Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

​О молитве Иисусовой

Беседа двух старцев-пустынников о том, как через молитву Иисуса Христа и прочие добродетели соединить свою душу с Ипостасным Словом Божиим, т.е. Сыном Божиим, и через это быть причастным вечного живота еще в сей временной жизни. (Найдено в бумагах о. Никиты (Сапожникова). Автор — схимонах Иларион (Домрачев), из книги «На горах Кавказа»)

Беседа двух старцев-пустынников о том, как через молитву Иисуса Христа и прочие добродетели соединить свою душу с Ипостасным Словом Божиим, т.е. Сыном Божиим, и через это быть причастным вечного живота еще в сей временной жизни. (Найдено в бумагах о. Никиты (Сапожникова). Автор — схимонах Иларион (Домрачев), из книги «На горах Кавказа»)

О чрезвычайной важности и незаменимости в деле нашего вечного спасения Иисусовой молитвы и вместе о величайшей духовной силе, в ней скрытой, а потому и неизбежной нужде в ней для всех нас, потому что в имени Божием присутствует Сам Бог.

Имя Иисус-Христово неотделимо от святейшего лица Его по величию, власти, вседержительству Того, Кому оно принадлежит.

Мы — Православные христиане, мы кланяемся одному Господу Богу Небесному, и на нас — печать дара Духа Святаго, мы веруем в Господа нашего Иисуса Христа.

На имени Иисуса Христа созиждется все: и вера наша Православная, и все церковное Богослужение, всякий чин, его обряд и порядок, и все молитвенные последования, — и всякий христианин, молясь, обязан всенепременно возносить свою молитву к Единородному Сыну Божию, и только к Нему и через Него бывает действенна наша молитва. Он Сам заповедал, говоря: «аще чесо просите от Отца во имя Мое, даст вам» (Ин. 16, 23).

Господь Иисус Христос содержит и всю вселенную, и всю тварь, видимую и невидимую, и всякое дыхание; особенно обвеселяет тех, кои носят сие наидражайшее имя внутри сердца своего.

Если бы мы удалили от себя имя Иисуса Христа, то исчезло бы все: и вера христианская, и церковь, и Богослужение; все таинства и обряды; все духовное служение и самое Евангелие.

Так нужно разуметь и о человеке: если не живет в нем ничего духовного — тут движется жизнь только душевно-телесная, по стихиям века сего, потому что корень и безпредельная полнота жизни есть Иисус Христос, Которого и нужно возлюбить паче, чем свою душу, и всеми силами, во всю жизнь стараться о том, чтобы имя Его Вседражайшее водрузить в свое сердце так, чтобы Оно было там коренным, действующим началом и занимало господственное положение; чтобы, по слову Апостола, не мы жили, а жил в нас Христос (см. Гал. 2, 20).

Выражением сего состояния служит непрекращаемость внутренней молитвы в глубине духа, не ограниченная ни местом, ни временем, ни другим чем внешним, без слов и поклонов, без всякого образа и вида и размышления. Состояние возвышенное и преблаженное!

Вечная жизнь всегда была и есть в Сыне Божием. Для того, чтобы быть ее участником, необходимо соединиться своею душою с источником ея — Сыном Божиим, — во-первых, верою в Него яко своего Спасителя, Сына Божия и Бога и Таинствами святой Церкви, во-вторых, принятием и, елико по силам, исполнением Его Евангельского учения, потом достаточным приобщением Его Пречистого Тела и Святейшей Крови — в Таинстве Евхаристии, затем, чтобы всежелательное имя Его, Божеству сопричастное, всегда носить в устах своих, во уме и сердце, присно глаголя: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешнаго».

Без сего соединения с Сыном Божиим спасение для нас невозможно; Он есть единственная дверь в вечную жизнь и единственный путь к Отцу Небесному (Ин. 14, 6). Мимо Него нет туда ни пути, ни входа.

Но чтобы всегда иметь сие спасительное единение наших душ с Господом, к сему весьма способствует память Божия или молитва Иисусова, которая по своей краткословности удобно может быть произносима нами всегда, во всякое время, при всяком занятии и на всяком месте, днем и ночью, непрестанно, со всем вниманием и усердием.

Она есть невидимая духовная струя, непрерывно льющая силу Божию, святую благодать Его в нашу душу от приснотекущего Источника — Спаса Христа, Сына Божия, держащая нашу душу и все силы, желания соединения с Господом и оттуда почерпающая на себя освящение, силу и крепость.

Исполнение Христовых заповедей есть почва, на которой только может произрасти спасительное древо Иисусовой молитвы.

Необходимо по возможности стараться пребывать во исполнении Евангельских заповедей, в особенности храня ко всем любовь, милосердие и сострадание, пребывая в чистоте помыслов и душевных чувств, целомудрии тела, смиряясь перед всеми и образом, и видом, и в помысле, и в своих движениях, и во всем своем поведении.

Все ревнители о спасении должны непременно стараться долгим временем, трудом и усердием стяжать мало-помалу духовное сокровище Иисусовой молитвы, которая соединяет нас с Богом, причастными творя вечной жизни. А без молитвы, как пишут божественные отцы, соединиться с Богом невозможно.

Все ревнители о спасении, кто бы ни был, могут приступить к занятию Иисусовою молитвою.

Сначала Господь всякому дает вкусить ее духовную сладость. Но потом бывает и так, что отступает духовное утешение, сердце делается жестоким, холодным и не только не расположенным к занятию молитвою, но даже враждебным к сему, ум неудержимо наполняется помыслами всевозможного свойства. Состояние тяжкое и безотрадное.

Здесь многие из начавших молитву Иисусову не выдерживают и, оставляя ее, по-прежнему начинают быть в суете ума и в праздных суетных помыслах, в чем пребывают и все «сынове века сего», преданные суете и земному попечению. Это трудное время нужно пережить с долгим упражнением и усердным внимательным трудом, и со смирением, из глубины сокрушенного о грехах сердца прося о помиловании с несомненным упованием на милосердие Божие. Особенно же надо остерегаться нарушения заповедей Божиих. При произвольном нарушении их получится: что одною рукою созидаем, то другою разоряем. Особенно нужно хранить искреннюю ко всякому ближнему любовь.

Приступая к научению сей молитве, нужно как стеною каменною оградить себя осторожностью, старанием и вниманием, чтобы как-нибудь не оскорбить ближнего своего — ни словом, ни делом, ни взглядом, ни мыслию, отнюдь не обращая внимания на его малый чин, звание и положение, хотя бы он был по состоянию и образованию самый последний. Напротив, к таковым-то и нужно оказать большую и преимущественную любовь, здесь она может быть истинною и действительно нелицемерною, потому что высоких по положению людей мы можем любить, имея в виду свою пользу, а здесь этого не имеется в виду, и любовь бывает истинная, святая, совершенная.

Если же по нашей слабости и греховным привычкам, и что всего более — по невнимательности и рассеянности, оскорбили кого-нибудь из братии своих, то нужно употребить все зависящие от нас возможные средства непременно умиротворить его, испросить прощения и сделать его спокойным и мирным.

Это главное в молитве. Не соблюдая сего, не будете иметь успеха в молитве, хотя бы и годы пребывали в ней днем и ночью.

Нужно никого и никогда не оскорбить никаким действием. Если хочешь быть умом своим в общении с Богом, то прежде всего постарайся о том, чтобы сделать милостивым свое сердце, ибо этим более другого мы можем уподобиться Отцу Небесному, как говорит Спаситель: «Будьте милосерды, как и Отец ваш милосерд» (Лк. 6, 36).

Кто имеет в своем сердце добродетель милосердия, то вместе с нею он имеет и все другие добродетели, и это потому, что она есть исполнение закона и корень добра. Поэтому и Господь наш Иисус Христос на Своем Страшном Суде будет исследовать и судить только дела милости, сделанные нами ближним.

Второе главное условие к стяжанию Иисусовой молитвы есть смирение. Нужно поставить себя в образ мыслей самого уничиженного свойства, не сравнивать себя с другими, а почитать себя хуже всякого человека, не на словах, а в чувстве сердца своего, самою вещию, понятием о себе, чувствованием себя. Ничто так не препятствует нам в духовном к Богу приближении, как мнение о себе; это такая язва, прирастающая к душе нашей, что самый по положению низкий человек и то имеет о себе высокое понятие по тем или другим способностям.

И вот истинное свойство действительного нашего духовного преуспевания состоит в том, чтобы увидеть себя в сердце своем хуже всякой твари.

Смирение есть такая несокрушимая сила, что против нее никто стоять не может: ни демоны, ни злой человек, ни добрый.

Смирение укрощает всякого злодея. Без смирения не угодны Богу ни наше житие, ни добрые дела. А бесов смирение опаляет, как пламень огненный; они бегут оттуда, где увидят смиренное действие.

Говорит и Святитель Феофан: «Вся жизнь истинного христианина есть не что иное, как непрерывное восхождение на высоту сознания своей бедности и чувства самоуничижения; чем больше кто растет в добродетели, тем больше сознает, чувствует, что он — ничто».

А отсюда какое истекает обилие добродетелей: тут смирение, самоукорение, неосуждение других, безгневие, непрекословие, невозмущаемый покой.

Третья приготовительная степень к стяжанию Иисусовой молитвы есть чистота души и тела, или целомудрие, о чем святой Апостол Павел в Послании к евреям говорит: «Мир (любовь) имейте и святыню (целомудрие) со всеми, ихже кроме никтоже узрит Господа» (Евр. 12, 14). Если Дух Святой есть дух чистоты и святыни, то ничего Он так не гнушается, как блудной мерзости.

Четвертый столп умного делания есть сокрушенное сердце о своем греховном состоянии и о всецелом растлении своей природы, в своем естественном состоянии не способной к произведению истинно добрых дел. Познание своей греховной растленности есть почва, на которой только может возрасти спасительное действо Иисусовой молитвы.

Вот на сих столпах, присоединивши к ним исполнение всех прочих христианских добродетелей, и будем созидать высочайшую добродетель — любовь Божию, проще — Иисусову молитву, которая в ряду добродетелей занимает первенствующее место, настолько же выше, насколько Бог превыше всего.

А поэтому, согласно святым отцам, она именуется царицей всех добродетелей, матерью, корнем и основанием всего христианского благочестия. На имени Иисуса Христа содержится вера наша Христианская, также и все церковное Богослужение, и благочестие.

Иисусова молитва по тройственности нашего состава разделяется на три степени: на телесную, душевную и духовную.

Прежде всего, чтобы незаблудно дойти до Христа, нужно помолиться Господу по заповеди Его, как Он возвестил: «без Мене не можете творити ничесоже» (Ин. 15, 5).

Апостолы тоже молили о сем Господа: «Господи, научи ны молитися» (Лк. 11, 1).

Потом нужно начать дело молитвенное с самой первой и начальной степени, неизменно следуя закону постепенности. Здесь скачки невозможны, какою-нибудь хитростию невозможно восхитить у Бога ни единого дара. Необходимо преклонить выю свою под иго послушания и смирения.

Первая степень

Со всяким благоговением, радостно и охотно произносите устами, т.е. языком, имя Господне как величайшую святыню Божию, довольствуясь тем, что всеблагий Господь даровал нам не только в Него веровать и служить Ему внешним служением, но даже и Его имя святое, страшное для всякой твари, носить, хотя только еще на языке своем.

Что бы вы ни делали, чем бы вы ни занимались, во всякое время — днем и ночью — произносите устами сии Божественные священные глаголы: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешнаго».

Однако надо иметь в виду, что при начале она по большей части бывает чрезвычайно трудная. Не раз, а многажды человек приходит в безнадежие, что не в силах приобрести спасительного упражнения, которое по временам настолько же трудно, как разбивать молотом камни. Сердце делается жестоким, вся душа поражается нечувствием, восстает страстность с необыкновенною силою, а духовная область жизни закрывается как бы каменною стеною. Состояние безотрадное, томительное и сострадательное! И его необходимо пережить, потому что оно неизбежно бывает со всяким приступающим к сему великому делу, всего более ненавистному супротивной силе демонской.

Пройдет это страдание, и опять наступит радостная пора. При сем нужны труды многолетние, усиленные, постоянные. «Царствие небесное нудится, и нуждницы восхищают е» (Мф. 11, 12).

Иисусова молитва свята, от ее произношения воздух, уста, тело и язык освящаются. Демоны от страшного для них имени Божия не смеют даже подойти к тому месту, где ты произносишь это всесвятое имя Божие.

Неленостно во всякое время и со всяким старанием неотступно пребывать в сей молитве; если ты даже всю жизнь до самой смерти пребывал в устном упражнении Иисусовой молитвы, и то намерение твое святое досточтимо, любезно Богу и спасительно. Бог даст тебе вкусить плоды трудов твоих или при смерти, или после смерти. Когда же душа твоя, разрешенная от союза плоти, будет восходить на небо посреди воздушных мытарств, то действие молитвенное окружит ее как пламень огненный и недоступна она будет «мироправителям тьмы века сего» (Еф. 6, 12) — воздушным князьям — ради всемогущего имени Иисуса Христа, а только издали стоять будут в горести и отчаянии и вопиять: «О монах! Каковой чести ты сподобился от Бога и как счастливо избежал наших мучительных рук». На этой степени Иисусова молитва называется трудовая, деятельная, устная, телесная, как производимая телесными членами — устами и языком.

О второй степени молитвы Иисусовой

На этой степени молитва Иисусова называется умственною, или «умной», и по действию своему есть «душевная», потому что действует с участием душевной силы или рассудка, называемого во всех отеческих писаниях умом.

Способ ее производства тот же — она произносится устно, но только ум заключается или вмещается в слова молитвы.

Это заключение ума в слова молитвы имеет в духовном деле весьма важное значение, потому что оно удерживает ум от парения. Известно, что его никаким другим способом удерживать нельзя, как только всемогущим именем Иисус-Христовым. Господь Иисус Христос есть Избавитель от греха всего рода человеческого. И вот как во всем прочем, так и здесь видится Его всесильное избавление. Здесь подвижник ощутительно познает непобедимую силу Всемогущего имени Иисус-Христова: «Без Него не можем творити ничесоже». Но, произнося священные глаголы Иисусовой молитвы: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешнаго», — и заключая ум в сие слово, нельзя этим одним словом ограничиваться и довольствоваться.

Это будет одно лишь наше человеческое действие. Конечно, и это крайне полезно, и спасительно, и радостно, но при этом невозможно еще ощутить силы имени Иисус-Христова. Нужно, чтобы ум, погружаясь в имя Иисус-Христово, зрел в нем Самого Христа. Но как зреть?

Во всех писаниях святых отцов строго-настрого запрещается составлять умом какой-нибудь образ, или представление, или очертание, форму и фигуру. Духовное существо Христа невообразимо и нам отнюдь не ведомо. Как бы мы ни вообразили, всецело и безконечно погрешим: вместо истины будем держать ложное.

Итак, поэтому нужно, чтобы ум, держась в словах молитвы, был совершенно голым, чуждым всякого образа и мысли; само имя Божие и содержащаяся в Нем безконечная, благодатная сила произведет свойственное ей действие. Она освятит ум (хотя пока только ум), удержит от парения, просветит его разумение — особенно в Божественных писаниях, прогонит его естественную тьму и ослепление. Просто сказать, ум озарится Христовым светом.

Эти две степени Иисусовой молитвы — словесная и умная, как производимая внешними силами души, — повредить человеку неправильным действием не могут, если только он не будет гордиться и презирать других.

Гордость есть коренная причина всякой прелести, а смирение есть привлечение силы Божией. Здесь еще необходимо добавить, что внимание при произнесении молитвы, т.е. самое действие умной молитвы (произносимые слова), нужно держать или пред собою, или — что еще лучше — в груди, т.е. в грудной полости, а другой старец советует держать «в гортанном почувствии», т.е. в горле.

Эти действия суть подготовка и приближение ко входу Иисусовой молитвы в сердце, что составляет цель всего молитвенного труда.

О третьей степени Иисусовой молитвы

Все Священное Писание Ветхого и Нового Заветов, все писание святых отцов, преподобных подвижников благочестия, своею последней целью имеет именно сердечное соединение с Богом. Истинная жизнь наша состоит именно в соединении сердца нашего с Богом, в Котором находится безпредельная полнота всех духовных совершенств, и Он есть источник жизни для всякой твари.

Без молитвы соединиться с Богом невозможно, а без этого соединения и спасение наше сомнительно. Производство этой третьей степени молитвы проявляется во внутренней и глубочайшей стороне нашей духовной природы, именно в духе, который, проницая своим содержанием душевное чувство и сердце, делает всего человека духовным. Первые две степени молитвы как бы подавляются, истончаются и одухотворяются. Молитва освобождается от своих внешних одежд: на первой степени — от телесной (от разных занятий), на второй — от душевной (помыслов), — и чистою входит в духовный сердечный храм для духовного служения Господу Богу. Здесь слово престает; а ум, облекшись во всеоружие силы и ревность о Боге Спасе своем, препоясавшись чистотою и святынею, стоит грозным воителем при дверях сердца, страхом и ужасом поражая всю супротивную силу.

Собственно говоря, молитвенное действие одно: на первой степени оно находится в области телесной, земной, чувственной, в которой пребывает вся видимая природа; на второй молитва переходит в мысленную часть души и по всему есть душевная, еще духа не имущая, содержащаяся в рассудочной силе души.

По всякому видно, на этих двух степенях молитвы наша служба Господу есть внешняя, здесь не затронута духовная сторона души, сущая в сердце. И если где, то именно здесь, на переходе от внешнего ко внутреннему, от материи к духу, и бывает так называемая «прелесть». Сюда относятся все строгие запрещения святых отцов — не искать прежде времени сердечного места, которое в свое время ему открывается не иначе, как перстом Божиим. А с нашей стороны требуется только добросовестный труд — в первых двух степенях молитвы, в несомненной надежде на Божие милосердие, что не оставит Господь смиренного раба Своего, но всенепременно ущедрит его даянием Небесного дара. Как и говорит Он во Святом Евангелии: «Достоин бо есть делатель мзды своея» (Мф. 10, 10).

Здесь творится новое рождение. Ум наш, по природе страстный, освобождается от своих помыслов, какими был одеян, и бывает чист, как небесная лазурь. А это делает его способным к соединению с Господом Иисусом Христом, и сие есть последняя цель, для которой призвана к бытию вся разумная тварь, но уклонилась в лице праотца нашего Адама. Сказано: «Бог создал человека правым», т.е. с единым неуклонным стремлением в уме и сердце к Верховному благу, те же «взыскаша помыслов многих» (Еккл. 7, 29)... Из сего бедственного нашего по падению общего состояния изводит нас во свет Божий Господь Иисус Христос.

Сердце наше на этой третьей степени получает духовное оживление и освящение, потому что источник святыни и всех духовных совершенств — Господь Иисус Христос — милостиво входит в него со Своею безконечной благостию и почивает на нем, как на престоле.

Святой Апостол Павел говорит: «Вы бо есте церкви Бога жива, якоже рече Бог, и тии будут Мне людие» (2 Кор. 6, 16); еще: «Иисус Христос в вас, разве только вы не то, чем должны быть» (2 Кор. 13, 5). Здесь видится вся справедливость учения святых отцов о том, что именно молитва есть корень и основание всему духовному житию и всем его подвигам, трудам и исправлениям. Находясь вследствие ее в сердечном с Господом Иисусом сочетании, мы проникаемся Божественным светом и во свете Лица Божия видим то, что сокрыто от обыкновенных людей; входим в непосредственное соединение с духовным миром, живем и действуем там, хотя бы по внешнему виду и положению были малы и ничтожны.

Производство этой молитвы действуется так, чтобы ум держать в сердце перед лицом Господа Иисуса в чувстве страха, благоговения, преданности, имея несомненную надежду вечного спасения.

Конец же всех сих слов тот, что если кто имеет благочестивое желание достигнуть цели бытия своего, для которой он призван Божественною волею и всемогуществом от небытия в бытие, то для этого ему нужно соединиться с Господом. А чтобы достигнуть сего, нужно вместе с исполнением Христианского закона хранить в чистоте и непорочности святую веру, которую возвестил Христос на земле, исполнять все, что Он заповедал, приступать с должным приготовлением к приобщению Святых Христовых Тайн — Тела и Крови Господних — и потом призывать имя Его святое во всякое время, при всяком занятии на всяком месте: устами, умом и сердцем.

Дыхание воздуха нужно для жизни тела, а призывание всемогущего имени Божия и непрестанная молитва необходимо требуется для жизни духа. В сем именно и состоит непреходящее благо небесное — Господа Иисуса Христа носить в сердце своем и в живом общении с Ним пить живую воду вечной жизни.

Без Иисуса Христа невозможно спастись и войти в Небесное Царствие. Когда Он в сердце, то здесь отверзаются врата в Небесное Царствие и человек на опыте видит исполнение слов Господних: «Аз есмь дверь, Мною аще кто внидет, спасется» (Ин. 10, 9).

Сердечная молитва составляет центр и средоточие духовной жизни, ее державу, крепость и утверждение.

Как только сердечная сила соединится с (Господом) именем Господним, ощутивши в нем благодатную силу, или, вернее, Самого Господа, тотчас в сердце человека водружается древо жизни, от коего был изгнан Адам — преслушания ради.

Человек, приобщаясь к Божественной жизни в Сыне Божием, имеет право жить блаженной жизнью во веки веков. Ибо вечная жизнь единственно в Сыне Божием, по словам Святого Евангелия: «Бог даровал нам жизнь вечную, и сия жизнь в Сыне Его. Имеющий Сына Божия имеет жизнь; не имеющий Сына Божия не имеет жизни» (1 Ин. 5, 11-12).

Таковой перешел от смерти в жизнь, ибо своим духовным существом соединился с Богом — Источником Жизни.

Еще о молитве вообще

В молитве существует тайна единения Христа с верующими.

Молитва есть дело восхождения к Богу в сердце нашем. Она есть воистину течение жизни в живот вечный. Кто не имеет МОЛИТВЫ, тот бездыханен по духу, мертв духовно, подобно тому, как не имеет нужды в дыхании воздухом и тот, кто мертв телесно.

МОЛИТВА есть собеседование с Богом — Царем Неба и земли, Владыкою вселенной — какая честь для молящихся! Это ангельская честь и ангельское занятие. Без МОЛИТВЫ, не обучив себя ей здесь, не воспитав духа ее в себе и не привыкнув к ней, человеку нельзя вступать на Небо и обитать на нем, как вовсе туда не готовому и не способному к Небесной жизни, потому что Небесная жизнь, самое существо ее есть МОЛИТВА. И в Церкви Христовой торжествующей, в царстве силы и славы, не прекратится МОЛИТВА. Прекратится МОЛИТВА просительная, престанут моления: «Господи, помилуй», «Подай, Господи», — а МОЛИТВА благодарения и славословие там еще более возрастут и восторжествуют. А потому кто не имеет ныне в себе молитвы, не вступит туда, где полнота и торжество ея; не войдет в святилище, не вступив наперед в преддверие.

Исполнение Господних Заповедей, или Христианского закона, невозможно без Его благодатной помощи, как Он и говорит: «Без Мене не можете творити ничесоже». Новая причина тому, чтобы непрерывно пребывать умом и сердцем в Иисусовой молитве. Ибо иначе как в общении с Господом Иисусом Христом нельзя надеяться на свое вечное спасение, потому что оно — в Сыне Божием.

Надо знать, что молитва Иисусова требует чистоту жизни, выполнение Евангельских заповедей. А оно неразлучно должно быть с вниманием и трезвением, при глубоких чувствах самоуничижения и вообще покаянного настроения души, чтобы человек погрузился в смиренные о себе чувства, считая себя хуже всех, и, увидев в глубине своей духовной нищеты и греховного состояния все свое безсилие, возымел бы в деле добра и неизбежную нужду в Божией помощи.

В начале этой молитвы бывает очень трудно, диавол восстает со всей силой адскою, которому особенно ненавистна эта молитва, как палящая его огнем Божества. Он будет стараться всячески отрывать человека от постоянного занятия Иисусовою молитвою: рассеянностью, раздражительностью, самомнением, осуждением ближних, леностью, нерадением, сребролюбием, маловерием, унынием. Целые тучи помыслов всевозможного свойства, и между ними скаредные, богохульные, бьют в ум, как волны морские в скалу. Часто через людей или даже своих неопытных наставников будет внушаться мысль, чтобы только отрывать человека от постоянной, усердной, внимательной молитвы и благоговейной молитвы Иисусовой.

Нужны здесь труды постоянные, усердные, многолетние, потому что это соединяет с Богом, в чем и состоит наша вечная жизнь!

Нападения вражии всевозможными мерзкими помыслами и чувствами служат несомненным признаком, что враг, спокойно дотоле в нас пребывавший, потревожен страшным для него именем Иисуса Христа и, не терпя оного, исходит, но исходя, произвел бунт и возмущение.

Поэтому не нужно обращать на сие никакого внимания. А все читать и читать Иисусову молитву все время жизни, во время ли работы, в пути ли, на постели ли, во время ли еды и разговоров с лицами. Особенно читать и во время физической — телесной работы, так как от молитвы освящается все вокруг.

Необходимо знать, что не воссияет молитва в нашем сердце (в духовной области сердца), если не будет в нас глубокого сознания своей греховной растленности, своего падшего состояния, безконечной неспособности на всякое истинное доброе, Богу угодное дело, сокрушенного о сем сердца и плача о грехах своих. И вследствие этого — живейшего и неотложного сознания нужды в Божией помощи, без которой, по слову святого Апостола, мы даже и помыслить не можем ничего доброго, но вся «способность наша от Бога» (2 Кор. 3, 5).

Молитва наша должна быть возносима от глубины скорбных чувств многоболезненного сердца с целью примирения с Богом и умилостивления Его, а потом и соединения с Ним.

Нелюбовь к Иисусовой молитве и так называемые «прелести» бывают от гордости, самомнения; от того, что некоторые в своем сердце хотят соединить свет и тьму, желают получить благодатных даров Духа Святаго и в то же время не хотят отступать от своих греховных привычек, хуже того, иногда пребывая во смертных грехах.

Некоторые неразумные, вычитав в творениях святых отцов некоторые приспособительные приемы, кои указаны у святых отцов как вещественное некое пособие, обращают это в существенное дело, поставляя их главною причиною в достижении Иисусовой молитвы, и за это свое неправодействие и вероломное покушение войти во святое святых, т.е. в духовно-сердечный храм свой, для невещественного служения Господу Иисусу подвергаются так называемой «прелести», т.е. обольщению вследствие неправомудрия и неправодействия.

Желающие получить благодатных даров Духа Святаго через Иисусову молитву и не хотящие отстать от своих греховных привычек от столкновения в уме их света со тьмою претерпевают сильнейшую борьбу, помрачающую их разум, и такие личности после этого начинают недоброжелательно относиться к Иисусовой молитве, забывая о своих греховных наклонностях и о том, какое может быть общение света со тьмою. Люди с плотским разумом, кои читают закон Божий телесно, недопонимают, что Святейшее имя Иисуса Христа, которое врачует всякую болезнь и всякую язву в людях, никогда не может производить враждебное действие, ибо от призывания имени Иисуса Христа со смирением, с сокрушенным о своих грехах сердцем, желанием умилостивления Бога и с несомненным упованием на милосердие Божие святыня в человека вселяется.

Только люди по развращению своего сердца и по его всецелому удалению от всего истинно духовного, коего безконечный источник есть Господь Иисус Христос, не хотят понимать, что помимо молитвенного общения с Господом Иисусом Христом, сердечного единения с Ним нет средства к соединению с Трисоставным Божеством; одним словом, нет возможности спастися.

Святой Симеон Богослов говорит: «если здесь не соединимся с Господом, то никогда не соединимся, если здесь (конечно, в своем сердце) не узрим Господа, то никогда не увидим».

Все святые угодники имели Господа Иисуса Христа в сердце своем и питали к Нему полную и всецелую любовь, обильно изливаемую от преискреннего с Ним общения, с Его всесильной помощью удобно могли совершать всякую добродетель, ибо Он для нас бывает все: «и еже хотети, и еже деяти».

У священномученика Игнатия Богоносца, Епископа Антиохийского, пишется, что когда воины вели его в Риме на смертную за Христа казнь, то он непрерывно произносил устами имя Господа Иисуса Христа. Они спросили его: чего ради он произносит сие имя?.. Священномученик ответил, что как сие имя написано у него в сердце, то и произносит он его устами своими. И вот когда по растерзанию его зверями остались смотрением Божиим целыми дебелые кости его и сердце, мучители вспомнили слова его и сказали: посмотрим, как он говорил, что у него в сердце написано имя Христа Иисуса. Разрезали сердце и там нашли золотыми буквами написанные слова: «Иисус Христос».

Так подобно этому у всякого, кто милостью Божией и ради своих усердных продолжительных трудов приобретает в своем сердце непрестанное действо Иисусовой молитвы, бывает то же самое. Без сомнения, потому же и все святые отцы именуются «Богоносными», что в сердцах своих носили имя Божие Иисуса Христа.

Апостол говорит: «Якоже бо о Адаме вси умирают, такожде и о Христе вси оживут» (1 Кор. 15, 22).

Поэтому кто не во Христе, а помимо Его хочет устраивать свое спасение, тот вместо спасения найдет себе неизбежную пагубу. Святой Апостол говорит: «Основания бо инаго никтоже может положити паче лежащаго, еже есть Иисус Христос» (1 Кор. 3, 11).

Поэтому можно сказать, что молитва Иисусова, т.е. молитва об имени Господа Иисуса Христа, по достоинству своему, и важности, и по силе, в ней заключенной, безспорно, имеет величайшую силу и значение.

Все христианское Богочтение совмещается в имени Иисус-Христовом, которое поэтому и называется «ей и аминь» как совершитель всех молитв, возносимых от земли на Небо. И не только сие, но даже все, что относится к молитве: прошение, благодарение, славословие, сердечное воздыхание, вера, надежда, любовь, — словом, все содержание духовной жизни совмещается в имени Господа Иисуса Христа — Всемогущего Бога и Сына Божия, Спасителя нашего. Он есть начальник нашего спасения и единственная дверь в вечную жизнь (Ин. 10, 9).

Нельзя молиться к Отцу Небесному помимо Ходатая нашего Господа Иисуса Христа, и нельзя ожидать получения и приятия Святаго Духа, если не по ходатайству Сына Божия, как и говорит Он своим ученикам: «Аз умолю Отца, и инаго Утешителя даст вам» (Ин. 14, 16).

Един ходатай Бога и человеков человек Иисус Христос (1 Тим. 2, 5). Вот именно в этом-то отношении, т.е. к таинству нашего спасения, мы имеем веру и необходимую нужду приносить свою молитву первоначально к Сыну Божию как к Своему Спасителю, Ходатаю, Искупителю. Он молился вместе с нами как человек, ибо написано: «и быв в подвизе, прилежнее моляшеся: бысть же пот Его яко капли крове каплющыя на землю» (Лк. 22, 44).

И святому Апостолу Петру говорит: «Аз же молихся о тебе» (Лк. 22, 32). И еще говорит Апостолам: «Аз умолю Отца» (Ин. 14, 16).

И вместе приемлет наши молитвы яко Бог седяй в неприступной славе Своего Божества — «на престоле высоце и превознесенне, и Серафими окрест Его». Он принял наше естество в единство Своей Божественной ипостаси и является новым Родоначальником всего человеческого рода. Но чтобы поддержать постоянное общение с Господом Иисусом Христом и иметь непрестанную память Божию, дабы через это иметь в Нем причастие вечной жизни, для этого, без сомнения, Самому Господу Богу благоугодно было открыть рабам Своим и научить их таинству непрестанной молитвы — Его Пресвятейшим именем, которую по ее краткости можно читать во всякое время, при всяком занятии и на всяком месте и тем непрерывно поддерживать свое внутреннее общение со Христом Господом.

Молитва сия совмещает в себе все исповедование Христианской веры и всю сущность Евангелия; теснейшим образом соединяет нас с Господом Иисусом Христом и в Нем делает нас причастниками вечного живота; очищает наш ум от суетных помыслов и делает его чистым, как небесная лазурь, освещает сердце, делает его вместилищем Божества, отчего человек делается Богоносцем.

Здесь в основном сказано только о молитве именем Господа Иисуса Христа как о ближайшем способе единения наших душ с Сыном Божиим, в Котором всегда была и есть жизнь всего сущего, а через него с Богом Отцом и Святым Духом, чтобы показать ее совершенную необходимость в деле нашего вечного спасения, но говорится и о том, что вообще нужно человеку для вечного спасения, к чему обязывает нас христианская наша святая вера, учение Христа Спасителя, уставы святой Православной Церкви. Только со старательным выполнением Евангельских заповедей Христа Спасителя и уставов святой Православной Церкви можно успешно войти в подвиг непрестанной молитвы именем Иисуса Христа.

Не уставайте от сердечного моления к Сладчайшему Господу нашему Иисусу Христу ни на один миг. Трудитесь усердно. Оно питает нас наисладчайшею манною небесною и увлекает наш дух в горний мир премирных небожителей.

Благословен Бог всегда и вовеки!

Аминь.






Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru