Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:








Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Воробышек

Маленький воробьишка затрепыхался в воздухе, на пару мгновений завис невысоко над тропинкой – и рухнул в снег… Бедный, он, наверное, сильно ушибся.

Я подбежал к птенцу, не обращая внимания на стынущие лапки.

Бедняга сжался в серый пушистый комочек. Увидев меня, он только чирикнул в страхе:

– Ч-чито это!.. – из последних силёнок трепыхнулся, пытаясь взлететь, но замёрзшие крылышки не слушались его. Тогда птенчик в ужасе крепко-накрепко зажмурил глаза. Боится, что я его съем, догадался я.

– Не бойся, воробышек, – мурлыкнул я. – Я только хочу тебе помочь!

– Прощай, мамоч-чичи-ка! – он то ли не слышал меня, то ли не поверил в мои добрые намерения.

Нечего делать: я ухватил отчаянно бьющееся пушистое тельце передними лапками и, как снежный комышек или мячик, покатил его по тропке к нашему домику.

Только бы Пирата не было дома!

Ведь он не станет и спрашивать, для чего я прикатил птенца. Уж я-то насмотрелся, как он лихо расправлялся с птицами и покрупнее. Мурзик теперь уже спал не на клочках истлевшей газеты, а на куче мягких пёрышек. Замёрзшие птицы были лёгкой добычей, и ловкий Пират то и дело приносил их на корм сынишке. А тот раздобрел на свежем мясце, окреп. Скоро он уже сможет ходить вместе с Пиратом на охоту…

Ура! – Пирата не было в домике. И я торопливо вкатил пушистый комышек в наше жильё, отряхнул от налипшего снега.

Мурзик проснулся и радостно вскочил, глазёнки вспыхнули зелёными огоньками:

– Мяа-у-со!

– Нет, Мурзик, не мясо! – остановил я его. – Это воробышек… Он совсем замёрз, его надо отогреть – и отпустить!

– Ты чё, глупый, что ли? – удивился котёнок. – Если сам не хочешь есть, отдай мне – я мигом его скушаю. Мне это полезно! – добавил он укоряюще. Как, мол, ты мог забыть – я бедный больной, нуждаюсь в усиленном питании, а ты тут такое удумал!

Но я не поддался на провокацию.

– Как хочешь, а я не позволю слопать воробышка. Тебе и так Пират кучу птиц приносит, но этого малыша мне жалко.

– А меня, значит, не жалко, – пискнул обиженный Мурзик. – Меня можно голодом заморить!.. Ну давай, посмотрим, что с ним, – закончил он неожиданно любопытным голоском.

Мы вдвоём склонились над воробьишкой. Тот в ужасе запищал что-то непонятное, лапки его задёргались. А я обхватил его и прижал к себе, стараясь поскорее согреть своим тёплым телом.

Мурзик деловито заявил:

– Его надо накормить! Когда он поест, быстрее согреется.

– Там в углу была горсточка хлебных крошек, – показал я вытянутым хвостом на дальний угол домика. Я там обычно ел хлеб, и немного крошек просыпалось на пол.

Мурзик набрал их в свой ротик и принёс, высыпал перед птенцом. Котёнок просто умирал от любопытства. Склонив головку, он разглядывал маленького пушистика. А воробышек осторожно приоткрыл глазки, увидел перед своим клювом кучку крошек – и клюнул раз, другой… И только когда не осталось ни одной крошечки, с сожалением захлопнул клюв. При виде двух склонившихся над птенцом котёночьих головок с горящими любопытством глазищами притихший было страх ожил: что если его просто решили откормить, а потом – съесть? Малыш забился в моих крепко сжатых лапах.

– Тише ты, – цыкнул я на него. – Не то услышит Пират, уж он тебя не пожалеет!

Бедный птах снова впал в полуобморочное состояние. Пират? Кто же во дворе не знал этого грозного хищника!

Мы вдвоём с Мурзиком кое-как объяснили птенцу, что постараемся уберечь его от страшного кота.

– Ты только помалкивай и не высовывайся, когда он придёт.

– А он – придёт? Сюда?..

Птенец заметался по домику, волоча опущенные крылышки. Вот глупыш!
– Послушай, пушистик, мы же не станем тебя здесь долго держать, – постарался я его успокоить. – Только согреем – и лети в своё гнёздышко!

– Легко сказать – лети! – заплакал воробьишка. – Крылышки заледенели…

– Вот и ложись, погрейся, наберись немножко сил – тогда и сможешь улететь. Может, и успеешь улететь до прихода Пирата.

Воробышек, кажется, поверил, что я его не обижу, и всем тельцем прижался ко мне. Да ведь и выхода у него не было.

В домик не задувал ветер, пол был устлан толстым слоем всяких лохмотьев, а Мурзик ещё и укутал воробьишку тёпленьким одеялом из махрового полотенца. И птенец довольно быстро отогрелся, ожил.

– Ну я полеч-чу? – спросил он, расправляя крылышки.

– Лети! – ответил я. – А если что, прилетай к нам, ты теперь знаешь, где можно согреться и слегка подкормиться. Только Пирату в лапы не попади!

И птенчик радостно выпорхнул наружу. Мы задрав головы наблюдали, как он взмыл под крышу пятиэтажки.

– Гнездо у него там!.. – с умным видом пояснил мне Мурзик. Как будто я сам этого не знал.

– Ты смотри, отцу не проговорись! – предупредил я котёнка. Он слегка расстроился: думал, вот похвастаю, как мы спасли птенца от холода и голода, а оказывается – надо молчать.

– Да ведь Пират нас с тобой не похвалит за то, что мы отпустили воробьёнка!

– А-а, не похвалит? Ну да, может и поругать, – согласился Мурзёныш.

– Поругать… Он и оттрепать может!

– Ну тогда… Тогда это будет наша тайна!

Нравится мне этот забавный малец!..

Читайте далее: Третий – лишний

Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:






Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru