Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Публикации

Личность

«В Церкви важен принцип — послушание»

Интервью с благочинным Центрального округа города Самары протоиереем Иоанном Моховым.

Интервью с благочинным Центрального округа города Самары протоиереем Иоанном Моховым.

Еще сравнительно недавно в Самаре был всего один благочинный. И его так и звали — Самарский благочинный. Это был священник, особенно известный, авторитетный. И волею наших Архиереев самарскими благочинными были священники весьма достойные. Но с годами увеличивалось количество городских приходов, и в Самаре образовали сразу несколько благочинных округов. А это почитание «своего» благочинного как бы разделилось сразу на несколько пастырей, возглавивших разные благочинные округа Самары. Но все равно особенным, как к «первому среди равных», было и остается отношение в церковной среде к благочинному Центрального благочиния Самары. И вот — недавнее назначение. Архиепископ Самарский и Сызранский Сергий остановил свой выбор на протоиерее Иоанне Мохове. Теперь он возглавил если и не крупнейшее в городе, то уж по крайней мере самое статусное благочиние — Центральное. Сегодня мы представляем читателям благочинного Центрального округа Самары, настоятеля храма в честь Святителя Спиридона Тримифунтского протоиерея Иоанна Мохова.

По стопам отца…

— Отец Иоанн, вы ведь потомственный священник. Расскажите о своем отце, о том, как он встал на духовную стезю.

— Мой отец, протоиерей Валерий, является клириком Челябинской епархии, служит в городе Аша. Будучи сиротой, он искал в жизни опору. Человек он с юности самостоятельный, но ему нужна была духовная опора. В свое время такой опорой для него была бабушка, которая говорила: «Вся сила в Боге». И отец, учась в Уфимском медицинском институте, параллельно посещал в Уфе кафедральный собор в честь Преподобного Сергия Радонежского. И так познакомился с духовником епархии, ныне прославленным в лике святых преподобным Моисеем Уфимским. Именно он оказал на моего отца сильнейшее влияние, и эта встреча определила дальнейшую его судьбу. После окончания института с красным дипломом мой отец, по специальности — нейрохирург, попадает по распределению в… деревню. И, естественно, начинает искать правду — почему?! Ему же предлагали работу в городе. Если не в Уфе, то в других городах в ту пору Башкирской АССР.

Он обращается к руководству и узнает, что такое решение пришло сверху. Ему там говорят: «Ты как комсомолец не имеешь права ходить в церковь. Тебя видели в храме, ты посещаешь Богослужения». Отец начинает с ними спорить, говорит, что человек имеет право быть религиозным. Но ему сказали: если напишешь объяснение, принесешь публичное раскаяние, — мы тебя вернем в город. Шума его история немало наделала — из деревни его все-таки переводят, но… в поселок городского типа. Это не изменило ситуации: пришлось работать врачом, который никак не связан с нейрохирургией. В маленьких поселках тогда не могло быть своих нейрохирургов. Он принимал роды, практиковал как офтальмолог, невропатолог, хирург — все что угодно, но только не работал по своей специальности. В конце концов, он приехал к Правящему Архиерею, это был Архиепископ Валентин, ныне Митрополит Оренбургский. «Владыка, помогите мне!» И тогда Владыка Валентин ему предлагает оставить медицинское поприще и поехать учиться в Московскую Духовную семинарию. Для моего отца это было настоящим шоком, ведь он никак не предполагал, что Архиерей предложит ему такой необычный вариант выхода из непростой ситуации. Он сказал Владыке: «Я никогда не собирался стать священником». Владыка ответил: «Давай, учись, а потом будет видно». И мой отец поступает в Московскую Духовную семинарию, хотя это было достаточно непросто — с высшим образованием фактически запрещено было поступать в семинарию в то время. Окончил он и Духовную Академию.Так священник Валерий Мохов стал служить в Уфимской епархии. Какое-то время он был личным секретарем Епископа, потом был секретарем Епархиального управления. В дальнейшем он был первым благочинным Уфимской епархии. Дома мы отца почти не видели. Я из многодетной семьи, нас восемь человек детей, нами занималась в основном мама. А мы, старшие дети, помогали ей по хозяйству. Мы жили в частном секторе, где из всех удобств было только электричество. Но когда я попадал на те приходы, где трудился отец, я видел то дело большое, которое он делает. Труд отца произвел на меня большое впечатление. И когда возник вопрос, куда пойти учиться после школы, я обратился к Правящему Архиерею Уфимскому с прошением на поступление в Московскую Духовную семинарию на отделение иконописи. Я ведь закончил еще и художественную школу. Владыка Никон не благословил поступать в иконописную школу, а благословил поступать в семинарию на пастырское отделение. Он сказал, что сегодня не хватает образованных священников. Я поступил на пастырское отделение в Московскую Духовную семинарию в 1995 году. Потом я вернулся в Уфимскую епархию, где был рукоположен и трудился на приходе. До 2002 года я служил в Уфимской епархии, потом перешел в Самарскую епархию. Владыка Сергий 3 мая 2002 года благословил мне служить в Храме-памятнике во имя Георгия Победоносца на Самарской площади областного центра. И вот до 2010 года я был клириком этого храма. А потом Владыка благословил меня создавать новый приход в честь Святителя Спиридона Тримифунтского.

Самарский храм в честь греческого святого

— В 2009 году создается приход в честь Святителя Спиридона, идет строительство храма. Найдено было вот это здание, причем оно было брошенным. Это территория санатория «Здоровье». Санаторий принадлежал сначала самарскому «Водоканалу», потом департаменту хозяйства, потом департаменту имущества. Это здание было сдано в 1991 году под грязелечебницу. Но те сложные годы не дали возможности осуществиться задуманному. И эта территория была заброшена, хотя рядом находится такой огромный объект как МТЛ-Арена, и здесь же рядом построили Самарский Деловой Мир. Но вся теперь уже наша территория использовалась тогда как общественная свалка. И по благословению Владыки Сергия я решил это место как-то облагородить, воздвигнуть здесь храм. 31 января 2010 года прошло первое Богослужение.

В 2005 году с Божией помощью я посетил первый раз в своей жизни Святую Гору Афон и остров Керкира (или по-европейски Корфу), где находятся мощи Святителя Спиридона. И путешествие к Святителю Спиридону, вот это паломничество оказалось для меня решающим в особом почитании этого святого. Святитель Спиридон в житии своем оказался очень близким нам святым. Он в простоте своей совершал чудеса вполне материального характера. Он мог предметы какие-то превращать в золото. Приходили к нему бедняки, просили оказать помощь. Самое известное чудо, когда он змею превратил в золотой слиток и отдал людям. Потом люди к нему приходили, и он говорил, что, мол, есть у меня там кладовая, зайдите и возьмите, сколько вам нужно — будь то пшеница, будь то другая какая-то материальная помощь… Он всегда был открыт людям.

Греки его почитают, если так можно сказать, «святым номер один». Даже Святителя Николая почитают меньше. Да, он величайший святой, но Святитель Спиридон для греков — мегасвятой, как они говорят — megio agios, то есть выше всех святых. Конечно, отчасти греки почитают его так за оказание материальной помощи, они его почитают именно как чудотворца. Многие мамы считают, что он покровитель детей, «детский святой». Те, кто связан с бизнесом, считают, что он помощник в деловых вопросах. Путешественники считают, что он покровитель путешественников. И люди идут с молитвой к раке с его святыми мощами (важный момент — мощи Святителя Спиридона совершенно нетленны, его тело весит семьдесят килограммов, температура тела — тридцать градусов — сохраняется до сегодняшнего дня!).

Сейчас рака с его мощами закрыта. А раньше люди могли прийти поклониться, помолиться, приложиться, и при этом каждый ощущал благоухание. Каждый мог назвать тот аромат, который он почувствовал. Когда я прикладывался, возникло ощущение свежести, чистоты, благоухание, если можно так сказать, озона. То есть такого воздуха, которым невозможно надышаться. Хотя мои родственники говорили, что розами пахло. Причем они между собой спорили: розами! Нет, не розами, а лилиями! Ты лилию не отличаешь от розы? Моя матушка сказала, что пахнет какими-то луговыми цветами. Я говорю им, никаких цветов, запах соснового леса, потрясающий, очищающий озон. Святитель Спиридон удостоился от Бога такого чуда, что его мощи остались нетленны. А ведь разные были перипетии за те семнадцать веков. Его лицо и рука темно-коричневого цвета, но это объясняется тем, что был пожар в храме и у мощей закоптились лицо и рука.

— У нас в Самаре тоже есть частичка его мощей в ковчежце?

— Да, в нашем храме есть частица мощей Святителя Спиридона. Хотя многие задают вопрос: как же так? Ведь мощи его нетленны, и греки их не разделяют. В свое время, когда остров Керкира находился под владычеством Венеции, от мощей Святителя Спиридона отделили десницу, и она была отправлена в дар Папе Римскому. И вот от той десницы, когда разделяли, может быть, частицы мощей Святителя Спиридона в очень малом количестве распространились по миру. Наша частица мощей передана нам из Троице-Сергиевой Лавры. В XIX веке Россия оказала огромную помощь всему греческому миру и Балканам в освободительных войнах. Греция была освобождена от турецкого владычества с помощью России. В благодарность за освобождение острова Корфу греки передали частицу мощей Святителя Спиридона и делали это не единожды. Императору Александру I передавали они частицу мощей, потом Александру II… Мы знали, что в Троице-Сергиевой Лавре есть такая частица, и мы обратились с вопросом, возможно ли получить хоть крохотную часть мощей в виду того, что храм будет освящен в честь Святителя Спиридона. Сначала нам ответили отказом, но через какое-то время пришел ответ, что они готовы с нами поделиться. И нам передали частицу мощей Святителя Спиридона. Для нас это великая святыня. Греки отказали нам в передаче частицы мощей, но дали ответ, что, когда храм будет достроен полностью, башмачок Святителя Спиридона (дважды в год меняется его облачение) передадут нам. Так что ждем окончания строительства.

— Приезжают к вам в храм люди из других районов города?

— Сейчас в России вспомнили Святителя Спиридона Тримифунтского. Сколько у нас людей с фамилией Спиридонов? Есть в губернии нашей деревня Спиридоновка, были отчества, то есть родителей у нас так звали, дедушек, прадедушек. Постепенно люди вновь начали к этому святому обращаться. А когда стало известно, что Святитель Спиридон обладает особенной способностью помогать, почитание возросло во много раз. Когда привезли в Москву, в Данилов монастырь, десницу Святителя Спиридона, там стояли километровые очереди, люди стояли по несколько часов и просили святого помочь в различных нуждах.

Иногда люди приезжают и к нам в храм из далеких мест. «Если есть храм Святителя Спиридона, да еще с частицей мощей, то святой обязательно должен нам помочь», — так думают паломники. А потом видишь, что эти люди два раза пришли, три раза пришли. И начинают ходить в храм постепенно. И уже исповедуются, причащаются. Просьбы были по-детски наивны, а теперь открылся перед ними весь богатый мир веры Христовой, и они изменили свою жизнь.

«Слово мама дорогое»

— У моей мамы нас было восемь человек детей. Вольно или невольно наша мать закончила восемь раз школу. И некоторые спрашивают: у вашей мамы сколько дипломов об образовании? Ведь она такая мудрая! Я говорю: а может быть, эта мудрость пришла из житейского опыта? Потому что сколько раз она заканчивала школу с детьми, изучала все предметы — хочешь или не хочешь — потому что детям надо помочь в этом разобраться. Сейчас мы все самостоятельные, ответственные люди, но эта самостоятельность родилась тем мудрым правильным направлением, которое мы получили в семье. Все на семейном совете обсуждалось, и становилось уже понятно, что делать дальше.

Я одно время нес послушание в отделе по взаимоотношениям нашей Самарской епархии с Вооруженными Силами, с нашей второй гвардейской армией, которая в Самаре дислоцируется. И вот я увидел, что не у всех ребят-срочников, с которыми разговариваешь, есть чувство патриотизма. И самое главное, спрашиваешь, известен ли им этот завет Христа: «кто душу свою положит за други своя» (Ин.15, 13)? Отвечает: за друзей — нет. А за мать свою? А он даже ответить на этот вопрос не может, потому что он мать-то свою и не знает почти, как бы ни было грустно об этом говорить. Я говорю: но ведь мать же святой человек для тебя! Он говорит: ну да, жизнь дала мне, ну и что? То есть мама их, по сути дела, и не воспитала. Они своим матерям письма не пишут, не звонят. Я говорю: почему? Отвечает: а зачем? Получается, что не возникло потрясающее чувство любви, сыновства по отношению к матери. Нет почитания родителей. Это страшно, потому что у людей таких нет ничего святого, за что бы они могли отдать свою жизнь. И вот культивируется с экрана, что жизнь человека — это есть самоцель, и дороже жизни твоей у тебя ничего нет. Такой человек никогда не сделает никакого шага с риском для себя, не совершит геройского поступка. Хорошо еще, таких ребят у нас все-таки не так много.

— Отец Иоанн, расскажите о вашей семье.

— Моя семья пока достаточно небольшая. У меня трое детей. Старшему ребенку девять лет, младшему три годика. Когда я в свое время определялся с выбором жизненного пути, мне нужна была, действительно, матушка, мне нужна была супруга, которая бы понимала и разделяла все тяготы жизни священника. Я познакомился с одной замечательной семьей, семьей покойного протоиерея Иоанна Державина из самарского села Нероновка. Мне сказали, что действительно это семья с серьезными глубокими духовными традициями, и самое главное, что все тяготы жизни священнослужителя они знают изнутри. Я на тот момент и не подозревал, что эта семья настолько многодетна и настолько с крепким укладом, как сейчас узнал. Познакомившись со своей будущей супругой, я сказал, что у нас восемь человек детей в семье, это очень много, я познал многие сложности этой жизни. Я сказал ей, что я второй в семье ребенок. На это мне супруга моя будущая скромно сказала: нас тоже много, я вторая с конца, нас одиннадцать человек детей. Я понял, что есть на кого равняться. И на самом деле моя супруга матушка Екатерина для меня не только жена, но и друг, и помощник, она соратник в моих делах. Она помощник у меня на приходе, регент нашего хора. Екатерина закончила регентское отделение Самарской Духовной семинарии.

Сегодня очень мало детей в семьях. Это показатель того, насколько люди себя любят и боятся потерять свой личный комфорт. Много слов можно сказать молодым людям, что из-за малодетности наших семей нас зажимают другие народы, и кто нас будет кормить завтра, ведь дети — это наше будущее, и так далее. Но если нет личного примера, как об этом можно говорить? Поэтому я уверен, дети должны быть в семье. Спрашивают: сколько? Говорю: трое. И вот до этой планки минимальной мы в своей семье сейчас дошли. Мы являемся по нынешним меркам многодетной семьей, хотя я считаю, что мы не многодетная семья, обычная семья. Но Бог даст, и будут еще дети. Причем иногда говорят: у вас, наверное, большой дом или большая квартира? Да обычная, говорю, у нас квартира. Мы жили одно время в хрущевке, сейчас живем в обычной девятиэтажке. Со всеми проблемами, заботами и хлопотами. Учатся у меня дети в обычной школе. Я не ставлю сверхзадачу: как-то детей от всех трудностей отгородить. Но я приложу все свои силы, чтобы воспитать детей действительно Православными верующими людьми. Не обязательно, чтобы сыновья были непременно священниками. Потому что если человек будет искренне верующим, он будет замечательным и врачом, и военным, и инженером…

Благочинный Центрального округа

— Как получилось, что вы стали самарским благочинным?


Протоиерей Валерий Мохов (крайний справа), его супруга матушка Любовь и их дети. В центре — сыновья отца Валерия протоиереи Иоанн и Михаил, иерей Андрей. Фото сделано в 2010 году на 60-летие протоиерея Валерия в Уфимском кафедральном Свято-Сергиевском соборе.

— Когда Владыка пригласил меня на собрание благочинных, которое осенью проходило, мне, честно говоря, была непонятна цель моего визита туда. Владыка выдвинул мою кандидатуру в качестве благочинного Центрального округа города Самара. Для меня это было неожиданностью, да и никто из благочинных не ищет себе этой чести, потому что это большой труд, тяжелый, непростой, тут не до почести, не до звания. К тому же наш приход тоже непростой. Надо ведь искать средства, строить. Но Владыка благословил, а в Церкви важен принцип — послушание. Так я стал благочинным.

Каждый приход должен иметь социального работника, каждый приход должен иметь катехизатора, а еще надо заниматься миссионерской деятельностью. При каждом приходе должна существовать хотя бы минимальная библиотека. При каждом приходе надо организовать воскресную школу. Но, к сожалению, не у всех пока это есть. Над этим работаем. Пятнадцать приходов входят в состав Центрального благочиния. Это приходы Октябрьского района, часть Железнодорожного района и один приход Ленинского района. И у каждого прихода свои проблемы: кто-то строится, у кого-то нет воскресной школы, у кого-то нет библиотеки и мало где еще созданы эти отделения — миссионерское, катехизаторское, отделение социальной работы, все в стадии созидания. Мы должны друг друга знать, помогать друг другу. Не только благочинные приглашают к себе настоятелей на какой-то праздник, но и все друг к другу должны приезжать. Мы должны помнить, когда у кого день Ангела, чтобы человека поздравить. На престольные праздники надо быть вместе, помогать друг другу и делом, и молитвой. Мы должны налаживать отношения с районными властями.

«Нужно быть всегда духовно защищенным…»

— Я знаю, что вы освящаете четверговую соль, храните на особые случаи благовещенский елей… — это ведь не везде сейчас делается.

— Мы должны сохранять традиции Русской Православной Церкви. Несколько лет назад вдруг стало очень «модно» освящать четверговую соль, потому что когда-то раньше это совершалось. Но возникло — и угасло. Ведь мало кто знал, а для чего же это делается.

Освящение на Благовещение масла — древняя традиция, не мы ее придумали. Она была в Русской Церкви и сохраняется в Сербской Православной Церкви, на Афоне. Там освящают масло и верят, что это масло действительно обладает особой благодатной силой через молитвы и заступничество Пресвятой Богородицы. Я на личном опыте отметил, что это масло как Божие благословение, благословение Пресвятой Богородицы, защищает человека от сил зла. Приведу один только пример.

У моего родственника священника есть замечательная, как ему казалось, прихожанка, которая ему постоянно что-то подсказывает, молится за него. Человек с духовными дарованиями.

— Она, — говорит, — как-то меня даже вымолила… Мне наколдовали, я чуть не умер.

— Но ты же священник, это ты за нее должен молиться. Как это она тебя вымолила? — говорю ему. — Я понимаю, что на самом деле дьявол с человеком борется, но… — ты же Литургию совершаешь, причащаешься, как же ты можешь так об этом говорить?

— Ну нет, она очень хорошая, эта прихожанка!

И стал такие вещи говорить, что приводят в смущение: вот за этого человека она посоветовала пять сорокоустов заказать, за этого четыре раза…

Так вот я этому священнику дал совет: ты должен проверить эту прихожанку. Она причащается? Он говорит, что она ходит в Церковь. Это не ответ на вопрос: она причащается? Он говорит, что не знает. Тогда я сказал: у тебя есть благовещенский елей? Вот когда соберешься на очередную встречу со своей, так сказать, «молитвенницей», ты помажься этим маслом. И через какое-то время, не мне, а кому-то из родственников он сообщил, что когда он стал мазать чело этим маслом, та женщина стала избегать встречи с ним. То она занята, то она не может прийти, а на самом деле, как говорят, как черт от ладана шарахалась. И я говорю: тебе не кажется, что есть тогда в этом некий подвох? Он со мной нехотя согласился.

Отец Иоанн Державин делился, рассказывал своим зятьям о том, насколько сильно действует соль, освященная в Великий Четверг. И в своей жизни у меня тоже был такого рода опыт. Дети обладают разной чувствительностью и восприимчивостью духовной в том числе. Мой младший ребенок на многое реагировал болезненно. Стоило нам побывать в обществе, когда приходим домой, он не спал, плакал, не мог успокоиться. Хотя я причащал его каждое воскресенье, каждые праздники. Но ведь не каждый день мы службы служим. И вот я просто брал немного четверговой соли и в затылок ему втирал, он моментально приходил в себя, успокаивался.

— Но она добавляется в пищу, эта освященная соль?

— Конечно, это лучше всего. И надо сказать, что действует она очень сильно. Некоторые говорят: она же не выше святой воды! Но зачем сравнивать? Бог освятил все это и дал возможность этим пользоваться.

Особенно сильно благодать чувствуют дети. Поэтому мы детей наших приучаем с детства пить святую воду. Например, дети ложатся спать и хотят пить. Я спрашиваю, какую воду — святую или простую им принести, в ответ говорят: принеси святую. Я задаю «провокационный» вопрос: неужели есть разница? Мне ребенок говорит: «Конечно, есть разница! Я попью святой воды и буду спокойно спать». Сегодня человеку нужно быть духовно защищенным всегда. Мы не можем, как люди прежнего времени или как монахи, постоянно творить Иисусову молитву. Но как-то же себя нужно защитить. Вот Церковь и подает нам различные способы духовной защиты.

В мире выбора выбирать все трудней!

— Должен ли современный Христианин стремиться если не к аскетизму, то хотя бы к каким-то разумным ограничениям? Потому что сейчас огромный выбор всего материального…

— Нужно помнить слова Спасителя — «едино есть на потребу». Сегодня у современного человека очень большой выбор всего: как жить, как питаться, как одеваться, куда приложить свои усилия. В прошлом было меньше выбора, может, от этого было и проще. А сейчас люди погружаются в те заботы, в которые не надо бы погружаться. Человек распыляет свои силы, и как следствие появляется многозаботливость. Сейчас время Рождественского поста, мы призываем людей к ограничениям хотя бы в питании своем. Сегодня поститься очень легко. Выбор рыбы на рынках и в супермаркетах сейчас огромный. Любую рыбу покупай по возможностям своим и питайся в Рождественский («нестрогий») пост. Растительное масло тоже в пост можно. Так этих сортов сколько?! И люди начинают выбирать, искать какие-то изыски, в результате чего теряется простота, которая давала человеку возможность больше думать о Боге. К сожалению, человек не прилагает усилий, чтобы выбирать среди духовной литературы. А вот среди вещей — с удовольствием.

Давайте сравним пост с армией. Вот стоит солдат на посту. Он охраняет что-то важное. Пост — это не ограниченный в чем-то человек, а в первую очередь человек, себя контролирующий. Мне один знакомый говорит: «Батюшка, я с друзьями встречаюсь в одном пивбаре». — «А что вы там хорошего находите?» — «Ну как? Там можно пообщаться, пивка выпить. Мы же там общаемся». — «Помимо того, что люди там ругаются матом, курят, еще там происходит много другого нехорошего», — говорю ему. Соглашается. «Тогда такой вопрос. А Христа ты бы туда пригласил?» — «Конечно, нет». — «Зачем же тогда ты друзей туда тянешь? Старайся жить так, чтобы тебе было легко со Христом идти, чтобы не было так, что здесь я со Христом, а здесь — я без Христа».

Сегодня нам особенно надо обладать решимостью, чтобы по-настоящему быть Православным Христианином. Вспомним слова из Откровения Иоанна Богослова: «Но, как ты тепл, а не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст Моих» (Откр. 3, 16) Вот если ты посередине — ты ни горячий, ни холодный — ты никакой. К сожалению, всем внедряется в голову это слово — толерантность, но не как терпимость, а как равнодушие. Приучают быть толерантными ко злу, к греху, к погибельным заблуждениям… И под этим словом «толерантность» сегодня вносят разложение в души неокрепших молодых людей.

Присутствие вечности

— Если бы я на Афон попал в годы учебы в семинарии, я постарался бы там остаться. Я принял бы решение стать монахом, если бы была возможность остаться на Афоне. Потому что на меня до такой степени произвела впечатление благодать, которой ты там дышишь. Там действительно люди пред Христом предстоят. Здесь, в России, несмотря на то, что я посетил разные монастыри, сказывается все то, что происходило в ХХ веке — разрушенность монастырей, разрушенность духовной жизни, нет духовных опор. Все у нас непросто, очень непросто. А там действительно Христова любовь, люди ничего не выдумывают, не заботятся о завтрашнем дне чрезмерно. Службы закончились, у человека есть послушание. Зачем ему это делать? Для братьев трудится. Этот в огороде копается, этот кирпич кладет. Началась служба — опять собрались все вместе, молятся. У всех одинаковая трапеза: все за столом вкушают то, что своими руками вырастили. Ни у кого нет облачения лучше или хуже, у всех одинаковые монашеские подрясники. У нас, к сожалению, довлеет дух века сего. У нас сейчас еще очень мало монашествующих. И еще одна проблема — мы очень «щедрые», порой без рассуждения. Нам хочется отблагодарить. И от этого возникает много забот, бывает очень много подарков, а потом хочешь — не хочешь, а лукавый ловит: это жалко отдать, это жалко выбросить. Я посетил в свое время старца Схиархимандрита Власия (Перегонцева) в Калужском Пафнутиево-Боровском монастыре. У него потрясающие качества! Люди приносят ему дары коробками, и кто к нему заходит, он такой же щедрой рукой все это раздает и раздает. К нему люди приносят, может быть, даже меньше, чем он отдает. Потому что он понимает, что если это все оставлять, то ты просто погибнешь под грузом этих даров, хотя все это приносится от чистого сердца, от любви, от забот. А на Афоне вообще этого нет. Там все иначе: — Как вас отблагодарить? — Помолитесь за нас. — Может, вам что-то надо привезти? — Зачем? У нас все есть. У нас есть Христос. У нас есть руки, ноги, голова… И присутствие Владычества Богородицы на Афоне — это особенное ощущение.

Первое впечатление, когда я был на Афоне: когда мы вышли после Богослужения во двор монастыря, смотрел я на заходящее солнце и думал, насколько здесь на самом деле ощущается присутствие вечности, насколько здесь ты действительно близок к Богу, потому что тебя поддерживают молитвы праведников, тысяч праведников, которые здесь молились, погребены были здесь, которые сейчас здесь находятся. У меня было такое желание: если бы можно было повернуть время вспять, я бы здесь остался. И если удастся мне воспитать своих детей так вот правильно, то я своих мальчишек обязательно свожу на Афон. Может быть, кто-то из них станет монахом. Для меня это будет самой большой радостью в жизни.

Записала Людмила Белкина

Дата: 9 декабря 2011
Понравилось? Поделитесь с другими:
0
0
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru