Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Иван Ильин в Соборе 2008 года

Доклад Православного писателя из Санкт-Петербурга Николая Коняева на региональной конференции по творческому наследию И.А. Ильина в Самаре.

Если мои книги нужны России, то Господь убережет их от гибели; а если они не нужны ни Богу, ни России, то они не нужны и мне самому. Ибо я живу только для России. 

И.А. Ильин


Я выношу в эпиграф эти слова, сказанные Иваном Александровичем Ильиным в 1949 году, еще и потому, что сейчас, когда в нашей стране снова набирает градусы чиновничья русофобия и озлобленная антиправославная истерия, нам крайне необходим этот обозначенный великим русским патриотом ориентир, по которому должна выстраиваться в нашей стране деятельность Православного человека…

1.

Недавно один из авторов знаменитого письма академиков, господин Нобелевский лауреат В.Л. Гинзбург с присущей столь ученому человеку толерантностью изволил выразиться, что «преподавая религию в школах, эти, мягко говоря, сволочи церковные хотят заманить души детей» («Вести образования», № 3 (75), февраль 2007 г.).
Видимо, я тоже принадлежу к «сволочам церковным», как, мягко говоря, определяет нас господин Гинзбург, поскольку — каюсь! — да, грешен… Это одно из самых заветных желаний… Если уж не заманить русских детей в Церковь, то хотя бы отманить их с того гибельного, ведущего в духовную пропасть пути, по которому принуждают их идти подобные Гинзбургу господа…
И как тут не вспомнить слова Ивана Александровича Ильина, говорившего, что «бывают люди, как бы прилепившиеся к своему собственному телу и к своим чувственным ощущениям… Можно сказать, что они «повернуты наружу», внутренняя жизнь их не заботит… Они ужасающе мало знают о том, что такое сердце и совесть; их не мучит чувство ответственности, чувство социального они воспринимают с кривой усмешкой; добро и зло для них — «предрассудок для глупцов»; а о том, что нам открывают опыт и наблюдения, они и вовсе не подозревают… Они ищут пестроту, яркость, броскость, какой бы безвкусицей это ни было. Они не могут представить себе, что такое религия и вера, и постоянно чуют за этим обман»…
Этим словам Ивана Александровича уже больше семи десятилетий, но кажется, что сказаны они про нас, и это нам, «безпомощным людям», живущим уже в начале третьего тысячелетия, рассказывает философ сказочку про человека, который так долго и рьяно смотрел из своего окна, что и сам потерялся в нем и теперь думает, что он не что иное, как окно, и «только» окно, и что на всем белом свете не существует ничего, кроме окон…

2.
Я думаю, что наши неуспехи в деле распространения Православного воспитания, внедрения его в общеобразовательные школы не в том, что мы слишком радикальны в этом вопросе, а в том, что мы предлагаем некие полумеры, как бы стесняемся сказать самое главное…
Иван Александрович Ильин считал, что «религиозная вера есть величайшая сила, призванная углублять, очищать и облагораживать инстинкт личного и национального самосохранения».
Наверное, для нас сейчас — это одна из главнейших идей Ильина.
Уже не раз отмечалось, что все его сочинения — живой отклик на русские проблемы, ибо главным предметом исследований Ивана Ильина всегда оставались Россия и русский народ. К этому можно добавить только, что с годами мысли Ивана Александровича Ильина становятся все более актуальными и насущными, и остается только дивиться, как точно соответствуют оценки и прогнозы философа реалиям русской действительности начала третьего тысячелетия.
И сейчас, накануне предстоящих думских и президентских выборов, на этом пиру политтехнологов и пиарщиков всех мастей очень своевременно было бы вспомнить знаменитую аксиому власти Ивана Ильина, согласно которой государственная власть всегда должна осуществляться лучшими людьми, удовлетворяющими этическому и политическому цензу. Когда это правило нарушается, происходит катастрофа, захватывающая как само общество, так и носителей власти.
«Люди становятся чернью тогда, когда они берутся за государственное дело, движимые не политическим правосознанием, но частною корыстью; но именно поэтому они не ищут лучших людей и не хотят передавать им власть».
Если это сказано не про нынешнюю власть, то тогда про кого же еще?
Политики, оккупирующие последние десятилетия экраны телевизоров, именуют себя элитой, но это даже не самооценка, это усиленно навязываемая обществу реклама их.
По Ивану Александровичу Ильину это не элита, а чернь, к которой «может принадлежать всякий: и богатый, и бедный, и темный человек, и «интеллигент». Чернь отличается корыстною волею и убогим правосознанием, а в революционные эпохи сверх того и политическою притязательностью».
Очевидно, в этой «корыстной воле и убогом правосознании» мы и найдем объяснение, почему тормозится не только преподавание основ Православной культуры в школах, но и любая попытка нравственного воспитания в современной России. И это при том, что многочисленные современные социологические исследования свидетельствуют, что более половины граждан нашей страны считают себя Православными, а подавляющее большинство уверено, что необходимо укреплять нравственность…
Но есть и другие цифры…
Согласно опросам НИИ комплексных социальных исследований Санкт-Петербургского государственного университета, самый большой процент атеистов в нашем городе — среди петербургских начальников всех уровней. И эта ситуация, когда для Православного народа пишут законы и заставляют соблюдать их неправославные люди, характерна не только для Петербурга, но и для всей современной России.
Более того…
Во многом именно этим и объясняется тот поразительный факт, что вопреки всем «национальным проектам» реальное качество жизни растет пока только у чиновников да олигархов, а народ, особенно за пределами Москвы, Петербурга и еще нескольких мегаполисов, хорошую жизнь видит только в телесериалах.
Конечно, за восемь лет правления Владимира Владимировича Путина многое изменилось к лучшему в нашей стране, но решение некоторых принципиальных проблем по-прежнему не сдвинулось с места.

3.
Но хотя, как в советские и потом ельцинские годы, по-прежнему с опаской повторяем мы слова Ивана Александровича Ильина, что «…любовь к Родине есть творческий акт духовного самоопределения, верный перед лицом Божиим и потому благодатный», надежды мыслителя, что «патриотизм и национализм раскроются в их священном и непререкаемом значении», осуществляются сейчас в нашей действительности вопреки неустанным попыткам политтехнологов деформировать эту действительность в своих интересах…
Воистину, сейчас нужно жить с завязанными глазами, чтобы не замечать тех чудес, что происходят вокруг.
Практически из небытия, невзирая на противодействие всесильной нашей и мировой демократической общественности, возрождается и становится реальностью Святая Русь.
На наших глазах восстанавливаются разрушенные храмы и монастыри, на наших глазах возрождается приходская жизнь.
Более того…
Сейчас как-то необыкновенно реально осуществляется участие в нашей жизни наших великих святых…
Чем, если не Божьей помощью, объяснить, что именно в эти воистину роковые для нашей страны годы является нам череда дивных юбилеев, которые, конечно же, могли бы многое переменить, укрепить и укрупнить в нашем национальном самосознании, которые могли бы объединить русских коммунистов и русских капиталистов, русских монархистов и русских демократов, если бы мы хотели, если бы мы готовы были принять эту Небесную помощь.
Только в этом году, 24 (11) февраля, в канун Торжества Православия, можно было бы отпраздновать — пятьсот лет со дня рождения «исповедника Правды» Митрополита Филиппа (Колычева).
А летом был еще один юбилей — тоже 500-летие явления преподобному Александру Свирскому, единственному из русских святых тайнозрителю Святой Троицы, — юбилей, который зачем-то, чуть ли не задним числом, вопреки всем историческим свидетельствам, перенесли на уже минувший год.
Слава Богу, что этого не случилось со столетием памяти Всероссийского батюшки — святого праведного Иоанна Кронштадтского. В марте этого года на Всемирном Русском Народном Соборе, проходившем в Москве под председательством Святейшего Патриарха Алексия II, решено было объявить будущий год — годом памяти святого праведного Иоанна Кронштадтского. Схожая резолюция была принята и на Всероссийском форуме Православной общественности, проходившем в апреле в Петербурге.
«Если мы организуем Крестный ход от кронштадтской площади, на которой стоял Андреевский собор, в котором святой праведный Иоанн Кронштадтский совершил 19 345 Литургий, до Сурского монастыря, его родины, мы соединим весь северо-запад, — говорилось в ней. — Если мы сумеем поднять всероссийское движение мемориализации мест, связанных с памятью святого, мы объединим всю нашу страну, ибо сотнями исчисляются города и поселки, в которых служил и проповедовал Всероссийский батюшка. Если мы проведем съезд настоятелей всех храмов, посвященных памяти святого праведного Иоанна Кронштадтского, мы объединим весь Православный мир — во многих странах имеются такие храмы.
В юбилеях есть непостижимая сила. Во всенародном переживании происходит не только воспоминание о событии, но и укрупнение события, и подлинное осуществление его. Венцом юбилейных мероприятий могло бы стать если не восстановление собора Святого Андрея Первозванного, в котором 53 года своей жизни служил отец Иоанн, то хотя бы закладка его.
И главное же, что мы можем сделать в ходе празднования столетия памяти Иоанна Кронштадтского, — это достичь единства в самих себе, понять, наконец, что судьба Православия и России важнее для нас любых наших привязанностей и обольщений. В этом единстве залог спасения нашего Отечества и его возрождения в Православной красоте и силе!»

Признаюсь, что составляя текст резолюций, принятых и на Всемирном Русском народном Соборе, и на Всероссийском форуме Православной общественности, я сам не очень-то и надеялся на практическое осуществление сформулированных там предложений, но прошло несколько месяцев, и уже в ходе мероприятий программы «Под покровом Пречистой» зазвучали не только разговоры и призывы, но и состоялась на память первоверховных Апостолов Петра и Павла Литургия в Морском Никольском соборе Кронштадта.
А сколько было разговоров о том, что надо бы вернуть этот храм Русской Православной Церкви!
Еще больше было разговоров, что нельзя возвращать Церкви Морской собор.
Во-первых, объясняли нам, он нужен Кронштадту как морской клуб, а во-вторых, что будет делать Церковь с этим гигантским помещением? Откуда она возьмет столько прихожан, чтобы заполнить такой огромный храм?
И трудно, трудно было что-либо возразить на это, но 12 июля 2007 года многие петербуржцы пришли на Божественную литургию в собор, построенный при участии святого праведного Иоанна Кронштадтского, собор, который самой своей архитектурой символизирует духовную преемственность Святой Руси и Византийского Константинополя.
А незадолго до отъезда в Самару, на память Иоанна Богослова, я был на торжественном освящении в Петербурге подворья затопленного Леушинского монастыря. Хлопотать о возвращении этого построенного при теснейшем участии Иоанна Кронштадтского подворья начинал еще Митрополит Иоанн (Снычев), но теперь каким-то немыслимо чудесным образом это огромное здание в самом центре Петербурга все-таки отдали Церкви. И случилось это как раз накануне года, объявленного годом памяти Иоанна Кронштадтского…
Настоятель храма Иоанна Богослова на Леушинском подворье протоиерей Геннадий Беловолов говорит, что здесь будет размещен помимо всего прочего и мемориальный музей последней настоятельницы Леушинского монастыря матушки Таисии и мемориальная комната Иоанна Кронштадтского, неоднократно бывавшего там.
И что, если не Божье чудо, тот многолюдный Крестный ход с хоругвями и Андреевскими флагами, что прошел недавно по улицам Кронштадта от Морского собора к площади, на которой стоял собор Апостола Андрея Первозванного, в котором пятьдесят три года служил Всероссийский батюшка — святой праведный Иоанн Кронштадтский.

Отче наш, Иже еси на небесех!
Да святится Имя Твое в России!
Да приидет Царствие Твое в России!
Да будет воля Твоя в России!
Ты насади в ней веру истинную, животворную!..

Вслушиваешься в эти слова молитвы Всероссийского батюшки, и кажется, воочию видишь, как ручейки и речушки независимых друг от друга инициатив сливаются сейчас воедино и, пополняясь каждым из нас, превращаются в настоящий поток, который — даст Бог! — способен будет увлечь, а значит, и преобразить всю Россию.

4.
Иван Ильин говорил, что «кризис, приведший Россию к порабощению, унижению, мученичеству и вымиранию, был в основе своей не просто политический и не только хозяйственный, а духовный. Трудности хозяйственные и политические могут возникнуть и накопиться везде и могут обрушиться на каждое государство. Но каждому народу даются духовные силы именно для того, чтобы преодолевать эти трудности и творчески справляться с ними, не впадая в разложение и не отдавая себя на соблазн и растерзание силам зла… Политические и экономические причины, приведшие к этой катастрофе, безспорны. Но сущность ее гораздо глубже политики и экономики: она духовна. Это есть кризис русской религиозности. Кризис русского правосознания. Кризис русской военной верности и стойкости. Кризис русской чести и совести. Кризис русского национального характера. Кризис русской семьи. Великий и глубокий кризис всей русской культуры».
Перечисленные Иваном Александровичем Ильиным опасности не только не изжиты нами, но разрослись, духовные силы народа или истощились, или находятся на пределе…
Но, как говорил незадолго до расстрела бывший ректор Самарской Духовной семинарии, священномученик Вениамин, Митрополит Петроградский, хотя и трудно, «тяжело страдать», «по мере наших страданий избыточествует и утешение от Бога»
И конечно же, это великое Божие чудо, что столетней годовщиной своего Небесного предстояния с молитвой о России Престолу Божию Иоанн Кронштадтский является нам в такое непростое для нашей страны время… И хотя всех нас тревожит разобщенность патриотических сил и движений в такой опасный для нашей истории момент, но, может быть, не умея объединиться политическими движениями и партиями, мы сможем объединиться вокруг нашего Небесного заступника?
Вспомните, что по его молитвам и по молитвам к нему исцелялись болящие, воздвигались храмы, устанавливался мир. Несть числа этим большим и малым чудесам, но особенно важно вспомнить сейчас, что именно благодаря Иоанну Кронштадтскому было спасено наше Отечество в смуте 1905 года. Доморощенных врагов России и заграничных любителей кровавой революционной жизни смело тогда мощное движение русского народа, которое благословил Всероссийский батюшка.
Подобно набатному колоколу звучал голос Иоанна Кронштадтского, и даже дух захватывает, когда понимаешь, что его поучения соответствуют реалиям нашей жизни, может быть, еще точнее, чем той жизни, в которой произносились они…
«Отчего ныне многие русские интеллигенты ненавидят Россию и желают ей зла и злорадствуют о ее неудачах? — задавал вопрос Всероссийский пастырь и тут же отвечал на него: — Оттого, что они отвергли учение матери своей Церкви… Это — жалкие межеумки, которые отпали от Бога и Церкви и пристали к безбожию и всяким порокам, растлевающим человека до костей и мозгов».
И про закон совести, которому надобно подчиниться, чтобы выбираться из смуты, охватившей нашу страну, тоже ведь сказано нам, живущим уже в третьем тысячелетии:
«Наша душа состоит из трех главных сил — разума, сердца и воли, соединенных единым существом души. Область действия этих трех сил безконечна; и для того, чтобы жизнь души текла правильно, благоплодно и с пользою для нас самих и для окружающих нас людей — эти силы должны действовать согласно, повинуясь закону совести, вложенному в каждого Творцом… Таким образом искренний человек и истинный христианин весь с своим безчисленным множеством мыслей, чувств, намерений и деяний подчиняется единодержавно совести своей… и жизнь его идет правильно. Но, если душа человеческая не захочет подчинить эти три главные силы души — разум, сердце, волю — закону совести или закону Божию, — она в один день, или в продолжение жизни своей, натворит тьму неподобных, самых вредных дел, додумается до ужасных вещей — до неверия, до безбожия, до анархии, до конституции, до динамитов и казнокрадства и всякого безобразия. Вот до чего может довести внутренняя или внешняя анархия человека, неподчинение, неповиновение закону совести».

5.
Присутствующим здесь знатокам философского наследия Ивана Александровича Ильина не нужно доказывать, как точно перекликаются эти поучения Всероссийского пастыря с мыслями Ивана Александровича Ильина об интеллигенции, возрождение которой как носителя национального самосознания может состояться лишь тогда, когда будет преодолено укоренившееся в интеллигентской среде стремление к бездумному экспериментаторству, никак не учитывающему ни исторический опыт России, ни особенности национального русского самосознания. С его мыслями о том, что основа всякого кризиса — духовная смута, которая возникает, когда уменьшается до опасных пределов регулирующее влияние общественных целей и ценностей, ослабевает значение смыслов. Тогда, говорил И.А. Ильин, и начинается чуждая духовная интервенция и духовно-гражданская сумятица…
Но интересно и поучительно не только это совпадение, а еще и подробности биографии Ивана Александровича Ильина, которые показывают, как совершался его переход на позиции Иоанна Кронштадтского.
Ведь в 1905 году, когда Всероссийским батюшкой были озвучены процитированные нами мысли, Ильин находился не рядом с ним, а в лагере, открыто противостоящем возглавляемому Иоанном Кронштадтским движению.
Евгения Герцык, двоюродная сестра невесты Ивана Александровича Ильина, вспоминает, например, что Ильин в молодости был революционером-эсдеком. А Николай Николаевич Алексеев запомнил, как запнулся он на квартире Ильина о корзинку с бомбами. Участвовал Иван Александрович Ильин и в демонстрации московских студентов 5 декабря 1904 года, проходившей под эсеровским лозунгом «В борьбе обретешь ты право свое!».
Может быть, есть преувеличение в суждениях о «революционности» молодого Ильина, ведь в дальнейшем сам Иван Александрович, перейдя на позиции трансцендентального идеализма, отрицал свою принадлежность к политическим партиям, но очевидно, что в 1905 году единомышленником Иоанна Кронштадтского назвать его было никак нельзя.

6.
И чрезвычайно поучительно поэтому проследить, как происходило распространение идей Иоанна Кронштадтского, как усваивались они людьми, которые по определению никак не могли усвоить их. Как превратил он движение русского народа в Собор!
Слово «Собор» от частого употребления несколько затерлось.
Поэтому подчеркнем, что, говоря «Собор», мы обозначаем этим словом не просто разношерстную толпу, собравшуюся на то или иное мероприятие, а духовное собрание, людей, объединенных или, по крайней мере, стремящихся объединиться в Православной и патриотической идеологии.
И очень важно понять, что эта соборная общность обладает качествами, значительно превосходящими качества отдельных людей, какими бы замечательными и Православными они ни были, этому Собору сообщается молитвенная сила, которая значительно превосходит даже и совокупную силу самых сильных наших молитвенников — сила, способная преображать историю.
Я уже упоминал здесь слова священномученика Вениамина, Митрополита Петроградского. Он — один из членов великого Собора Новомучеников Российских, Собора, который в страшные годы удержал и вознес на еще большую высоту в нашей стране Православную веру…
И наверное, не будет ошибкой сказать, что и в фундамент этого Собора немалую лепту внес святой праведный Иоанн Кронштадтский. Никто — посмотрите дневниковые записи последнего года его жизни — так полно и глубоко, как он, не прозревал, что такое этот Собор и в чем сила его и могущество.

7.
Иван Александрович Ильин тоже стал после совершившихся в нем в годы революции и гражданской войны перемен непосредственным участником Собора, воздвигнутого Всероссийским батюшкой.
«Когда мы говорим о родине, мы говорим о духовном единстве своего народа, — писал он. — Творческое единение людей в общем и сообща творимом лоне — в национальной духовной культуре, где все мы одно, где все достояние нашей родины (и духовное, и материальное, и человеческое, и природное, и религиозное, и хозяйственное) — едино для всех нас и обще всем нам: и творцы духа и «труженики культуры», и создания искусства, и жилища, и песни, и храмы, и язык, и лаборатории, и законы, и территория… Каждый из нас живет всем этим, физически питаясь и душевно воспитываясь, огражденный другими и обороняя других, получая и принимая дары во всеобщем взаимном обмене. В жизни и в ткани нашего общества мы все — одно, а в ее духовной сокровищнице объективировано то лучшее, что есть в каждом из нас. Ее созданиями заселяется и обогащается и творчески пробуждается личный дух каждого из нас; родина делает то, что душевное одиночество людей отходит на задний план и уступает первенство духовному единению и единству.
Такова идея родной нации. И при таком понимании ее обнаруживается воочию, что человек, лишенный ее, будет действительно обречен на духовное сиротство или безродность; что обретение ее есть поистине акт жизненного самоопределения; что иметь родную нацию есть поистине счастье, а утратить с нею связь есть великое горе; что тоска по ней естественна, а отчаяние в своем народе противоестественно; и что, наконец, человеку подобает блюсти на всех путях достоинство своего народа, гордиться его признанием, его величием и его успехами».
Эти размышления Ивана Александровича Ильина еще раз убеждают нас, что соборная общность обладает качествами, значительно превосходящими качества отдельных людей, что этому Собору сообщается молитвенная сила, которая значительно превосходит даже и совокупную силу самых сильных наших молитвенников — сила, способная преображать историю.
«Созерцающая любовь должна быть вновь оправдана после эпохи ненависти и страха и вновь положена в основу обновляющейся русской культуры. Она призвана возжечь пламя русской веры и верности; возродить русскую народную школу; восстановить русский суд, скорый, правый и милостивый; она призвана перевоспитать в России ее администрацию и ее бюрократию; вернуть русскую армию к ее суворовским основам; обновить русскую историческую науку… очистить русское искусство от советчины и от модернизма. И главное: воспитать в народе новый русский духовный характер».

8.
Мысли Ивана Александровича Ильина предельно актуальны сейчас, но программой к действию они могут стать тоже только в Соборе, который предстоит еще создать нам, если мы желаем сохранить наше Православное Отечество!
Безусловно, Иоанн Кронштадтский — это понимаешь, вслушиваясь в доносящийся уже к нам голос! — прозревал это.
И как человеку, который, пытаясь вспомнить что-то очень важное, возвращается на то место, где он думал об этом, всем нам надобно возвращаться к поучениям и деяниям Иоанна Кронштадтского, чтобы вновь обрести позабытое нами чувство соборности…
Наш великий пастырь и подсказывает нам путь для этого!
По всей нашей стране разбросаны сотни храмов и монастырей, так или иначе связанных с именем Всероссийского батюшки.
Уместно будет тут, в Самаре, упомянуть и о том, что немало таких мест и в Самаре, куда приезжал Иоанн Кронштадтский в июне 1894 года и где с таким воодушевлением встречали его…
«Лица всех путников сияли радостью от ожидания увидать того человека, которого чтит вся Poccия… — писала 27 июня 1894 года «Самарская газета». — Всем нам казалось, что пароход медлит слишком, а тут, как нарочно, поднялся ветер, забушевали волны и полил дождь… Нельзя выразить того, что испытывали наши сердца при вступлении на палубу «Отважного»… Еще минута, и мы… стоим пред великим русским пастырем… Он удостаивает нас не только драгоценного каждому благословения, но и поцелуя. Какое счастье выпало для Самары: он говорит нам, что остается у нас сутки, что рад видеть самарцев, что благодарит нас за встречу».
Городской голова сообщил Иоанну Кронштадтскому об открытии в Самаре Дома Трудолюбия, первый вклад на устройство которого был сделан отцом Иоанном, и просил его отслужить на площади пред вновь строящимся собором молебен.
Надо сказать, что, читая описание пребывания Иоанна Кронштадтского в Самаре, постоянно ловишь себя на ощущении, будто на пожелтевшие газетные страницы ложится Евангельский отсвет.
Народа было так много, что в девять часов вечера, преподав благословение ожидавшей его на Самолетской пристани публике, подобно Спасителю, который переезжает «на он пол Иордана, на место, идеже бе Иоанн прежде крестя: и перебысть ту», Иоанн Кронштадтский перебирается на пароходе на другой берег Волги, где и проводит ночь.
Появляется в описаниях пребывания отца Иоанна в Самаре и пароход с евангельским названием «Самарянин»… Да и сам дух встреч и Богослужения отца Иоанна в Самаре, конечно же, переносит нас в Евангельские времена…
28 июня отец Иоанн служил в Казанском соборе утреню и Литургию, а в 12 часов молебен у нового собора.
Соборный храм, конечно, не смог вместить всех желавших слушать и видеть Богослужение всероссийского батюшки. В половине первого дня на обширном помосте, сооруженном перед строящимся кафедральным собором, отец Иоанн совершил с местным духовенством водосвятное молебствие.
Газетный репортер указывает, что невозможно было окинуть взглядом ту массу народа, какая собралась сюда. Народ наполнял не только площадь, но и близлежащие улицы. Солдаты, взявшись за руки, живою цепью окружали и охраняли помост. Тем не менее некоторым удалось взобраться на помост даже через перила.
Уже потом, проезжая мимо Алексеевского детского приюта, отец Иоанн благословил детей, вышедших на балкон, благословил воспитанниц Николаевского сиротского дома, рядами стоявших на улице в ожидании проезда батюшки.
В ознаменование пребывания отца Иоанна в Самаре Преосвященный Гурий обратился к своей пастве с воззванием, в котором всех пригласил к пожертвованиям на сооружение каменного храма с церковною школою в Засамарской слободе. Владыка первый от себя лично сделал и пожертвование на такой достойный памятник общего благочестивого восторга, вызванного в жителях Самары посещением отца Иоанна. Им же было выражено желание, чтобы предполагаемый храм был сооружен в честь того святого угодника Божия, во имя которого был крещен отец Иоанн Кронштадтский.
Я уже говорил, что, когда думаешь о священномученике Вениамине, Митрополите Петроградском, начинавшем в Самаре ректором здешней семинарии, о Владыке Мануиле, спасавшем от обновленцев Православие в Ленинграде и закончившего свой земной путь в Куйбышеве, о Митрополите Иоанне, великом светильнике нашего времени, много лет возглавлявшем Куйбышевскую (Самарскую) кафедру и столь ярко просиявшем в Петербурге, возникает ощущение, что Самара и Петербург находятся на берегах одной реки, напрямую соединяющей их, и называется эта река — рекою Русского Православия.
И конечно же, особенно ярким становится ощущение этой единой, разлившейся по всей Руси реки Православия, когда мы думаем о свершениях Иоанна Кронштадтского.
И нам надо только осознать, что движение мемориализации мест памяти святого праведного Иоанна Кронштадтского способно объединить всех Православных людей в нашей стране, и движение это, не нуждаясь ни в каких дополнительных структурах, за исключением разве только информационной поддержки, захватит всю Россию, всю Белоруссию и всю Украину…
И тем легче разрастись этому движению, что в нем исчерпывающе полно может выразиться посильное участие и богатого предпринимателя, и нищей пенсионерки.
Восстановить разрушенный храм, повесить мемориальную доску, организовать Крестный ход, расчистить территорию и посадить цветы, совершить молебен — любая из этих форм приемлема для движения, во главе которого встанет Иоанн Кронштадтский.
И это он, наш святой пастырь, и будет организовывать это движение в каждом отдельном городе, поселке, местности.

9.
Все ближе к нам год 100-летия памяти Иоанна Кронштадтского…
Не будем забывать, сколь трудным был проповеднический подвиг Всероссийского батюшки, какие потоки лжи и клеветы изливала на него либеральная русофобская общественность, если даже такие русские светочи, как Иван Александрович Ильин, не сразу могли встать на его позиции.
Но «исследователь… — как говорил сам Иван Александрович, — не должен торопиться судить свое прошлое или позволять чужому осуждению проникать в глубину своего сердца».
Соборное познание выше осуждения.
Накануне года памяти святого праведного Иоанна Кронштадтского ведется разговор об Иване Александровиче Ильине, и мы словно бы видим их, участников дивного Собора, и сами становимся участниками его, вслушиваясь в великие заповеди Ивана Александровича Ильина:
«Национальное чувство есть любовь к исторически-духовному облику и творческому акту своего народа.
Национализм есть вера в богоблагодатную силу своего народа и потому — в его призвание.
Национализм есть воля к его творческому расцвету в дарах Святого Духа.
Национализм созерцает свой народ перед Лицом Божиим, созерцает его душу, его таланты, его недостатки, его историческую проблематику, его опасности и его соблазны.
Национализм есть система поступков, вытекающих из этой любви, из этой веры, из этой воли и из этого созерцания.
Вот почему истинный национализм есть не темная, антихристианская страсть, но духовный огонь, возводящий человека к жертвенному служению, а народ — к духовному расцвету.
Христианский национализм есть восторг от созерцания своего народа в плане Божием, в дарах Его Благодати, в путях Его Царствия».
Последние слова Ивана Александровича Ильина не только отсылают нас к знаменитому восклицанию Александра Васильевича Суворова: «Быть русским! Какой восторг!», но и сообщают читающему эти прозрения великого русского философа воистину суворовский, победительный восторг.


Николай Коняев

член Союза писателей России,

председатель Общества Православных писателей Санкт-Петербурга, г. Санкт-Петербург

19.10.2007
1078
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
1
1 комментарий

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru