Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Ледяной поход

«За Русь, за Храм, за Стяг Святой!..»


Зимой 1920 года Белая Армия отступала на восток под ударами красных войск. На пути ее восстал Красноярск, с запада неумолимо надвигалась 5-я красная армия. Так образовалось гигантское «кольцо», и в нем метались до ста тысяч беженцев, казаков, белогвардейцев. Сопротивления практически не оказывали; обезумевшие от страха люди, лишившиеся какого-либо руководства, гибли под огнем красных пулеметов и артиллерии. Спустя несколько дней белые стали складывать оружие и, часть за частью, сдаваться на милость большевиков. Самые непримиримые ушли на север, дабы пробиться к Байкалу и продолжить борьбу за Россию. Вел их генерал Каппель. Через зимнюю тайгу, по заснеженным пустыням Сибирской равнины, через перевалы енисейских гор… Тысячи белых остались здесь навеки, настигнутые смертью на берегах таежных рек, уже не вражеским штыком, а тифом, голодом, морозом сраженные, но не побежденные. Сам Каппель отморозил ноги и был тяжело болен воспалением легких. У него начиналась гангрена, но он продолжал ехать верхом, не желая пересесть в сани, как ни просили его об этом соратники. Понимал: пока люди видят его, пока знают, что Каппель ведет их, — верят, что выведет. Лишь когда вышли на старый Московский тракт, его сняли с коня. Наконец, перейдя тайгу и тундру, преодолев байкальские хребты и прорвавшись через красные заслоны, каппелевцы вышли в Забайкалье. Их вождя с ними уже не было.
Передо мною на столе фото: Владимир Оскарович Каппель в простенькой солдатской гимнастерке, топорщатся на плечах погоны с генеральской молнией, крест св. Георгия Победоносца на груди. Я смотрю в глаза его; что-то в них есть такое, что уже видел в глазах других белых: Корнилова, Кутепова, Колчака… Что же? Мысль, как назойливый шмель кружится, не дает себя схватить, не дает и покоя. Стоп! Понял: это — ОБРЕЧЕННОСТЬ.

Налей в бокал, осталось нам недолго,
Часы двенадцать скоро отстучат.
Ты помнишь, юнкер: осень, пристань, Волга,
Толпа безумных, воющих солдат?

Ты вспомни, как заколот был штыками
Полковник с крестиком Георгия в руке;
Он перед тем, как умереть под сапогами,
Молился, корчась в муках на песке.

Ты помнишь, как затем мы отступали,
Оставив с верстами надежды позади,
Как наши кони от мороза пали;
Лед на земле, лед в небе, лед в груди.

Мы не сдавались, жизнь на жизнь меняли,
Тела товарищей погибших для волков
В забытой Богом тундре оставляли,
Где миражом полярным хлеб и кров.

Река могучая из сотен, тысяч капель,
Ничто нас не могло остановить!
Последняя победа, мертвый Каппель…
Ты помнишь, юнкер? Ты не мог забыть!

Нам ни пурга, ни пушки не преграда,
За нами смерть, как верный пес, идет.
Пускай мы не дошли до Петрограда,
За Русь, за Храм, за Стяг Святой, вперед!

Ты помнишь, как поникли наши взоры,
Какое горе было в мыслях и речах,
Когда чумы страшнее, хуже мора
Пришло известие в наш стан: погиб Колчак.

Слова, награды, слава — все поблекло,
И мы, не в силах уж позора снесть,
Рванулись в волочаевское пекло
Кресты березовые добывать, спасая честь.

Снега от крови русской заалели,
Герой Молчанов за собой увлек
В последний бой. Мы в нем дотла сгорели.
Крепитесь, господа, конец уж недалек.

Что дальше? Океан, надменная Европа,
Княгини-гувернантки, генералы-кучера;
Ничтожна гордость, безполезна злоба,
Безцельно завтра и безсмысленно вчера.

Что нам осталось? Лишь воспоминанья,
Та сладостная, предвоенная весна,
Погибшая любовь и пьяные стенанья,
Да на потертых френчах ордена…

N.B. Последние слова Каппеля: «Помните и знайте, что я любил Россию… Я любил Вас… и смертью своей среди Ваших рядов доказал это…»

Плач

I
Красные флаги несут,
Красные реки текут,
В красное — белый свет,
Белой Руси — нет…

Каторжных — из оков,
Мертвые — из гробов,
Сам сатана — на трон,
Стон по Руси… стон…

Детям забыть отцов!
Верить в красных богов!
Верным всем умереть!
Смерть по Руси… смерть…

II
Над идолами гордыми,
Над избами мертвыми,
Над крестами горящими,
Над чертями визжащими,
Над змеиными гнездами,
Над вражьими звездами,
Над детьми бездыханными,
Над матками пьяными,
Над отцами повешенными,
Над сынами бешеными,
Над церквями покорными,
Над погостами черными,
Над кровью и грязью,
Над красною мразью,
Над смехом и ревом,
Над преданным Словом — 
Плач по Руси…
— Плачь!

Николай Колесников
г. Братск Иркутской области.

См. также

25.02.2005
834
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
2
5 комментариев

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru