Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:








Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)


Открылась радостная тайна...

Новые стихи священника Сергия Гусельникова.


Пасхальное
Христос воскрес — и смерти нет!
И больше никогда не будет!
И возсиял над миром свет,
И с Богом примирились люди!

Какая радость на душе!
Как солнце весело играет!
И не до горести уже,
И сердце сладко замирает…

Еще вчера была гроза
И в тучах молнии сверкали,
А нынче небо — как слеза,
Прозрачны голубые дали…

+++
Вобрать в себя всю эту жизнь,
Вдохнуть весь дым воспоминаний,
Ошибок, встреч и расставаний –
И взять иные рубежи.

Но в небе догорел закат,
И затуманились дороги…
Я нищий, сирый и убогий
И прячу свой печальный взгляд.

Пройдя пешком сквозь глубь веков,
Я наконец дошел до Бога!
Но… растерялся у порога
И не нашел заветных слов…

Прости меня, Спаситель мой,
За то, что я не в той одежде,
Что нерадивый я, как прежде,
Все с той же нищенской сумой!

Лишь только в сердце — море слез
И боль утраченных столетий…
О Господи, я не заметил,
Как время жатвы началось!


+++
Эта ночь никогда не кончится -
Как не кончится наша жизнь.
Моя память от боли корчится.
Ну зачем это все — скажи?!
Ну зачем это прежнее, горькое,
Как в полынной степи суховей?!
Разлетелась душа осколками
По просторам чужих полей,
По просторам дорог истоптанных,
Уводящих в глухую тьму.
Жизнь моя, из чего ж ты соткана –
До сих пор я никак не пойму.
Где ж ты, радость моя долгожданная,
Где ж ты, мой несказанный свет?
Замирает душа окаянная –
Ну когда же наступит рассвет?
Ну когда ж зазвонят к заутрене
В Божьих храмах колокола?
Где ж ты, счастье мое? Аукнись мне!
Как ты, ночь, иногда тяжела…


+++
Жить в ощущении вины
И в ожидании расплаты…
Мы этим так всегда бедны!
Мы этим так всегда богаты!

Печальны сжатые поля.
Но будут новые посевы,
И принарядится земля
Под птиц весенние напевы.

Коварна снежная пурга,
И за окном так ветер воет…
Но по весне сойдут снега –
И, значит, каяться нам стоит.

Жить в ощущении вины
И в ожидании расплаты…
Мы перед Богом все равны,
Мы все пред Богом виноваты.


Жене
Не говори о том, что было,
О том, что навсегда ушло.
Ты многое уже забыла,
Другое — ветром унесло…

Любимая, смотри, как светит
На землю солнце с высоты!
Как весело смеются дети!
Как улыбаются цветы!

Ну а за то, что потеряли,
Сторицею воздаст Господь.
Смотри, какие голубые дали!
Нас никому не побороть!

Ведь о тебе мои молитвы
В тревожный предрассветный час.
Мы не одни на поле битвы:
За нас — Нерукотворный Спас!

Любимая! К чему тревога
И о несбывшемся печаль?!
Дойти бы вместе нам до Бога,
А остальное все — не жаль…


+++
Истончить свою плоть до предела,
Чтоб свободной была душа,
Чтоб она вольной птицей летела
В горний мир, полной грудью дыша.

Ну зачем эти сытые взгляды
И обманчивый этот покой?!
Ничего мне от жизни не надо –
Только степь да закат над рекой,
Только теплую к Богу молитву,
Только плач о своих грехах,
Только вечную Невскую битву
Да веселую грусть в стихах!


Нерадивый наездник
Ускакали мои кони
Без повозки по степи…
Разве их теперь догонишь…
И следа мне не найти.

Эх ты, жизнь моя шальная, -
Все галопом да в обрыв…
В небе плачет рать святая –
Капли слез на листьях ив…

И теперь бреду пешком я
За конями под дождем.
Под ногами грязи комья -
Наш российский чернозем.

Эй, душа моя, покайся,
Впереди ведь Страшный Суд.
Да дороги не пугайся –
Кони вскачь не понесут.


Извечный спор
Михаил Архангел, когда говорил с диаволом, споря о Моисеевом теле… сказал: «да запретит тебе Господь»
(Иуда, ст. 9).

Спорил сатана с Архистратигом:
Есть ли грех на Моисеевой душе?
Божий враг зло челюстями двигал
И почти доказывал уже:
«Он убил в Египте человека,
Он — убийца и пойдет ко мне.
Над людьми я властвую от века,
И гореть ему со мной в огне!»
Но Архангел Михаил ответил:
«Он раскаялся — Господь его простил!
Разве ты не видишь — лик его как светел,
Много добрых дел он совершил.
Бог ему вручил Свои скрижали!
Нет, тебе его не побороть,
Уходи, тебя сюда не звали.
И — молчи, да запретит тебе Господь!»

Так и мы плодами покаянья
Избежим позора и изгнанья.


+++
Кончался март, и вроде бы на крышах
Сосулек строй заметно поредел.
Но повалил вдруг снег, и сразу стало тише –
Зима опять вернулась в свой удел.

Вот так и сердце — вроде бы оттает,
Согретое Божественным теплом,
Ну а потом вдруг снова замерзает
И прячется в свой опустевший дом…

+++
Неба мартовского синь,
И в проталинах дорога.
В сердце — вечный зов Руси
И такая близость Бога!

В каждой веточке — любовь,
В каждом звуке — ликованье.
И волнует душу вновь
Светлой Пасхи ожиданье…

И мила мне даже грязь
На крыльце родного дома,
Как стихов весенних вязь,
Как синиц напев знакомый.

+++
Благая весть сошла на землю –
И изменилось все вокруг!
Я Гавриилу сердцем внемлю,
Ловлю с восторгом каждый звук.

Летят из темных клеток птицы
На благовещенский простор…
Исчезли прежние границы,
Распался ветхий договор.

Открылась радостная тайна
Великой жертвенной любви!
Она открылась не случайно
В лучах предутренней зари.

В полях зазеленели всходы,
В лесах забили родники…
И пташки, вестницы свободы,
Взмывают ввысь с моей руки.


Воспоминание о детстве
Была усадьба Три Прудка
В степном районе под Самарой…
Я возвращался к жизни старой,
Я шел туда издалека.

Мальчишкой глупым, босиком
По пыльной грунтовой дороге,
Как тать, родившийся в остроге,
Я шел с поклоном в барский дом.

Душа кричала: где ж ты, Русь,
С садами, чистыми прудами
И с золотыми карасями?
Ушла… Осталась только грусть…

Я вырос, став совсем иным.
Меня испортил шумный город.
Но детства сон мне так же дорог,
Как русской печки сладкий дым!


Из старых тетрадей

+++
Убили лебедя. Убили!
Последний взмах безсильных крыл,
И вот уж звездами застыли
Его глаза.
Он тихо плыл,
Неловко шею запрокинув
На белоснежное крыло,
А капли крови, как рубины,
Стекали с перьев на стекло
Лесного озера.
И воду
Окрасил тотчас алый цвет,
Как будто хрупкая природа
Зажгла прощальный свой рассвет…
Какой-то варвар безсердечный
К нему уж лодку быстро гнал.
А он все плыл в седую вечность
И звезды глаз не закрывал…


Застольное
Голова опустилась на скатерть,
Захмелев от тоски и вина.
Как забыть мне церковную паперть,
Где со мною прощалась жена?!

Как забыть мне глаза голубые
И на кофточке сабельный след?!
Ах, жена, ах, Москва, ах, Россия –
Ничего у меня теперь нет.

Налетели вдруг красные сотни,
Расплескали свинец по степи,
Будто псы из глухой подворотни,
Ненароком сорвавшись с цепи.

И остатки лихих эскадронов
Захлестнула морская волна.
Плыли вдаль наши верные кони,
Нас чужая ждала сторона…

Мы в Стамбуле теперь и в Париже
Доживаем последние дни…
Ах, жена, я тебя не увижу,
И Россия все так же в крови!

Мы сидим в дорогом ресторане,
Не спеша пьем французский коньяк…
Эх, поручик, мы больше не встанем
Под трехцветный взметнувшийся флаг!

Священник Сергий Гусельников
г. Самара
23.04.2006
Дата: 23 апреля 2006
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
2
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru