раздаем.

По моей просьбе меня провели по саду. Что в нем только не растет: фэйхоа, мандариновые, лимонные, персиковые деревья, смоковницы, грецкий орех, яблони, сливы, вишни, мушмула. Есть и маленький огородик с помидорами и огурцами. Есть и домашние животные — куры, кролики, козы, гуси.

Члены общины очень любят здесь бывать, трудиться, молиться вместе, общее хозяйство для них — утешение и радость.

— Матушка Лариса, что посоветовать тем Православным людям, кто тоже хотел бы создать общину?

— Молитесь вместе с сестрами, просите, чтобы купить землю и домик: «Господи, если есть Твоя воля, то помоги. А если нет, то и не надо».

Воля Божия есть — покупайте землю и собирайтесь в общинки. Время такое, что только общинами и выживем. Поодиночке очень тяжело. Мы у себя в общине можем иногда поругаться — у каждого свой характер, но и помиримся. Главное, должны быть верные люди.

Я общину не оформляю официально, не называю подворьем, никакой устав не прошу. Если создавать общину со своим правилом, это уже начало монастыря. А мы не знаем, что за время будет. Чтобы меньше привлекать внимание, мы называем наше хозяйство: «Огород». Создавайте огороды. Один будешь дома сидеть — у тебя будет куча страстей. А ты попробуй потерпеть всех, он тебя обидел — попробуй его простить. Это своеобразная духовная школа — учиться любить, прощать, ухаживать друг за другом, терпеть, слушать.

Раньше спасаться было проще, мы знали пустынников — это отец Мардарий, отец Гавриил, много их было. Они были такие батьки! Сама любовь! Простые, без кичения. Как замечательно было у них исповедоваться. Сейчас остались два брата отец Николай и отец Константин, остальные умерли. Были пустынницы монахини-чувашки, целое поселение, все умерли, одна оставалась в тяжелом состоянии, не знаю, жива ли она. Уже такого окормления у нас нет. Но можно спасаться в общине и жить по совету со священником, близким по духу.

Я всегда говорю: «Что Ты, Господи, мне даешь, помоги понести». Когда утром выхожу из дома, прошу: «Господи, помоги все делать во славу Твою, чтобы все дела мои, вся моя жизнь были во славу Твою. Управь не как я хочу, а как Тебе угодно». И Он управляет Свое орудие непутевое. Я от рождения была худенькая, маленькая и всегда больная и несчастная. А сейчас как Господь меня укрепляет, несмотря на перенесенные операции и болезни. Сердце такое больное, его просто держит Бог.

Если бы мне дали вернуться назад, я бы выбрала то же самое. Простите, братья и сестры, и благословите!

Людмила Белкина

Фото автора.

2711
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
0
0
2 комментария

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru