Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Публикации

Чудеса Божии

Крестный ход в Державино

Даже малые дети пошли вместе с мамами вокруг села, в котором Господь открывает для нас Свои тайны.


О том, чтобы Крестным ходом обойти с чудотворными иконами вокруг Державино и тем защитить родное село от тяжких бед и напастей, Ольга Ефимова мечтала давно. Все звала: хорошо бы с самарскими паломниками организовать Крестный ход. Мы не отказывались, да все откладывали «на потом…» Наконец, решили твердо: если даст Бог, пойдем 29 октября…
Дорогой в Дежавино мы и всегда-то молимся, а тут молились не умолкая.
Приехали — и возрадовались встрече. Ольга и приглашенный ею духовный отец ее семьи иеромонах Мартирий из села Старое Яшкино Красногвардейского района Оренбургской области вышли встречать самарцев за ворота. «Ну что, пойдем?» — «Кто сможет — пойдем!».
Сказали так, потому что в поездке с нами был безногий Игорь — брат во Христе внес его в автобус на своей спине и потом носил от автобуса в дом Ефимовых и обратно… Были с нами и немощные женщины преклонных лет, решившие остаться и помолиться у Кровоточащего Образа Спасителя и мироточивых икон в доме Ольги Ефимовой.
— А у нас еще иконы закровоточили… Из Белебея привезли точную копию нашей иконы Спасителя, оставили на несколько дней. И вот икона вначале замироточила, а потом на ней появилась кровь. Прямо при батюшке Мартирии и уфимских паломниках, — рассказала Ольга. — И еще мы заметили капельки крови на «Семистрельной» иконе Божией Матери: на левом оке и — точно в том месте, где сходятся стрелы…
Предупрежденные о чуде, мы все-таки содрогнулись — и не могли удержать слез при виде алой струйки, пересекающей донизу образ Господа. На самом нижнем краешке кровь, сгустившись, приобрела уже характерный цвет и запах настоящей человеческой крови. А уфимские паломницы, приехавшие в Державино вечером 28 октября, засвидетельствовали: при них на челе Спасителя появилась и набухла темная точка, а потом из нее истекла кровь — и, смешавшись со струйкой мира, устремилась вниз…
И на «Семистрельной» иконе мы увидели два небольших кровавых пятнышка — там, где и говорила Ольга.
Пресвятая Божия Мати, ужели мы так изранили горящее любовию сердце Твое? Ужели о нас, грешных, Ты плачешь кровавой слезой?
Батюшка Мартирий, отслужив молебен, стал помазывать самарцев миром. Сказал, обращаясь к паломникам: «Может, вам мои слова и не понравятся, но ИНН принимать ни в коем случае нельзя. Это не Божье… И крестный ход вокруг города не оставляйте! Великая в нем сила!»
Тем временем уфимцы трижды обошли Крестным ходом вокруг дома Ефимовых. Пора и нам — времени в обрез… Еще ожидая нашего приезда, батюшка троекратно прочитал молитву на совершение крестного хода в поле, и теперь мы можем не мешкая начинать молитвенное шествие.

С молитвой трогаемся в путь, оставляя в автобусе лишь самых немощных. Даже малые дети пошли вместе с мамами вокруг села, в котором Господь открывает для нас, недостойных, такие Свои тайны, что сердце объемлет трепет. В путь — в путь! — Крестным ходом, с молитвенным пением, с зажженной свечой в большом фонаре и мироточащими Распятием и иконой «Млекопитательница». Дивная литография с иконы афонского письма (надписи выполнены по-гречески) украшена сверху маленькой ракушкой из реки Иордан. Из этой-то ракушки особенно мощно, видимым образом изливается миро. Вся же икона, словно благодатной росой, покрыта крупными каплями и отдельными струйками мира. Ольга несет мироточащий образ — и радуется, что наконец-то сбылось давнее чаяние. А ведь недаром именно эта икона — из множества других — сейчас пришла ей в руки. Так это нужно селу, чтобы Божия Матерь напитала в нем сущих и духовным млеком, и приумножила пищу телесную.
От Ольги же я услышала об удивительном сне, бывшем ей недавно. Архангел Гавриил пришел к ней и сказал:
— Это ты хорошо придумала — обойти Крестным ходом село. За все годы его существования Державино ни разу не обходили Крестным ходом.
Архангел благословил Ольгу, напомнил ей, чтобы чаще обращалась в молитве к своей Небесной покровительнице — святой равноапостольной княгине Ольге. И, прикоснувшись к левой ее руке, запечатлел на ней маленький розовый кружочек — букву «О»… Кружочек этот не исчез с пробуждением, но остался вещественным знаком истинности сна. (К слову сказать, эту букву «О» на руке Ольги я видела своими глазами…)
Как славно — идти с молитвой по благословению Архангела Гавриила вкруг села, принадлежавшего когда-то поэту и сановнику Гавриилу Романовичу Державину…
— А я ведь в Самару приехала от могилы Гавриила Романовича, — сообщила питерская паломница Наталия. Питерская — по паспорту, а живет она все больше по монастырям да святым местам России… Вот и у могилы русского поэта побывала — в Новгороде Великом...
Дорога круто уходит вправо, огибает ферму и — вдоль села, мимо пустынных улиц. Но что это: к нам прибились семь темно-серых овец. Идут, не отставая, достаточно долго, пока мы не миновали село.
Куда идти дальше? Свернуть налево — и, выйдя на большак, вернуться к началу пути? Нет — впереди еще стоят дома, как же мы оставим их вне молитвенного щита, который, уповаем, воздвигаем в каждом Крестном ходе. И мы идем дальше, а с дорогой творится что-то непонятное: она упрямо ведет нас все дальше, в гору. Но время, время!..
Мы поворачиваем влево — уже за сельцом ли, хуторком ли Гавриловкой — еще не постигая тайны имени этого поселения, где осталась единственная жительница баба Настя. Увидев Крестный ход, старушка умиляется: вот ведь радость-то какая! Может, теперь и у нее будет меньше напастей. Пришлые недобрые люди то кур унесут c ее небогатого двора, то еще что уворуют…
Не спросивши сразу дороги, мы заплутали в высоком бурьяне и тростнике, поблуждали по глубоким впадинам и вышли к обрывистому берегу речки с давно обрушенным мостиком.
Пришлось возвращаться к бабе Насте. И, показав нам направление, она поведала:
— Нынче я ночью проснулась около трех часов. Гляжу — избу всю охватило заревом. И не пойму, откуда такой свет. Трактора что ли работают или комбайны? Так не гудят, не слыхать. Выглянула в окно — не видать ничего, а зарево так и светит, и светит… До утра и не уснула уж больше…
Теперь, по дороге, идти легче. Впереди еще небольшой поселочек (не спросила названия…), и тоже немолодая уже Аннушка, усмирив собаку, пропустила нас через свой двор — туда, откуда уже видны лесополосы из березок, тянущиеся вдоль большака. Еще где-то в середине пути отец Мартирий рассказал о своем паломничестве в Вавилов Дол и о том, как он с тремя своими прихожанами увидел в небе над святым источником четкий крест и парящего рядом с ним голубя…
— Светлана, подтверди, было? — обратился он к сосредоточенно-молчаливой девушке, идущей чуть поодаль. Она кивнула: «Было!»
Вот и сейчас наши взгляды устремляются к небу, сплошь затянутому облачными грядами.
— Глядите: крест! — говорит Ольга. — Или мне кажется, но вот — приглядитесь: очень похоже облачко!..
Батюшка и некоторые паломники соглашаются: да, это крест! Я, грешная, не удостоилась увидеть — или не разглядела в неясных очертаниях наособицу стоявшего вертикально облака крест. Верхняя часть — точно, крест, даже с завитушками, а ниже все оплыло. Но, может быть, я не туда глядела…
И еще одна встреча — в конце Крестного хода нас, теперь уже справа, поджидали… двенадцать овец. Притом же все как одна — белые! Ольга удивляется:

— Да у нас в селе ни у кого и нет столько сразу белых овец!

Господи, все мы овечки Твои!
Подходим к державинскому кладбищу — и не можем просто так вот миновать его. У кого еще остались силы после трехчасового хождения, поворачиваем вместе с неутомимым батюшкой и с пением канона по усопшим обходим кладбище. Помянули и своих усопших сродников, и зде и всюду лежащих православных христиан. шепчу родные имена отца и мамы Иоанна и Ирины, братьев Павла и Михаила… А на последних шагах, уже выходя на дорогу в село, я вдруг явственно увидела рядом с собой умершую четыре года назад маму. Все с той же горячей любовью и материнской нежностью всматривалась мама в мое лицо и улыбалась кротко и радостно…
А возле автобуса паломников с поклоном встречала Надежда Кондакова, дочь церковного старосты и неутомимого восстановителя местной церкви Василия Егоровича. Она принесла нам горяченькой картошки с овощной икрой.
— Помяните мою мамочку, новопреставленную Анастасию!..
Сам Василий Егорович тоже участвовал в Крестном ходе — правда, по немощи, на своей инвалидной машине. Он обогнал нас и въехал в село намного раньше, а потом подвез к автобусу двух безнадежно отставших паломниц. Выходит, что и отошедшая ко Господу супруга его Анастасия тоже была с нами в Крестном ходе, и — как знать, возможно, что и живую Анастасию в Гавриловке она повидала…
Ах, как хотелось бы мне рассказать вам еще и о том, что услышала на обратном пути от своих спутниц. Да — всему свое место и свой час. И — не подвели бы паломницы, пообещавшие встретиться еще раз, чтобы я записала всё с точностью. Даст Бог, еще прочтете и о чудесном исцелении у мощей Серафима Саровского рабы Божией Марии из Пензенской области, и о новом свидетельстве стояния Зои, и о чудесно обретенной в водах реки Сакмары иконе Успения Божией Матери…

Ольга Ларькина
03.11.2000
Дата: 3 ноября 2000
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
11
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru