Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

«Я пишу о том, что интересно людям…»

Интервью с Православным писателем протоиереем Николаем Агафоновым.


Протоиерей Николай Агафонов хотя и служит настоятелем небольшого, недавно открытого  храма в честь Жен-Мироносиц, все же сегодня именно он является, пожалуй, самым известным за пределами нашей епархии самарским священником. И знают отца Николая в первую очередь по его книгам. Сейчас он уверенно вошел в число самых популярных Православных авторов. Его книги печатают в Москве и Санкт-Петербурге, издатели спорят за право издавать новые сборники его рассказов. Меньше чем за два года его книги разошлись тиражом более ста тысяч экземпляров. Недавно отец Николай пришел в редакцию газеты «Благовест» и ответил на  наши вопросы.

«Писатель всегда радуется, когда его читают…»

— В рамках Московской международной книжной ярмарки, проходившей в первой декаде сентября, я встретился с читателями и представил им мой новый роман о святом Иоанне Дамаскине, — рассказывает отец Николай. — Этот роман будет издан Сретенским монастырем. На книжной ярмарке я познакомился с руководством издательства «Молодая гвардия», и мы договорились об издании еще и документальной книги о преподобном Иоанне Дамаскине — в популярной серии «Жизнь замечательных людей» (ЖЗЛ). Одновременно со мной свои новые книги — об Андропове и об окружении Сталина — на выставке представлял известный историк Рой Медведев. Обычно на таких мероприятиях народа не очень много, но на встрече со мной было так много людей, что не хватило книг для продажи. И я даже устал подписывать свои книги. А один солидный мужчина попросил меня подписать книгу для первого вице-премьера России Дмитрия Медведева… Надеюсь, что он мою книгу прочтет. А вообще, специально для начальства, которому некогда читать, московская фирма «Дионика» выпустила аудиокнигу с моими рассказами, которые на диске читают московские артисты — их удобно слушать в машине.
На встречу приехали школьники-шестиклассники из подмосковного Ногинска. С цветами приехали! И такие трогательные слова говорили… Оказалось, я у них самый любимый автор. Теперь вот дружу со всей школой.
— Вы становитесь модным писателем. Это хорошо или плохо? Как вы думаете, ваша популярность как-то связана с вашим саном? Если бы вы не были священником, ваши книги были бы так же популярны?
— Писатель всегда радуется, когда его читают… У нас сейчас мало Православной беллетристики. Так что к моде на свои книги отношусь хорошо. А шум вокруг моих рассказов идет от чего? Я пишу о том, что интересно людям. Об их повседневной жизни. Со всей России и из-за границы мне пишут, и по интернету, и обычные письма присылают, благодарят, просят писать еще… Я с пяти лет знал, что буду писателем. И эту мысль держал в себе чуть ли не до пятидесятилетнего возраста. И  все же осуществил! Жизнь у меня была богата событиями. В детстве, начитавшись приключенческих романов, убегал из дома в Америку индейцам помогать и потом сидел тут вот, в Самаре, в карцере с уголовниками в детском приемнике-распределителе… В Америку я все же попал, правда, уже в зрелом возрасте. Был в Нью-Йорке, там залезал на крышу того небоскреба в сто десять этажей, который потом был взорван 11 сентября… Хотелось с самой высокой точки на город посмотреть… Много чего было! Был первым ректором Саратовской семинарии. Пускал по Волге первый миссионерский корабль в Волгоградской епархии… Теперь вот пишу о том, что видел и пережил.
Я думаю, что дело не в моем сане. И даже не возражал бы, если бы издатели писали на книгах просто: Николай Агафонов… Дело в том, что я пишу для людей.
Недавно был на собрании писателей, и многие сетовали, что их никто не печатает. Я встал и сказал: сейчас все издательства, в том числе и церковные, работают на коммерческой основе. Чьи книги покупают, тех авторов и издают. Вот и надо писать так, чтобы люди твои книги покупали…
Сейчас я живу почти исключительно на литературный заработок. Приход у нас маленький, зарплату в храме я получаю последним. А вот на гонорары даже сумел машину купить.

«Благодаря книгам моя паства значительно увеличилась»

— Скажите, а писатель Николай Агафонов не мешает священнику отцу Николаю?
— Нет, только добавляет. Моя аудитория как пастыря благодаря книгам значительно расширилась. А когда работал над романом об Иоанне Дамаскине, стал молиться как-то иначе, более глубоко. Творчество меня очищает.
— Недавно слышал такое мнение одной прихожанки: герои ваших рассказов часто… выпивают. В том числе и священники. Не будет ли это соблазном для верующих? Что вы скажете на этот неожиданный упрек?
— Нет, не часто выпивают, но если уж пьют — то конкретно. В моих рассказах пьют намного меньше, чем в реальной жизни. Просто в литературе это бросается в глаза. Но если я не буду об этом писать, то поступлю как те католики, которые запрещали мирянам читать Библию, чтобы те не…«соблазнились»! Ведь библейские персонажи тоже, бывает, и пьют, и дерутся, и насилуют… А если говорить серьезно, то был случай противоположный: ко мне подходила женщина и благодарила за то, что после прочтения моих рассказов ее муж прекратил пить. А до этого куда только она с ним не ездила лечиться…
Вот, например, рассказ «Погиб при исполнении». Добрый, хороший батюшка, у которого единственного сына убили. Душа человека не выдержала, поддался он соблазну. Начал выпивать. Его переводят из городского прихода в деревню, а он и там пьет, не может никак исцелиться. Хотя ведь и сам понимает, что грех... И чем же заканчивается рассказ? Мальчик, который так любил батюшку, приходит на его могилку, выплескивает из стакана сивуху, заменяет ее чистой родниковой водой…
— Недавно вы были приняты в Союз писателей. Что это вам дало?
— У меня появилась возможность как пастырю влиять на души самарских писателей. Некоторые из них, ближе познакомившись со мной, стали моими духовными чадами, другие приходят ко мне за советами. Сергей Александрович Жигалов — замечательный человек, сильный писатель, сейчас он пишет Православные произведения: о Царе-Мученике Николае, о замечательном самарском иконописце Григории Журавлеве, который не имел ни рук, ни ног, а кисточку держал зубами… Постоянно обращается ко мне за духовными советами один из самых талантливых наших писателей — Антон Голик.  А Вадим Баранов, замечательно составивший подробнейшую биографию Сергея Есенина, — он внук священника, и вот наконец возвратился в Церковь! Приходил ко мне в храм, исповедался, причастился… А председателя Самарского отделения Союза писателей Александра Громова я только вчера исповедовал и причащал на больничной койке… Во второй раз уже после тяжелой операции. И как только он причастился, состояние здоровья у него заметно улучшилось.
— В недавнем интервью «Благовесту» писательница Юлия Вознесенская сказала о  вас немало добрых слов. А как вы воспринимаете ее творчество? Где вы познакомились?
— Это какое-то чудо… Я приехал в огромный Петербург и зашел в книжный магазин «Слово» на Невском проспекте. Именно в этот момент она тоже туда пришла. И вот я слышу за спиной разговор пожилой женщины и молодой девушки. Пожилая говорит: «Есть еще второе издание этой моей книги…» Тут меня осенило — она! Повернулся, спросил… — оказалось, передо мной действительно Вознесенская. Подарил ей свою книгу. Она ее сразу узнала! Оказалось, что в Германии продавались мои книги и шли нарасхват — она успела одну из них купить и прочесть… Так мы познакомились. С тех пор мы больше не виделись, а только переписываемся по интернету. Она мне шлет главы своих новых произведений, спрашивает советы, как у священника. Я тоже ей свои новые главы посылаю. И она дает мне точные советы, к которым стараюсь прислушиваться. Однажды Юлия Вознесенская заставила меня трижды переписать одну главу, «Сон Иоанна Дамаскина», и я за это ей благодарен.
Книги Юлии Вознесенской очень нужны! Они учат нашу молодежь обращаться к Богу, молиться… Самую спорную ее книгу — «Мои посмертные приключения» — я не читал. Но знаю, что у писателя бывают не только взлеты, случаются и провалы. И это, я считаю, нормально. В целом же она замечательный писатель. Только нужно понять: художественная литература — не учебник догматики, и автор имеет право на вымысел, на свою трактовку… Я читал книгу отца Сергия Булгакова «Лестница Иакова», и в чем-то их мысли перекликаются: Ангелы — наши лучшие друзья на всю жизнь…

«Святой Иоанн Дамаскин — самый читаемый Православный автор»

— Теперь спрошу о вашем еще не изданном романе. Почему именно Иоанн Дамаскин стал героем произведения?
— Это мой любимый святой! Еще во время моей учебы в Московской Духовной семинарии мы поставили на сцене поэму «Иоанн Дамаскин» Алексея Константиновича Толстого («Благословляю вас, леса…»). С тех пор этот святой запал мне в душу. И я всегда мечтал о нем написать, всегда волновала его трагическая судьба. Это на все времена самый читаемый Православный автор! Любой человек, который приходит в храм в воскресенье, обязательно услышит чтение канонов, которые написал Иоанн Дамаскин. А на Пасхальной службе стоят Президент, члены правительства — и слушают то, что написал Иоанн Дамаскин: «Пасха, Господня Пасха!..» Он написал тексты на все Двунадесятые праздники (что-то вместе со своим сводным братом св. Космой Маиумским, а что-то один), шестьдесят четыре канона написал, в которых высочайшее богословие! Его труды в защиту иконопочитания до сих пор актуальны. Это блестящая апологетика церковного искусства и святости икон. А его догматические труды!.. Ими зачитывалась Средневековая Европа. Книга «Точное изложение Православной веры» до сих пор очень читаема и актуальна. А его блестящие проповеди! Их недавно издали в Москве тиражом в пять тысяч экземпляров — и все сразу раскупилось. Он лучше всех изложил догматическое учение о почитании Пресвятой Богородицы… Это был великий поэт, он писал ямбом и акростихом.
— В вашем романе есть вымышленные персонажи?
— Только второстепенные персонажи у меня в книге вымышленные. Все главные герои — исторические личности. Я изучил множество источников: все хроники, вплоть до армянских, перечел всех византологов. И все же я писал исторический роман. А значит, эта книга не только о том, что происходило в прошлом. И не только о том, что могло бы произойти. В первую очередь эта книга о том, как увидел события сам автор.
…Я специально уехал писать этот роман в тишину, в луга и поля. Меня позвала знакомая монахиня в Калужскую область, в монастырь, Богородице-Рождественскую девичью пустынь. Там я за две недели написал больше, чем смог написать в городе за полтора года. Я каждый день молился Иоанну Дамаскину. Читал ему тропарь перед иконой. К сожалению, акафист Иоанну Дамаскину до сих пор не написан. Видно, придется мне этот акафист самому написать, для келейного чтения.
— Все, этот роман завершен. Теперь, наверное, отдохнете немного?
— Никаких отдыхов! Две повести просятся в печать. Одна — о Чечне, «Свет золотой луны», уже почти написана. А еще в планах повесть о жизни священника: «Хроника восхождения на девятый этаж». Священник идет причащать своего давнего врага. Подходит к загаженному подъезду девятиэтажки. Лифт не работает, а  священник сам после больницы. Обрадовался поводу, что теперь может не идти к врагу, ведь ему, сердечнику,   подниматься наверх тяжело — и развернулся обратно. Но пастырский долг его возвращает. И вот он начинает мучительно долгое восхождение. Медленно проходит все девять этажей и вспоминает при этом всю свою жизнь... Повесть делится не на главы, а на этажи.

Благословение на писательский труд

— Ваш тесть — замечательный священник Иоанн Державин (+ 1998 г.). Я не раз писал об этом замечательном пастыре, даже дружил с ним в последние годы его жизни… Что вам дало общение с этим человеком? Может быть, вы в дальнейшем опишете его в одном из произведений?
— Это был корневой батюшка! Я ему многим обязан. Пришел к нему пареньком из рабочей нецерковной семьи (я тогда только-только поступил в семинарию). А чтобы мне по-настоящему воцерковиться, почувствовать сам дух церковности — в этом он мне очень помог… Это была семья строгого благочестия. И моя жена впитала этот дух с детства. А потом она приучила меня к постам, читала нашим детям жития святых… Есть у меня рассказ «Командировка в иную реальность». Там я описал подлинный случай из жизни отца Иоанна. К ним в село должен был приехать лектор-атеист, а отец Иоанн узнал об этом и смело сказал с амвона: «Пусть едет! А мы пойдем в клуб и зададим ему вопросы…» Лектор так испугался встречи со священником, что сказался больным и на диспут не пришел. Об этом узнали в Москве, и к отцу Иоанну даже приезжал корреспондент из «Литературной газеты»…
Другой рассказ — «Высокая ставка» — тоже имеет реальную основу. Мне его рассказал зять, отец Игорь, а ему — тот самый генерал, с которым это произошло. В одной из среднеазиатских республик, где расположена погранзастава Российской армии, генерал попросил у местного губернатора, мусульманина, разрешение построить для военных Православный храм. Тот сначала наотрез отказался, но потом предложил генералу сыграть с ним в бильярд. На кон же решил поставить храм и… его генеральские погоны! Генерал согласился и — с одного удара вогнал семь шаров в лузы! Это было чудо Божие! Храм вскоре построили… Этот генерал служит сейчас в Волгоградской области.
— А были ли в вашей жизни такие интересные случаи, которые вы до сих пор не описали ни в одном из рассказов?
— Ну, вот этот, например... Я тогда служил в Саратове. Ко мне приехал старый друг, и мы с ним до трех часов ночи общались, был грех, немного и выпили. А рано утром мне надо было срочно ехать в епархию. И вот на мосту меня остановил гаишник. Принюхался и строго сказал: «Вам придется поехать со мной на экспертизу…» Я понял, что дело серьезное: можно лишиться водительских прав, да и стыдно вдвойне — ведь священник  же! Стал просить милиционера отпустить меня. Говорил, что очень спешу, что меня ждут, что и выпил-то я совсем немного… Потом признался ему, что священник и не хочу позорить сан. «А я до сих пор некрещеный», — задумчиво произнес на это милиционер, но меня все-таки отпустил. А на обратном пути я специально купил в храме и подарил ему Казанскую икону Божией Матери. Поблагодарил за то, что он проявил ко мне милосердие.
Прошло лет семь, и вот однажды меня пригласили освятить «крутой» особняк в селе Генеральском под Саратовом. Приехал, навстречу вышел хозяин и как-то очень внимательно на меня посмотрел. «У вас была машина «семерка» шоколадного цвета?» —  спросил он. «Была», — удивился я. И тут он сказал, что и есть тот самый «гаишник»…
«После того как вы мне подарили икону, жизнь моя пошла совсем по-другому. Вскоре я из милиции ушел в бизнес, и мне сильно везло — вскоре я разбогател… Вот только крещения до сих пор так и не принял», — рассказал он. В этот вечер я не только освятил его дом, но и крестил его вместе со всеми домочадцами. После крещения он стал предлагать мне немалые деньги, но я отказался. Тогда он встал на колени перед той самой иконой Божией Матери и спросил меня, какой обет ему дать Царице Небесной. Я посоветовал дать обет построить в этом селе храм. И он перед иконой дал такое обещание. Вскоре в этом селе на его средства был построен прекрасный Александро-Невский храм…
— А брали ли вы когда-нибудь благословение на писательский труд?
— Роман «Иоанн Дамаскин» посвящен старцу Архимандриту Иоанну (Крестьянкину). Он очень любил мои рассказы. Особенно ему нравился рассказ «Друзья» — о том, как два Архиерея оказались в гостях у своего семинарского товарища, теперь сельского батюшки… А бывший эконом Псково-Печерского монастыря мне потом говорил, что носил старцу мои книги целыми стопками, а он их всем раздавал… Я считаю, что его молитва помогла мне в творчестве…
Однажды я дал рукописи своих еще нигде не публиковавшихся произведений Архиепископу Самарскому и Сызранскому Сергию. И вот прошло какое-то время. Владыка Сергий пригласил меня к себе в дом и перед обедом вынес рукопись и вернул мне. Сказал, что прочел и ему понравилось. Потом он спросил меня: «А почему вы не печатаетесь?» Я замешкался, не знал, что ответить. А он перекрестил меня и сказал: «Благословляю печатать…» С тех пор книги мои выходят одна за другой…
— И последний вопрос: как вы пишете — авторучкой или сразу на компьютере?
— Раньше писал от руки, на компьютере не мог писать. Никак не мог психологически на современный лад перестроиться. А сейчас уже сразу на компьютере пишу. Технологии все-таки одолели… Так гораздо удобнее тексты редактировать. Так что теперь рассказы выходят не из-под пера, а из-под клавиатуры.

Антон Жоголев
20.10.2006
893
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
2
3 комментария

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru