Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:








Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Публикации

Личность

«Я хочу снимать только Православные фильмы…»

Интервью с кинорежиссером, автором Православных документальных фильмов Еленой Козенковой.

Интервью с кинорежиссером, автором Православных документальных фильмов Еленой Козенковой.

Кинорежиссер Елена Юрьевна Козенкова приехала на декабрьскую Православную выставку в Самару с большой радостью: ее последний документальный фильм «Скит» стал лауреатом кинофестиваля «Радонеж» в 2011 году. А за три года до этого специальными призами фестиваля «Лучезарный ангел» были отмечены ее киноленты «Дорогою любви» и «Остров спасения». Главные темы ее глубоких и честных киноработ — история России и Православие. Об этом и шел разговор с нею в ходе интервью газете «Благовест».

От чистого истока

— Как получилось, что вы выбрали именно Православное документальное кино?

— Наверное, это не я сама выбрала, а Господь привел к этой работе. А сама я выбрала очень даже лихую профессию журналиста, закончила Московский государственный университет, факультет журналистики. Потом работала на Первом телеканале — это были 90-е годы. У меня все складывалось весьма успешно, я очень скоро стала специальным корреспондентом программы «Время». Там я проработала 6 лет. Это были командировки, репортажи, лучшее эфирное время — прайм-тайм. Замечательный коллектив, который еще не успели тогда разрушить, но уже стали разрушать, — профессионалы, которые занимались нами, молодыми, и очень многое нам дали. Я прошла очень хорошую школу в программе «Время» и, собственно, там и начала снимать Православные сюжеты.

В 1995 году случилась у меня командировка на Святую Землю. Корабль с Православными людьми на борту отправился туда через Босфор …

То есть вы паломничали в Палестину практически так же, как в былые времена, — не «по воздуху легкими крылами», а — морем?

— Да — хотя, конечно, есть разница… В 90-е годы началось возрождение русского паломничества на Святую Землю. И вот мы со съемочной группой поехали как раз для того, чтобы снять об этом репортаж. Мы плавали 20 дней, побывали в Турции — на территории древней Византии, в Египте, где поднимались на гору Синай, посетили Кипр с его святынями, Грецию и, конечно же, Израиль — Иерусалим. Древнюю землю Палестины… И, пожалуй, можно сказать, что из этой поездки я уже вернулась другим человеком.

Отснятого материала было так много, получилось намного больше репортажей, чем мне было поручено сделать редакцией. И я решила, что праздники Пасхи и Рождества, Преображения Господня, празднование чудотворной иконы и память почитаемого святого — тоже информационный повод, и предложила давать такие сюжеты в программу.

Так у меня в работе появилась Православная тема, я продолжила снимать такие сюжеты уже и в России. И, кстати, итогом моего личного журналистского знакомства с Православным календарем стал проект, очень популярный среди верующих людей — Православный видеокалендарь на каждый год. Информационные сюжеты на эту тему, которые вышли в эфир в течение нескольких лет — сначала в программе «Время», а когда с Первого канала я перешла в «Русский дом», — я оформила все это в проект «Православный календарь на каждый год». Этот проект очень нравится людям, его берут в школы, в воскресные школы. На одном трехчасовом DVD-диске — съемки от Иордана до Валаама, множество святых мест, запечатлен весь годовой цикл, который проживает Православный человек.

Ну а потом, когда я уже перестала работать в программе «Время», я поняла, что хочу снимать только Православные фильмы, только — храмы и монастыри. Другие темы мне уже неинтересны.

— А как появился у вас Царский цикл?

— Он был создан после встречи с мироточащей иконой Царя-Мученика Николая II.

— Той иконой, которая замироточила у московского хирурга Олега Ивановича Бельченко?

— Да, совершенно верно. И после встречи с иконой начался цикл сюжетов, который прошел в программе «Русский дом». Было очень много вопросов, связанных и с чудесами, и с личностью самого Государя. Было много неясного. И вот мы продолжили съемки, и в результате был создан целый цикл фильмов «Государь Император Николай II. Возвращение», потом — «За веру, Царя и Отчество», потом — фильмы первый и второй «Чудотворный образ России».

А потом моя работа была продолжена другими фильмами, и последний цикл — о возрождении монашеской жизни в России, монастырей на Руси.

Православная альтернатива

Последние десять лет я занимаюсь Православными видеофильмами. Я распространяю эти работы на DVD-дисках, потому что по телеканалам очень трудно их показывать. DVD-диск стал альтернативой телевидению. Для Православного человека это выход! Это возможность, приобретя Православный фильм — художественный, документальный или детский, — создать свое информационное поле в доме Сегодня телевидение предлагает информационное поле, зачастую враждебное человеку, его сознанию, душе — я как телевизионщик знаю это. И в общем-то работа эта направлена не на то, чтобы созидать нечто позитивное внутри человека, а, наоборот, на разрушение и деградацию человеческой личности. Очень много программ сейчас выходит именно с этой целью, к сожалению. Хотя они этого не декларируют открыто, тем не менее…

— Достаточно мельком пробежать взглядом программу разных телеканалов — плохо становится от одного перечня названий: «Comedy club», или «Битва экстрасенсов»…

— …или пресловутый «Дом-2». Вот она, молодая твоя жизнь — развлекайся и блуди, блуди и развлекайся! Лежи на диване, плюй в потолок и предавайся различным порокам. И все это преподносится как норма.

Материнское сердце

- Вы за эти годы побывали во многих храмах и обителях, и были, наверное, такие встречи, что до сих пор озаряют душу благодатным светом. Расскажите об этом!

— Конечно, это большое счастье — снимать сюжеты о людях, которые живут духовной жизнью, разговаривать с ними. Но сокровенные духовные встречи — они же всегда втайне совершаются, как и отношения любого Христианина с духовником. А работа режиссера на съемочной площадке — это нечто другое, в большей степени профессиональное. Но иногда понимаешь: это не может быть только твоим достоянием. Так родился последний мой фильм «Скит» — я вчера его показывала здесь на творческой встрече с посетителями Православной выставки. Слава Богу, этот фильм стал лауреатом кинофестиваля «Радонеж», который только что закончился в Москве. И, конечно, как мне забыть встречу с одной из героинь моего фильма начальницей скита матушкой Соломонией. Я впервые для себя открыла такой феномен, который назвала бы материнством во Христе. Что такое отцовство во Христе, я знаю, у меня самой, как и у многих Православных, есть духовный отец. Это человек, который заботится о твоем духовном мире, духовно тебя защищает, и ты чувствуешь на себе духовную отцовскую длань. А вот с материнством во Христе я встретилась впервые. У матушки Соломонии настолько большое материнское сердце! У нее единственный сын священник и служит в Бресте. И ее спрашивают: «Ты всех называешь: сынок — этот сынок, этот сынок, и этот… Сколько же у тебя детей?» И может быть особенно к ней льнут не столько женщины, сколько «сыночки», именно потому что чувствуют в ней это материнское начало, освященное благодатью Христовой. Отцовство — оно в строгости, а у нее такое всепрощение материнское, которое и подвигает человека исправляться. Она может принять человека со всем его негативом — и привести к Богу. Так принимает с любовью мать своего сына, даже последнего разбойника — она его никогда не осудит, накормит, напоит и пожалеет, и помолится о нем Богу. Вот это я увидела у матушки Соломонии.

Икона Государя

Очень многое у меня связано с мироточивой Царской иконой. У меня самой в жизни стали происходить чудеса, связанные с Царственными Мучениками. Видеолетопись о путешествии иконы по России снимать везде самой было невозможно. Снимали и журналисты в регионах, где побывала икона, и присылали мне пленки, и просто верующие люди, сопровождавшие икону в пути. Я это все обрабатывала. Материала было снято огромное количество: икона путешествовала по стране 5-6 лет. И сейчас она продолжает свой путь по городам и весям России.

Мы привозили эту икону с Юрием Юрьевичем Воробьевским в Самару на Православную выставку где-то год назад.

— Но впервые в Самаре она была в 2001-м году, на 10-летнем юбилее газеты «Благовест». Большие очереди тянулись к зданию Духовной семинарии, где икона была выставлена для поклонения. С иконой приезжал сам Олег Иванович Бельченко. И тоже такие чудеса происходили в эти дни рядом с иконой!.. А у нас в редакции — уже после отбытия святыни — вдруг заблагоухал… компьютер (!), когда на нем набирался текст о пребывании иконы Государя в Самаре…

— Когда я монтировала самый первый фильм об этой иконе — представляете, сидим в аппаратной в Останкино, где кругом железо и пластмасса и нет окон, и вдруг разлилось такое же благоухание, которое шло от иконы. И листочки, на которых был написан сюжет, тоже заблагоухали… Монтажер говорит: «Ты что их — духами облила?» А я вот только утром последние строчки дописала и побежала на монтаж. И с этого начался ряд чудес… Видимо, это было благословение Свыше на эти фильмы, потому что своими силами, своей волей сделать их было невозможно. Ведь эти фильмы никем не финансировались. И, видимо, было явное благословение Божие и Царя-Мученика на эту работу. Я об этом рассказала только духовнику своему. Чудеса продолжились, и с ними скорби были посланы.

— Они всегда рядом идут!

— Да, и мне многим в жизни пришлось поплатиться. Но икона Царя направила меня уже окончательно на этот путь. Хотя иногда возникают мысли вернуться на телевидение, но я вижу, как моя сегодняшняя работа нужна людям, вот эти фильмы нужны людям. Мы же до сих пор еще живем в духовно не преображенной стране, наш народ еще просвещать и просвещать! Потому и огромная потребность в этих фильмах. И это — огромный стимул продолжать работу, как бы трудно ни было. Вот, например, фильм «Скит» мне как-то очень тяжело дался. Я даже подумала: наверное — всё, надо ставить точку. Вернуться на телевидение, на зарплату, на обычную работу. Но потом, видно, Господь послал Свою поддержку, — и фильм был отмечен на фестивале, и люди идут, благодарят, и понимаешь: да, надо дальше трудиться, делать новые Православные фильмы.

Авторское кино

— Вы режиссер, а сценарист этих фильмов — тоже вы?

— Вот именно поэтому мои фильмы называются авторскими фильмами. Процесс производства кино очень сложный, он связан с определенной технологией. В этом процессе заняты и кинокамера, операторское мастерство, и монтаж. Над фильмом как правило работает группа людей. Но авторский фильм в принципе отличается от обычного фильма тем, что это творческое авторское начало процентов на восемьдесят или даже девяносто ты берешь на себя, то есть выполняешь и работу сценариста, и режиссера, а зачастую — и монтажера.

— С одной стороны хорошо, что нет конфликта творческих личностей, нередко разнополярных. С другой — всё тянуть в одиночку, это же так непросто!

— Тяжело и физически, и психологически. Православный фильм зачастую объявляют неформатным, нерейтинговым — с точки зрения светских представлений о кино. Как считается, документальное кино должно быть коротким, там непременно должна быть компьютерная графика, спецэффекты — должно всё крутиться, меняться, будоражить зрителей. А Православное кино выбивается из этих рамок, потому что оно требует вдумчивого зрителя, которому внешние эффекты ни к чему. Более того, в Православном кино начинает работать вот этот духовный материал, который ты снял, слово духовное, которое говорят люди Православные, святыни, на которые хочется смотреть и смотреть не отрываясь. И вдруг получается, что человек совершенно спокойно может просидеть у экрана, вопреки всяким законам кино, сто минут — фильм «Дорогою любви» длится ровно столько, и все говорят, что смотрели его на одном дыхании. А по законам кинодокументалистики самое большее, что допустимо, это 44, ну, максимум 52 минуты. Так что Православное кино — оно особенное!

Я всегда считала, что телевидение — я там работала, и поэтому то, что там происходит, меня до сих пор интересует и волнует, — оно не ответило на духовные запросы общества. Часть людей начала искать духовные ценности, начала возвращаться к своим корням. А телевидение проигнорировало этот процесс в обществе. И тогда возникло Православное духовное кино — документальное и художественное. Но оно возникло параллельно телевидению, оно возникло как бы втайне. Первые Православные фильмы вообще родились в каких-то маленьких студиях за церковной оградой, или это просто была инициатива авторская вроде моей — по Промыслу Божию, конечно, когда ты вот так столкнулся со святыней и начал снимать.

Никто специально не объявлял: давайте будем снимать Православное кино! Это произошло само собой, это было связано с поиском общества, определенной его части — лучших людей, которых можно назвать солью земли и которых этот слом в 90-е годы обратил к истории, к традиции, к Православию. Люди обратились к Богу, чтобы черпать у Него силы в этом надломе всего и вся — на развале страны, на развале семьи, на развале производства — на всех этих вот негативных процессах. Оказалось, что только Господь может протянуть руку! И люди стали искать. У них возникло много вопросов. Я очень хорошо помню, как в конце 90-х годов не было ни книжечки, ни аудиодиска, ни видеофильма со словом пастырским. И как потихонечку это все нарождалось. Какая сейчас красота — сколько всего! Книги, фильмы, аудиозаписи, песнопения духовные — всё это можно приобрести, принести в дом. И все это вылилось вот в такие Православные выставки — это так замечательно! Но на это потребовалось время.

— Время!.. Одиннадцать лет вы занимаетесь Православным кино, уже приближаетесь к символическому числу двенадцать. И, наверное, теперь уже вас не остановишь…

— Что ж, все ведь в руках Божиих. Только Господь дает нам осилить путь. Исполнить волю Божию — вот это важно, а все остальное Он Сам управит — и в работе, и во всей жизни. А наше время, мне видится, требует от каждого Христианина именно стояния в вере, сохранения Заповедей. Потому что мир настолько сейчас перевернулся, грех выдает себя за норму, стираются грани между добром и злом, и сегодня просто удержать какие-то свои маленькие духовные позиции — для человека уже духовный подвиг.

Единомышленники

Есть ли у вас единомышленники в Православной кинодокументалистике?

— Конечно, есть! Я всячески помогаю своим друзьям, которые продолжают работать на телевидении, мы обмениваемся материалами. Это Андрей Полушин — журналист, который вначале работал в «Русском доме», потом в «Православной энциклопедии». Сейчас он на телекомпании «Союз» делает программу «Крест над Европой», снимает сюжеты о Православии в Европе. Я помогала ему выпустить на DVD-дисках фильмы «Отец Илий» и «Благодатная Оптина», они тоже были отмечены на кинофестивалях «Радонеж».

Мой коллега, однокурсник и даже одногруппник Аркадий Мамонтов — мы с ним вместе учились. Я с удивлением и радостью увидела, как у Аркадия на Российском телевидении в эфире стали появляться Православные программы, он стал снимать монастыри, рассказывать о святых. У него есть замечательные фильмы об Иоанне Кронштадтском, о Николае Угоднике, о русских монастырях. Есть у него и исторические фильмы.

Я рада отметить работы своего коллеги по программе «Время» Алексея Денисова, который сейчас тоже на Российском телевидении. Его великолепный цикл фильмов по истории России отличает взгляд не только специалиста по русской истории, а еще и взгляд Православного человека. Он понимает историю именно как Православный человек. Сама наша история может научить Православию. И Денисов снимает такие исторические фильмы, которые учат Православию. Это просто замечательные фильмы. «Юнкера. Последние рыцари империи», «Убить русского императора» — о убиенном Царе Павле I, «Украденная победа» — о Первой мировой войне. «Александр Суворов», «Генерал Скобелев», «Дело генерала Корнилова. История одного предательства»… Он замечательно снял фильм «Голодомор» о геноциде славян большевистской властью. Он первый снял такой фильм в ответ на широко тиражируемый на Украине миф о том, будто это «москали» устроили Украине голодомор. Но страшный голод был и в Поволжье, и в Казахстане, и по всей России — в том числе и в Малороссии. У Алексея каждый фильм на темы русской истории — жемчужина, и я считаю, что эти фильмы должно смотреть подрастающее поколение, эти фильмы должны видеть школьники.

Русское экономическое чудо

Мы недавно сделали исторический цикл «Русский локомотив» с моим однокурсником Валерием Рокотовым. Его сценарий, сама идея снять фильм о русском экономическом чуде оказались мне близки, поскольку я считаю, что за политической реабилитацией Царя-Страстотерпца Николая II, за очищением его облика от грязи и лжи должна последовать реабилитация его эпохи — той великой эпохи, о которую сейчас просто вытирают ноги. Россия в царствование последнего Императора развивалась очень стремительно, у нас происходило русское экономическое чудо. Эти реформы сейчас пристально изучают в таких крупнейших университетах как Гарвард и Хьюстон. Там изучают реформы Столыпина, а у нас даже в предвыборную кампанию ни один политик не вспомнил о них! Почему же так? Мы знаем о немецком чуде, о японском, но почему же нам никто не говорит о нашем собственном экономическом чуде? И когда, как не сейчас, нам искать и черпать в этом экономическом чуде и опыт, и силы, и надежды. Вот мы поэтому и выпустили цикл «Русский локомотив». Я поддержала эту идею именно потому, что за моими плечами остались фильмы о Государе, и для меня было очень важно, чтобы люди больше узнавали об эпохе Николая II и задумались, почему мы весь советский период сравнивали свои достижения с 1913 годом. Да потому что этот год предвоенный как раз таки был кульминацией, за которой весь мир следил с большой опаской и затаив дыхание. И именно для того, чтобы ослабить мощного конкурента, Россию втянули в войну.

Не думаю, что эта тема замалчивается специально. Просто вся история ХХ века была написана людьми, убивавшими Россию, и им надо было это убийство русской цивилизации как-то оправдать. А новых историков российских очень мало, их можно по пальцам пересчитать. Специалистов по Столыпинской реформе у нас очень мало. Наука наша историческая очень медленно поворачивается к людям, и когда политики ничего не говорят о русском экономическом чуде, я уверена — они просто не знают о нем. А если и говорят об этих реформах, то только со знаком минус – эти люди ведь взращены в основном на марксизме-ленинизме.

Сейчас, может быть, самое главное — чтобы появилась новая русская элита, которая стала бы преемницей той русской цивилизации, тех исторических и духовных ценностей, которые были разрушены в 1917 году. Об этом писал и Иван Ильин — что Россию спасет русская национальная элита. И пока этой элиты не появится, пока будет у власти элита, выросшая из сталинской шинели или примеряющая на себя шинельку запада, она никогда не найдет тех ключевых реформ, которые могут в России сотворить новое чудо. Потому что русское экономическое чудо возможно только тогда, когда реформа, предлагаемая элитой, совпадает с традиционным укладом русского народа и с его менталитетом. Если реформы идут вразрез этим вековым традициям, они не будут поддержаны народом, не будут встроены в его уклад жизни. И сейчас уж как ни пытаются уродовать душу нашего народа, а все равно идет отторжение предлагаемых новаций на западный лад. Наверное, из-за той самой генетической памяти, что не дает примерять на себя чужой кафтанчик. И — благодаря молитвам, в первую очередь наших предков. За нас есть кому молиться в Церкви Небесной, Торжествующей…

— И в Церкви Земной, воинствующей, тоже… А за вас, наверное, крепко молятся ваши предки…

— Да — у меня по материнской линии род был гонимый, это были спецпоселенцы, которых выбросили под березку в Архангельской области. Моя мама собрала целую книгу материалов, связанных со спецпоселениями, чтобы увековечить память этих страдальцев. В конце 20-х годов сотни тысяч людей увозили целыми семьями на Север, и там, в чистом поле, на ветру и стуже, оставляли умирать. Тема спецпоселений до сих пор не раскрыта, как и тема голодомора в России. Мы должны знать о том, что происходило с нашей страной, с народом. И поэтому книги и фильмы, правдиво раскрывающие самые закрытые страницы русской истории, так нужны людям.

Записала Ольга Ларькина

Дата: 20 января 2012
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
16
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru