Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:


Продолжается Интернет-подписка
на наши издания.

Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.






Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Благая часть матушки Марии

Господи, благослови!

О Марии Ивановне я впервые услышала от глубоко духовного старца Григория. Это было в 1988 году, когда Святая Русь праздновала 1000-летие своего Крещения. Старец знал матушку Марию не один десяток лет. И навсегда был покорен ее смирением, прозорливостью, мудростью, жизнью, отданной Христу. Без преувеличения можно сказать, что она была для него образцом благочестия, была на протяжении ряда лет его духовной наставницей. Ей он доверял во всем, что касалось трудных обстоятельств. Вот что он поведал мне о ней.

Прежде Мария Ивановна была педагогом. Но потом, оставив мир, пошла служить Богу и людям. Душа ее была чуткой к чужому горю. Кроме того, Мария Ивановна была одаренной художественными талантами натурой. Она написала прекрасную икону Преподобного Серафима Саровского. Но художественный склад души не стал для нее преградой на пути к тяжелому подвигу, который она взяла на себя, юродство ради Христа. Этот самый трудный подвиг не отгородил ее от людей. Напротив, она как бы растворилась в народе, который так нуждался в духовной помощи, в духовном наставлении. И это она являла для людей образом своей жизни, подвигом смирения, понимания, что верна старинная мудрость: «Юродствуют святые».

Мне, как и всем, тоже нужна была духовная помощь. Я не считала себя достойной встретиться с великой праведницей, хотя очень этого хотела. Старец Григорий сказал мне так: «Нужно просить ^матушку Марию о встрече, и Сам Господь за ее святые молитвы подаст все».

Я была удивлена: не зная подвижницу, как можно на расстоянии многих километров мысленно просить ее о встрече? Как это возможно? Но все-таки попросила: «Матушка Мария, очень хочу вас видеть! Помогите встретиться с вами!» Не очень-то я верила, что услышит меня Мария Ивановна.

К ней шел безконечный поток людей с горем, со страданиями, и вдруг услышать среди мощного прибоя скорбей человеческих невнятный голос мысленно обратившейся за помощью грешницы, - такое казалось невероятным. Но... только казалось. Господь все устроил по Своей Святой воле за молитвы праведницы.

...Я ездила в то время на службу к чудотворному Табынскому образу Богородицы в соседний город Похвистнево, где служила регентом. Табынскую икону Богоматери до революции свято чтили во всей России. Но особо почитали этот образ в обширном Приуральском крае. Множество чудес источается от этой иконы.

И вот однажды, спеша на службу, я вошла в поезд. Проводник, узнав, что я выхожу на первой остановке, не спросил у меня билет. Это было уже весной 1989 года, и я забыла о том, что когда-то просила Марию Ивановну о встрече. Но она-то помнила это хорошо, даже не видев меня. Неожиданно для меня поезд в Похвистнево не остановился. Я перепутала и вошла не в тот поезд! С ужасом думала я: куда же приведет меня Бог? И как мне добираться назад? А скорый поезд, минуя Подбельск и прочие станции, неудержимо мчался вперед! И первая остановка произошла в Отрадном. А рядом Кинель-Черкассы! Так нежданно-негаданно по молитвам матушки Марии я впервые очутилась в Вознесенской церкви села Кинель-Черкассы, где совершалась служба поминовения усопших - была Радоница.

В храме было много народу и многие меня знали: верующие приезжали в Похвистнево и видели меня на клиросе. Как мне хотелось увидеть Марию Ивановну, подвижницу духа, прозорливицу! И было страшно. Встреча с ней - это трепетное предстояние перед верной рабой Бога Живаго, которой Сам Господь ярким светом освещает все нечистые закоулки грешных душ людских. Страшно впасть в руки Бога Живаго! Страшно предстоять и перед Его святыми...

Но вот и она! Маленького росточка, старенькая, нищая, окруженная народом. Лицо удивительно благородное, красивое, очень русское. Большие серые глаза, маленький прекрасной лепки нос, прекрасный овал лица. Вся миниатюрная, одухотворенная, воздушная, светлая, неземная... Милосердная матушка, видя смятение моей души перед ее явлением, действовала в полном соответствии с законами психологии, если только по отношению к ней позволительно применять это слово... «Похороны, похороны, похороны!» – трижды скороговоркой повторила она, ни к кому конкретно не обращаясь.

А маловерной душе опять искушение. Мои мысли оставались с больной мамой, и я думала, что могу не застать ее в живых...

– Надо стать нищей, – сказала она, обращаясь ко мне.

Народ окружил блаженную, шла служба, а меня ждала электричка... Больше с блаженной я уже в тот раз не говорила. Так произошла моя первая встреча с праведной матушкой.

Что я могла понять из всего сказанного ей? Ничего. Но Господь за молитвы старицы все мне объяснил.

Когда обратно я ехала на вокзал, то увидела похоронную процессию. Так вот о каких похоронах шла речь! Матушка отвлекла мое внимание на житейский предмет, но я не поняла! Не поняла тогда, что Мария Ивановна живет во времени, которое не разорвано на части, как для нас, грешников. Она живет в том времени, в котором живут святые, то есть во времени, которого уже нет! Прошлое, настоящее, грядущее развернуто перед ней в единое целое, и Сам Господь открывает ей все. А потому по немощи нашей веры, по слабости нашей молитвы и возникает барьер непонимания, недоумения, преодолеть который легче всего послушанием. Но нам катастрофически недостает и послушания, и веры, и молитвы - нам, грешникам, живущим в нечистоте, в удалении от Бога. И мы нуждаемся в толковании.

Рассказав старцу Григорию о том, как неожиданно и удивительно Господь поставил меня перед Марией Ивановной, я просила его разъяснить мне смысл ее слов. «Надо стать низшей, то есть смиренной, нищей духом. Вот что она имела в виду».

«Блаженни нищии духом, яко тех есть Царство Небесное», – тихонечко пропел он мне.

Сколько мира и благодати приносила с собой Мария Ивановна!

Сколько благословенных Богом исцелений послано за ее святые молитвы! Многие люди испытали на опыте личной жизни силу дерзновенности молитвы матушки Марии перед Господом. Испытала ее благодатное предстательство перед Богом и моя знакомая З. Перенеся тяжелейшую операцию, с трудом она приходила в себя. И вдруг через 5 лет все повторилось! Опять врачи, опять больница! Перед ее отъездом к врачам мы очень долго с ней говорили. З., конечно, молилась. Просила молиться и меня. Не только я, но и все певчие молились о З. по моей просьбе, все очень переживали за нее. Вторая операция была сложнейшая. Потом З. мне говорила подробно обо всем, что пережила.

«Я стала величиной с пшенное зернышко, - рассказывала она. - Вижу впереди тоннель, а в конце его свет». Тут она и поняла, что это конец. Она увидела, как медсестра подошла к ее телу и закрыла ей глаза. «Господи, ведь я не успела проститься со всеми! Я не успела попросить прощения!» - молилась З. и стала читать все молитвы, какие только знала. И постепенно стала приходить в себя. Врачи были удивлены. Так Богородица вернула ей жизнь. Матерь Божия спасла Свою рабу от смерти. И З. стала поправляться.

Однажды перед очередной поездкой к врачам мы поехали с ней к блаженной Марии Ивановне. Мы застали матушку за чтением акафиста Ксении Блаженной и тоже стали слушать чтение. Прочитав акафист, матушка все принесенные верующими продукты отнесла в алтарь. Затем пошла в магазин, купила хлеб и также отнесла в алтарь. Я стояла в храме на коленях. Мария Ивановна вышла из алтаря и благословила меня со словами: «Монахиня, монахиня, монахиня». Я быстро поднялась, и мы с З. пошли за матушкой. Она обычно молилась у иконы святого Пророка Божиего Илии. Известно, что святой и славный пророк Божий Илия - покровитель одиноких и беззащитных людей. Мария Ивановна молилась на коленях перед его образом. И мы с 3. тоже опустились на колени рядом с матушкой.

- Мария Ивановна, завтра мне надо ехать на операцию, помолитесь обо мне! - робко просит З.

- У самой руки есть. Вот и молись, - довольно резко отвечает блаженная.

– Мария Ивановна, благословите мою маму! – прошу я старицу.

И слышу в ответ такой потрясающий совет, что застываю в священном ужасе и страхе... Всю сложную жизненную ситуацию она знала лучше, чем я сама. Это было ясно как день! Я лишилась дара речи...

А сказала она мне следующее: «Что же она живет невенчанная? Надо креститься, надо венчаться!»

...Перед Марией Ивановной стояло семейство моей знакомой З., муж, две дочери и с ними я. Мы со своими проблемами пришли к ней, ничего не объясняя, а она уже знала все. Все наши жизненные нестроения были открыты перед ней, как на ладони...

Возвращались мы от блаженной радостные, окрыленные.

– Ты хоть что-то поняла? - спрашиваю я З.

– Нет.

– Ну как же так! Старица велела молиться тебе самой. Значит, ты будешь жить!

На обратном пути мы заехали в Похвистнево, к чудотворной Табынской иконе Владычицы. З. молилась Заступнице и Помощнице нашей. И все вышло по слову старицы. Операции не было, на удивление врачей анализы были хорошие. Могу только добавить, что у З. очень тяжело заболела мать и долгое время З. ухаживала за ней. Такой уход стоил много сил, и не каждому здоровому было дано выдержать подобное. Но по благословению Божией Матери, по молитвам Марии Ивановны З. выдержала весь уход за тяжелоболящей мамой. Разве это не чудо? Только мы его часто принимаем за должное по своему неразумию.

Что же касается меня, то здесь я виновата во всем сама. Моя мама оставила моего отца, когда я была еще младенцем. У него появилась потом новая семья и дети. Но всю жизнь он любил мою маму. До конца своих дней он писал нам. Вторая его жена в то время умерла. И Мария Ивановна, матушка любимая, лучше меня знала всю ситуацию. Это я должна была ехать к отцу и говорить с ним, помочь ему прийти к вере, окрестить его и обвенчать с мамой, чтобы в вечность они ушли с Богом... Но по моей вине этого не случилось. Потому, наверное, матушка так строго говорила со мной.

Да простит нас Господь! И да помилует за молитвы блаженной Марии Ивановны живых и усопших.

Блаженную Марию Ивановну знали многие. Особенно в горе к ней обращалось великое множество людей. Это и понятно: мы и к Богу-то идем, когда нам плохо.

У моей хорошей знакомой Г. случилась на работе великая неприятность, и жизнь ей стала не мила. «Новые русские» продавали продукты некачественные, а она должна была их контролировать. Так они объявили ей войну, эти «новые русские»... Много слез пролила Г., и мы решили с ней ехать к Марии Ивановне.

У меня тоже была большая неприятность. Я написала в местную газету статью о Табынской иконе Божией Матери, и оголтелый атеист в клеветнической статье обвинил меня в каком-то «шпионаже», попортил мне много крови. Хорошо, что не 1937 год был, и все это мне не грозило расстрельной статьей. Я решила спросить матушку Марию, писать ли мне опровержение его лжи или не нужно этого делать.

И вот в праздник Николы Зимнего мы приехали к матушке. Она была в сторожке и читала вслух какую-го историческую книжку, не обращая на нас внимания. Дочитав, словно ни к кому не обращаясь, сказала:

– Как ее зовут? Наталья, что ли?!

Да, так звали ту навредившую Г. «новую русскую». Потом все устроилось, обернулось миром и благополучием. Хотя Г. ни слова не сказала матушке Марии о своих переживаниях, в душе устоялась смута великая, растворилась, ушла в небытие... Дело обошлось без суда, очень тихо и мирно... Такова многомощная дерзновенная молитва матушки Марии.

– Просфорочки, просфорочки, просфорочки! – кричала блаженная в гневе. И я стояла чуть живая. Ведь у меня испортились просфорочки! О, Господи, прости меня! Я ела их, выбирая червячков... И плакала... А матушка сердобольная и милосердная молила Господа простить меня... И отмолила! Просфорочки стали свеженькими, как будто их только что выпекли! И никаких червей! Сколько я ни пыталась их разыскать, не было!

Но помраченная, неисправимая грешница, я стала вспоминать своих обидчиков, просила Господа наказать их... А Он – Судия Праведнейший – наказал меня: просфорочки опять стали с червячками...

Матушка! Родная! Прости меня! Я погибаю! Ты знаешь, что нельзя нам никакого чуда доверять по нашей нераскаянной злобе, по нашему недостоинству («мы» - это я, конечно, говорила о себе).

...Мой отец в последние годы своей жизни по публикациям в печати отыскал своего старшего брата, жившего за границей, и поехал в гости. Его брат и дети, племянницы моего отца, уже умерли. Но он был рад поклониться их могилам. Мария Ивановна тогда же поведала мне о моих родственниках так, как будто жила с ними всю жизнь. Рассказала о том, какими языками они владели...

А о моем опровержении клеветнической статьи сказала, что Матерь Божия Сама даст ответ. И это сбылось. По телевидению вскоре прошла передача, в которой все мои доводы, изложенные в статье, подтвердились. Это и был ответ моему оппоненту.

Но матушка святая не судила грешников. Только молилась за погибающих, только несла подвиг во спасение помраченных! Сколько в этом любви к Богу и людям! Разве не этому учил нас Спаситель, на Кресте умирая за грешников, прощая их и молясь за них?!! И верная раба Христова блаженная схимонахиня Мария подвигом своей жизни учила нас поступать так же.

14 декабря 1999 года, когда Церковь отмечает память святого пророка Наума, я увидела необыкновенный сон. Столь значительный, что я его записала.

Увидела я себя и свою знакомую Марию Петровну на кладбище. Кругом тьма, свет еле-еле брезжит. Мы стоим у могилы моей мамы, а рядом могила Марии Ивановны, одной бугурусланской старушки верующей, покойницы. И внучка ее стоит. Но я понимаю, что это не так. Это могила блаженной Марии Ивановны. А рядом могила чья-то, но не моей матери. Я понимаю, что оба могильных холма насыпаны над пустыми погребальными ямами. (В скобках замечу, что когда я увидела в «Лампаде» могилу Марии Ивановны, то сразу узнала ту могилу, которую увидела во сне).

Итак, у могилы я и моя знакомая. Я говорю:

– Мария Петровна, читай 16-ю кафизму.

А сама начинаю читать с «Трисвятого» по «Отче наш». Но кругом такая темень, что читать кафизму невозможно. Я пытаюсь зажечь свой настольный светильник, даже снимаю стеклянный абажур, чтобы света больше было, но... лампы нет! Нужно у мамы взять лампу, а могила мамы расположена в другом месте и я должна идти за лампой через огромное пустынное поле, кладбищенский пустырь... По дороге же гуляют какие-то отвратительные подонки, бесы в образе бомжей, которые могут что угодно сотворить со мной в этой кромешной тьме. И я все-таки пошла...

Но вместо кладбища, крестов и всех надгробных сооружений я увидела огромный пустырь, загаженный всяческими нечистотами и даже зловонными ассенизационными ямами. По диагонали огромного поля я увидела ряд параллельных тропинок. Пошла по самой длинной, рискуя сорваться в ямы со зловонными нечистотами. И вот, дойдя до западной стороны поля, я увидела отвесную скалу без единой травки, лысую гору... У ее подножия вижу – течет мертвая река, вернее, стоит река с неживой водой. Кругом избушки, огороды, заборы. И огромное количество свиней... У каждой избушки на цепи, вместо собаки, сидит свинья. Солнца здесь не бывает никогда...

Проснувшись, я поняла, что видела ад.

Открыв Псалтирь, я была поражена: Господь Сам меня вразумил. А «батюшка Наум навел на ум»... В Псалтири я прочла: «Несмысленным скотом уподобивыйся аз, блудный, приложихся им. Обращение ми даруй, Христе, яко да прииму у Тебе велию милость».

И этот сон я увидела по молитвам святой матушки. Я болела и не смогла пойти в храм, хотя очень почитаю святого апостола Андрея Первозванного, память которого Церковь совершает 13 декабря. И меня навестила моя добрая знакомая Т.В. Мы много говорили с ней о блаженной матушке Марии, вспоминали публикации газеты «Благовест» о ней.

Конечно, матушка духовным слухом услышала наши беседы. И Господь послал мне чудный сон, грозный сон, призывающий к покаянию.

В наше непростое время многие россияне обращаются к Богу. И Милосердный Господь за молитвы праведников, за молитвы Марии Ивановны, открывает нам глаза на наше истинное духовное состояние а оно оставляет желать лучшего. Мы все больны грехом. И ад, который я увидела во сне, часто реален уже здесь... на земле...

В это апокалиптическое время Господь даровал нам великих титанов духа: блаженную матушку Марию и праведного Митрополита Иоанна. Они шли по жизни вместе с нами. Они молились за нас, учили нас примером личного жизненного подвига служить Богу и людям. Этот дар великий дар Божий не может быть не востребованным нами.

Да, у многих россиян светильник веры погас, свет веры еле-еле брезжит на фоне безбожия. Но потому-то нам и явлены наши святые сродники – Все Святые в земле Российской просиявшие, в лике которых «аки звезда пресветлая» просияла и блаженная матушка Мария.

Она верою своею и скорбным покаянным трудом достигла того, что по ее дерзновенной молитве многие получают исцеление и чудесное заступление в трудных жизненных обстоятельствах.

Ведь блаженная матушка избрала «благую часть», о которой нам говорит Евангелие: «Иисус же сказал ей в ответ: Марфа! Марфа! Ты заботишься и суетишься о многом, а одно только нужно; Мария же избрала благую часть, которая не отнимется у нее» (Лк. 10, 41-42).

Мария Ивановна приняла в дом души своей Господа своего. И Он увенчал рабу Свою дарами прозорливости, мудрости и любви. Потому-то ее и почитают люди. И, как к живой, обращаются к ней, веруя в силу ее молитв:

«Блаженная мати Марие, моли Бога о нас!»

Валентина Кадырова, г. Бугуруслан.

111




Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2019 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru