Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:








Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)


Снежинка

Зимняя сказка.


Одинокая Снежинка

На далёкой холодной и пустынной планете жила Прекрасная Снежинка. Она была удивительно хороша: её крылышки оканчивались безупречно ровными зубчиками, а крохотные линии-отростки переплетались между собой в причудливом узоре. В свете вечных звёзд Снежинка сверкала и переливалась сказочными огоньками. Но некому было любоваться её красотой. Прекрасная Снежинка была одинока, безконечно одинока. И, разумеется, как всякое одинокое существо, она считала себя несчастной.
Благодаря долгому одиночеству, Снежинка научилась думать и рассуждать. О, рассудительности у неё было побольше, чем у её сестриц, снежинок-однодневок! И она размышляла о странностях судьбы, забросившей её в эту тюрьму-пустыню, о своей ненужности и страдала с каждым днём всё сильнее и сильнее. Собственно, судьба не была безлика: она знала, кого винить в своей беде. Северный Ветер, холодный, жестокий и неукротимый, тот, что сбивает с ног людей, ломает деревья и срывает крыши с домов, тот, который оказывается врагом и мучителем для всего живого, именно он похитил Снежинку и унёс далеко, на ледяную пустынную планету. Он изредка прилетал к Прекрасной Снежинке, любовался ею и был единственным ее собеседником.
Вечно безпокойный и своевольный, рядом со Снежинкой он становился кротким и нежным, и смиренно выслушивал все ее упреки:
— Верни меня на Землю! Отнеси меня к моим дорогим сестрицам, я изнываю в этом страшном одиночестве! Зачем ты похитил меня, когда я была так счастлива и кружилась вместе со всеми в чудесном танце?
— Меня поразила твоя необыкновенная красота и я решил спасти тебя от гибели...
— От гибели? —  недоверчиво и возмущённо переспрашивала Снежинка. — Это всё — ложь! Никакая гибель мне не грозила. Наоборот — ожидало веселье и счастье! Просто ты — эгоист и разбойник! Ты украл меня и принёс сюда, чтобы скрыть ото всех и одному любоваться мною, чтобы я сверкала и искрилась только для тебя. Да и то лишь тогда, когда тебе вздумается сюда прилететь... О моём счастье и моих желаниях ты не заботишься.
— Выслушай меня, дорогая моя Снежинка, — умолял Северный Ветер, тихо вея и колыша её в своих объятиях. — Тебе и в самом деле грозила гибель. Ты не понимала этого, потому что была юной и неопытной Снежинкой, только что выпавшей из снеговой тучи. Окажись ты на земле, ты неизбежно бы погибла, растаяла. Такова участь всех снежинок. Они могут долгими месяцами покрывать землю чудесным ковром, но чуть наступит первая оттепель, этот белоснежный ковёр начнёт темнеть, таять, каждая снежинка превратится в грязную каплю воды и уйдёт в землю. Исчезнет! Я так давно живу на свете и столько раз наблюдал эту печальную картину... Увидев тебя, я вмиг решил не дать погибнуть самой совершенной из всех снежинок и, вопреки твоей воле, унёс тебя в безопасное и тихое место. А ты не ценишь моей любви, не понимаешь, что я хочу подарить тебе вечную жизнь и упрекаешь меня!
— На волю, на волю, верни мне мою свободу, моих сестриц, мой прекрасный танец, — твердила, не слушая его, белая красавица...
— Я уберёг тебя от всех бед и опасностей, ты живёшь на этой планете подобно редкому цветку у людей в оранжерее... Но ты стремишься в жестокий мир, где вас, снежинок, ждёт гибель, — с горечью воскликнул Северный Ветер, но тут же осёкся, заметив, что нежная красавица готова вот-вот заплакать.
— Осторожнее! Не плачь! Никогда не плачь, ведь от воды снежинки тают... Хорошо, — подумав, добавил Ветер, — я нашёл выход. Ты вернёшься на Землю.
Снежинка вся вспыхнула от этих слов и засияла так ярко и необыкновенно, что у Северного Ветра вырвался тяжёлый вздох. Снежинка легко взлетела и закружилась, то ли от радости, то ли от дуновения Ветра.
— Ты вернёшься на Землю, — продолжал Ветер, — но я не хочу твоей смерти. Я отнесу тебя в вечные снега, туда, где зеленоватые льдины веками живут и мерцают, а снег сплошной белой шубой покрывает замёрзшую и навсегда покорную землю...
— Милый Ветер, неси меня скорее туда, — нетерпеливо просила Прекрасная Снежинка. Северный Ветер бережно поднял её и стремительно полетел вниз, к Земле.
— Я буду прилетать к тебе часто, очень часто, — шептал он Снежинке, крепко прижимая её к груди.

Сон Снежинки

Они неслись в бешеном вихре, пролетая мимо мириадов звёзд. Но Снежинке было спокойно и даже уютно в объятиях Северного Ветра и она вскоре задремала, устав от утомительного полёта и однообразных огней встречных звёзд.
Приснился ей странный сон. Видела она Землю, но непривычной, не такой, какою она представляется взору снежинок: не покрытой сплошной белой пеленой, а зелёной, до того яркой, что становилось больно глазам. По этой неправдоподобной Земле струилась светлая и чистая голубая лента. И, чем ближе Снежинка опускалась к ней, тем неспокойней, бурливей становилась эта лента. “Она — живая!” —  поняла Снежинка и, застыв в полёте, с большим недоумением вглядывалась в эту чудную, прозрачную синеву, бегущую куда-то вперёд. “Что же это такое и почему оно меня так сильно волнует?” — тревожилась Снежинка. И вдруг будто кто-то шепнул ей (не Северный ли Ветер?): “Это — тоже снежинки, но только погибшие и превратившиеся в воду. А искрящаяся и плещущая лента — живое существо, вобравшее в себя несметное количество бывших снежинок.” Прекрасная Снежинка содрогнулась от ужаса и что было сил закричала: “Нет! Не желаю я умирать, чтобы пополнить это безжалостное существо собственной жизнью, погубить свою красоту и раствориться среди миллионов несчастных капелек, перестав быть собой!”
“Нет! Нет...” — шептала она в забытьи и Северный Ветер прислушался и остановился.
Он встревоженно дунул на Снежинку:
— Почему ты всё повторяешь: “нет”? Может быть, ты раздумала возвращаться на Землю?
Прекрасная Снежинка медленно приходила в себя. Она расправила точёные крылышки-зубчики, огляделась и поняла, что она по-прежнему снежинка, а не безликая капля воды. Ей привиделся дурной сон, только и всего, что вполне понятно при таком стремительном полёте. Она встрепенулась:
— Что ты, милый Ветер! Неси меня туда, куда обещал, в вечные снега. Просто меня укачало. Я не привыкла к такой скорости, к тому же — это мелькание звёзд и ужасный свист...
— Я полечу медленней, — отвечал Северный Ветер и действительно летел теперь тихо, осторожно, словно был мягким Южным Ветерком.
Но с этого момента в сердце Снежинки закралось сомнение. Ее затея не казалась ей уже такой замечательной. Тень небытия коснулась ее своим крылом и поселила непроходящую, ноющую тревогу, лишив безмятежного покоя.

Снежинка и Снеговая Туча

Между тем, Северный Ветер начинал волноваться.
— Посмотри, дорогая Снежинка, — его голос странно дрогнул, — посмотри, разве она не прекрасна?
Снежинка была неприятно поражена: как? этот Северный Ветер находит прекрасной ещё кого-то, кроме неё, Снежинки! Она ревнивым взором взглянула туда, куда укзывал ей Ветер и взгляд её невольно смягчился. Перед ней, в голубой лёгкой дымке, плыла планета, показавшаяся ей действительно лучше всех планет на свете.
— Это — Земля? — несмело предположила она.
— Да, Земля! Самое дорогое для меня место! И почему, подлетая к Земле, мне всякий раз становится тревожно и радостно одновременно, будто я не вечная стихия, а обыкновенный смертный человек? Эта планета таит в себе необъяснимое очарование и сейчас я очень хорошо понимаю твоё стремление к Земле...
Снежинка усмехнулась про себя: как мягок и чувствителен бывает Северный Ветер! Но никто, кроме неё, никогда не видел его таким. Эта мысль показалась нашей Снежинке приятной и значительно улучшила её настроение.
Надо сказать, что, подлетая к Земле, Снежинка тоже заволновалась. Скоро она увидит родных сестриц, скоро начнётся её чудесный танец, который для всех снежинок является вершиной счастья и успеха. Она пристально вглядывалась в непроницаемую мглу и торопила Ветер:
— Скорее, скорее, я, кажется, растаю от нетерпения.
Темнота быстро разряжалась и вот уже в мягком лунном свете стала видна земля. Слабо мерцал снег, такой знакомый снег, а не та ужасная зелень из недавнего сна.
— Ах! — вскрикнула Снежинка, — вот я уже и дома!
— Нет, рано, ещё рано! — перебил её Ветер. — Мы не долетели до вечных снегов. И он с новой силой понёсся вдоль земли. По небу навстречу им ползло что-то тёмное и безобразное, по виду напоминающее огромную небесную каракатицу. Снежинка сначала испугалась, но Ветер поднялся и летел гораздо выше непонятного чудовища.
— Ой! Да ведь это вовсе не чудовище, — разглядела Снежинка, — это — Снеговая Туча! Дорогая матушка! — и наша путешественница протянула свои крылья к толстой Снеговой Туче прямо с дочерней нежностью. (Ведь всем известно, что огромная и некрасивая Снеговая Туча для снежинок — ласковая мать, дарящая им жизнь.)
А Туча, казалось, услышала голос Снежинки, потому что поднатужилась, поднялась повыше и — столкнулась с Северным Ветром! Тот, с размаху ударившись о неё, выронил Прекрасную Снежинку. Он тут же попытался подхватить её, но от столкновения Туча лопнула и тысячи снежинок посыпались на землю. Прекрасная Снежинка затерялась среди них.
— Ах, ты, тётка, Снеговая Туча! — в неистовой ярости взвыл Северный Ветер. — Зачем ты отняла у меня мою радость, любимую Снежинку?!
В отчаянном гневе он крутил и трепал Снеговую Тучу, но от этого снежинки только веселее плясали, кружась в бешеном вихре. Тогда, бросив истерзанную Тучу, Северный Ветер подхватил их хоровод, стараясь отыскать пропавшую красавицу, но, в неверном лунном свете это оказалось совершенно невозможным.
До утра Северный Ветер бушевал, горюя, переломал десятки деревьев в лесу, но так ни с чем и улетел.

Счастливая Снежинка

А что Прекрасная Снежинка? Испугалась или огорчилась она? Ничуть. Для неё настал самый восхитительный и фантастический момент в её жизни: она плясала, кружилась, сверкала в упоительном танце рядом с милыми родными сестрицами. Ей было так весело и хорошо, что хотелось, чтобы этот танец продолжался безконечно... Увы, момент безграничного царствования снежинок очень короток: для многих из них — не длиннее одного снегопада. Пришёл конец и танцу Прекрасной Снежинки. Но ей всё же повезло больше, чем другим: она упала на самую макушку великолепной пушистой ели, росшей посреди огромного поля. Сбоку от ели пристроилась маленькая ёлочка, — и больше ни одного дерева вокруг. (Только вдалеке темнел лес).
Прекрасная Снежинка сначала проверила свои тоненькие крылышки: не поранились ли они, не изломались ли при падении? Всё оказалось в порядке. Потом она осмотрелась вокруг и нашла своё положение очень неплохим. Ель вполне для неё подходящая. Она, как и положено первой красавице, сияет на самой вершине пьедестала. Видел бы её сейчас Северный Ветер! Да-да, за всё это время Снежинка, кажется, впервые вспомнила о нём. Совсем без грусти, лишь с долей сожаления, что поклонник не видит такого её успеха.

Прошло два дня. Всё это время стояли морозные ясные деньки и наша Снежинка, подобно яркой звезде, серебрилась на макушке Ели. Но покой её был нарушен. В конце дня заскрипели полозья и к Ели подъехали на санях два человека.
— Ну, какую ёлку будем срубать? — закашляв с мороза, спросил один.(Снежинка так и замерла, прислушиваясь).
— Да лучше вот эту, молоденькую. Её и рубить проще и тащить легче, — ответил второй. (О, какие страшные слова произносят эти двое! Кончились весёлые деньки...)
И тут вдруг произошло нечто, изумившее Снежинку: Высокая Ель, на макушке которой Снежинка красовалась, расправила свои ветви и словно прикрыла ими, как руками, молоденькую ёлочку. При этом её одеяние заискрилось, зелень игл отливала синевой и снег, там и сям лежавший на её мохнатых лапах, сверкал, как драгоценное украшение. Большая Ель точно говорила: “Разве вы не видите, как я хороша? Выберите меня!”
“Что она делает? — ужаснулась Снежинка, — Ведь они могут срубить её, а не другую...”
А один человек, как об уже решённом, говорил другому:
— Да зачем маленькую? Не нужна нам такая мелкотня. Ты на эту посмотри — вот красавица! Вся деревня прибежит на неё любоваться.
И застучали топоры, завизжала пила, застонала, задрожала зелёная красавица, а снег, вместе с Прекрасной Снежинкой, осыпался вниз, на землю. Ель втащили на сани и увезли.

Страх Снежинки

Прекрасная Снежинка очнулась от глубокого обморока под ветками молоденькой ели. И сейчас же она услышала вокруг себя тихий шепот. Это переговаривались другие снежинки, её сестрицы. Их тут было огромное количество. Собственно говоря, всё поле было усыпано снежинками. Прекрасная Снежинка вспомнила о пережитом и снова вздрогнула от ужаса. Она послушала, о чём говорят сестрицы. Почти все снежинки осуждали Высокую Ель за глупое хвастовство (так они называли её поступок).
— Она поступила неразумно, легкомысленно. Вы подумайте: захотела похвастаться своей красотой — и перед кем? Перед своими убийцами!
— Она позавидовала, просто позавидовала молодой особе. Ту выбрали, а её — нет. Вот и вылезла вперёд, — шумели сестрицы. Они спрашивали и мнения Прекрасной Снежинки, но та, частью от ошеломления, частью от сознания собственного превосходства, молчала, не отвечая на их вопросы. И тут послышался единственный голос, выступивший в защиту Ели:
— Глупенькие! Они думают, что Высокая Ель глупее их самих. Ничего подобного. Если уж она сама бросилась под топор, то, наверное, знала, во имя чего. Может быть, ее судьбе позавидовала бы любая елка. И не вам, однодневкам, ругать её. Прикусите-ка язычки!
— Это опять старая ворчунья, Ледяная Сосулька, — возмущённо, но уже гораздо тише запищали снежинки, — Вечно она командует и не даёт никому слова вымолвить.
— Ха-ха, — усмехались те, что посмелее, — понятно, почему она защищает Ель. Она раньше висела на ней! Прямо-таки приросла к её хвое! А теперь, обломанная и некрасивая, валяется среди нас, снежинок. Она, которая привыкла смотреть на нас сверху вниз! Небось тоскует по своей обожаемой Елке!
От таких разговоров у Прекрасной Снежинки голова шла кругом. Какие болтливые, несносные существа эти сестрицы! Совсем другим представлялось ей общение с ними долгими годами ее планетного заточения. Но, в самом деле: разумно или неразумно поступила большая Ель? Прекрасная Снежинка не сильно горевала по ней, также, как и по Северному Ветру, жаль было только прежнего положения. Но ко всему можно привыкнуть, и она надеялась привыкнуть и к обществу других снежинок. Она взглянула на молодую Ель: что же та скажет? Елочка молчала. Может быть, она и говорила что-то, шелестя тонкими хвоинками, но у деревьев и у снежинок разный язык...
Спустя несколько дней начался снегопад. Он шел всю ночь и наутро прибыло много новых снежинок. Прекрасной Снежинке пришлось с некоторым трудом выкарабкиваться из общей кучи, чтобы увидеть новеньких.
То, что они рассказывали, сильно взволновало ее: они видели Высокую Ель! Многие снежинки выпали далеко отсюда, над деревней, но дул сильный ветер и занес их в поле. Старые снежинки наперебой зашумели:
— Так что же, что произошло с Елью?
— Как она хороша, как украшена! — восхищались новенькие снежинки, — В каком она сверкающем уборе, как ярко горят на ней огоньки! А на самой макушке светится настоящая алая звезда! И от людей ей огромный почёт!
— Не может быть! — только и смогли выдохнуть остальные.
— Вот видите! — заскрипела Ледяная Сосулька.— Говорила я вам, болтушкам, что не зря Высокая Ель дала себя срубить, а вы не слушали меня...
В этот вечер снежинки лежали тихо. Молоденькая ёлочка тоже словно замерла.
“Высокая Ель — мудрая, — думала Прекрасная Снежинка, —  она избрала для себя блестящую судьбу.” И Снежинка мечтательно представляла Высокую Ель в полном блеске славы и... себя на самой верхушке.
Но что за ужасные новости принёс новый снегопад! Завывала вьюга, и снежинки носились туда-сюда, гонимые его порывами. Даже старые снежинки, выпавшие в прошлые снегопады, подхватывала вьюга и уносила неведомо куда. “Это, наверное, Северный Ветер ищет меня”, — думала Прекрасная Снежинка с лёгкой грустью. Несколько раз ей казалось, что и она снова поднимется в воздух и запляшет как встарь. Она даже прикрывала глаза в предвкушении полёта, а, открывая, с горечью видела, что остаётся неподвижной. Под ствол елочки порывы ветра не задували.
Когда буря улеглась, Прекрасная Снежинка увидела, что по соседству упало несколько новых снежинок. Лежать молча ей надоело, да и чувство пренебрежения к глупеньким сестрицам куда-то пропало. Наоборот! Её сердце жаждало хоть какого-то общения, хоть какой-то радости, ну, и, конечно, новостей. — Вы в эту ночь выпали? — осведомилась она у ближайшей соседки.
— Ах, милочка, и не говорите, — затараторила новенькая снежинка, — Выпали мы ещё позавчера ночью. Но как нас трепал этот ветер! Как мы кружились и летали! Я буквально крылышек своих не чую. Так утомлять бедных снежинок — это невозможно! Думаю, никому из вас не приходилось столько плясать, — горделиво добавила она, оглядев соседок.
Прекрасная Снежинка печально усмехнулась: узнай эта хвастушка, какое путешествие совершила она, тогда бы помалкивала.
— А вы пролетали через деревню? — перебила новенькую снежинку Сосулька, от которой торчал из-под снега один только нос.
— Конечно, — снисходительно кивнула снежинка, — ветер полдня крутил и таскал нас по всей деревне. Но только ничего достойного внимания я там не встретила.
— А не видела ли ты на деревенской площади великолепную Ель, сияющую, как звезда? — взволнованно расспрашивала старая Сосулька.
— Никакой сияющей Ели не видела, — решительно заявила новенькая снежинка. — Пра-авда, — немного подумав, протянула она, — я видела страшный костёр. Просто море огня, от которого все снежинки шарахались в разные стороны. И там действительно горело что-то очень похожее на большую елку. Совсем не великолепную, а покорёженную, чёрную и жалкую. Она трещала, огонь гудел, а люди стояли вокруг костра и смеялись...
Вдруг раздался тяжёлый стон и треск: это сломалась от горя старая Ледяная Сосулька. Несколько хлопьев снега упали сверху и совсем похоронили её.
А на нашу несчастную Снежинку точно пахнуло пламенем далекого костра. Все смешалось в ее голове — и страшный сон, и безславный конец Высокой Ели, и предостережения Северного Ветра. В ней билась только одна мысль: выжить! Любым путём, только выжить!

Безобразная Снежинка

Близилась весна. Солнце пригревало всё сильнее, и снег на поле темнел, становился рыхлым и зернистым.
Прекрасная Снежинка не погибла, она жила, но теперь никто бы её не узнал. Она превратилась в крошечный безобразный комочек снега. Да, конечно, солнечные лучи делали своё дело, как года старят и разрушают тело человека. Но наша Снежинка стала совсем иным существом.
Всеми мыслями и поступками ее руководил страх смерти. Прекрасная Снежинка шла на все, чтобы только отсрочить этот момент. Единственной реальной надеждой оставался Северный Ветер. И она ждала его и днем и ночью, как спасителя. Но мы уже говорили, что Прекрасная Снежинка была гораздо разумней своих сестриц, и она очень быстро поняла, что надежда ее почти что призрачна. Правда, Северный Ветер не раз пролетал над их полем, как всегда, суровый и грозный. Но либо он считал Прекрасную Снежинку погибшей, либо уже забыл ее, но только, сколько она ни кричала, протягивая к Ветру свои жалкие обломанные крылышки, он ее не замечал. Может быть, елочка, под которой лежала Снежинка, скрывала ее от его глаз.
И тогда Снежинка решила бороться. Она давно заметила, что первыми погибают те снежинки, которые находятся наверху, ведь именно их убивают жадные солнечные лучи. “А если мне пролезть вниз, под снежинки и спрятаться там, прижавшись к замерзшей земле? Так я проживу гораздо дольше других.” И Прекрасная Снежинка так и поступила. Соседки кричали и ругались на нее, но она молча распихивала их и пробиралась поглубже вниз. Это было нелегко, но страх удесятерил силы хрупкой Снежинки и затушил остатки родственной приязни к своим сестрицам. Тут же обломались изящные зубчики-крылья, потускнело ее сияние, но этого Снежинка уже не замечала, она только стремилась выжить. Прекрасная Снежинка никогда не была особенно доброй и внимательной к другим (да это и не приходило ей в голову, ей всегда было достаточно её необыкновенной красоты), но теперь она превратилась просто в злобную фурию.

Наступил март. Снежинка всё ещё жила, забившись под ветки колючей ели, но какой ценой? Погибли почти все снежинки-сестрицы и многие из них — вытолкнутые ею на самый солнцепек. Прекрасная Снежинка доживала последние дни и сама знала об этом. Каждую ночь ей снился один-единственный сон, тот самый, который так напугал её во время путешествия к Земле: быстрая искрящаяся река течёт, забирая в себя мириады снежинок... О! Это была не жизнь, а мучительное существование.
Неожиданно к концу марта наступили заморозки. Как обрадовалась морозу Прекрасная Снежинка! Все её надежды ожили вновь и она снова принялась ждать Северный Ветер, жадно глядя в небо. Но вместо Северного Ветра с неба просыпалась снежная крупа и одна хорошенькая снежинка опустилась рядом с ней.
— Что, что там? — охрипшим от волнения голосом спросила она у новенькой.
— Я не понимаю вас, тетенька, — удивленно ответила снежинка, — где, там?
— Там, в небе. Снова начинается зима? Будут морозы и снегопады?
— Я ничего не знаю, — наивно отвечала молодая снежинка, -Я только что родилась и совсем ничего не знаю. И видела только Снеговую Тучу, и это поле. Теперь вижу вас. Вы — кто?
— Как ты глупа! — с раздражением воскликнула Прекрасная Снежинка, — Ты разве не видишь, что я такая же снежинка, как и ты. Только гораздо опытнее, мудрее и лучше тебя.
— Вы, тетенька, снежинка? — звонко рассмеялась новенькая, — Простите меня, но вы не снежинка, а просто круглая грязная ледышка! Прекрасная Снежинка хотела было наброситься на неё, но осеклась: она впервые после гибели старой Ели оглядела себя. Помолчав, неожиданно тихо ответила молодой снежинке:
— Да, я тоже снежинка. Была когда-то ею. Не смейся. Солнце превращает нас в такие чудовища.
Она замолчала и изо всех сил сдерживала слезы, ведь слезы — верная гибель для снежинок.
— Простите меня, — прошептала новенькая снежинка, — Я не хотела вас обидеть. Я и представить себе не могла, что жизнь так ужасна...
Появление молоденькой сестрицы окрылило и, если бы мы говорили о человеке, то выразились бы: согрело её. Она рассказывала молоденькой снежинке о своей жизни, о своих удивительных приключениях и, конечно, о Северном Ветре. А та только восхищённо охала и ахала.

Смерть Снежинки

А весна снова взяла верх и теперь, видимо, уже окончательно. Солнце жгло, палило кругом. Но удивительное изменение произошла с Прекрасной Снежинкой: ей вовсе не хотелось губить свою молодую сестрицу. Она прятала ее поглубже, в холодке, а сама мужественно закрывала ее от убийственных лучей солнца. Теперь обе снежинки стали одинаково безобразны.
И вот именно тогда, когда не стало никакой возможности уцелеть, ее и нашел Северный Ветер. Он залетел под елочку случайно, чтобы отдохнуть от изнуряющих бурь и постоянного движения.
— Северный Ветер! — погасшим голосом позвал один из комочков грязного снега. — Ты не узнаёшь меня? Ведь это я, Прекрасная Снежинка!
— Ты?! — только и смог выдохнуть поражённый Ветер. — Бедная ты, бедная, — простонал он, с жалостью глядя на то, что осталось от Прекрасной Снежинки. И сила его любви к Снежинке была так велика, что он тут же прибавил:
— Ничего! Ещё не всё потеряно. Пусть жестокое солнце разрушило твою красоту, я не дам погибнуть тебе окончательно. Сейчас же я заберу тебя и унесу в вечные снега, как и собирался, не помешай мне Снеговая Туча.
Прекрасная Снежинка радостно вскрикнула, но тут же запнулась и смущенно ответила:
— Спасибо тебе. Но... нельзя ли захватить с собой и мою сестру-снежинку, чтобы спасти и её?
Северный Ветер нахмурился (он уже немного стыдился своего доброго порыва) и высокомерно сказал:
— Я не занимаюсь благотворительностью. Тебя я спасу в память моей любви к тебе, но ко всем другим снежинкам меня не привязывает ничего. Решай скорее.
— Подожди только минуточку, — умоляюще попросила Снежинка и оглянулась на свою сестрицу. Она видела ее, сжавшуюся, испуганную и жалкую, и тут ей вспомнилась Высокая Ель и то, как она заслонила собой маленькую елочку. Только теперь она со всей ясностью поняла смысл поступка старой Ели: не на праздник, а на смерть пошла та, оберегая от смерти юную елочку, которой еще расти и расти. И, увидев вдруг всю красоту ее поступка, Прекрасная Снежинка шепнула молодой:
— Выдай себя за меня. Мы теперь так похожи, что Северный Ветер не узнает подмены, а историю мою я тебе много раз рассказывала. Ступай, — и она решительно вытолкнула вперёд себя молодую Снежинку.
— Ты готова лететь? — спросил Северный Ветер нетерпеливо и, не дожидаясь ответа, подхватил молодую снежинку и унёс её.
...Прекрасная Снежинка осталась одна. Теперь уже совсем одна. Лучи солнца жгли нетерпимо. Она таяла. Это было очень больно и мучительно. Но, странное дело, превращаясь в капельку воды, до того мгновения, пока не угасло сознание, Прекрасная Снежинка испытывала чувство высочайшего счастья, которого она не знала никогда в своей жизни.

Смерти нет!

Весна. Над миром безраздельно царят солнце и птицы. А по черному, бугристому полю побежал, звеня и сверкая, тонкий ручей...
...Наступило лето. В поле высоко поднялись травы. Порыв сильного ветра налетал и клонил их к земле. Ветер гудел и гулял по полю, грозный, но совершенно не страшный гибким травам. Он пролетел мимо и не услышал тихий голос, окликнувший его. Это звал полный колос, протягивая к нему травинки-руки: — Северный Ветер! Северный Ветер! Ты не узнаёшь меня? Запомни — смерти нет!

Марина Грязнова

23.01.2004
Дата: 23 января 2004
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
1
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru