Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

«Любовь — это самая строгая вещь на свете…»

Интервью с Православным писателем Василием (Фазилем) Ирзабековым.


Ранним воскресным утром мы встретили Православного писателя Василия Давудовича Ирзабекова с поезда Москва — Самара. Он приехал в наш город по приглашению Архиепископа Самарского и Сызранского Сергия на Межрегиональную научно-практическую конференцию «Русский язык как духовный и культурный собиратель нации». И перед самым ее началом нам удалось прямо в машине задать духовному писателю несколько вопросов для интервью. Редактор газеты «Благовест» Антон Евгеньевич Жоголев сидел за рулем и при этом еще задавал вопросы. Ну а записывать на диктофон ответы Ирзабекова пришлось мне. А потом и готовить к печати это необычное «транзит-интервью». 
По дороге мы успели еще и немного показать Василию Давудовичу Самару. Он был здесь лет тридцать назад, когда проходил срочную службу в армии. Тогда это был Куйбышев. А Азербайджан — Союзной республикой…
Огромный вокзал-небоскреб наш из стекла и бетона ему не понравился («Хотели, наверное, как в Европе. Но ведь в Европе-то все не так!»). Потом показали ему памятник Ленина на Царском постаменте. Объяснили, что раньше здесь, на этом же постаменте, стоял памятник Царю-Освободителю Александру II. «Ильич всегда был самозванцем. Неудивительно, что он и здесь не на свой постамент забрался. Только он ведь не по размеру ему…» Проезжали мимо храма-часовни во имя святого Александра Невского, построенного в память о самарском пожаре 1999 года. Этот пожар унес жизни пятидесяти семи милиционеров… Перекрестился Василий Давудович. Подробно расспросил, как произошла трагедия. Я ему рассказала про свою бывшую начальницу, известную журналистку Валентину Неверову. В ту пору она редактировала милицейскую газету и сгорела заживо. По серебряному браслету ее опознали… Снова перекрестился Василий Давудович. И по-кавказски искренне и скорбно заохал.
Подъехали, наконец, к епархиальной гостинице «Радонеж». Дали гостю инструкцию: только кинуть в номер сумку с вещами, и сразу обратно в машину — его ведь ждут!
…Из гостиницы Василий Ирзабеков выходит уже в подряснике. И у нас к нему отношение сразу меняется. Говорим ему об этом.
— Да у меня у самого к себе отношение меняется, — признается он. — Я уже несколько лет алтарничаю в храме. А мой духовник взял у Владыки благословение, чтобы носить мне подрясник… На выступления я всегда в подряснике иду. И как только подрясник надеваю, сразу строже к себе отношусь. Однажды младшая дочь попросилась со мной на радио, на прямой эфир. Захотела послушать из студии, как я веду передачу. Я перед эфиром надеваю подрясник. Дочь удивляется: «Зачем тебе это? Ведь это не телевизор — никто тебя все равно не увидит». А я не для других, я для себя подрясник ношу, объяснил ей.
Едем дальше. По пути как не заехать в Православный магазин на улице Радонежской! Василий Ирзабеков сразу взглядом профессионала шарит по книжным полкам. Ищет свою замечательную книгу «Тайна русского слова». Нашел! И очень этому обрадовался. «Уже шестое переиздание», — радостно сообщает он. Продавец. Людмила Петровна Кукушкина компетентно ему советует: «Скорее издавайте вторую книгу! Люди ждут ее, все время спрашивают…» Василий Давудович довольно кивает. Обещает поскорее издать. Фотографирую его на память среди книг и церковной утвари. Антон Евгеньевич напоминает: нас ждут в Кирилло-Мефодиевском соборе. Надо спешить… 
А вот и запись нашего разговора на фоне Самары, в салоне автомобиля.
— Василий Давудович, люди часто сетуют на трудности, которые выпадают на их жизненном пути, спрашивают, почему Бог порой их наказывает. А ведь мы знаем, что Он — Любовь…
— Любовь — это не сюсюканье, не чмоканье в щечку, не губошлепство… Любовь — это самая строгая вещь на свете. Именно в таком понимании говорит нам о любви Господь. Настоящая любовь не препятствует наказанию. Дитя ненаказанное — это угроза отцу. Так в Библии говорит мудрейший из людей Иисус, сын Сирахов. Просто надо различать наказание и истязание, а мы это путаем. Наказание — это давать наказ. Наказанием для ребенка может быть строгий взгляд отца. Один мудрый пожилой человек мне рассказывал, что его воспитанием была полоска света из-под двери кабинета его отца. Отец всегда трудился, и полоска света пробивалась из-под двери… И этой-то полоской отец учил трудолюбию своего сына. Господь любит нас истинной любовью, которая воспитывает нашу душу и наказывает за наши преступления. Для души человека безнаказанность — самое губительное. Безнаказанность умножает преступления, и тогда душа погружается в такой омут, достигнув дна которого, она становится потерянной. И не потерять душу помогает наказание за грехи, как возможность пробудить в человеке душу.
Бог нас создал свободными. Богу важна только наша душа. Господь мог создать нас послушными роботами, которые вообще не грешат, заложить, как в компьютер, программу не грешить… Компьютер ведь не может грешить… Но Он нас создал по Своему образу и подобию, у нас есть право выбора. У нас есть свобода исповедовать Христа, идти за Него на крест — или не идти. Он нам дал такую свободу, что мы Его распяли… Вот она, свобода во Христе, она поистине безгранична. В исламе такой свободы и в помине нет.
Было время, когда я приходил к своему духовнику и каждый раз уходил не то что неудовлетворенный, а даже слегка обиженный. Каждый раз, выслушав меня, он говорил мне одну и ту же фразу: «Почитай Евангелие». Я ждал конкретных ответов, а мне вдруг советовали читать Евангелие, которое я уже читал. И сейчас я понимаю, какой это был замечательный ответ. В Евангелии есть все. Апостол Павел говорил, что если ты имеешь такую веру, что можешь передвигать горы, но любви в тебе нет, то ты кто?.. Медь звенящая, то есть пустозвон, бубен пустой шаманский. В конечном счете, я убежден, нас будут судить по закону Любви. Как наше сердце умело любить. Судить Господь будет наше сердце. В житии Макария Великого есть такая история. Когда святой достиг всех степеней монашеского совершенства, то ему было сказано найти в одном городе двух женщин, которые превзошли его в добродетелях. Макарий приехал в этот город и стал расспрашивать этих простых мирских женщин о постах, молитвах, но они отвечали, что часто нарушали посты, не очень усердно молятся, и уже стали теряться в догадках, что от них хочет старец… Сам Макарий удивлялся, что такое снискали эти женщины, что выше всех его подвигов… И вдруг одна рискнула предположить, что, возможно, они за тридцать лет и та, и другая ни разу не поссорились ни между собой, ни со своими мужьями (а они были замужем за братьями). И святой ушел потрясенный этой открытой ему истиной. Можно поститься, молиться, но важнее для Господа не обижать друг друга. Разве мы можем так жить? Вот она, настоящая любовь к людям, очень просто — не обижать друг друга…
— Василий Давудович, как ваши азербайджанские родственники и знакомые отнеслись к тому, что вы приняли Православие, а не веру отцов?
— Хотя это произошло давно, но при встречах вопросы продолжаются и сейчас. Градус этих вопросов разный… Я каждый раз им отвечаю, что я чужой веры не принимал, я вернулся в свою веру. Дело в том, что когда еще не было Азербайджана, была Кавказская Албания. И в ней жили предки азербайджанцев, которые приняли Христианство еще за семь веков до того, как крестилась Русь. Это самое начало второго века, и целых пять веков предки азербайджанцев были христианами. И я об этом им говорю. Открыто призываю креститься в свою исконную веру. Это возвращение домой. Предки азербайджанцев приняли Христианство через третье рукоположение от Самого Христа. Господь рукоположил Своего брата по плоти Иакова, первого Патриарха Иерусалимского, тот в свою очередь рукоположил святого Елисея, который пришел на земли Кавказа в местечко Киш (сегодня это Огузский район Азербайджана) и там основал первую христианскую общину в этом краю. Это высоко в горах. В детстве бабушка меня туда возила, там я увидел словно рай на земле. Ну очень красиво... С этого места пошло крещение кавказских албанцев, а до этого они были огнепоклонниками. Кстати, огнепоклонничество осталось до сих пор в Азербайджане. Самый большой праздник сегодня, который чествуют у меня на родине — Новруз Байрам. В переводе с персидского нов — новый, руз — день. Начало новой жизни, день весеннего равноденствия — с 21 по 22 марта. Воздвигают огромные костры, и люди прыгают через них, выпекают круглые лепешки, которые символизируют солнце, пекут сладкие пирожки с орешками, которые символизируют звезды. Все символы здесь языческие. Праздник похож на масленицу. У предков азербайджанцев Христианство стало убывать с начала VII века. В это время в пределы Албании вторглись арабы, которые на острие копья несли новую религию — ислам. И, залив нашу землю кровью, заставили принять свою веру. И я всегда говорю об этом азербайджанцам. Даже само слово, которым азербайджанцы называют мусульман, говорит о многом. Это слово «глынч», что значит «меч». То есть в самом языке уже есть подтекст, что глынч — это насильственно приведенный мечом к принятию мусульманства.
— Разве такие аргументы действуют на ваших родственников?
— Действуют. У азербайджанцев есть такая популярная поговорка — враг в тебя камнем, а ты в него пловом. Разве может появиться из исламской веры такая поговорка? Вот ветхозаветное «око за око» там бы лучше поняли… А эта поговорка родом из утерянного азербайджанцами Христианства — «А я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас» (Мф. 5, 44). Надо понять, что такое на Востоке плов — это самое драгоценное блюдо, без него застолье не застолье. Здесь корни христианские, это не надо забывать азербайджанцам. Знаете, можно переписать историю или, как герой Грибоедова, который хотел «чтобы зло пресечь собрать все книги бы да сжечь», можно так сделать. Но что вы сделаете с устным народным творчеством? Ничего. Оно неподвластно цензуре. Его не сожжешь..  И в самом языке азербайджанского народа продолжает жить Христианство. Когда умирает человек и приходят близкие выражать соболезнование, то желают покойнику встретиться со Светом. Дословно, чтобы место его обетования наполнилось нетварным светом. Когда мы говорим о свете, то имеем в виду два света — это тварный, то есть свет от лампочки, от Солнца, и нетварный. Нетварный свет по-азербайджански значит — нур (от этого произошла известная фамилия Нуриев). Так вот азербайджанцы, когда высказывают соболезнование, то желают умершему встретиться с нуром, c нетварным Светом, а это есть со Христом. Господь Сам сказал: «Я есть Свет». То есть это христианское пожелание, это значит пожелать Царства Небесного. В языке моего народа христианские корни сохранились.
— Как нам умиротворить сегодняшний российский Кавказ?
— Умиротворить той самой любовью, что самая строгая вещь на земле. Не вседозволенностью, нет, но любовью. У нас нет национальной политики. Для того чтобы была национальная политика в отношениях народов Кавказа, нужна сначала национальная политика в отношении русских, русской нации. Когда будет сформулирована четкая политика в отношении русских, когда начнется правильное отношение к самим русским, то, как следствие, выстроится отношение к кавказским народам России. Опять же откроем Евангелие, где Господь нас призывает полюбить ближних как самих себя. Если человек не может любить сам себя, как он может любить другого? Надо научиться любить и сберегать свою нацию, которая уменьшается каждый год на миллион. И когда научимся любить русский народ, народ-государственник, народ, который является основой России, тогда и на Кавказе сможем проводить правильную политику. Василий Львович Величко сто лет назад написал удивительную книгу «Кавказ». Не переиздают сейчас эту книгу… Талантливый русский человек, он дает точную картину кавказских народов. Он тогда еще сто лет назад сказал, что у нас нет политики в отношении народов Кавказа. Он в каждой главе дает характеристику всем кавказским народам: осетинам, армянам, даже маленьким племенам. Очень точно и интересно пишет об азербайджанцах. Но единственный народ, который он называет братом, — это грузины. Это народ, который с нами окормляется из одной Чаши, который нам брат по вере в Христа. И посмотрите, что происходит сейчас… Это великая горечь, что братские народы сейчас в ссоре.
— Как вы отнеслись к реформам русского языка, которые совсем недавно были приняты?
— Плохо, очень плохо отнесся… Это продолжение большевистской линии в отношении русского языка. Эти новшества коверкают и уродуют русскую речь. А русское слово — сакрально! С ним нельзя вот так вот вольно обращаться… Но общественность свое слово уже сказала. Никто не принял этих реформ. Думаю, не приживутся они. Русское слово опять окажется сильнее…  

На снимках: Василия Ирзабекова обрадовало, что на полке Православного магазина стоит его книга "Тайна русского слова"; писатель Василий Ирзабеков знакомится с работой Православного магазина на улице Радонежской в Самаре. Продавец-консультант Людмила Кукушкина отвечает на его вопросы.                   

Записала Ольга Круглова
15.10.2009
967
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
3
3 комментария

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru