Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Русский стиль

В Самарском епархиальном церковно-историческом музее открылась выставка, посвященная творческому наследию художника и иконописца Федора Солнцева.


Архиепископ Самарский и Сызранский Сергий на открытии выставки в епархиальном музее.
В Самарском епархиальном церковно-историческом музее открылась выставка, посвященная творческому наследию художника и иконописца Федора Солнцева.

Что такое русский стиль? Пять человек из десяти скажут, что это кокошники, наличники и матрешки. Трое — что это вид борьбы, какой-нибудь русской самозащиты. Двое пожмут плечами и отойдут в сторону. И никто, наверное, не назовет имя создателя русского стиля — замечательного художника, иконописца Федора Григорьевича Солнцева (1801-1892 гг.). А ведь вклад его в русскую культуру без преувеличения огромен. Вот почему и выставка, посвященная его наследию, которая открылась в Самарском епархиальном церковно-историческом музее, названа так: «Федор Солнцев — гений русского стиля». Открытие выставки состоялось 3 декабря, и по традиции символическую красную ленточку разрезал Архиепископ Самарский и Сызранский Сергий. Для почетных гостей и первых посетителей выставки экскурсию провела Галина Владимировна Аксенова, кандидат исторических наук, Лауреат всероссийской историко-литературной премии имени Александра Невского, автор книги «Федор Солнцев — гений русского стиля». Выставка в Самаре стала и презентацией подготовленного Аксеновой этого уникального издания о русском художнике, иконописце, создавшем целое направление в национальном искусстве.
— В творчестве Федора Солнцева очень ярко воплотилась сформулированная графом Уваровым идея: «Православие, Самодержавие, народность». Солнцев эту триаду сделал осязаемой, зримой, он воплотил ее в своем творчестве. Он показал, что знание своей истории и владение национальной культурой дает ту мощь и ту основу, которая позволяет государству успешно развиваться… — считает искусствовед Галина Аксенова.
Московский искусствовед Галина Аксенова знакомит Владыку Сергия с экспонатами выставки.
По мнению исследователя, Федор Солнцев в своем творчестве сумел соединить заново, создать мощный духовный мост между Россией допетровской, исконной, и Россией его времени.
Биография Федора Григорьевича Солнцева удивительна, необычна. Многие стереотипы про «отсталую», «лапотную» Россию показывают свою полную несостоятельность, стоит лишь бегло взглянуть на жизненный путь художника. Федор Григорьевич Солнцев был из крепостных крестьян графа Мусина-Пушкина (предок которого обнаружил единственный список «Слова о полку Игореве»). Родился и вырос будущий художник в селе Верхнее Никульское, что на Мологе, в Ярославской губернии. И, сам из крепостных, сумел поступить в Санкт-Петербургскую Академию Художеств и блестяще ее окончить! А потом он был назначен главным художником издательства Святейшего Синода и более двадцати лет преподавал иконопись на специально «под него» открытых иконописных курсах в Санкт-Петербургской Духовной семинарии! Такой карьере позавидовал бы, наверное, даже его барин — граф Мусин-Пушкин! Но скорее всего, он был рад за своего гениального «холопа»…
Сословные предрассудки не были помехой и для его брата, Егора Солнцева — он стал удачливым художником-мозаичистом, который увековечил свое творчество мозаиками в Исаакиевском соборе Санкт-Петербурга.
Экспонаты выставки. Вверху — книга Галины Аксеновой «Федор Солнцев — гений русского стиля».
Сам Федор Солнцев, пробившись «в люди», не забыл своих братьев-крепостных: стал помогать художникам из крестьян, которых тогда немало училось в Академии художеств. Всю жизнь поддерживал — и между прочим не дал ему спиться! — замечательного художника Андрея Рябушкина («Семья купца», «Русские женщины в храме»), помогал другому известному «академисту», Василию Максимову (наиболее известна картина «Приход колдуна на сельскую свадьбу»)…
— Так как же все-таки определить его, русский стиль? — спрашиваю у Галины Аксеновой.
— Это то, что входит в наше сознание с молоком матери. Церковь Покрова-на-Нерли, София Киевская — это русский стиль… Ну а Федор Солнцев сумел развить это направление, придать ему черты современности, связать с новой уже эпохой… Русский стиль создан им на очень хорошей академической основе. За настоящим стилем всегда стоит крепкое академическое образование. В основе любого стиля лежит подлинное знание. Этим и отличается стиль от китча — который лишь скользит по поверхности. Федор Солнцев обратился к древнерусскому искусству, переработал его — и уже на новом витке нам его преподнес.
— Можно ли стиль Солнцева назвать «лубком»?
— В жаргонном значении лубок — это упрощение. Оно помогает донести информацию до людей не очень образованных. А настоящий лубок — это народное искусство, не академическое, но близкое с иконографией. Лубок вышел из книжной графики, где есть текст и есть картинка. Простенько, скромно, но доступно и наглядно. Лубок — это народная картинка. И в этом нет ничего плохого. Плох не лубок, а китч.
— Есть ли сегодня спрос в обществе на русский стиль?
— Да, есть. Но скорее не на русский стиль в его академическом, значении, а в китчевом упрощении.
Просто в силу того, что сегодня те, кто выступает заказчиками — малообразованные люди. Им надо, чтобы были теремок, луковка и какое-то подобие «русскости».
Художник и иконописец Федор Солнцев проявил себя в разных жанрах — от узора кокошника до изучения археологии Московского Кремля…
Но ведь и за луковкой, и за теремком должна стоять определенная культура, вовсе не только «а ля рюс». Определенная идея… А этого пока нет. Но, может быть, скоро будет…
Пока же время «ропетовщины» (выражаясь на искусствоведческом жаргоне) — ее сейчас много. Был в XIX веке такой русский архитектор Петров. Он взял себе псевдоним Ропет (анаграмма его фамилии) и при этом сказал: «Петровых много, а Ропет только один». «Ропетовщина» — это русский стиль в китчевом значении, где все упрощается и снижается. А вот архитектор Константин Тон (автор проекта Храма Христа Спасителя) — это уже подлинный русский стиль. Воплощение в архитектуре идеи величия и мощи Российской Православной Самодержавной государственности… Но чтобы что-то воплощать в искусстве, надо это иметь и в жизни. И если мы хотим, чтобы в прежнем высоком значении в искусстве расцвел русский стиль — нужно трудиться над укреплением Православной Державы. Без этого нам лучших традиций не возродить…
Выставка «Федор Солнцев — гений русского стиля» не только напомнит почти забытое замечательное имя, но и несомненно пробудит интерес к этому во многом еще не изученному, дивному явлению в искусстве и в жизни: русскому стилю как зримому выражению уваровской триады… Ведь что такое русский стиль? Это все то, что мы любим, чем дышим. И чему служим. Должны служить.
Антон Жоголев
13.12.2010
1149
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
3
Пока ни одного комментария, будьте первым!

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть


Добавьте в соц. сети:





Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru