Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:








Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Публикации

Святыни

«Сердце греет надежда»

Путешествие к Честному Поясу Пресвятой Богородицы пробудило в душе покаяние…

Путешествие к Честному Поясу Пресвятой Богородицы пробудило в душе покаяние…

Здравствуйте, дорогая редакция! Хотелось коротко рассказать о своем путешествии в Самару к Честному Поясу Пресвятой Богородицы, но коротко не получилось, простите…

Уж очень хотелось прикоснуться к такой Святыне, зная, что мне никогда не побывать на святых местах, где пребывали Господь наш Иисус Христос и Матерь Божия. А тут — от нашего храма организовали поездку в Самару. Хотелось еще и хоть краешком глаза посмотреть на этот город. Ведь «Благовест» моя мама выписывает примерно с 1994 года — благодаря вашей газете я в те годы укрепилась в вере и быстрее пришла к Богу, в Церковь.

Звоню маме (живет она в 50 километрах от меня). «Поезжай», — говорю ей. А она: «Я одна не поезду!»

Начались сборы, договоры. Ей коз надо оставить на внука, мне — двухлетнего сыночка — на дочек и мужа.

И вот — молебен о путешествующих. Прикладываемся к частицам мощей дивеевских святых, иконам Пресвятой Богородицы, Честному Кресту Господню. Покропленные святой водой, садимся в автобус и едем. Читаем акафист Пресвятой Богородице, вечерние молитвы — на весь автобус. Ехали 14 часов. Спится в дороге плохо. Иногда мелькают огни селений…

В 7 часов утра по местному времени прибыли в Самарский Иверский монастырь. За один час надо и в церковной лавке что-то купить, и приложиться к монастырским святыням. У Иверской иконы прошла так быстро, что не запомнила даже лик (прости меня, Пресвятая Богородица!), а к мощам святого праведного Александра Чагринского приложилась два раза подряд (пришлось показать незнающим, как это делать), просила прощения у святого за такую дерзость. Спохватываюсь, что на канун даже яблочка с собой не взяла — все осталось в автобусе. Упокой, Господи, души усопших… Прими хоть малую лепту…

В величественном храме идет служба, читают Апостол. Хочется остаться, послушать Евангелие — хоть и далеко стоим и не все понятно, но Слово звучит над нами. Но — всё, времени нет, уходим.

Едем в Покровский собор. Пояс привезут только в 14 часов, мы в 9 утра занимаем очередь за углом от храма, от перекрестка еще метров сто. Впереди пять часов ожидания, когда прибудет Святыня. Начинаем петь акафист Пресвятой Богородице.

11 часов утра. Начинают мерзнуть ноги и руки. Мимо идет батюшка, тянем руки под его благословение. Ну теперь бы еще согреться!

За нами стоят самарские, среди них Наташа. Она говорит, что поблизости согреться негде, и ведет нас в кулинарию, за три квартала. Кушаем, пьем горячий чай, и тепло разливается по всему телу. Слава Богу за всё! Беру булочек и пирожков маме (она осталась стоять в очереди) и нам в дорогу. Вернувшись, согретые и довольные, показываем дорогу другим. Движемся потихонечку дальше. Впереди триста паломников из Жигулевска читают акафист.

13.00. Стоим у ограды, молимся. Ожидание, трепет в душе. Поем молитвы. Распев разный, ведь все из разных мест, но подстраиваемся друг под друга.

14.00 — мимо нас быстро провозят в собор ковчег с Поясом Пресвятой Богородицы. Слава Богу! Пресвятая Богородице, спаси нас!

Народ двинулся вперед. По левой стороне движение быстрей, как течение в реке. Жигулевские у стен зданий (а за ними и мы) остались позади. Вспыхивает возмущение: почему это слева идут быстрее? — начинаем петь молитвы. Мы оторвались от наших, стоим с мамой впереди. Еще час-другой продвигаемся по шажку.

Слева проходят цыгане «шумною толпой». Опять возмущение, выкрики (лукавый не дремлет!), вокруг стоящие начинают петь, молиться, и раздоры утихают.

Без времени. Стоим вплотную друг к другу, нас раскачивает то влево, то вправо. Остается только смотреть в небо, любоваться падающими на нас пушистыми снежинками и благодарить Бога за эту красоту.

Ноги непроизвольно скользят вперед. Кому-то плохо, выводят к «скорой». Впереди две лужи, как бы удержаться и не угодить в них. Опять возмущение — сдавили сильно, опять громко молимся: «Царю Небесный», «Богородице Дево, радуйся». Подалась влево — вытолкнуло к своим, но потеряла из виду маму.

Без времени. Уже виден первый кордон охраны, пропускающий по десять человек. Читаем акафист, движемся медленно.

Без времени. Вижу маму, прохожу кордон. Слава Богу!

Опять стоим долго, движемся медленно. Опять возмущение одних и молитвы других. Слава Богу, что около нас были те, кто молился или молчал. Были в очереди и другие цыгане, не только те, что так спешили пройти сквозь очереди. Рядом с нами стоят цыгане из Ульяновска. Знакомимся. Сынок Ваня девяти лет (как у меня дочка) стоит со своей семьей вместе со всеми нами (хотя с детьми пропускают отдельно).

Еще одна женщина из Ульяновска рассказывает, какие были искушения. Родные отговаривали: зачем поедешь?.. И деньги не могла получить. И уже с купленным билетом опаздывала на автовокзал, а такси не было. Приехала на 10 минут позже. Но… ее автобус тоже запоздал! И она по Божьей милости успела. Благодаря этому она с нами терпеливо стоит, славя Господа.

Пропускают к храму справа и слева по очереди. Стоим слева в полутора метрах от кордона. Рядом начинают скандалить, ругать полицию, что помалу пускают (вот такие мы нетерпеливые, раздражительные, сердитые…). С нашей стороны перестают пропускать. Чтобы заглушить хотя бы у себя в ушах недовольные крики, мы громко поем «Верую»…

А справа идет продвижение. Все наши ушли туда, и мы с мамой потеряли своих из виду. Простояли с час, решаем продвинуться вправо — и тут же проходим второй кордон, попав вместе с жигулевскими. Опять стоим плотно. Звучит Иисусова молитва, подхватываем устами, душу греет надежда.

Объявляют: идет молебен, и еще минут сорок в храм не будут пропускать. «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас грешных!», «Пресвятая Богородице, спаси нас».

А под ногами хлюпает грязь, а впереди асфальт. И ноги вытереть негде. Прости нас, Пресвятая Богородице, вот такие вот мы к Тебе идем — с грязью на ногах и в душе. Прости нас!

Наконец-то начинают пропускать по несколько человек. Проходим уже к рамке металлоискателя. Я рамку прошла, а мама стоит там — ищет кошелек, другие проходят. И я на маму (лукавый тут как тут!): «Что же ты стоишь, не идешь?!» Растерялась она. Прости меня, Господи! Прости, мама!

Вот он, Покровский собор. Молимся перед оградой, встаем по три человека, Наташа с нами третьей встала. Слева и справа проходят дети и инвалиды. Пропускаем, идем быстро, спокойно, мы Христиане! Радость в душе. Входим в притвор, прикладываемся к гробнице Митрополита Мануила (Лемешевского). И — дальше…

К ковчегу с Честным Поясом Пресвятой Богородицы!

Пресвятая Богородице, спаси нас!

Приложилась… Получила поясок с иконочкой.

Выходим из храма. 12 часов ночи. Слава Богу за всё!

Идем искать свой автобус — заплутали. Звоним — телефон сел, просим у людей позвонить. Оказывается, нас ждут уже около часа. Я расстроилась, что так задержала людей. Встретили нас, привели, усадили. И только сняв сапоги и вытянув ноги, мы почувствовали усталость. А впереди еще 14 часов пути. Господи, благослови!

Дочка старшая ездила к Поясу Пресвятой Богородицы с другой группой в Екатеринбург, так они там за три часа — с 4 до 7 утра — приложились к Святыне по два, а кто и по три раза. Дочка мне говорит: «Надо было с нами ехать», — а я ей: «По своим грехам и это еще мало стояли к такой Святыне!». Так что — слава Богу за все, кому уж что дано. Один сказал: «Дольше стоим, больше благодати получим» (лишь бы не растерять ее).

Еще случай. Наша прихожанка Люба не собиралась с нами ехать — денег нет, да и родня противилась, отговаривали. Но Люба пришла в храм на молебен, помолиться о путешествующих. Пропускаю ее к иконам, а она: «Я не еду…». — «Ну и что, — говорю, — просто приложитесь к иконам, батюшка святой водицей окропит». А потом смотрю, Люба с нами едет! Кто-то не пришел, освободилось место в автобусе, и деньги для нее нашлись. И это еще не все. Когда стояли в очереди, ее сдавили так, что она попросилась у солдатиков за ограждение и шла параллельно с нами. А в храме она попала на молебен и еще ей дали просфоры. Вот как призрела на нее Пресвятая Богородица! Слава, Господи, за милость Твою к нам, грешным!

Вот и глянула я «краешком глаза» на вашу Самару. На архитектурную красоту старых домов, хранящих память о былой жизни. Жалко их, как громоздятся над ними новые здания, подпирая под бок.

А дома ждали искушения, муж запил. И знаю, у других-то еще хуже бывает. И вообще — что-то я хорошенькая перед вами. А ведь согрешаю каждодневно гневом, злобой, раздражительностью, ненавистью, мужа пьяного не терплю. Стыдно уже батюшкам каяться в одном и том же.

Хочешь, чтобы муж не пил, исправился? А сама-то не исправляешься, как же с него требовать! Нет во мне любви, лень да злоба задавила. Ведь знаю, что так нельзя, а исправиться не могу. Каюсь, плачу, а потом опять не терплю, согрешаю.

Деток очень жалко, не подаю я им доброго примера. Оттого и Ваня неспокойный очень, непослушный, не говорит. Ругаю их, бывает, бью рукой за непослушание. Меня мама не била, а я что творю! Потом каюсь, жалею, реву.

Нет во мне ни любви, ни доброго намерения. Неужели нет мне исправления? Страшно подумать, кем мои детки вырастут. Господи, прости меня, грешную! Пока не поздно, мне нужно изменить себя, отношение к окружающим меня. Ведь прекрасно знаю: положись на волю Божию — «…без Мене не можете творити ничесоже» (Ин. 15, 5), сказал Господь. А я ленью заросла, себя жалею. Молюсь плохо, мало, да и то рассеянно. Пост толком не соблюдаю, то одно поем, то другое — где там, если молитвы нет. А еще что-то хочу получить от Бога!

Сына причащаю редко, через 2-3 недели, так как он бегает в храме, не слушается, а мне стыдно, что я с ним справиться не могу.

За мужа на акафист иконе Божией Матери «Неупиваемая Чаша» подаю, когда могу, стою в храме. Муж когда трезвый хороший, дети к нему тянутся. Я в детстве очень сильно боялась пьяных, пряталась, когда они приходили к маме денег занять. А Господь мне крест такой дал — принять, терпеть, любить даже пьяных. Но я смириться никак не могу.

Нет у меня подруг, так только — поболтать да осудить кого. А с родней собраться — «без выпивки не стол» (как подумаю, что муж перепьет, так меня трясет).

Может, я все преувеличиваю, не зря говорят, что у страха глаза велики.

Вот и живем особняком. Загнала себя в угол, как слепой котенок, не знаю, как из него выбраться.

Но нет! Сколько же было случаев за мою жизнь Божией помощи мне, грешной, даже пусть маленькой, как искорка! В трудные минуты все всплывает в памяти, за что я благодарна Богу.

Только бы дал Господь сил молиться за детей (мужа вряд ли и вымолю…), чтоб не оставил Он их без Своего попечения.

Прошу прощения, что отняла ваше драгоценное время своими переживаниями. Если есть возможность, помолитесь о рабах Божиих Елисавете, Алексии, Ирине, отроковице Марине, младенце Иоанне. Храни вас Бог!

С глубоким уважением

Раиса, г. Чайковский Пермского края


Фото А. Жоголева.

Дата: 26 января 2012
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
2
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru