Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:








Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)


«Ах, как много света за окном…»

Стихи нашего читателя.


Стихи нашего читателя.

Семистрельная

О Царице! Всем, кто ходит в Боге,
Крест несет, терновый ли венец,
Или только к Богу на пороге — 
Даруй умягчение сердец!

Когда заноет вдруг твое сердечко,
Заплачет, заколотится в груди, — 
Не торопись за каплями в аптечку,
К иконе Семистрельной подойди.

Преклонь колена и взгляни на стрелы — 
Ты видишь семь, но их там больше ста,
Терзающих Божественное тело,
Родившее Спасителя Христа.

Вот первая. Она зовется зависть,
Что словно червь неусыпающий живет
В тебе. Ты не заметил завязь
Когда-то. Ныне — это зрелый плод.

Та страсть, что глаз кладет на дом соседа
И на жену его, и на его успех,
Она тебя грызет без сна и без обеда — 
Ты ей обед, и ей плевать на всех.

Другая: вечно мартовская похоть
ко всем, кто в юбке и до сорока.
Хоть ночью твое сердце душит, днем хоть
Ее невидимая грязная рука.

А вот и третья: ложь в словах и в деле,
Сожительница давняя твоя.
Какие басни-песни вы с ней пели,
Исполненные лести и вранья.

Стрела чревоугодия и пьянства
Сладчайшим ядом убивает нас.
Где съеденные, выпитые яства? — 
Все в яму, как через дырявый таз.

А что в остатке? Сморщенная кожа,
Живот безмерный, покрасневший нос.
Лицо когда-то, ныне — просто рожа
(И — Боже упаси, когда цирроз!)

И сребролюбия стрела тобою вертит:
Все мысли о богатстве, о деньгах.
Но серебро и злато после смерти
Снесешь ли ты туда в своих руках?

Туда, где нет нужды в питье и пище,
Где не спасет ни рубль, ни медный грош,
Где принимают всех: убогих, нищих…
(Конечно, если в это место попадешь.)

Стрела гневливости в тебе еще зависла,
Как только терпит это сердце до сих пор:
Жестокость, мщение, желание убийства,
И непристойный крик, и брань, и спор…

Еще стрела отчаянья и страха,
Когда не знаешь, плохо почему
Твоей душе. Рвешь на груди рубаху,
Ломаешь руки и… — опять в корчму!

Последняя стрела — то мать порока,
Гордыня наша. Как стоглавый змей
Владычествует в логове без срока.
И кров, и стол мы сами дали ей.

Вскормили мы ее, совсем забыв о Боге,
О клятвенных словах у Алтаря.
И вот царит она в своем чертоге.
Он стал её — лишь нам благодаря.

Сегодня пусть спасешься корвалолом,
Беда другая ожидает впереди:
Побойся, чтоб не стали стрелы колом
Осиновым в твоей больной груди.

Пойми одно, ведь стрелы эти,
Что ты в себя пустил своей рукой,
Разят Ее — Чистейшую на свете,
Дающую и радость, и покой.

Когда б ты знал: одно у нас лекарство — 
Молитва покаянная в слезах
Ослабит, умягчит твои мытарства
И на земле, и там на небесах.

А потому пади пред Ней, преклонь колена,
Омой слезами грязь своих оков:
«Владычице! Спаси! Восставь из тлена
И даруй оставление грехов!»

+++
Эх, начать бы жизнь да с чистого листа,
Да прожить ее по прописям Христовым,
Чтоб потом попасть в обители Христа…
— Ну же, начинай, уже сейчас, сегодня!

…Всех прощать, не видеть суеты,
Всех любить, хранить во всем терпенье…
— Так вставай скорее, что же ты!
Поднимайся, Божие творенье!

…В храм ходить, молиться у икон
Да со всем мирским покончить разом…
— Так не медли больше. Слышишь звон?
Он пока не по твоей душе заказан.

…А потом в обитель дальнюю уйти
На поклон к мощам да к старцам мудрым.
— Я могу тебя по небу провести
Хоть когда — и даже этим утром!

Ах, как много света за окном!
Снег рассыпан манною небесной…
— Будет тебе солнце в том, ином
Мире, удивительно чудесном.

Вон и люди в лавку подались — 
Кто за пивом, кто за пирогами.
— Не гляди в окно, а лучше помолись,
Не клони главу перед врагами.

Может, завтра? Боже, дай мне только срок
Разобраться в этих чувствах самых.
— Выбор твой. Не опоздай, сынок.
К пиру моему немало званых.

+ + +
Что-то потемнело моей веры злато,
Снова тихо покатилось под уклон.
Пел в душе Пасхальный благовест когда-то,
Ныне, чаще — погребальный звон.

И весна уже не радует лучами
Солнца ясного, ни щебетаньем птиц…
И непрошено апрельскими ночами
В сон приходит сонм нехерувимских лиц.

Ну да — Бог со мной. И с веснами. И снами.
Все пройдет: болезни тлен, унынья плен.
Я пробоину в душе залью слезами
И молитвой теплой выровняю крен.

Духом укреплюсь да навалюсь на весла,
Что нам ждать неведомых ветров:
Ангел от Царицы Неба и земли принес нам
И благословение святое, и покров.

Так взлети же к небу песней-птицей,
Но гляди вперед, душа моя:
Он поможет нам с тобой с пути не сбиться — 
Крест Христов — негаснущий маяк.

Вечерний вальс-фантазия

Может в копилку, может, в корзинку, нам все равно.
Или однажды змеем бумажным через окно

Вылетит лист мой, где строчки-цветочки — калейдоскоп
То рифмы слагают, то просто играют в пряталки слов.

Они на свободе теперь, и в природе этого нет:
могут распасться, а после собраться в пышный букет.

Света напьются, смехом зальются, ну а потом:
буковки-игры весело прыгнут в Солнечный дом.

На подоконнике резвые коники — эти слова
Смирно присядут, ушками прядут, их не сломай!

Лучше погладь их, и кружевным платьем станут они.
Жемчугом-бисером, хрупкими письмами — не урони.

До величального звона венчального их не вскрывай.
Что там изложено — знать не положено, и не гадай.

Эти секреты в душистых конвертах чья-то Рука
Ни много ни мало — с любовью писала тебе, а пока:

Слова-паутинки, сказки-картинки лягут на лист
вязью прощальной, светло-печальной… ну, улыбнись!

Вот эти строчки, матери-дочки сели в кружок,
ладною речью молитовку шепчут, тихо, дружок.

Крестиком вышиты слова молитвы той. Нам не дано
Знать, зачем там они знаками тайными вытканы, но…

Сложится лист мой голубем чистым, ринется ввысь.
Азбука-птица, в облако скрыться не торопись!

Слети незамечена, Богом отмечена. Белым пером,
Легкой пушинкой, словом-слезинкой, ну а потом:

Серою мышкой в терем-домишко ты через дверь
тихо проникни, жалобно пикни, ну а теперь:

Сладкою сказкою, шепотом ласковым льется мотив.
Ангельской песнею из поднебесья: мы — прилетим!

Глазки слипаются, ночь начинается — сонная синь.
Спи до утра, дитя. Ангел хранит тебя. Скажем: аминь!

Читающей и пишущей братии
(Шуточное — ред.)

Огня гееннского страшишься? Так и надо.
Возьми еще себе в спасенье крест:
Чтоб не попасть с лавровым веником в парилку ада,
Выписывай друзьям журнал «Лампада»
И щедро жертвуй на газету «Благовест»!

Федор Билич
г. Кодинск Красноярского края
11.06.2010
Дата: 11 июня 2010
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
2
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru