Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:








Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)


Нечаянная радость

Самарский поэт Владимир Осипов получил первую премию имени св. Александра Невского на конкурсе в Петербурге.

Из Санкт-Петербурга вернулся известный Православный поэт Владимир Ильич Осипов — с медалью. Наш земляк получил первый приз в номинации «Поэзия» на Всероссийском Православном литературном конкурсе имени Святого Благоверного князя Александра Нев-ского. Теперь Владимиру Осипову по праву принадлежит громкий и ответственный титул первого Православного поэта России. Тому свидетельство — медаль Благоверного князя Александра Невского на лацкане его потертого писательского пиджака. Прямо с поезда Владимир Осипов приехал в нашу редакцию рассказать об этом событии — значительном не только для него, но и для всей Самарской епархии.
— Владимир, как пришла мысль поучаствовать в этом замечательном Православном конкурсе?
— Идею подсказал писатель Эдуард Анашкин — принес мне газету «Литературная Россия», где было написано о премии имени Святого Александра Невского, и посоветовал отправить в Санкт-Петербург последний мой поэтический сборник «Нечаянная радость». Книга эта вышла по благословению Архиепископа Самарского и Сызранского Сергия. И потому без его Архипастырского благословения я не мог решиться на такой шаг. Владыка дал благословение на участие в конкурсе и даже написал обращение в жюри, что считает мою книгу достойной участия в столь значимом литературном конкурсе. Раньше я отправил свою книгу в почти тридцать редакций — и откликнулся публикацией о моем сборнике только журнал «Молодая гвардия». Все остальные издания моих стихов «не заметили». И вот из Санкт-Петербурга пришла радостная весть — мне нужно срочно ехать в Александро-Невскую Лавру. Получать награду…
— Расскажи о самой награде.
— Это единственная литературная Православная премия во всей России. Учреждена она всего два года назад — по согласованию с Патриархом Московским и всея Руси Алексием II и по благословению Митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Владимира. Жюри возглавлял наместник Александро-Невской Лавры Архимандрит Назарий (Лавриненко). Секретарь конкурсной комиссии — руководитель Свято-Духова просветительского центра Санкт-Петербурга Андрей Гуртовский. В жюри вошли священник Алексий Мороз (автор известной книги «Люди и демоны») и руководитель Общества Православных писателей Санкт-Петербурга Николай Коняев, другие известные литераторы. Всего в конкурсе приняли участие более ста авторов со всей России. В номинации «Поэзия» жюри рассмотрело около семидесяти книг! Причем авторы были именитые, например, свои работы представили авторы уже принятого гимна Санкт-Петербурга. Член Союза писателей России Валентин Голубев, отвечающий в жюри за поэзию, мне честно признался, что сам он был против моего лауреатства. Но входившие в конкурсную комиссию священники из шести лучших и примерно равноценных сборников единогласно высказались в мою пользу. Они сочли, что мои стихи самые каноничные!
А по прозе первую премию получил Алексей Алексеевич Солоницын — за свой последний двухтомник избранного. Там кандидатов было поменьше, но подход был в чем-то строже. Мнения жюри разделились. Некоторые предлагали первый приз вручить писателю Борису Спорову из Москвы. Но перевесило мнение священника Алексия Мороза — он высказался в пользу Солоницына… Я очень рад за своего старшего товарища по литературе, за своего земляка. Рад и потому, что мы оба с ним работаем в Самарском Епархиальном Управлении. Значит, наш успех как-то разделит с нами и вся наша Епархия…
— Чем можно объяснить такой успех самарской литературы?
— Когда я выступал перед всеми участниками конкурса, то говорил о том, что наш город, наша Епархия выходит в первые ряды по многим показателям. Большое внимание наш Правящий Архиерей уделяет развитию Православной культуры, Православным средствам массовой информации… Когда я стал говорить, как много Православных периодических изданий выходит в Самаре, какой тираж у газеты «Благовест» (превышающий тиражи питерских Православных изданий), то я увидел некоторую ревность в глазах у своих собратьев по литературе из Петербурга… Вся обстановка в Самарской епархии способствовала этому нашему успеху. И благословение Владыки Сергия, я уверен, очень повлияло на этот замечательный результат!
А Алексей Алексеевич Солоницын напомнил собранию о том, что мы получили премии за 2005 год — год десятилетия со дня кончины Митрополита Санкт-Петербургского Иоанна (Снычева)! Владыка Иоанн, прежде чем возглавить Санкт-Петербург-скую кафедру, несколько десятков лет был Правящим Архиереем в Самаре (тогда Куйбышеве). Вот, видно, он и решил в год своего юбилея как-то помочь своим землякам-самарцам…
— На медали, которую ты по праву получил, запечатлен образ великого русского святого воителя — Александра Невского. Наверное, не случайно одно из самых известных твоих стихотворений, которое уже стало, можно сказать, народным (я его видел опубликованным в некоторых изданиях уже без указания авторства!) — «На Русском рубеже». Ты читал его в стенах Лавры?
— Да, им я закончил свое выступление. И многие потом мне говорили: «Это, оказывается, ваше стихотворение…» Удивительна даже для меня судьба этого короткого стихотворения. Написал я его в далеком 1991 году. Посвятил поэту Станиславу Куняеву, с которым в ту пору снимал фильм, одноименный стихотворению. Писалось оно так, как сказал по другому поводу Гете: «Бог диктовал, а я писал…» Просто сел у себя в общежитии ВГИКа в Москве (рядом шла богемная студенческая попойка) и записал — с листа… А то, что теперь это стихотворение печатают без моего авторства, я ведь не возражаю.
— Какой была духовная атмосфера вокруг конкурса?
— Я познакомился в Лавре с удивительными людьми! Тот же Борис Споров, получивший вторую премию по прозе, — я его творчество знал по публикациям в журналах «Москва», «Наш современник». И вдруг из общения с ним я узнал, что он, оказывается, сидел в лагерях за веру еще при Хрущеве! И нигде этого не афиширует, не кичится.
Очень обрадовало знакомство с наместником Александро-Невской Лавры Архимандритом Назарием. Это очень простой человек, открытый. Труженик, стремящийся привлекать к Церкви все новых людей, используя для этого достижения по-настоящему духовной культуры. В Свято-Духовом центре на территории Лавры во время проведения конкурса проходила замечательная выставка художника Филиппа Москвитина. Многие его исторические картины меня потрясли! Это, безусловно, большое имя в религиозной живописи. А кто о нем знает? Да почти никто! На слуху по-прежнему один Глазунов. И вот благодаря трудам Архимандрита Назария об этом замечательном мастере узнают люди. Не все понимают отца Назария, но он продолжает свой подвижнический труд. На территории Лавры репетирует Православный театр. А каждый четверг проходят кинолекции по истории Православия! Сейчас в стенах Лавры проходит отборочный конкурс на лучший памятник замечательному русскому поэту Николаю Рубцову. Архимандрит Назарий убежден, что памятник Рубцову должен быть поставлен в Петербурге! И почти все конкурсные гипсовые бюсты замечательные! Трудно выбрать какой-то один… И какой контраст с музеем Некрополя: памятник Анне Ахматовой, выполненный в стиле авангардизма (к счастью, не поставленный) просто ужасает. А есть там еще памятник Слепому (почему не хромому или одноглазому?) — уродливый, безвкусный… И он уже поставлен на какой-то из улиц нашей северной столицы…
— А какие впечатления от современного Петербурга?
— В город я почти не ходил, был все время при Лавре. Жил в келье — просыпался под колокольный звон, шел в храм… Только к Ксении Петербург-ской съездил на Смоленское кладбище. Васильевский остров, раньше мной столь любимый, поразил суетой, множеством кавказских торговцев, каким-то неуютом… Но на кладбище, где часовня Блаженной Ксении, все такая же благодать! А самые сильные впечатления были от лаврского Некрополя. Даже боязно рассказывать о том, что меня там посетило… Пошел я первым делом на могилку Митрополита Иоанна. Иду, а впереди голубь летит. Подошел, приложился к кресту. Голубь сел на верхушку креста. Я говорю покойному Владыке Иоанну как живому: «Поклон Вам от нашей самарской земли». Положил в снег поклон. И от тебя поклон передал. Говорю Владыке: «Поклон Вам от Антония — то есть от тебя! — Помните его?». И — удивительно! — слышу в сердце ясно ответ: «Да, конечно, помню…» И тут голубь летит. Я руку подставил. Он подлетел к моей руке, сел на ладонь, клюнул легонько и опять к Владыке на могилу полетел. Я даже заплакал… Пошел я оттуда на Литургию. А на следующий день снова пришел в Некрополь. На могилу Достоевского. Подошел к могиле и решил с ним тоже как с живым поговорить. Говорю ему: как, мол, вы там, Федор Михайлович? Бесы не мучают? И… — вот истинно говорю! — слышу в сердце ответ: «Да есть немного…» Звука голоса я, конечно, не слышу. Но в сердце ясно слышу слова. Что это было, не знаю. А только каждое слово — отчетливо… Спрашиваю: «А за что?..» Отвечает: «Да как за что? Я так поэтично зло описывал… А зло это любит! Оно от этого как будто воплощается… Надо было больше о прекрасном писать. Пушкин-то прав: «Прекрасное должно быть величаво…» Вот эти слова прозвучали в сердце!.. Очень мне хорошо было на его могиле. Даже если и после смерти его бесы мучают, но все равно, я думаю, после Страшного Суда получит он от Бога золотой венец! Подвижник он…
С Суворовым, нашим русским генералиссимусом, такого общения у меня не получилось. Но на его могилке я почему-то об Илье Муромце вспомнил — нашем русском святом. Он до тридцати трех лет сиднем сидел, а потом как встал да как пошел защищать Матушку-Россию!.. А Суворов был слабак-слабаком телом, а сколько побед России принес! Духом был сильный.

Антон Жоголев

На Русском рубеже
Мы вновь на поле Куликовом.
Как ощетинилась орда!
Зарницы в сумраке суровом,
и красная в реке вода.

Засадный полк еще в засаде,
и гибнет полк передовой.
И суть не в славе, не в награде — 
я в Черной сотне рядовой.

Я в Черной сотне. Слава Богу — 
аз есмь на ратном рубеже.
И в сердце свет, а не тревога,
успокоение в душе.

И с нами Спас Нерукотворный,
хранитель праведных побед.
Я в Черной сотне самый черный,
чернее — только Пересвет.

Владимир Осипов

См. также


03.02.2006
Дата: 3 февраля 2006
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
1
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru