Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:








Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)


«Хвалите Его во псалтири и гуслех…»

Священник Сергий Киселев после службы в храме идет с гитарой проповедовать в больницах и тюрьмах.


После службы в своем храме батюшка из украинского села Сулимовка идет в больницы и тюрьмы, чтобы звать ко Христу — с помощью гитарного аккорда.
Издавна на Руси были народные певцы — гусляры. В своих балладах они прославляли радость Христова Воскресения. Именно этот способ общения с теми, кто ищет Бога, избрал и настоятель Сретенского храма из украинского села Сулимовка под Киевом протоиерей Сергий Киселев. В молодости Сергей Киселев работал на «скорой помощи», а когда стал отцом Сергием, начал оказывать людям помощь духовную. Вооружившись гитарой, он борется за души людей не только в своем родном селе, но и в тюрьмах, больницах, школах…
Когда я впервые услышал кассету с батюшкиными песнями, я сразу же ощутил отклик в своем сердце. Мне стало ясно, что это священник необычный, что для него чужая боль становится своей, что он не просто уверовал во Христа, но и стремится поделиться своей радостью: «Я обрел Мессию!» Слова его песен, зовущих от греха к жизни во Христе, не могут оставить слушателей равнодушными. О творчестве этого батюшки хорошо знают и в России: на Международном Александро-Невском фестивале Православно-патриотической авторской песни, прошедшем весной этого года в Санкт-Петербурге, отец Сергий занял первое место в номинации «Авторская песня» и получил диплом первой степени.

«Письмо в зону»

— Отец Сергий, вы используете свои песни как проповеди?

— Скорее как призыв к покаянию. Слова моих песен продиктованы личным духовным опытом, зрением борьбы добра и зла. Я не могу спокойно смотреть, как на моих глазах растлеваются чистые души, как они страдают от своих страстей и пороков. Для меня, как и для любого Православного священника, чужая боль часто становится своей. Чтобы залечить душевные раны, я и призываю людей ко Христу, который говорит: «Придите ко Мне, все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас». И если кому-то гитара в руках священника покажется нарушением Православных традиций, то я так отвечу: Господь использует все, что может послужить для нашего спасения. Истины веры открываются во всех областях человеческого бытия. О них возвещают ученые, писатели, музыканты, поэты, художники, артисты, ибо если они умолкнут, то камни возопиют… А может быть, они и есть эти камни?..
— Перед кем вам приходится выступать?
— Перед теми, кто в моей помощи нуждается больше всего. В первую очередь это больные и заключенные. Также выступаю в школах, училищах, техникумах. Когда я выхожу на сцену, зрители зачастую смотрят на меня с удивлением. Но после исполнения нескольких песен в аудитории воцаряется дружеская атмосфера. Были случаи, когда после моих концертов люди крестились.
Священник с гитарой — это непривычно. Мне часто приходила мысль, что я занимаюсь не тем, чем нужно, а нужно только служить в храме. Но люди ко мне тянулись, благодарили и просили еще им спеть. И я увидел, что эта простота гитарного аккорда помогает мне достучаться до сердца человека. Я пытаюсь на пальцах рассказать людям о вере. Взять хотя бы мою песню «Восхождение». Она посвящена Православным альпинистам:
Стоять на месте невозможно,
Руби ступени — и наверх.
А то ведь скатишься безбожно
В ту пропасть, что зовется грех.
Оттуда выход очень сложен — 
Ценой трудов и тяжких мук,
Ведь из болота, как из кожи,
Непросто выскочить, мой друг.
— Признайтесь, на сцене вам приходится немного пританцовывать, как это сейчас принято.
— Нет. Я просто стою. Перед концертом молюсь Богу и Божией Матери, чтобы укрепиться.
— Какой из концертов вам запомнился больше всего?
— Тот, который я давал в Березаньской тюрьме. Когда я пел, многие заключенные плакали. Они поняли, что не только потеряли внешнюю свободу, но и попали в плен греха. Этот момент покаяния был для меня очень важным. Незабываемой была и встреча в гостомельской зоне, где мое выступление затянулось на целых три часа. Слушатели долго не хотели меня отпускать. Они настолько меня поразили, что я посвятил им свою новую песню «Письмо в зону»:
…Мир всем вам, братья, сидящие в зоне.
Может быть, кто усомнился в законе:
Воров на воле, мол, больше вдвойне,
Их очень редко увидишь в тюрьме.
Много есть лиц в человеческом роде,
Им бы сидеть, а они на свободе.
Но кто что сеял, то будет и жать.
Лучше уж честно на нарах лежать…


«Высоцкий из меня не вышел»

— Когда вы начали сочинять песни?
— Еще в ранние школьные годы. Это была в основном лирика, там было больше чувств, чем рассудка. Первый свой альбом я выпустил уже после службы в армии. Он назывался «Вот какая мне жизнь дана». К двадцати пяти годам по милости Божией я окончательно пришел к вере, сознательно крестился, став Православным Христианином. Этот путь мой к Богу, поиски, переживания отразились в песнях и стихах. В тридцать два года, приняв сан священника, я начал служение на сельском приходе, где и пребываю до сего дня. Сейчас мои песни уже приобретают вид рифмованных проповедей в гитарном сопровождении. Стихи и песни всегда пишутся для кого-то, чтобы поделиться своей радостью, болью, подсказать правильный шаг в жизни, предостеречь от ошибки… «От избытка сердца говорят уста» (Мф. 12, 34).
— Почему же вы используете гитару, а не какой-нибудь другой, более благородный инструмент?
— Почему гитару? Да потому, что это инструмент, вызывающий доверие, создающий теплые отношения с собеседником. Я сознательно избрал шестиструнный способ общения с людьми, ищущими Христа, но отравленными окружающим миром. Правда, сейчас готовится к выпуску моя седьмая аудиокассета, она уже будет не бардовской, а оркестровой. В этом творческом деле мне помогает молодой композитор Олег Петров. Цель моя — максимально просто и доступно, можно сказать, на пальцах рассказать неверующим людям о вере в Бога, дать духовную оценку событиям и явлениям современной жизни.
— Кто больше всего повлиял на ваше творчество?
— Владимир Высоцкий. Благодаря его творчеству я увлекся бардовской песней 80-х годов. В юности я даже пытался ему подражать. Потом понял, что Высоцкий из меня не выйдет. Я должен быть тем, кем являюсь на самом деле. Но бардовский стиль Владимира Семеновича я все-таки взял на вооружение. Он был моим кумиром до тех пор, пока я был атеистом. Но потом в моей жизни появился санитар «скорой помощи» Володя Жернов. В те застойные брежневские времена мы вместе работали в психбригаде. Узнав о его вере в Бога, я был поражен. И хотя Володю очень уважал, решил с ним больше не дружить — посчитал человеком невежественным. Однажды из любопытства попросил у него Евангелие. И чем больше вчитывался, тем больше убеждался в истинности Христианского учения.
— А когда вы начали Христианскую проповедь на концертах?
— Один знакомый попросил меня записать кассету, чтобы можно было чаще слушать мои песни. К тому времени мои духовные переживания отразились в поэтическом сборнике «Красота Истины и убожество души». Узнав об этом, друзья посоветовали мне выпустить музыкальный альбом. После записи на студии меня спросили: сколько, мол, аудиокассет будете заказывать? Тысячу? Я говорю: «Да вы что? Мне бы штук двадцать. Для друзей». Но вместо двадцати появилось пятьдесят, потом — сто пятьдесят, затем — тысяча. После этого знакомые снова начали меня спрашивать: когда, мол, второй альбом выйдет? Я сначала отнекивался, но, поняв, что мои песни могут кому-то пригодиться на пути к Богу, выпустил новые альбомы…

По стопам Псалмопевца Давида

— Поделитесь своими ближайшими творческими планами?
— Я ничего не планирую. Пишу то, что Творец на душу положит. Творческий процесс является таинством, которое никаким планам не поддается. Песни как бы сами из меня вытекают. Это что-то непрерывное, на которое я время от времени обращаю внимание. По сути, мое творчество — это одна песня с многочисленными куплетами.
— Какая песня была для вас самой трудной?
— «Баллада о блудном сыне». Я над ней трудился несколько лет. Еще не было такого случая, чтобы меня что-то озарило, я сел и на одном дыхании настрочил целый стих. Одну песню могу шлифовать очень долго. Поэтому даже в алтаре всегда держу ручку и блокнот. Если во время Богослужения появляется интересная мысль, я ее сразу же записываю. Как правило, вначале рождаются стихи. Потом, уже дома, беру свой маленький диктофон и напеваю соответствующий мотив. Так появляется песня…
— Сколько песен вы уже написали?
— Около восьмидесяти. В них я изливаю душу, беря в пример библейского Царя Давида, который составлял псалмы.
— О вашем творчестве знают, наверное, не только в родной Киевской области…
— Моя творческая география простирается от Киева до Чернигова, Херсона, Скадовска и других городов. А кассеты с моими песнями распространяются не только на Украине, но и в России. Работа на студии нынче дорого стоит: час записи стоит десять долларов, а каждая песня требует множество дублей. Поэтому чтобы выпустить кассету, нужны благотворители. И Бог мне их посылает. Я этим людям благодарен от всего сердца. Правда, иногда бывает так, что меня посещает уныние: зачем, мол, писать песни о Боге, если весь мир от Него отвернулся? Но в такие минуты я вспоминаю добрые и светлые лица людей, приходящих на мои выступления. И снова берусь за перо. Святитель Иоанн Златоуст говорил, что проповедовать нужно всегда, независимо от того, слушают тебя или нет. Священник должен быть как ручей, который, невзирая ни на что, бежит, звенит и возвещает людям радость.
— Как другие священники относятся к вашим песням?
— Одни говорят, что своими песнями я дарю людям надежду на лучшую жизнь. Именно поэтому известный автор и исполнитель духовных песен иеромонах Роман (Матюшин) благословил меня на творческий труд. Другие же, наоборот, считают, что о Боге нельзя говорить «под гитару». Как-то мой духовный наставник протоиерей Михаил Макеев спросил: мол, отец Сергий, ты священник или артист? Я не артист, говорю. Просто стараюсь донести Слово Божие людям, которые пока не ходят в храм и не читают Библию.
— Насколько же ваше музыкальное служение согласуется с Библией?
— В Ветхом Завете говорится, что «весь Израиль вносил ковчег завета Господня с восклицанием, при звуке рога и труб и кимвалов, играя на псалтирях и цитрах» (1 Пар. 15, 28). Но, пожалуй, лучше всего об этом сказано в 150-м псалме: «Хвалите Его во гласе трубнем, хвалите Его во псалтири и гуслех, хвалите Его в тимпане и лице, хвалите Его во струнах и органе, хвалите Его в кимвалех доброгласных, хвалите Его в кимвале восклицания. Всякое дыхание да хвалит Господа». Если мы не отказываемся сеять духовные зерна с помощью телевидения и интернета, то почему нужно отказываться от гитары? Разумеется, для пришедших в храм я проповедую с амвона. А с помощью аккорда затрагиваю струны души тех людей, которые еще не направили свои стопы в храм. Именно для них и предназначены мои песни. Такой метод служения избран не по воле случая, а по Промыслу Божьему: он направлен в первую очередь на еще не воцерковленных людей.

Валентин Ковальский
25.11.2005
Дата: 25 ноября 2005
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
2
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru