Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

В ночь под Рождество

Зимняя сказка.

Зимняя сказка.

Допрыгался Пушистик: сломал себе лапку! Прыгал, прыгал между елок и сосен, зацепился за пенек — и покатился кубарем в овраг… Хотел подняться — и не смог: что-то больно хрустнуло в левой передней лапке.
— Ой, ма-а-мочка! — жалобно запищал проказник. Братцы-зайчата в страхе заметались по краю обрыва: как помочь Пушистику? Так ничего и не придумав, бросились во всю прыть к маме.
А мама как раз закончила уборку в норе: вымела все и вычистила к празднику, украсила еловыми ветками. Осталось только позвать зайчат и угостить сочной капустой… Или для начала — хорошей трепкой? Ну уж как получится… Глядь — а зайчата сами прибежали, не заставили себя долго искать по всем лесным закоулкам. Только что это с ними? Перепуганные, лопочут наперебой. Зайчиха только и поняла: что-то случилось с Пушистиком. Но что? И где он сам? Кое-как добившись от зайчат тишины, она спросила Белянку: где Пушистик?
— В Волчьем овраге… Он лапку сломал… — заплакала Белянка.
Мама опрометью выскочила из норы, торопясь к попавшему в беду сыну. А беда была совсем рядом. Овраг не зря прозвали Волчьим: в нем с давних пор устроили логово серые хищники. О, если они увидят маленького безпомощного зайчишку — растерзают вмиг!
К счастью, он был целехонек — если, конечно, не считать сломанной лапки. Отыскав на склоне еле приметную пологую ложбинку, мама-зайчиха спустилась на дно оврага. Но что могла она сделать, как вытащить Пушистика? Как вылечить сломанную лапку? Навострив чуткие ушки, Зайчиха услышала знакомый посвист — и позвала звенящим от горя голосочком:
— Тетушка Метелица, помоги! Помоги — мой зайчик сломал лапку, мне не вытащить его из оврага!
— Ш-шш… Не плачь… — мягко прошелестела Метелица. — Ну что поделаеш-шь… И мне твоего зайчиш-шку не ос-силить, не вынесс-сти…
Целых две недели перед Новым годом она заметала снегом лесные тропинки, прятала елочки от недобрых глаз, кружила по лесу мужичков-чужаков. Устала донельзя! И теперь еще не набралась сил. Одним только и смогла помочь: добрым советом. Хорошо бы, мол, отнести Пушистика к Леснику — он человек добрый и знающий, вылечит мальца. И зверей он понимает, не то что другие люди.
Так-то оно так, да кто поможет, кто принесет зайку к Леснику?
— Кроме Бога — никто не поможет! — вздохнула старая Сова, опустившись на запорошенный куст рядом с Зайчихой. — Ты, мать, помолилась бы! Вот увидишь — помощь придет, откуда и не ждешь!
— Господи, помоги! — взмолилась Зайчиха. — Ради светлого Твоего Рождества — не оставь моего сыночка погибающего!..
И она горько заплакала, ведь кроме Бога помочь ей не мог никто в целом свете! Кто услышит плач безутешной матери, кто пожалеет, кто спасет ее сыночка?
— Я помогу…
Зайчиха обернулась на хриплый голос — и замерла от ужаса. Но только на мгновение. В следующий миг она храбро заслонила собой дрожащего зайчонка от огромного матерого Волка. А тот нахмурился и прорычал:
— Да серьезно я — помогу. Что ж я — совсем уж зверь какой — обидеть зайчонка в Рождественскую ночь! Ну-ка, посторонись! — он решительно отодвинул Зайчиху и мягко ухватил зайчонка за оттопырившуюся шкурку на спинке — так мать-волчиха таскает своих волчат. И крупной рысью помчался к дому лесника. Следом, стараясь не отставать, стремглав неслась Зайчиха.
— Я здесь, сынок… не бойся!.. — на бегу кричала она сыну. А он и не боялся уже. Доверчиво прижавшись к широкой груди Волка, Пушистик старался отогреться. Уж больно замерз он, пока лежал на дне оврага…

Сергей Иванович отложил молитвослов, перекрестился. Слава Богу, вот и навечерие Рождества! Первая звезда уже приветливо заглянула в окошко.
Жена и дочурки пошли в деревню, на вечернюю службу. Вернутся теперь уж завтра к полудню, после Литургии. Пес Верный увязался за ними — и хорошо: хоть и не дальняя дорога, а все — лучше с надежной охраной!
Какая-то тень тревоги легла на сердце. Словно что-то недоброе случилось — или вот-вот случится с кем-то близким. Надо бы и ему пойти со всей семьей в церковь, да — постеснялся. Там ведь столько народу, начнут шушукаться: вот, лесник пришел… Тоже — богомолец!.. И понимал, что помыслы эти — не от Бога, да никак не мог переломить себя. — Ну уж ладно, — сказал жене, — идите, помолитесь в этот раз без меня. А на Пасху пойдем в церковь вместе!
— Правда, папочка? — младшенькая дочурка, семилетняя Аленка, радостно бросилась на шею отцу.
А Настена сурово, как взрослая, поджала губенки:
— До Пасхи еще дожить надо! Чай, в церкви каждое воскресенье Литургия!
— Бог даст — доживем! — рассмеялся отец. И ласково обнял дочурок. Перекрестил их, благословил в дорогу. И вот теперь, помолясь у икон, он радовался близкому празднику — но и тревожился, сам не зная отчего.
В дверь постучали. Стук был необычный: так колотил бы лапами пес — если бы не знал, что место его в конуре, а не в освященном человечьем жилье. Ну, Верный, достукаешься ты у меня!..
Лесник распахнул дверь — и застыл, не веря своим глазам. Громадный серый волчище держал в зубах маленького зайчонка. Рядом с ним сидела на задних лапках задохнувшаяся от быстрого бега зайчиха. Волк бережно положил зайчишку на порог и еще подтолкнул его мордой к леснику: возьми, мол, это тебе… подарочек!.. А Зайчиха тихо пискнула:
— Помоги! Он лапку сломал!..
— Лапку? — Сергей Иванович осторожно поднял малыша, не закрывая двери (чтобы не тревожить Зайчиху: что это он делает с ее сыночком?!), положил его на свою кровать. Отыскал в сенях небольшую дощечку, еще подтесал ее. Мягкими движениями умелых рук приладил шину на сломанную лапку, крепко прибинтовал.
— Ну вот и все. Скоро ваш зайчик будет прыгать, как раньше! — ласково сказал он, протягивая Пушистика Зайчихе. Но, помедлив, передумал и попросил Волка:
— Ты уж сам и унеси его домой. Мать-то зайчиха, видишь, от горя совсем обезсилела!
У Волка от негодования шерсть на затылке вздыбилась и глаза округлились: что я — нанялся вам зайчат по лесу таскать?! Тоже мне, нашли лесного санитара!.. Но лесник покачал головой:
— Доброго дела нельзя стыдиться! Ты ведь тоже Божья тварь, вот и помоги зайке!
Волк виновато моргнул, разинул зубастую пасть и снова тихонечко ухватил зайчишку. «Ну, попадись ты мне в другое время, когда праздник пройдет! Ух я тебя съе-ем! — подумал он, убегая от дома Лесника. — А может, и не съем… Нет, наверное, не съем…» Он вдруг понял, что вот этот крошечный, мягкий и, конечно же, очень нежный на вкус зайчонок стал ему так же дорог и близок, как любой из его собственных волчат. И что, случись опять беда — он прибежит на выручку к Пушистику.
И к Леснику — тоже. Он ведь тоже — Божья тварь…

Ольга Ларькина
07.01.2004
1076
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
8
Пока ни одного комментария, будьте первым!

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть


Добавьте в соц. сети:





Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru