Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

В поисках Мурзика

На моё счастье, Пирата поблизости не было. Сверкнули чьи-то зелёные глаза, но это был не Пират. Тощая хромая кошка мурзилась над рыбьей головой — похоже, той самой, которой меня угощала добрая Любовь Петровна. Я несмело сделал пару шагов в сторону кошки, она сердито заурчала, вскинулась: не подходи, это моя добыча!

 — Простите, — робко начал я. — Не хочу мешать вашему ужину…

 — Так и не мешай! — огрызнулась кошка.

 — Я хотел спросить… Вы не знаете, где сейчас Мурзик… Маленький такой полосатенький котёнок…

 — А, тот бедняга, которого злой мальчишка сбросил с балкона? — она нехотя оторвалась от еды, покачала головой. — Не жилец он, не жилец…

Я почувствовал, как глаза мои заслезились от ветра.

 — Но где же он? — прошептал я.

 — Вон там,  — она махнула лапкой в сторону детской площадки. И я, пошатываясь от сбивающих с ног порывов ветра, побежал в указанную сторону.

Котёнка я нашёл возле занесённых снегом качелей. Он лежал в маленькой ямке среди снега и дрожал. У него даже не было сил пищать.

Я медленно подошёл поближе и позвал:

 — Мурзик, Мурзик!…

Котёныш открыл глаза, посмотрел, не узнавая.

 — Мурзик, тебе очень плохо? — спросил я. Он приподнялся — и тут же со стоном рухнул на животик, больные лапки торчали в разные стороны.

 — Бо-ольно!… — услышал я жалобный голосок.

 — Мурзинька, тебе нельзя здесь оставаться, ты замёрзнешь! — сказал я.

 — Уже з-замерзаю! — пискнул Мурзик.

 — Подожди немного, я сейчас!…

Я опрометью бросился к своему газетному гнезду. Добежав, я вцепился зубами в отвернувшийся край листа и поволок его за собой туда, в когда-то мой, а теперь запретный двор, на детскую площадку. Ветер будто задался целью помешать мне — так и рвал из моих сжатых зубов противно пахнущий лист, сильными порывами лист уносило в сторону от тропинки — и меня вместе с ним. Наверное, семь потов сошло с меня, пока я пыхтя дотащил этот лист до качелей. А потом ещё и втянул на него ставшего таким тяжёлым Мурзика.

 — Ничего, — приговаривал я, — как-нибудь дотащу тебя в свою арку. Там тепло… Ну не совсем тепло, но всё-таки…

Хорошо, что под ногами был утоптанный снег, лист очень медленно, но скользил по нему, и я — сам удивлялся, как, но всё же мог тащить его. О-ох, до чего же тяжело это было! Лист не выдерживал, рвался, оставляя в зубах мелкие клочки старой бумаги. Тогда я стал чередовать: то  — тянуть эти газетные сани, то толкать сзади. Стараясь при этом окончательно не изувечить маленького страдальца.

В очередной раз толкая перед собой лист с Мурзиком, я наткнулся на какую-то преграду. Поднял глаза и… Ой, ма-амочка, передо мной стоял Пират!

Грозный кот встопорщил единственное ухо.

 — Та-ак… И куда же это мы тащим котёнка? Ещё позаба-авиться захотелос-сь? — прошипел он обманчиво сладким голосом. Глазищи кота превратились в узенькие жёлтые щёлочки, хвост ритмично ударял по его облезлым бокам.

Всё обмерло у меня внутри. Разорвёт, точно разорвёт! Бежать, пока не поздно?

Я сглотнул густую слюну.

 — Я хочу ему помочь, — тихо промолвил я.

 — Спаси-ибо большое, ты уже помог ему утром, — всё так же ласково-смиренно шипел кот. Но я-то видел, какие злобные уголья разгорались в глубине жёлтых щёлочек!

 — Я правда хочу помочь! — в отчаянии воскликнул я. — Здесь неподалёку тихая арка, там не так сильно дует.

Угольки погасли. Кот посмотрел на меня внимательным взглядом, будто просвечивая насквозь, потом устало опустил голову.

 — А ты не врёшь, — голос его был задумчив и спокоен. — Что ж, ему и правда надо укрыться от ветра. Показывай, где твоя тихая арка. Потащили!

И он ухватился зубами с левого края, а я примостился справа.

Вдвоём мы кое-как дотащили Мурзика в мою арку. Пират покачал головой, фыркнул:

 — И это ты считаешь надёжным убежищем? Да ему у качелей было спокойнее! Утром дворник выметет вас обоих метлой, не пожалеет, что Мурзик больной. Нет, давай назад. Видел — там есть маленький домик на площадке? Он почти занесён снегом, дети туда сейчас не ходят играть. Вот там ты укроешь котёнка на время.

И мы потащили Мурзика обратно. Как нам это удалось — не знаю! Если бы не Пират, я один ни за что не сумел бы дотащить весь изодранный лист к игрушечному домику. Но даже сильный кот тяжело дышал, когда мы наконец-то втянули обрывки листа в домик, а я просто рухнул рядом с Мурзиком, не в силах шевельнуться. Котёнок доверчиво привалился ко мне дрожащим тельцем. Пират стоял у входа и молча глядел на нас. Потом проскрипел:

 — Пожалел, значит… Ну жалей, ухаживай, брат милосердия. А если он умрёт, я тебя — разорву!

Глаза его скорбно и гневно блеснули, он повернулся и затрусил к мусорному контейнеру. Через несколько минут он вернулся и положил перед Мурзиком почти нетронутое куриное крылышко с хорошими кусочками мяса. Я и сам когда-то, когда был мальчишкой, тоже, бывало, чуть кусну такое вот крылышко — и бросаю недоеденным…

Котёнок открыл глаза:

 — Папка! — шепнул он радостно.

Так вот почему Пират так переживал из-за этого малыша! А кот ткнул лапой в угощение:

 — Ешь! — буркнул сиплым голосом.

И с самым равнодушным видом лениво вышел из домика.

Читайте далее: На добычу…

1986
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть







Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru