Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

«Рвется в небо молитва в едином горенье души…»

Стихи наших читателей.

Оптина
Пусть и в дальней дали, но добраться любому возможно.
Там, в лесной стороне, корабельные сосны шумят…
Неземная земля своей жизнью живет безтревожной,
Белокрылые ангелы пределы ее сторожат.
Время старцев минуло, увы, годы вспять не воротишь,
Только дух их незримо, но явно присутствует там.
На могилках святых расцветают роскошные розы
И всегда многолюдна дорога, ведущая в храм.
Там горит негасимо пред иконою светоч лампады.
Рвется в небо молитва в едином горенье души.
Там, у Бога, свои, непонятные многим, награды,
Шепчет ангел Господень: «Добраться сюда поспеши».
Притекают сюда, чтоб душе помогли исцелиться
От мирской суеты, от напрасных печалей, скорбей,
Чтобы ввысь отпустить ее белой смиренною птицей,
Ведь недаром же люди так любят кормить голубей.
Дай же Бог долгий век этой нашей великой святыне
На тернистом пути возрожденья Небесной любви.
На иконах и фресках вы рядом, совсем как живые —
Это войско Христово охраняет пределы, Россия, твои.

Тихая молитва
Ночь на город тихо опустилась,
Чтоб покой и отдых людям дать.
В этот час Господь дарует милость
Тихую молитву сотворять.

Тихая молитва в шумном городе…
В ней слова о вере и любви.
Ты услышь их, милосердный Господи,
Ты прости нас и благослови.

Истомило сердце ожидание.
А враги все яростней и злей.
Только жить средь мрака и страдания
С тихою молитвою светлей.

Искренность и вера в сердце — главное,
И Господь услышит те слова,
Ведь Россия верой Православною
И молитвой тихою жива.
О. Гаврилова,
г. Мичуринск Тамбовской обл.

Сон
Мне снится лес, зима, избушка,
В печи моей трещат дрова,
Половики, часы с кукушкой,
Висят в простенке образа.

И тихо на душе, уютно,
В лампадку масла подолью.
Для счастья многого не нужно,
Молитвы Господу шепчу…

Щебечут птички у кормушки.
Вдруг в первозданной тишине
Стучат мне в дверь — вошла старушка
И направляется ко мне.

Перекрестилась на иконы
И, строго на меня смотря,
Глазами обожгла до боли,
Все рассказала про меня.

Открыла все мои грехи,
Словами била без пощады
И обещала вновь прийти
И затушить мою лампаду.

«Коль не исправишься — смотри,
не забывай, что дни лукавы,
на исповеди все скажи,
покайся, отрекись неправды».

Я на колени перед нею,
Я понял: это Божий глас.
И я от ужаса немею,
И слезы брызнули из глаз.

Поднялся я, ее не вижу,
Снег не примят, лежат дрова.
И только голос ее слышу:
«Не забывай мои слова!»
К. Аванесов,
г. Самара.

Россия
Русская земля непобедима,
Богом избрана, Богом хранима,
Пресвятой Богородицы дом.
Нам есть чему радоваться — в России живем.

Ни выжечь, ни растерзать, ни сломить
Россию никто не смог. И не сможет.
Счастье русским родиться и быть.
Стойте за Русь — и Бог нам поможет.

Люди русские, Православные!
Не забудьте, что в жизни главное — 
За Веру, Царя и Отечество!
Здесь — война. Там — жизнь вечная…

Преподобному Сергию Радонежскому
Игумен великой земли Православной!
Прими благодарный Тебе поклон.

Это хорошие слезы, тихие,
Грешной душою моею рожденные
И благодатию Бога Всевышнего,
Чистой молитвой Твоей окропленные.

Я недостойная, но прошу с верою,
Услыши молений моих тихий глас.
Преподобне Отче наш Сергие,
Ты моли Христа Бога о нас!

Я о милости молю, о прощении
Всех, кто крест помогает нести.
Душам нашим прошу спасения.
От лукавого — защити!

Кланяюсь Господу, Божией Матери,
Лавры великой Твоей церквам.
Не отдайте на поругание
Землю русскую лютым врагам!

Любовь
Сколько неразумного, недоброго, невечного
Мы с собою по жизни несем.
И вдруг понимаем, что жизнь — скоротечна,
Задаемся вопросом, зачем мы живем.

Если начать жизнь заново,
Вряд ли пройдешь по тем же камням.
Сколько непостижимого, доброго, главного
Хранит души Богом созданный храм.

Прости меня, пожалуйста, за многое,
Господь за покаяние простит.
Ведь среди мусора души убогого
Живет Любовь. Она все победит.
Елена Кузнецова, г. Сергиев Посад Московской области.

***
Мне предельно, доподлинно ясно
(Пусть наивно сие и смешно):
Раз земля так светла и прекрасна,
Смерти быть на земле не должно.

Даже холод, и тот извращенье
(Климат ныне, как люди, суров).
Попросите у Бога прощенья — 
Не должно быть у нас холодов.

Даже гибель животных мельчайших,
Даже сорванный липовый цвет — 
Средь числа катастроф величайших,
Равных только крушенью планет.

И печали души одинокой,
Оказавшейся вдруг в тесноте
Леденящей, скупой и жестокой,
Не созвучны такой красоте.

Плач младенца — ужель не ужасно?
Слезы женщины — горько до слез!
Гнев мужчины и ропот напрасный…
Нет, пора нам проснуться всерьез!

Неужели одно невезенье
Пить и пить, оседая до дна?
Опуститесь пред Богом на землю,
Ту, что нам во владенье дана.

…Даже если разбой узаконен,
сохнут реки, чащобы горят…
Он нас любит. Чего же мы стонем?
Постучите — и вам отворят.

Караганда (песня)
Преподобному Севастиану Карагандинскому

Средь степей стоит
Город ласковый,
Тешит веснами,
Бает сказками.
Люди там живут,
Люди добрые,
И не в тягость труд —
В поле бороны.

Церкви полные,
Лики славятся,
Пред иконами —
Платы, платьица,
Крестный ход идет,
Благовест, перезвон
И причастье ждет
И щадит закон…

Были времена
Нешутейные:
Жизни грош цена —
Брали семьями…
Привезли народ,
В степи бросили
Под потоки вод
Поздней осени…

Стены высились,
А наутро — снег
Горше виселиц —
Гибли мал и сед…
Не жалел закон
Люда ссыльного,
Норма — восемь тонн
Грунта стылого.

Тьма беззвездная,
Рот наркома сжат.
Трупы мерзлые
Меж живых лежат.
Тяжелы слова,
Мысли, как руда…
Нет, не ласкова
Ты, Караганда.

Зона славилась
(Тщетны жалобы)
Небывалыми
Урожаями.
Не красна в цене
Голь опальная…
Ночь, похоже, не 
«Карнавальная».

Голод, тиф, цинга,
Вши, фекалии…
Тут бы валенки —
Не сандалии.
Та — беременна,
Та — кормящая…
Жизнь не временна
Настоящая…

Вот история
Резервации:
Территория
Равна Франции.
От Алтая и 
До Бетпак-Далы
Жили стаями,
Глядя сквозь стволы,

Заклейменные
Тенью тления,
Обреченные
Спецселения
Раскулаченных,
Размонашенных,
Нерастраченных,
Непогашенных…

Кто-то спросит: «Да
Это мыслимо ль,
Чтобы в те года
Люди выросли
Выше облаков,
Тише голубей,
Изоткав покров
Святости своей?..»

…На костях стоит
Город ласковый,
Тешит веснами,
Бает сказками.
Люди там живут,
Люди добрые,
И не в тягость труд —
В поле бороны…

Погибшим в Беслане
Мальчики и девочки
В платьях кружевных.
Зайчики и белочки
На гробах иных…
Что-то вы недвижимы,
Что-то плачут все…
Ближе, ближе, ближе мы
К кровяной росе.
Семьи ваши сироты.
Гиблые места…
Вы, как жертвы Ирода,
Пали за Христа,
За Христа, Расеюшку.
Перевернут пласт…
Помолитесь, деточки,
В Царствии о нас.

Антитеза «Макдоналдсу»
Среди кафе и ресторанов,
Пиццерий модных и столовых,
«Макдоналдсов», бистро и баров
Нет лучше трапезных церковных.

Там бабушка подаст неспешно
Простую гречневую кашу,
Промолвит тихо и утешно:
«Ходи почаще в церковь нашу…»

И как-то вынырнув из фальши
Хмельных застолий и скоромных,
Я стану заходить почаще
В оазис трапезных церковных.

Там под иконами лампады,
Молитвы древние как пламя,
Там неизменно людям рады,
Там крест — немногих верных знамя,

Там не за деньги труд — с любовью,
Там борщ вкуснее год от года,
Там вера выкуплена кровью
Непобежденного народа.

Ангелу-Хранителю
Жаждет мгла меня дикою жаждой,
Я пред нею бессилен один.
Приближайся, сияющий Стражник,
Над судьбою моей господин!

Нас с Тобою не сломят напасти,
Нас шторма до щепы не побьют.
Я в Твоей, Богом вверенной власти,
Ты мне кров, и тепло, и уют.

Мне с Тобою ни капли не страшно
Жить и кануть в тьму небытия.
Содрогнись, Вавилонская башня,
Ледяная врагиня моя!

Пятак
Ах, стать бы снова маленьким,
Ах!.. Да нельзя никак…
Теперь ты, дядя, старенький
Захватанный пятак.

Не наверстал, не выполнил,
Судьбу не превозмог,
Облез, истерся, вылинял…
Одна надежда — Бог.

Йог Маша
Йог Маша Петрова на лавке сидит,
Украдкой вздыхает, с истомой глядит,
Забыв пранаяму, асаны кляня — 
Йог Маша Петрова влюбилась в меня.

Ей Шамбала чужда отныне навек —
Проснулся в Марии другой человек,
Ему бы корову, ему бы дитя,
И тихую песню под шепот дождя,

Ему бы избушку с щелями в полу,
Ему бы икону над свечкой в углу,
Ему бы хозяина, лошадь, коня,
Спокойствие ночи, усердие дня.

Йог Маша Петрова, брось йогу свою.
Я тихую песню тебе напою,
В ней лес, и ковыль, и печаль, и слеза,
И счастье, и к Богу прямая стезя.

Юрий Анастасьян, г. Бишкек.

24.03.2006
1102
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
2
1 комментарий

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru