Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:








Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Публикации

Святыни

Чадоподательница

Так называют Тихвинскую икону Божией Матери из села Три озера в Татарстане. Недавно этот чтимый образ был привезен на Православную выставку в Самару.

Татьяна Кавина и ее дочь Светлана Шевченко уже два года сопровождают этот дивный образ Пресвятой Богородицы в поездках по России.

Так называют Тихвинскую икону Божией Матери из села Три озера в Татарстане. Недавно этот чтимый образ был привезен на Православную выставку в Самару.

С этой иконой я познакомился еще два года назад. На первой в Самаре Православной выставке. Тогда священник Александр из Татарстана прямо перед стендом «Благовеста» помазывал елеем всех желающих приложиться к Тихвинскому образу Божией Матери. А мы все, сотрудники «Благовеста», подолгу смотрели на эту икону. Ведь она была прямо напротив нас! И вот что интересно: через день-два я ловил себя на том, что мне так хочется не отрываясь смотреть и смотреть на это дивное изображение! А когда выставка закончилась, еще долго не забывался милующий взгляд Ее очей…

Полгода назад из Татарстана пришло электронное письмо, в котором родственники протоиерея Стефана Акашева просили помочь в поисках родни. Я ответил отказом. Ничего мне не известно о предках этого легендарного священника. И вот на недавней Православной выставке в середине декабря ко мне подошла молодая женщина и назвалась… родственницей отца Стефана. Оказалось, писала мне как раз она — Светлана Александровна Шевченко, и писала по просьбе ее матери, Татьяны Николаевны Кавиной, которая приходится отцу Стефану двоюродной внучкой. Но самое большое удивление ждало меня впереди. Оказалось, мать и дочь приехали на выставку в Самару с тем самым чудотворным образом Тихвинской Божией Матери — Чадоподательницы, как ее еще называют.

О протоиерее Стефане Акашеве когда-нибудь напишут остросюжетный роман. Коллективизация застала 30-летнего священника в оренбургском селе Верхняя Платовка. Все его достояние — храм, маленькая дочка да жена-красавица. Вот ее-то, матушкина красота, и стала причиной несчастий пастыря. Председатель колхоза вызвал священника к себе в кабинет и потребовал… отдать ему на поругание жену. Уж больно она приглянулась новому «хозяину жизни». В противном случае грозил настрочить донос, и тогда главу семьи заберут «куда следует». Священник Стефан, конечно же, отказался. И вскоре председатель осуществил угрозу. Отца Стефана увезли в оренбургскую тюрьму, а потом отправили на долгие годы в Котлас. А из родного села приходили недобрые вести. Председатель угрозами и насилием добился-таки своего. Жена священника жила у него, и уже ждала ребенка. Сколько слез пролил на молитве батюшка, знает только Господь и высокое северное небо. Но услышал его молитву Всевышний. Не долгим было торжество осквернителя семейного очага. И вскоре его самого определили в тот же самый барак, что и отца Стефана. И тоже по чьему-то доносу. Бывший председатель со слезами раскаивался в совершенном грехе, просил прощения у отца Стефана. И умер на его руках. Им же был отпет и закопан в мерзлую землю.

А вскоре наступил конец ссылки. Вернулся в родное село отец Стефан. Но домой даже не зашел. Там уже рос чужой ребенок. Предательства жены простить он не смог. Стал жить отдельно, принял тайный монашеский постриг с именем Серафим. Но в нужде он свою бывшую семью не оставлял: через прихожан передавал им корзины с продуктами и деньги.

Потом отец Стефан был переведен в Самарскую епархию. Служил в селе Заплавном, и там открылся у него редкий дар исцеления духовно болящих. Со всего Союза потянулись к нему в храм страждущие. Он ставил одержимых под колокол и велел звонить над ними до трехсот раз. А бесноватые в это время читали «Богородицу». Сотни людей исцелились по его молитве…

Умер он в 1975 году, был похоронен на сельском кладбище в Заплавном. Там и должен был мирно покоиться его прах до всеобщего Воскресения. Но в 1992 году имя отца Стефана неожиданно попало на страницы газет, в хронику происшествий. Еще бы! Ведь однажды утром жители Заплавного обнаружили его могилу раскопанной, кости пастыря разбросанными в безпорядке. И, главное, нигде не смогли найти ни его священнического креста, ни головы. Следы «жигулей» уводили в сторону Оренбурга. Следствие не установило виновных в вандализме. И потому осталась единственная версия — это сделали сатанисты. Видно, так досадил дьяволу при жизни этот сельский батюшка, что и спустя 17 лет после его смерти не забыл враг той «язвы», которую нанес ему отец Стефан в этом храме.

Моя родная бабушка и Степан Акашев были двоюродными братом и сестрой, — рассказывает Татьяна Николаевна Кавина. — Точно это мне не известно, возможно, они были родными братом и сестрой. Мама этого хорошо не помнила, а бабушка рано умерла. Моя мама была самой маленькой в семье. Когда мама уехала в Казахстан, все родственные связи оборвались. Фамилия у моей бабушки была Акашева. Мы долго искали какие-то сведения о дедушке-священнике, и все не могли найти. Тогда мы с дочкой стали об этом молиться. Я просила Богородицу помочь в поиске данных о дедушке Стефане. И вот ко мне приходит знакомая женщина, дает книжку «Подвижники Самарской земли». Когда я открыла книгу, сразу увидела знакомую фотографию. Этот снимок двоюродного дедушки я видела в альбоме моей мамы. Целая глава в той книге была посвящена моему родственнику. Я попросила женщину продать мне книгу. Но она книгу мне подарила. В 2003 году съездили мы с дочерью в село Заплавное. Видимо, дедушка нас там ждал! Приняли нас замечательно. Потом я разговаривала с протоиереем Николаем Манихиным в Тольятти. Он хорошо знал нашего дедушку. С тех пор мы молимся об отце Стефане, заказываем в храме о его упокоении.

— Какие-то семейные предания об отце Стефане сохранились у вас в роду? — спрашиваю Татьяну Николаевну.

— Мама рассказывала, что он был очень добрый. Приходил к нам в дом и весь словно светился добром. Но с ребятами был строг иногда. Это когда они что-то неправильно делали, шалили. Маминому отцу он говорит: Иван, твой Михаил то-то не так сделал… Когда украшали храм перед приездом Архиерея, мамины сестры-братья колокол поднимали. И в этот момент мой дедушка видел Ангелов! Он рассказал об этом отцу Стефану, и тот подтвердил: да, Ангелы помогают поднимать на храм колокола… Дедушка мой был звонарем. Все в семье помогали храму, чем могли. Вся семья мамина была при церкви. Мама рассказывала: когда отец Стефан читал в храме проповеди, люди плакали. И на исповедь к нему стояли большие очереди, он подолгу исповедовал. И многие плакали. А мама моя девочкой все спрашивала: чего они плачут? А ей говорили те, кто постарше: это грехи их плачут, так их пробирает священник Стефан! Весь храм на коленях стоял, когда он проповеди читал. Потом ему надолго запретили служить. Для него это была острейшая боль…

На этом семейные предания о священнике Стефане Акашеве не заканчиваются. Когда Светлана Шевченко рожала второго ребенка, ей сделали кесарево сечение. И… ее сердце остановилось. Врачи констатировали клиническую смерть. Когда ее душа на мгновенье отделилась от тела, Светлана вдруг увидела там, в мировой безпредельности, встречавших ее блаженную Ксению Петербургскую (ей она молилась о благополучных родах) и прадедушку отца Стефана. Вскоре ее сердце вновь забилось.

Желание послужить Богу в этой семье было особое, крепкое. Хотелось даже для этого уехать из города. Татьяна Кавина поехала в Ключевскую пустынь, к отцу Илариону, просить благословение на монастырь. Он ответил ей так: весь род у тебя при храме был — все твои деды-прадеды храмовые люди, и ты при храме будь!

Протоиерей Стефан Акашев.

Тогда еще не знала Татьяна Николаевна, что не только отец Стефан, но и его отец (ее прадед Михаил) были священниками!

Работала она в церковных лавках в Тольятти, была «при храме». Но все же хотелось ей другого служения. Тогда ее дочь поехала в Болгары, к священнику Владимиру Головину, спросила его, где им лучше спасаться? А была мысль уехать на родину предков, в Верхнюю Платовку, и там работать при храме. Но батюшка сказал: «Воля Божия вам ехать в Татарию, в село Три озера».

Это известие пришлось по сердцу Светлане Александровне. А ее маму скорее ошеломило. Стала она сугубо молиться об открытии воли Божией. И вдруг увидела сон: будто всю ночь простояла она в пустом белом храме без алтаря, без свечей — стояла на коленях и молилась Тихвинской иконе Божией Матери, которая висела перед ней в воздухе. И еще краешком глаза увидела она в храме три кучки мусора в уголке. С этим проснулась. И сразу подумала: наверное, это какое-то искушения. Что это за храм без свечей, без алтаря? Без икон по стенам… И вот приехали они «на разведку» в село Три озера Спасского района Татарии. Познакомились с настоятелем храма Рождества Пресвятой Богородицы священником Георгием Кондратьевым, и он повел их в центральный придел старинной церкви.

— Тут я вскрикнула от изумления и говорю ему: «Да я здесь всю ночь стояла на коленях!» Это был тот самый храм. Побелено все, и пол цементный, и нет еще икон на стенах, и алтарь иконостасом не отделен. А в стороне те самые — три кучки мусора. Поняла я, это Сама Богородица показала мне место, где надо послужить, — рассказывает Татьяна Ковина. «Видимо, Богородица благословляет вас на служение Себе», — сказал нам и священник.

— …Это чудотворный образ! От него столько помощи людям.., — рассказывают, дополняя друг друга, мать и дочь, Татьяна и Светлана. Перед революцией икона долго плакала, так им бабушки рассказали. Потом эта икона пропала на время, но одна женщина ее сохранила. А спустя годы привезла этот образ в Болгары, в Свято-Авраамиевский храм, к отцу Владимиру. Потом эту икону вернули в храм Рождества Пресвятой Богородицы в селе Три Озера. «Наша икона чудотворная, ее называют Чадоподательницей. Многие помолятся перед этим образом и вскоре рожают детей. Иногда икона благоухает и мироточит. Мы сами были не раз этому свидетелями», — говорят мать и дочь.

Пока мы разговаривали, к Тихвинской иконе выстроилась уже немалая очередь. Пора браться вновь за работу! Светлана быстро записывает имена тех, кто заказывает обедни в их храме, молебны перед иконой. Татьяна протирает тряпочкой киот с чудотворным образом, отвечает на вопросы. Приятно и весело на них смотреть. Вот оно, то самое высокое служение, которого так трепетно искали их сердца! Думаю, их дедушка-прадедушка отец Стефан смотрит на них с Неба с радостью и любовью. А к отцу Александру, который уже с другой иконой, целителя Пантелеимона, приехал к нам на эту выставку, в присутствии сотрудницы «Благовеста» подошла женщина со спящим в коляске грудным ребенком. «Вот, благодаря молитвам перед привезенной вами в позапрошлом году «Тихвинской» — ребенок у нас родился. Лизонькой назвали…»

— Чадоподательница!.. — только и сказал счастливой матери отец Александр.

По просьбе Татьяны Кавиной сообщаем телефон контакта в Тольятти: 8-927-775-55-97 — чтобы смогли откликнуться другие родственники священника Стефана Акашева.

Антон Жоголев

Дата: 4 января 2012
Понравилось? Поделитесь с другими:
-1
1
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru