Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:








Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)


Прикоснуться к истории…

День открытых дверей прошел в военно-историческом клубе «Легенда».


Посадник Максим (слева) и воевода Алексей (справа) доводят правила маневров до бойцов.
День открытых дверей прошел в военно-историческом клубе «Легенда».

Военно-исторический клуб «Легенда» действует при Духовно-просветительском центре «Кириллица», что находится при Кирилло-Мефодиевском соборе в Самаре. Недавно актив клуба провел День открытых дверей для всех желающих поближе познакомиться с «Легендой» и узнать, что такое «историческая реконструкция».

Желающих прикоснуться к живой истории на первый раз набралось немного, но от этого рассказ молодых ребят, членов клуба, не стал менее интересным. Среди гостей большинство составляли мальчишки из кадетского класса «Кириллицы». Организовал встречу дружинник Николай Чеботарев, больше всех рассказывал посадник Максим Соколов, а дополнял его руководитель и воевода клуба Алексей Романов. Если кто-то думает, что в руководстве клуба - подростки-романтики, спешу разочаровать: например, Максим по профессии врач, а по выходным - алтарник Кирилло-Мефодиевского собора. Женат, растит двоих детей. Николай Чеботарев работает специалистом по связям с общественностью, а Алексей – спортивный тренер. Всем троим – уже за тридцать. В клубе есть и юристы, врачи, музыканты, учителя, фотографы, инженеры, строители, компьютерщики.
Максим Соколов: Наш клуб - это объединение людей, которым интересна история Руси. В «Кириллице» мы оказались, потому что руководитель центра, Юрий Максимович Павлов, предложил сотрудничать.

Схватка.
Алексей Романов: Наш исторический клуб «Легенда» насчитывает 25 постоянных членов. Занимаемся мы военно-исторической реконструкцией и реконструкцией быта русской дружины и посада XIII века. Посад - это ремесленно-торговое поселение, возможно, укрепленное. Такие селения могли быть в небольших городках на границе, например, с булгарами, Ордой. Таких клубов, которые занимаются именно историей Руси, в Самарской области больше нет, но в России их достаточно много. Один из крупнейших - международный военно-исторический фестиваль «Куликово поле», на котором мы уже дважды признавались лучшим клубом. Это значит, что наша стоянка и наши люди больше всего соответствовали образу русского поселения XIII века. Мы стараемся воссоздавать боевые навыки русских дружинников. Это работа с оружием, конная работа с оружием, пешие боевые действия, тактические маневры. А еще мы осваиваем потихонечку ремесла, сотрудничаем с другими клубами, которые уже освоили ремесла, и эти клубы снабжают нас необходимым скарбом.
- А что такое историческая реконструкция?
Максим: Есть разные уровни реконструкции… Есть реконструкция изготовления, есть реконструкция использования и реконструкция внешнего вида. Реконструкция внешнего вида - это как в музеях: вешают экспонаты, чтобы только внешне было похоже. Реконструкция изготовления - это реконструкция ремесла. Например, здесь же, у нас в «Кириллице», есть гончарная мастерская. Там стараются во всем следовать технологиям, которые были в средневековой Руси. Например, если раньше использовался камышовый пух, они его тоже используют. Если гончарный круг был не вращающийся, то таким и пользуются. Это реконструкция процесса изготовления. А мы занимаемся реконструкцией потребления, использования вещей. То есть нам главное получить вещь, близкую по тактико-техническим, внешним и прочим характеристикам. Что можем - сами изготавливаем, что нет - покупаем.
Алексей: Мы пытаемся воссоздать уклад русской дружины, снаряжение и вооружение русской дружины (не сделать, а собрать). Чтобы был костюм русского дружинника от и до. Причем это ведь тоже исторично. Дружинник не должен был делать себе снаряжение сам, он приобретал его у ремесленников - кузнецов, кожевенников.
Максим: В нашем объединении есть и кузнецы тоже. И многие вещи, которые сейчас есть у нас, делали они. Если у нас появляются кузнецы, гончары - это тоже здорово, это приветствуется. Что мы полностью делаем? Гражданскую одежду, обшиваемся. Делаем кожаные вещи - обувь, сумки. Что-то еще по мелочи - щиты, например. В принципе, практически то же, что мог сделать сам дружинник в XIII веке.
По рядам идут вещи. Мальчишки с большим интересом рассматривают кольчугу и шлем, пробуют повертеть в руках меч, заглядывают в горлышко глиняного кувшина… Мне в руки попадает пара обуви: кожаные башмаки с завязками, кожаная подошва. Невольно вырывается вопрос: а как же плоскостопие?
Максим: В то давнее время не было ни у кого никакого плоскостопия. Современные супинаторы - это как костыль, стопа держится правильно не сама по себе, а за счет него. Не знаю, прав ли я, но мне кажется это не совсем верным и полезным. Раньше люди бегали босиком или в обуви вот с такой плоской подошвой - и никто не страдал плоскостопием. А сейчас есть специальная обувь - а все равно с этим отклонением постоянно сталкиваемся.
- А эти мечи, ножи, топоры считаются холодным оружием? - интересуются с мест.
Николай Чеботарев: Не считаются, хотя материал для клинков - сталь. Только сталь, для топоров - тоже сталь, и для наконечников копий - сталь. По рубящей кромке клинок затуплен и толщина его составляет там не более 2-3 мм. Достаточно, чтобы не порубать друзей «в капусту». Стрелы, копья - тоже затуплены. Во время боев все мы стараемся быть аккуратными, не наносить удары со всего маху, рассчитывать силу. Мы же не ради драки собираемся.
- А ради чего все это? Что вам это дает?
Максим: В общем, ребята, так. Вот вы читаете книги приключенческие? А на лошадях ездили верхом?
Кадеты: Да.
Максим: Понравилось? Согласитесь, что пока вы только читали книги про мушкетеров, про воинов, не ощущали - что значит скакать на лошади. Пока сами не сели и не попробовали. И потом уже по-другому начинаете смотреть фильмы и читать книги. Реконструкция - это для тех, кому в свое время понравились книги про средневековье, про богатырей, про Святую Русь. Мы занимаемся этим не просто для того, чтобы в ненастоящий бой сходить; по-простому, историческая реконструкция - это желание какое-то время пожить в той обстановке, в какой жили наши предки. Не просто уехать из шумного города и пожить в деревне, подчас пользуясь всеми удобствами. А вживую прикоснуться к истории.
Алексей: Есть здесь еще один аспект - воспитание характера.
Братание после боя.
Максим:
И еще. XIII век - это время, когда у каждой вещи была своя, индивидуальная история. Например, такого ножа нет нигде, ни у кого. Человек потратил несколько часов своей жизни, чтобы сделать эту вещь. Современные вещи мы как носим? Испортил - купил новую. Разонравилась - купил другую. И очень часто мы не понимаем цены вещей, цены труда, в них вложенного. Труд обезценивается в обществе потребления. А в древности гончар делал кувшин и знал, что он отвечает за него перед людьми. Он уже не может сделать его плохо, с него за труд спросят. Или как кузнецы делали кольчуги? Каждую новую надевали на себя и просили ударить ножом. И кузнец знал: если он сделал ее плохо, то пострадает от этого в первую очередь он сам. Каждый человек был ответственен за результат своего труда. И воин тоже. Если он пошел в поход, он знал, что за свою трусость будет отвечать перед людьми и перед Богом. Мы не убегаем от современного мира. Мы стараемся те добрые традиции, которые были у наших предков, возрождать. Стараемся жить правдиво.
- А как все это согласуется с Православием?
Максим: К сожалению, в реконструкторском движении достаточно много неоязычников, хотя в самой реконструкции неоязыческих моментов нет. Но наша миссия как раз в том, что мы выезжаем на исторические фестивали, где собирается порой до десятков тысяч человек. И своим примером мы не даем их участникам полностью скатиться в язычество. Как? Да вот, например, выезжаем мы на мероприятие, дружно сидим, песни свои поем - и всем нравится. И кто-нибудь спрашивает: «А вы, наверное, язычники?» А мы спокойно отвечаем: «Нет. Мы - Православные». И иногда это значит больше, чем если бы мы начали открытую проповедь. Потому что Православных клубов пока не очень много. Наш клуб - не религиозный, но у нас есть очень жесткая установка. Во-первых, у нас среди членов клуба просто очень много Православных людей, во-вторых, мы долго и плодотворно сотрудничаем с Самарской епархией и, в-третьих, Русь XIII века - это Православная Русь. Всем, кто приходит в наш клуб, мы говорим, что они могут быть любой веры, но мы не приемлем высказывания или какие-то действия, не совместимые с образом Православного воина. Возможно, это правильно даже в плане миссии.

Записала Татьяна Горбачева
03.04.2010
Дата: 3 апреля 2010
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
2
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru