Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Чудеса Божии

Экзамен на милосердие

Как относиться к "братьям нашим меньшим"?


Территория Богородице-Рожденственского монастыря. Возле мусорных контейнеров — большая картонная коробка с тряпьем. В ней — маленькие пушистые котята: два рыжих, с белыми грудками, и один дымчатый. Недавно на моих глазах они весело кувыркались в траве и карабкались по стволам деревьев, радуясь жизни. Теперь съежились и прижались друг к дружке. Замерзли бедолаги. Да и не мудрено: дни стоят холодные; ветер дует северный, сильный. Кладу в коробку кусочки сосиски. Котята жадно их заглатывают, почти не разжевывая… Поели, немножко ожили. Укутываю их потеплее и иду ко Всенощной…
Пару дней спустя снова навещаю четвероногих мальцов. Гляжу — один "рыжик" болен: сидит, понуро опустив головку, из носа течёт жидкость… Взял его на руки и прижал к себе. Его крохотное тельце, почуяв тепло, задрожало; сердечко котёнка забилось чаще.
— Как быть? — думаю. — Взять себе нельзя: у меня уже трое таких; а мой тесть, хозяин квартиры, предупредил, что следующего не потерпит. Отвезти бабе Шуре? Она по своей сердобольности, конечно, не откажет принять звереныша; однако в ее тесной однокомнатной квартире нашли приют уже около двух десятков котят и кошек, которых пожилая женщина содержит на свою мизерную пенсию…
С полчаса метался я туда-сюда, не в силах принять решение.
— Какой красавец, — подошла ко мне одна из знакомых прихожанок и погладила котенка.
— Вот, — говорю, — захворал, бедный. Надо бы его куда-нибудь пристроить: синоптики ожидают в эти ночи заморозки.
— Что поделать, — вздохнула женщина, — это же не человек, а к твари слишком привязываться нельзя. Главное — не обижать их, а дальше как Бог даст…
Согласившись, я положил малыша назад в коробку, решив в следующий раз напоить его и остальных котят теплым молоком. А когда направился к выходу, бедолага выбрался из своего жилища и, хрипло замяукав, быстро поковылял следом за мной.
— Ах ты сорванец! — сердито крикнул я и, схватив его за шкирку, отнес обратно в коробку…
…А через день в обглоданных рыбьих костях копошились только двое котят. Я налил им в миску молока и пошел искать больного…
Он лежал в грязи возле небольшой лужицы. Притрагиваюсь. Тельце его уже твердое и холодное…
Когда я шел назад, у меня внутри было пусто.
"Да, это верно, — подумалось мне, — я не поднял на несчастного палку, не причинил ему умышленного вреда. И совесть вроде бы должна быть спокойна. Только почему ощущение такое, будто я на земле самая последняя сволочь?"
И вдруг как обухом по голове:
"Да человек ли я, если эти две ночи мог спокойно спать, в тепле и уюте, зная наверняка, что в этот самый момент Божия тварь гибнет от холода и болезни? Христианин ли я, если бросил безпомощного мальца на произвол судьбы, когда тот бежал за мной и буквально плакал, прося помощи? Неужели одно то, что я его "не обидел", способно привести меня к нравственному совершенству? И разве может Дух Святой "прийти и вселиться" в того, у кого в груди вместо сердца камень, — сколько бы этот человек за свою жизнь ни поставил в храме свечек и ни отдал поклонов?
Да, этот котенок — не "образ и подобие Бога", он не имел интеллектуального и духовного развития. Но ведь он в этом не виноват! Значит, согласно Божиему замыслу, он необходим на земле именно такой, каков есть! И в глазах Творца так же безценен, как и человек ("Ты любишь ВСЕ существующее, и НИЧЕМ не гнушаешься, что сотворил", — сказано в "Премудрости Соломона" (гл. 11, стих 25)). И потому никто из людей не вправе превозносить себя над остальным творением Господа — тем более, что разум и дух, коими мы так любим гордиться, являются вовсе не плодами наших трудов и усилий, а исключительно даром Всевышнего!
Но главное: разве несчастный зверёныш испытал голод, холод и физическую боль меньшую, чем может чувствовать человек? Ведь любая тварь, подобно нам, состоит из плоти и крови! А если он еще и понял, что я его предал? (В последнее время доказано, что такое осознание у высших животных имеется!) Каково же было ему вместе с физическими муками ощутить и ужас покинутости, обреченности?
А ведь Господь проявлял Свое милосердие к твари Божией — давал мне возможность ее спасти…

Владимир Кузин
г. Владимир.
07.01.2005
875
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
2
2 комментария

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru