Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Ночь после Крестного хода

"Когда чуть отошла усталость, остается такая небывалая радость! Радость быть на этой земле не одному, а с Господом, радость жить и пребывать в Нем…"

"Когда чуть отошла усталость, остается такая небывалая радость! Радость быть на этой земле не одному, а с Господом, радость жить и пребывать в Нем…"

Вот и вновь мне было дано стать одним из участников Крестного хода, пройти от города Кирова к храму св. Николы в селе Великорецкое. Устанешь, бывало, во время шествия и думаешь: зачем мне нужно еще раз идти этой долгой и нелегкой дорогой? Надо ли? Ведь я уже совершал этот путь… Но, видимо, вопросы эти ни к чему. Если уж Господь сподобил однажды приобщиться к этому великому молитвенному Делу, значит, надо продолжать его.
Зато потом, когда чуть отошла усталость, остается такая небывалая радость! Радость быть на этой земле не одному, а с Господом, радость жить и пребывать в Нем…


Ночь. Лежу на левом высоком берегу реки Великой. В пихтовом лесу у самого края обрыва. А правый берег низкий, и поэтому кажется, что небо на той стороне — вровень со мной. То есть будто нет между нами границы — лежу на небе в пихтовом лесу, а рядом — чуть дальше вытянутой руки, на том берегу — огромный ковш Медведицы, звезда на его донышке чуть выше ивняка, а напротив, стоит слегка повернуть голову — огромная белая луна (нынче начало сентября, полнолуние), видимая сквозь густые пихтовые ресницы.
Кто я на этой земле, среди этого заполонившего все пространство неба?..
Лежать бы так и лежать. Костерок прогорел, только угли дышат смиренным сдержанно-трепещущим, светло-красным жаром. И река течет, как мысли — естественно, спокойно, неостановимо…
Ужинал я уже по глубокой темноте при слабом свете костра. Пек в золе картошку и ел… Давно ли я ел печенную картошку? Лет двадцать, наверное, или даже больше тому назад. Вот она — палочкой выкатишь из костра, ножом разрежешь вдоль на две половины… Чудо! Я присыпал белую дымящуюся картошку солью и ел ее прямо вместе с черной, чуть пригорелой корочкой.
А год назад я приезжал сюда летом — солнце пекло вовсю, я тогда переплыл на тот берег — там пляж песчаный, песок белый, прокаленный, и я лег, повертелся в нем — такое блаженство!.. Потом в этот песок зарылся, и так же вот, как и сейчас, пришла вдруг в голову мысль: сколько же лет я просто так вот в горячем песке не валялся?.. Пожалуй, что с самого детства… Вот ведь как жизнь незаметно-то проходит. Тогда для чего я живу? Зачем? И так ли, как надо?.. Да и в чем он — смысл мира? Разве он не Дар Божий нам, чтоб мы ему радовались? Всего-то, наверное, и надо — Господа не забывать. Живи, радуйся Его милости и благодати…
Долго не мог заснуть. После полуночи вдруг проступила, словно прочертив собой силуэт Ковша, прозрачная белая и довольно широкая полоса — как Чумацкий шлях… Может, это были какие-то прозрачные облака, но геометрическая четкость линии была удивительная — как по линеечке… А чуть выше над полосой виднелись еще такие же, только вертикальные полосы, образующие с ней четкий угол градусов в 60.
Я долго не спал, глядя, как Ковш поднимается все выше, словно зачерпывая в себя небеса, и полоса оставалась все время видимой, пока полностью не ушла под Ковш. Потом уж и я заснул…
И пришел Рассвет… Солнце золотым свечением затопило песчаный пляж напротив, позолотило ивняк, уже тронутый желтизной осени. Но высокий берег был еще в тени вековых пихт.
Взяв удочки, спустился вниз, к реке. Сел у самой воды под обрывом… Гладь реки ровнехонькая, как отутюженная, и туман над ней зыбкий такой и зябкий — парит, не касаясь ее, а ниже по течению, над самым лесом — белая-белая луна, словно круглый такой сгусток тумана на ярко-синем небе…
А вот и поклевочка… Поплавок вдруг затрепыхал, нырнул, но мы его — р-раз, и обратно на свет Божий! И вот он, окунек… Полосатый, точно зэк в робе. Выходит, я его только что освободил?..
Сменил червя, забросил удочку, и вновь — тишина… Птицы звонко частят голосами чистыми, но тишины не касаются — их щебет плывет над ней, точно туман над водой…
Рассвет… Жизнь… А чуть позже — колокола: густо, гулко, ковко так — над лесом, над рекой, по небу, по сердцу… А после — Литургия в монастырском храме… И Крест к целованию…
Вернувшись на берег, сижу на бревнышке над самым обрывом — день выдался ясный и жаркий, река возле моего места поворот делает, и поэтому далекий Алтарь на поляне оказывается прямо передо мной, перед глазами — купол на длинной «дощатой шее» и на нем — Крест…
Встаю — совершаю крестное знамение… Не могу удержаться, чтобы не сделать еще и глубокий поклон… Губы сами вышептывают чуть слышное: «Слава Тебе, Господи, за все… Слава Тебе…»

Алексей Смоленцев,
г. Вятка-Киров

Рис. Г. Дудичева

24.09.2009
731
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
3
1 комментарий

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru