Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:








Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

У подъезда

Тёмная тень закрыла нижнюю часть входа. Пират тихонько проскользнул внутрь домика. Прислушался, подполз и лёг рядом с сыном. Повернул голову ко мне и тихо-тихо проговорил:

– Если бы не зима, я бы уж как-нибудь утащил его за город и нашёл для него нужные травы. А сейчас…

А я подумал, что если бы не зима, Мурзик просто разбился бы о голый асфальт… Кажется, эта же мысль пришла в голову и его отцу, потому что глаза Пирата вспыхнули жаркой ненавистью. Я втянул голову в плечи, ожидая, что вот сейчас котище хватит меня своей когтистой лапой – и всё… Но он только хлестнул по мёрзлому полу хвостом, как бичом, и отвернулся от меня.

Я решился:

– Послушайте, а что если отнести Мурзика к нашей соседке? Любовь Петровна добрая. Взять к себе, наверное, не возьмёт, но может пойти с ним в ветлечебницу. Там ветеринары его вылечат…

Кот пошевелил рваным ухом.

– Думаешь, получится? Ну давай, попробуем!

Потом уже я узнал, что проще всего было бы Пирату взять Мурзика в зубы – за оттопыривающуюся шкурку на загривке – и нести самому. Так обычно кошки носят своих малышей. Вот только у Мурзика были повреждены лапки и всё нутро отбито, поэтому надо было перемещать его со всей осторожностью. Тут-то и пригодился придуманный мной способ: мы опять попытались втянуть котёнка на газетный лист. Но драная бумага уже ни на что, кроме подстилки, не годилась. Тогда Пират помчался на помойку и вскоре вернулся с почти целой картонной коробкой. Хоть она и была тяжелее, зато куда прочнее, чем газета, и тащить в ней Мурзика было немножечко поудобнее. А может, это мы с Пиратом уже приладились вдвоём таскать Мурзика.

Целых полчаса мы то тянули, то толкали коробку с Мурзёнком, пока не оказались у нашего подъезда. Но… – как же мы не подумали: мы ведь просто не сможем втащить Мурзика в подъезд, даже если кто-то откроет дверь. Сами-то мы легко прошмыгнём внутрь, а больного котёнка никак не втянуть, его прихлопнет стальная дверь. К тому же в этот ранний час никто не входил и не выходил из подъезда.

И тут – удача!

Дверь со скрежетом открылась, и из подъезда вышла Любовь Петровна. Я метнулся к ней под ноги, и подслеповатая старушка чуть не наступила мне на лапки.

– Котик, тебе поесть? – спросила она ласково. – Сейчас, сейчас…

Я замотал головой и приподнялся на задних лапках, указывая передними на лежавшего чуть поодаль Мурзика.

Любовь Петровна изумилась:

– Ишь ты, да вас тут двое!

Пират предусмотрительно спрятался за угол: Любовь Петровна, как и все в нашем дворе, считала его наглым разбойником и терпеть не могла.

Старушка наклонилась над Мурзиком, осторожно взяла его на руки.

– Что же это с тобой, маленький! – приговаривала она, рассматривая котёнка. – Лапка болтается, кажется, она сломана. И дышишь так плохо… Бедненький, я тебе ничем помочь не могу! Ну лапку ещё можно бы перебинтовать, срастётся. А больные лёгкие ведь не вылечить! Нет, не жилец ты, махонький!

И она хотела положить котёнка обратно. Я кинулся к ней, умоляюще замяукал. Я кричал что есть мочи:

– Ну пожалуйста, спасите Мурзика! Вы же взрослая, вы человек, вы сможете!..

И как ни странно, она поняла. Наверное, сказался долгий опыт общения с кошачьим племенем.

– Ты что же, дымчатый, просишь за своего братишку? Глупенький, да разве я бы его бросила, если бы могла помочь? В ветлечебнице без денег не примут, а у меня осталось как раз – дотянуть до пенсии. Лапку я ему перевяжу, – она достала из кармана чистый платочек. – А больше ничем помочь не смогу. Уж простите…

Она нашла небольшую щепочку и прибинтовала её к левой лапке Мурзика.

– Вот, наложила шину, – объяснила она, словно я был настоящим мальчишкой и мог всё понимать. А я и понимал. – Когда лапка срастётся, можно будет снять повязку. Я смотрю, ты умный, догадаешься, как и что сделать. Ну а больше уж ничего я для вас сделать не могу. Вот только оставлю немножко корма.

Она бережно положила котёнка на место, достала из кошёлки кулёчек с сухим кормом, насыпала перед ним. Мурзик набросился на еду. Хоть мы с Пиратом и хорошо накормили его ночью, а в такой мороз есть хочется сильнее, чем всегда.

Старушка правой рукой перекрестила Мурзика: Господи, помоги! – и пошла дальше, во дворе её уже ждали другие голодные кошки. Пират выпрыгнул из-за угла.

– Ну что, что она сказала? – спросил нетерпеливо

– Ничего… – я не мог скрыть своей досады. – Денег у неё нет. А без денег котят не лечат.

– А что это за штука такая – денег? – Пират готов был пойти куда угодно и найти что угодно, лишь бы спасти сына. Ну как объяснить уличному коту, что такое деньги? Я и сам-то не очень хорошо понимал, как получается, что от каких-то бумажек зависит жизнь Мурзика.

А Пират ждал моего ответа.

И в этот момент во двор вкатила милицейская машина. Остановилась в нескольких метрах от нас, и из неё вышла… моя мама! Заплаканная, с потёками туши под глазами, вязаная шапка сбилась на бок, волосы растрепались.

Её что – забирали в милицию? За что?..

Я уже хотел броситься к милиционерам и крикнуть, что моя мама хорошая, она ни в чём не виновата! – но в это время мама обернулась к машине и дрожащим от слёз голосом попросила сидевшего на переднем сиденье милиционера:

– Я вас очень прошу, Андрей Иванович, как только хоть что-нибудь узнаете о моем сыне, позвоните!

Ой, да это ведь она с милицией разыскивает меня! У меня лапки так и напружились, я чуть было не кинулся с воплем: мамочка, я живой, вот он я! – но вовремя вспомнил, что для неё я теперь только котёнок. Гадкий помоечный котёнок, которому не место в её уютной квартирке.

И тут мама сама увидела меня. Губы её задрожали:

– Это же тот котёнок, которого Дима принёс домой. Ну… иди ко мне, Дымка…

Она взяла меня на руки, и хоть теперь я действительно был грязным и вонючим, она не отшвырнула меня, а бережно прижала к себе.

Я крикнул Пирату:

– Не думай, я не брошу Мурзика! Я обязательно что-нибудь придумаю, чтобы его спасти!

Пират ощерился и отвернулся. Весь его понурый вид выражал полную безысходность и безнадежность.

Никто теперь не поможет его бедному маленькому умирающему сыночку!

Читайте далее: Побег

Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:






Яндекс.Метрика © 1999—2016 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru